Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Ансимов21.03.2005 

Русский порядок — России и миру

Любая деятельность начинается с идеи — представления о цели и конечном результате этой деятельности. Оценивая лежащие на своем пути препятствия, разум выбирает наиболее правильный порядок применения имеющихся средств и понуждает остальные органы действовать в этом порядке — так возникает воля.

Поэтому время идеологий нельзя считать прошедшим — если оно и пройдет, то только вместе с самим человечеством, или, что ближе к истине, с человечеством разумным. Идеология есть всегда, и всегда только одна — потому что нельзя одновременно двигаться к нескольким разным целям. Принцип «идеологического многообразия», утверждаемый современной Российской конституцией, отражает лишь хаос в разуме и целеполагании тех, кто находится у руля российской власти. Да и этот принцип не соблюдается — его невозможно соблюдать тому, кто вынужден самостоятельно действовать. Вопреки всем утверждениям, в России есть государственная, а именно либерально-рыночная идеология — ее канонам строго подчинены речи правительственных чиновников, а ее реальное содержание показывают результаты реформ, начавшихся в 1985-м году. Это идеология банкротства и тотального разрушения. Она ведет нас в никуда, и ради своего самосохранения мы должны заменить ее другой.

Политическая идея рождается из недр народного сознания как ответ на вызовы времени, угрожающие бытию народа. Так русский коммунизм возник как ответ на вызов капитализма, поправшего традиционные устои справедливости и покушавшегося изменить русский национальный характер, привив ему корыстолюбие и господство частных конкурирующих интересов. Либерализм возник и был востребован обществом в ответ на анемичную неподвижность, плоский материализм и чрезмерное закрепощение советского строя. Однако за прошедшие с момента перестройки годы неуправляемое раскрепощение привело к хаосу, распаду жизненных отношений единства на всех уровнях — между поколениями, между органами власти, между территориями прежде единой великой страны.

Что станет основой новой русской идеологии? То главное, чего нам не хватает сегодня — альтернатива всеобщему хаосу и разложению. То, возражать против чего может только вор, сумасшедший или враг России и русского народа. Та цель, к которой стремятся все нравственно здоровые русские люди, независимо от возраста, социального положения и взглядов — порядок. Порядок там, где он утрачен, где его критически не хватает. Прежде всего, в сфере жизни, деятельности и ответственности русского народа, и поэтому — Русский порядок.

Что такое Русский порядок

Русский порядок есть обобщенный опыт всех предшествовавших эпох русской истории. Не будет преувеличением утверждать, что стремление к порядку легло в начало русской истории, засвидетельствованное летописанием Нестора. Также не будет преувеличением утверждать, что порядок есть цель русской истории — то светлое будущее, ради завоевания которого русский народ принес неисчислимые жертвы и прошел через страшные испытания. О чем бы не мечтали, какой идеал бы не представляли русские книжники, мечтатели, революционеры и консерваторы — Святая Русь, Третий Рим, коммунизм или демократическое правовое государство — они всегда думали о таком общественном порядке, который был бы наиболее справедливым и благоприятным для жизни и развития человека, общества и государства. Причем — русского человека, русского общества и русского государства.

Что же такое — русский порядок?

Начнем с определения порядка вообще.

Порядок противоположен хаосу. Поэтому порядок есть совокупность постоянных отношений, в отличие от хаоса, означающего отсутствие каких-либо постоянных отношений. Порядок есть единство, в отличие от хаоса — абсолютной фрагментарности, раздробленности.

Однако куча кирпичей, неподвижно лежащая на заброшенной стройке в течение многих лет, еще не является порядком. Порядок есть целесообразное единство — то есть, такое сочетание постоянных отношений, которое создано для достижения определенной цели. Куча кирпичей становится порядком, если из нее построить дом для людей. Таким образом, очевидно, что своим возникновением порядок обязан разуму.

Чтобы кирпичи образовали дом, недостаточно просто скрепить их цементом постоянных отношений, надо еще и выложить их в соответствии с определенной формой, структурой, в которой каждый кирпич займет свое место. Одни кирпичи станут фундаментом, другие — стенами, третьи — арками дверных и оконных проемов. Можно сказать, у каждого кирпича свое место, свой чин в структуре общего порядка. При этом вышестоящие кирпичи опираются на нижестоящие, и чем выше кирпич, тем на большее число других он опирается — подчиняя их. Однако верхние кирпичи не просто отягощают нижние своим весом. И те, и другие исполняют свою задачу в общем ансамбле здания — нижние служат опорой, верхние — кровом; и то и другое одинаково необходимо для того, чтобы здание было зданием, а не кучей кирпичей. Так возникает иерархия, обязательная для любых форм порядка, но в каждой отличающаяся своим конкретным выражением. Иерархия — единство соподчиненных субъектов, каждый из которых выполняет свою роль в существовании общего целого.

Таким образом, порядок есть единая иерархия взаимных служений.

Существует ряд расхожих заблуждений о том, что представляет собой порядок, которые могут быть использованы для недобросовестной критики этого понятия как основы политической идеологии и на которых поэтому стоит остановиться.

Согласно одному из них, порядок есть противоположность свободы. Однако в действительности порядок не отрицает свободу, он лишь проводит пределы, за которыми она превращается в хаос. Возьмем для примера биологические клетки, отношение которых к организму то же самое, что у кирпичей к зданию. Какая свобода есть у клеток? С большей или меньшей интенсивностью совершать химические, электрические и физические действия, возможность совершения которых предопределена их структурой, и потреблять энергию, поступающую для совершения этих действий от других клеток. Вот пределы «клеточной свободы», и они могут переступить через них только в одном направлении — нарушить установленный органический порядок, прекратить совершение полезных действий полностью или частично. Например, клетки могут продолжать потребление энергии организма, но не расходовать ее на целесообразные для него действия, или могут прекратить всякое взаимодействие с организмом вообще. Однако, как мы знаем, в здоровом организме такие клетки отмирают и извергаются вон, либо превращаются в очаги гниения и заражения, а в ослабевшем теле становятся источником ракового заболевания. Таким образом, за пределами порядка свобода обращается в небытие.

Другое заблуждение состоит в представлении о порядке как о чем-то мертвом и неподвижном. И для кирпичного здания такое представление кажется вполне правомерным. Однако порядок присущ не только зданию. Порядок есть универсальный принцип организации всего живого или созданного живым для жизни. На какие бы формы проявления жизни мы не обратили внимание — на строение одноклеточных организмов, на игру в шахматы или на устройство человеческого общества — всюду мы видим разные выражения одних и тех же законов жизни: единство, структура, иерархия, взаимное служение, цель. И постоянство порядка отнюдь не означает неподвижности слагающих его частей. Наоборот, существование множества видов порядка возможно только благодаря непрерывному движению его частей, но — движению упорядоченному и целенаправленному.

Теперь — почему русский.

Потому что каждый народ понимает порядок немного по-своему, через призму своей культуры и менталитета. Национальные особенности порядка различаются у разных народов и цивилизаций в относительно небольших, но значительных по последствиям акцентах.

Для немцев, например, порядок означает главенство «сверхчеловеческой нордической германской расы» над остальными, которым достаточно, скажем, обладать грамотностью лишь в том объеме, который позволяет прочитать и уяснить содержание последнего приказа рейхсканцелярии. И немцы с завидным упорством — от своего появления на сцене истории в раннем средневековье и до 1945-го года — стремились к этому порядку. Вина в том, что у них не всегда это получалось, лежит исключительно на их косных соседях, упорно не желающих этот порядок принимать. Вы скажете, что последнее сокрушительное поражение навсегда изменило сознание немцев? Но откуда может возникнуть такая уверенность? Ведь от начала «натиска на восток» в 10-м веке до 1945-го прошла целая тысяча лет, а от 1945-го до настоящего времени — всего лишь 60…

Кроме немцев, достаточно оригинальными представлениями о порядке обладает также международное либеральное сообщество. В силу своей космополитичности оно называет свою версию порядка не иначе как «новым мировым», тем самым претендуя одновременно на «новизну» и на «всемирность». Обе этих претензии достаточно жестко подкреплены — все остальные представления о порядке объявлены «устаревшими» и подлежащими обязательной замене на «правильные» вне зависимости от места на земле, где их придерживаются, при помощи военной силы, экономического давления, подкупа и диверсий.

Свое представление о порядке и у агрессивных течений ислама, потоки которых выбрасывают из пекла аравийских песков пену горячих парней, считающих за счастье подорваться вместе с возможно большим числом неверных.

В окружении таких неспокойных соседей России и русскому народу остается либо подчиниться одному из них и встать на его стороне в борьбу с остальными, навсегда потеряв свое лицо, либо осознать и утвердить свое собственное представление о порядке.

Русский порядок — России и миру

Возможно, именно русский порядок станет тем краеугольным камнем, на котором мир, разорванный безумными эгоистическими амбициями, вновь обретет свое равновесие. Ведь не для того существуют страны и народы, чтобы уничтожать друг друга в бесконечной вражде. Как клеточки одного большого тела, они могут служить друг другу, образуя вместе один большой и сильный организм, которому станут подвластны совсем иные масштабы деятельности, нежели те, к которым мы привыкли сегодня. Что требуется для того, чтобы всепланетное тело человеческой цивилизации вновь обрело целостность и целенаправленность? Требуется, чтобы одно из ее слагаемых, обладающее достаточной силой, взяло на себя функцию всепланетного разума и воли, прекратило противоборство остальных и организовало их правильным образом.

Особенность русского порядка, в отличие от германского, «нового мирового» и прочих, заключается в том, что он основан не на господстве одного эксплуататора, а на умении создавать порядок как единство добровольных отношений взаимного служения. Именно благодаря этой способности русские смогли выжить под напором внешних агрессоров и неблагоприятных геоклиматических факторов, и не только выжить, но и покорить огромное пространство, сохранив и обогатив при этом все населяющие его народы. Какое из государств может похвастаться подобными страницами своей истории? Никакое, потому что Россия существует в единственном числе. Только Россия представляет собой беспримерное историческое торжество разума и добра, потому что только Россия есть сердце и разум мира. И все мировые проблемы существуют потому, что Россия не исполняет своей роли в мире, потому что Россия ослабла и сникла из-за накопившихся внутренних проблем, из-за отяготившего ее хаоса и фрагментарности. Исправить это можно лишь оздоровив Россию, восстановив справедливость попранных внутри нее законов порядка — законов единства, иерархии, взаимного служения и цели.

Перспективность идеологии Русского порядка в том, что она достаточно универсальна, чтобы дать одинаково эффективные механизмы упорядочивания для всех проблемных областей политической жизни. Ибо повсюду, в составе любого организованного целого мы видим одни и те же задачи, без правильного решения которых невозможна правильная жизнедеятельность этого целого.

Человек есть иерархичное единство духа, души и тела, или, кому это кажется более рациональным, разумной воли, психики и тела. Очевидно, что верховенство в этом тройном союзе должно принадлежать разумной воле, иначе общее единство потеряет право называться человеком. А воля существует лишь как стремление к определенной цели. Поэтому человек должен иметь перед собой цель — и уж от этого предположения нетрудно выстроить все остальные нормы человеческой жизни.

Семья есть единство мужа, жены и детей, связанных взаимными обязанностями служения. Цель семьи — рождение и воспитание детей. Очевидно, что из этого вытекают обязанности мужа — работать, содержать и защищать семью, обязанности жены — рожать и воспитывать детей, поддерживать домашний порядок и очаг; очевидно потому, что поменять эти назначения местами невозможно. И у детей есть обязанности — сначала слушаться родителей, а потом стать родителями самим.

Общество есть единство людей разных профессий, объединенных отношениями взаимного служения.

Производители и предприниматели создают необходимые для нашего существования предметы — продукты питания, дома, транспорт, одежду и предметы быта. Сфера их деятельности называется экономикой. Воины, разведчики и милиционеры обеспечивают нашу безопасность на разных уровнях. Дворники, продавцы, парикмахеры и официанты обслуживают нас. Учителя дают нам образование, врачи охраняют наше здоровье. Правители поддерживают порядок в нашем государстве, организуя управление работой всех остальных профессий.

В каждой области общественной деятельности существуют свои частные следствия порядка, легко выводимые из его общих законов единства, иерархии, взаимного служения и цели. Вывести эти следствия и сделать их очевидными, чтобы на их основе реорганизовать государство — историческая задача новой, и, возможно, последней русской политической идеологии.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=7293


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru