Русская линия
Русское Воскресение Владимир Крупин18.03.2005 

Бог благословляет праведную войну

Статья написана на основе выступления на IX Всемирном Русском народном Соборе

«Дети! последнее время! «- восклицал апостол Иоанн. «Братья и сестры, — воскликнем мы, — последняя война!»

Последняя война последних времен была начата архистратигом Михаилом и его небесным воинством. Они очистили царство небесное от духов тьмы. Падший денница может быть назван первым демократом, ибо решил стать наравне с Богом, захватить власть. Плоть посягнула на дух, горшок возомнил себя горшечником.

Битва света и тьмы, Христа и Велиара — это главное содержание миро вой истории. Остальные войны: большие, малые, столетние, семилетние, революции, восстания, конфликты, — все это слабые отблески главной войны Бога с диаволом.

Падший денница легко завоевал земные пространства и людей, их населявших. Мир во зле лежит — зло еще из первого, допотопного мира. Удобопоползновенная ко греху человеческая натура стала считать жизнью ублажение плоти. Но никто же не заставлял подражать поискам, в этом и есть свободная воля: за кем ты идешь, за Богом или за сатаной? Омывши водами потопа первый мир, превратив в пепел Гоморру и Содом, Господь послал в мир Своего Единородного Сына, чтобы Он образумил новое безумство после потопных людей. Но даже и это, главное событие, сменившее Ветхозаветные времена на Новозаветные, кровь мучеников, не отвратили от непристойного образа жизни именно тех, кто был создан по образу и подобию Божиему.

Долготерпелив и многомилостив Господь. Долго тешит, да больно бьет Наводнения, гигантские волны, землетрясения, пожары, катастрофы — во всем этом явные знаки гнева Божия. Но тут же гордыня людская торопится объяснить их природными явлениями. Так от Кого все эти явления и от Кого вся эта природа?

Мир во зле лежит. И все же есть в мире малое стадо Христово. Оно невелико по отношению к остальному миру, но спасется только оно. Это ясно как день. Отсюда и злоба на него, отсюда и сатанинские нападки. Теперь очевидно, что главный объект нападений врагов нашего спасения именно на Россию. Именно она, добровольно, взяла на себя крест Христов, именно она была осиянна светом Фавора, именно она назвалась святой Русью и Домом Пресвятой Богородицы.

Великая злоба на Россию затевала войны против нее, Россия всегда жила в состоянии обороны, и никто не мог ее победить. Более того, Россия несла свет Христов в другие пределы, жалея по-христиански гибнущих и заблудших. Не сумев покорить Россию огнем и мечем, враги наши устроили революцию и залили кровью Святую Русь. Новомученики начала двадцатого века, их страдания должны были по замыслу большевиков навсегда устранить веру в Бога на земле. Но эти страдания, светлый подвиг мученичества, напротив, укрепил верных на единственном правильном пути спасения души — жизни во Христе и за Христа. Коммунисты сменив большевиков, напустили дурман идеологии, выдумали мертворожденного космополитического советского человека, и опять же злобствовали на Православную церковь. Спасенная в Великую Отечественную, через полтора десятилетия церковь вновь стали гнать прямым закрытием храмов, превращаемых в мерзость запустения.

Но и с этим ничего не получилось. Тысячелетие Крещения Руси резко возродило многие храмы, увеличило число верующих. Тогда на борьбу с Православием явились демократы. Они смело вошли в церковь, смело взяли в руки свечи, стиснув зубы, перекрестились. Конечно, они так долго не выстояли, но продолжали играть благожелателей. А меж­ду тем распахнули в Россию двери для любой конфессии, религии, лжерелигии, для всяких сект, для всяких оккультностей, всякой бесовщины гороскопов, нерусских календарей. Свою же церковь облагали непосильными поборами, заставляли церковь возрождать разрушенные государством храмы. До сих пор у церкви нет своей собственности.

А демократы явились вот как. Когда прогрессивная, мировая общественность сообразила, что оружием и физическим истреблением Россию победить невозможно, она взялось за подкопы, за подкупы, за организацию вымирания русских, так сказать, мирным путем. Налоги, высокая плата за жилье, ничтожные пенсии, платное образование, дорогой проезд, все стало дорогим, даже письма и телефон, связывающие людей. Все, кроме жизни, она обесценилась. Более того, содержание жизни при де мократах наполнилось мерзостью пропаганды пошлости, разврата и насилия. В ранг особости возведены бандиты. Мафиози стали гордится тем, что ставят во власть своих людей. Выборные компании финансировали криминальные авторитеты. Конституция этого не запрещала. Взятка стала повсеместной.

Но главное, что демократы тут же взялись выращивать себе подобных, набросившись на молодежь. Заокеанские методы обучения детей разврату спешно вводились в школах. Отроки и отроковицы превращались в тинейджеров, а тинейджеры быстро дорастали до скинхедов, а те уходили в фанаты, спортивные или эстрадные, Это, превращенное в стадо, молодое поколение очень легко было, при необходимости, заставить митинговать то с розами Кавказа, то с оранжевыми бантами нэньки Украины.

Но откуда же, после большевиков и коммунистов, взялась на нашу голову демократия? Ведь о ней, как об очень опасной, безчеловечной системе предупреждали лучшие умы. Но кто внял словам Данилевского, Тихомирова, Хлебникова, того же Шпенглера? Вот уж воистину, вспомнишь апостольские слова: «Будьте не слушателями только, но я делателями». Да что там новые времена. А древний мир? Аристотель, Платон — были монархистами. И всякие эти эгалите, либерте, фратерните — были уже. Были и прямиком вели к гильотине. Но какие пьянящие слова: свобода, равенство, братство. Электорату внушалось: демократия возникла вместе с государством, Это наглое вранье. С государством возникла верховная власть, без нее анархия. Это уже внутри государства пассионарные люди, плутократы, дали задание школам демагогов изобрести такую систему, чтобы народ думал, что он управляет страной. Доселе нас дурачат: если плоха демократия, будьте республикой, но в переводе с греческого языка, и с латыни — это одно и тоже: объяснение для дураков, что это они, а не пройдохи управляют страной.

Отчего Александр Македонский взял голыми руками ранее неприступные Афины? От того, что Афины были, как раковой опухолью, разъедены изнутри демократией, и этим криком: «Хлеба и зрелищ!» И где был тогда великий эллинский характер, где доблестные воины при Фермопилах?

Кто в Европе долее других сопротивлялся республиканцам и демократам? Германия и Россия своей монархией. Таланты и титаны литературы философии и богословия немцы Гете, Шиллер, Гердер, русские Ломоносов, Державин, Пушкин — вот имена, подкреплявшие силу монархического чуда владения г осударс твом.

Будем надеяться, что будущий русский писатель, обозревая наши времена, напишет такие слова: «В конце двадцатого и начале двадцать первого веков враги России, убедившись за предыдущее тысячелетие, что оружием покорить Россию невозможно, попытались сломить ее путем введения демократической формы правления, Конституции и института президентства. Пример был перед глазами: американская демократия, как священная корова, паслась, где хотела, и гадила, где приспичит. Теорети чески развивая большевистское и коммунистическое наследие, демократы стали унижать и грабить Россию открыто, написав перед этим законы, которые это поощряли. Но все попытки покорения России, как всегда, провалились в преисподнею». Это цитата из трудов будущего русского писателя.

Отец демократии — диавол, и он же отец лжи. Ложь в Священном писании часто называется грязью. Вспомним пророка И саию, которого называют ветхозаветным евангелистом: «Не подмазывайте стену грязью, она рухнет». Карточный дом демократии в России обречен, но пока держится. Почему? Потому что, при всей расхлябанности нравов и общем критиканстве существует одно-единственное великое табу, строжайший запрет — ничего плохого о демократии сказать нельзя. Демократия — верховное божество, сидит рядышком с архитектором вселенной, с высшим магистром, все остальные должна шестерить перед этим престолом.

Ложь демократии была во всем. Вот чем, например, выражается власть на пода? Говорят: всеобщим референдумом. Давайте проведем его, спросим вас, ли вы сохранить СССР? «Хотим, говорит, народ». В сильном государстве как-то все-таки спокойнее. Нас боятся, мы диктуем погоду в мире. Иначе в мире и нельзя. Иначе придет власть империи зла — Соединенных Штатов. Демократы, отвечают на желание народа тем, что тут же разрушают

СССР и внушают непонятливым: ведь империя зла не США, а именно СССР. И так далее. Декларируются принципы равенства граждан, смешно даже. Равен ли калека-инвалид войны олигарху. Их равенство перед законом? Е ще смешней. На что и законы, коль судьи знакомы. Не знакомы, познакомимся, купим. Выборность правящих органов? А на что тогда прыткие журналисты? Прикажем им облить грязью порядочных и восхвалить под­лецов. А если не выборы, а назначение? Еще легче. Тут уже не многих надо покупать, а нескольких, тех от кого зависит преставление на должность.

Конституция же существует на то, чтобы оскорбить недоверием высшую власть. Статья ее — пища для юристов, для их прокорма. Наследники древней софистики и средневековой казуистики, эти ловкачи докажут, что угодно.

Демократия — это, когда тебе не хамят, когда тебя очень вежливо под руки ведут к могиле.

Вы любите Россию? — спрашивают нас и деликатно говорят: любите, но не смейте говорить о русской нации, есть же у нас и татары, и у дмурты, и марийцы, и чуваши, и буряты. Вы говорите о русском языке, как о государственном? Но у нас же многоязычное государство, некоторые даже и на латынь хотят перейти. Говорите о Православии, как о государственной политике? Но у нас же многоконфессиальность. Говорите о морали, нравственности, о запрещении абортов? Но разве можно ограничивать свободу личности. Говорите о брачных, узах? Но есть же сексуальнее меньшинства. Ах, как по-прежнему мы отстаем от передовых стран. В Англии уже венчают гомосексуалистов, а в Новой Зеландии слонов. Вы хотите ввести преподавание Православной культуры, но это уже вообще великодержавный шовинизм, а в остальном живите, как хотите. Да вспоминайте слова одного из героев Федора Михайловича: «Широк русский человек, надо его сузить». Так что сужайтесь.

Наш враг вооружен до зубов. Его оружие — хамская уверенность в своей безнаказанности. Иначе как объяснить круглосуточную пропаганду насилия, пошлости, разврата? Оружие его — вызывание площадного смеха над скабрезными шутками жваноидов. Оружие — циничная, липучая, реклама. А главное оружие — внушение страха не только перед завтрашним днем, но и страха постоянного. За себя, за детей и внуков.

И это непрерывное, навязшее в зубах, демократическое вранье, что мы отсталые, ничего не умеющие, что в России беда: дураки и дороги, что в России воруют. Во-первых, выражение: «в России воруют» давно пора заменить на выражение: «у России воруют»; во-вторых, почему это мы отсталые? Мы всех впереди в мире. Вообще, как измеряется первенство, по какому принципу? Япония обогнала нас по компьютерам, но мы навсегда обогнали всех по преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому. Тот в мире впереди, кто по иерархии ближе всех к Богу. И найдите страну, которая была бы ближе к нему, чем Россия. Когда нас тянут в мировое сообщество, пищат об интеграции в цивилизации, явственно ощущается, что нас тянут в болото.

Демократия четко высветила себя, свою суть в России, вернее, она вычернила себя на светлом русском фоне. Есть краткая, на все времена формула демократии для ее понимания, сказанная святым праведным Иоанном Кронштадским: «Демократия — в аду».

Православие желает спасения всем, но спасает желающих. С корабля спасения летят спасательные круги, бросаемые в океан мутной жизни. Но за круг еще надо ухватиться. И желающие хватаются и спасаются. Демократия не желает, и посему погибнет.

Мы — рабы Божии, мы — воины Христовы, мы добровольцы, а не контрактники, на последней войне. Не за систему, не за идеологию, погибали бойцы Отечественной за родину. Молясь за них, будем мо литься и за сбоях отцов — командиров, за священнослужителей. Броня молитвы и щит благочестия спасет нас от стрел лукаваго. Будем помнить напутственные слова митрополита Филарета Московского:

«Бог благословляет праведную войну… Высоко звание воинское! Счастливы вы, православные наши, христолюбивые воины, если смотрите на свою службу как на дело Божие».

Да, мы счастливы. Мы в России, у нас нет запасной родины. Кто бы ни приходил в нее: большевики ли, демократы ли, понятие Отечест ва остается незыблемым, крепким как скала, на которой стоит вера Православная. Всякие системы живут во времени, Россия — в вечности!

Если наши власти поймут, наконец, что демократия для Росси — это путь к гибели Российской государственности, то они займутся благородным делом — готовить общественное мнение к сияюшему впереди единстве нно приемлемому для России строю — монархическому.

Да не устрашимся! «Сии на колесницах, сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем». /Пс. 19−9/. И еще: «Аще я пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты, Господи, со мною еси» /Пс. 22−4/.

17.03.2005

http://www.voskres.ru/articles/krupin.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru