Русская линия
Гудок Наталья Нарочницкая21.03.2005 

Острова преткновения

Последнее время — особенно в свете предполагаемого визита Президента РФ в Японию — проблема Курильских островов во взаимоотношениях двух государств вновь вышла на передний план.

На днях верхняя палата парламента Японии приняла резолюцию, в которой утверждается, что Москве и Токио необходимо разобраться не только с принадлежностью Южных Курил, но и по другим «северным территориям».

Об истории вопроса и путях его решения рассказывает доктор исторических наук заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам Наталья НАРОЧНИЦКАЯ.

— «Курильская кампания» началась при М.Горбачеве. Именно тогда «территориальная проблема» была извлечена из тридцатилетнего политического небытия. Интересно отметить: в вопросе о Курилах гораздо большим патриотом России, нежели М. Горбачев, был… президент США Ф.Рузвельт. Когда 11 февраля 1945 г. он, Сталин и Черчилль подписали соглашение трех держав по вопросам Дальнего Востока, где говорилось, что требования СССР в отношении Сахалина и Курил «должны быть, безусловно, удовлетворены после победы над Японией», комментарий президента США был однозначен: «Русские, — сказал Рузвельт, — хотят вернуть то, что у них было отторгнуто».

На пике горбачевской «перестройки» отсутствие советско-японского мирного договора было подано как проблема, требующая незамедлительного решения. Это было сделано так внезапно, что никто не заметил абсурда ситуации: страна-победительница принялась вдруг добиваться мира с побежденной страной ценой отказа в пользу последней от части своей территории. Политический театр — стремление скорее подписать мирный договор ценой передачи Японии, как минимум, Малой Курильской гряды — продолжался и при Б.Ельцине.

В сегодняшних подходах к вопросу о Курилах необходимо учитывать, что негативные последствия «курильской кампании» 1989 — 1991 гг. полностью не устранены. К таким последствиям относятся: во-первых, ничем не оправданная в самосознании нации смена стереотипа географических представлений (превращение «перестроечными» СМИ Южных Курильских островов в «северные территории»); во-вторых, опасное заблуждение на тот счет, что суверенитет России над территорией или ее частью может выступать предметом закулисной сделки (это представление все еще дает знать о себе в Чечне).

С точки зрения же международной практики, отсутствие у Японии мирного договора с Россией мешает двум странам не больше, чем отсутствие такого договора у Германии с Россией или у той же Японии с Китаем. Отсутствие договора не помешало в период 1960 — 1988 гг. увеличить товарооборот между двумя нашими странами более чем в 40 раз.

— В чем заключается геополитическая востребованность Курильских островов?

— Курильская гряда — не просто клочки земли, затерянные в океанических просторах. Южная часть гряды — острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — естественный рубеж со стороны Тихого океана на подходах к Охотскому морю и российскому Приморью. Расширяя материковую сферу военной безопасности России, они вместе с тем обеспечивают коммуникации между Приморьем и Камчаткой. Здесь, в южной части Курильской гряды, — единственные незамерзающие проливы (проливы между Северными Курилами замерзают), которые обеспечивают выход в Тихий океан по российским территориальным водам. Такие порты, как Владивосток и Находка, имеют свое нынешнее стратегическое значение в основном благодаря российской принадлежности Курильских островов.
Именно Курилы стали базой, с которой начал свой рейд к Гавайским островам флот адмирала Ямамото, совершивший 7 декабря 1941 года нападение на Перл-Харбор. Стратегическое значение Курильского архипелага с точки зрения равновесия сил в Восточной Азии и на Тихом океане сомнению никогда не подвергалось. Это не только опорный район при развертывании флота, но и территория, богатая ресурсами. Здесь сосредоточены запасы нефти, месторождения серы, магния. Общий запас биоресурсов Курильских островов с прилегающими территориальными водами оценивается в 2,5 триллиона долларов, а ежегодный возобновляемый запас — в 4,2 миллиарда долларов.

— «Возвращение» Курильских островов не послужит ли сигналом к переделу послевоенного устройства мира?

— Декларация 1956 года предполагала сначала заключение мирного договора и только потом «передачу» двух островов. Передача — это акт доброй воли, готовность распорядиться собственной территорией, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства». Япония же настаивала и настаивает на том, чтобы «возвращение» предшествовало мирному договору, ибо понятие «возвращение» есть признание незаконности принадлежности островов Советскому Союзу и России как его правопреемнице. Это — прямая ревизия как принципа незыблемости итогов Второй мировой войны, так и существа этих итогов.

— Территориальные споры тянут за собой длинный исторический шлейф. Правильно ли сегодня опираться на прежние договоры?

— Все договоры прошлого, на которые ссылаются японские политики, утратили силу даже не в 1945 году, а еще в 1904-м — с началом Русско-японской войны. Ибо международное право гласит: состояние войны между государствами прекращает действие всех и всяческих договоров между ними. Уже по одному этому весь «исторический» пласт аргументации японской стороны не имеет отношения к правам сегодняшнего японского государства. Особое место занимают ссылки на договоры XIX века — Симодский торговый договор 1855 года, по которому граница была проведена между островами Уруп и Итуруп, а Сахалин остался неразграниченным, а также на Санкт-Петербургский договор 1875 года, по которому за признание Японией всего Сахалина российским все Курильские острова были переданы Японии.

Следует отметить, что крупнейшие японские историки прошлого указывали, что вплоть до середины XIX века Япония не относила к своим владениям не только Сахалин, который долгое время считался там полуостровом, тогда как был уже полностью исследован русскими, ни Курилы, ни даже остров Хоккайдо, который не был заселен еще во второй половине XIX века.

Говоря о событиях второй половины XIX века, нельзя не отметить роль США, быстро осуществлявших в то время торгово-экономическое и политическое проникновение в Азию и на Тихий океан. Главным препятствием на пути своей экспансии США рассматривали Россию, а главным инструментом против нее — Японию. Американские миссии и военные, посещавшие Японию, не жалели усилий, чтобы убедить ее не соглашаться на признание Южного Сахалина российским, и убеждали японскую сторону в мнимых завоевательных планах России в отношении острова Эдзо (Хоккайдо). Вашингтон стремился к роли посредника во всех русско-японских переговорах о разграничении спорных территорий, а сами вопросы предлагал перенести на «арбитраж международных дипломатических совещаний».

Обращаясь к истории, следует учитывать: доказательства того или иного статуса островов и Сахалина не имеют значения для сегодняшних прав обоих государств.

— На какую юридическую базу следует опираться сегодня в решении вопроса об островах?

— Единственно действующими и юридически обязывающими международно-правовыми документами являются решения держав в Ялте, Потсдаме и Сан-Францисский мирный договор с Японией, подписанный в 1951 году. В соответствии с Ялтинскими решениями все Курилы и остров Сахалин возвращались «навечно» СССР, что было условием его вступления в войну с Японией. Это же подтвердила Потсдамская декларация США, Великобритании и Китая, к которой позднее присоединился СССР: «после полной и безоговорочной капитуляции суверенитет Японии будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». Последние слова иллюстрируют международно-правовые следствия принципа полной и безоговорочной капитуляции, то есть утрату Японией международной правосубъектности и права обсуждать условия послевоенного урегулирования. На основании этих документов военная администрация США в Японии направила директиву N677 от 29 января 1946 года с указанием, что из-под японской юрисдикции исключаются все Курильские острова, включая Шикотан и Хабомаи.

СССР не подписал Сан-Францисский мирный договор. В результате договор не содержит указания на то, что рассматриваемые территории передаются СССР. Но это не меняет того непреложного факта, что в статье 2 данного договора Япония «отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5-го сентября 1905 г.».

Евгения Пядышева

От редакции

Судя по всему, процесс решения российско-японской территориальной проблемы не обещает быть легким. У России и Японии свой взгляд на то, как должна быть решена эта проблема. Японская сторона продолжает настаивать на том, чтобы все четыре острова Курильской гряды стали ее собственностью. Россия, отталкиваясь от декларации 1956 года, подписанной и ратифицированной обеими странами, выражает готовность вести переговоры о двух островах и подписании мирного договора. Идут постоянные межгосударственные консультации, обмен визитами на уровне министров иностранных дел. В последние дни мая ожидается поездка министра Лаврова в Токио для завершения подготовительного этапа предстоящего визита Владимира Путина в Японию. Однако внутри японского общества нет единства в решении этой проблемы. Так, вчера оппозиционная партия обвинила японское правительство в том, что оно завело страну в изоляцию, в результате чего не видно конца решения территориального вопроса.

19.03.2005

http://www.gudok.ru/index.php/23 815


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru