Русская линия
Страна.Ru Яков Плинер17.03.2005 

«Среди бывших легионеров СС много несчастных людей»
Латышский политик уверен, что рано или поздно в его республике утвердятся демократические нормы

Неофашисты в Риге провели в среду санкционированный митинг в память о латышском легионе «Ваффен СС». Представители правозащитных партий и русскоязычного населения устроили контракцию под лозунгом «Фашизм не пройдет». Участников этого пикета, одетых в арестантские робы, со звездами Давида на груди, увозили на полицейских машинах. Среди них были и депутаты партии «За права человека в Единой Латвии». Председатель фракции «ЗаПЧЕЛ» в рижской думе, сопредседатель партии и кандидат педагогических наук Яков Плинер рассказал в интервью Стране.Ru о том, кто и как теперь будет защищать права русских в Латвии.

— Вчера в Риге прошла акция в память о легионерах «Ваффен СС», которую попытались пикетировать антифашисты. Ваша партия принимала в нем участие?

— Да, я лично был там, трое наших новоизбранных депутата арестованы — они, с звездами Давида на груди, пытались пикетировать шествие неофашистов. Всего арестовано 25 человек, которым может быть инкриминировано сопротивление полиции, ведь антифашистам не разрешили провести акцию.

— Как рижане относятся к чествованию эсэсовцев?

— К сожалению, очень по-разному. Участвует в этом латышское население, но далеко не все латыши поддерживают такое восхваление сторонников Гитлера. Даже многие легионеры никогда не принимают участия в таких шествиях, считая «Ваффен СС» трагической ошибкой: их призвали, и они вынуждены были служить своей армии. Легионеры «Ваффен СС» присягали Гитлеру, а Гитлер никогда Латвии ни независимости, ни сохранение государственного языка не обещал. Там есть много несчастных людей, которые были призваны в латышскую армию. Но одно дело — когда собираются старики-легионеры, поминают чаркой своих погибших друзей и вспоминают молодость. В цивилизованном демократическом государстве не должно быть шествий фашистов и неофашистов.

— Левым партиям, в том числе тем, которые выступали с программами по защите прав человека, не удалось набрать большинство на муниципальных выборах в Риге, население которой на 60% состоит из русскоязычных граждан. Однако ваша партия выступила успешно, получив в полтора раза больше голосов, чем на прошлых выборах. Как вы объясняете провал других левых партий?

— К сожалению, прошедшие выборы в местное самоуправление еще раз доказали, что Латвия — двухобщинное государство. Русские, в основном, голосуют за русских, латыши — за латышей. Основы двухобщинности заложили национал-радикалы, когда поделили всех жителей Латвии на граждан и неграждан. Увы, русский человек — пацифист. Кто-то лучше водочку попьет, кто-то решает, что от его голоса ничего не зависит. К тому же из 800 тысяч жителей Риги голосовать имеют права только 250 тысяч. К слову, разобщенными русские были и в довоенной латвийской республике. Будучи в шесть раз более многочисленными, чем, к примеру, евреи, они, так же как и евреи, имели в сейме лишь трех депутатов, а немцы, которых было приблизительно столько же, сколько и русских, имели в сейме от 16 до 22 депутатов. Итак, на сегодняшний день условно левые (в рижской думе — Cтрана.Ru) — 29 депутатов, правые (в большей или меньшей степени это национал-радикальные партии) — 31 депутата.

— Как при таком раскладе вы собираетесь проводить свою программу, в первую очередь, по защите национальных меньшинств. Ведь, например, русские школы находятся в ведение рижской думы?

— Да, школы у нас муниципальные, очень редко — государственные. Мы пойдем тремя путями. Первый путь — парламентский, мы продолжаем вносить поправки, но увы, в парламенте мы тоже в меньшинстве. Второй путь — юридический. Мы подали на безмозглую, изначально политизированную реформу образования иск в конституционный суд, и 5 апреля он должен рассматривать этот вопрос.

— Насколько я помню, суд уже отклонял подобные иски.

— Наша фракция из 20 депутатов впервые обратилась с таким заявлением. Если нам откажут, мы будем рассматривать возможность обратиться в Страсбургский суд по правам человека. И третий путь — это ненасильственный путь в рамках закона, который мы тоже уже больше полутора лет продолжаем. 1 апреля 2003 года я призвал к ненасильственному сопротивлению. Муниципалитет не может отменить закон, он может его смягчить, помешать его исполнению. В рижской думе у нас 9 депутатов, в полтора раза больше, чем в прошлой думе. Но увы, мы остаемся в оппозиции.

— Но ведь в прошлой думе левые были в большинстве?

— Там было 14 соцдемов и 13 «старых» запчеловцев (от нынешней партии там было шесть человек). К сожалению, раскол «ЗаПЧЕЛ» приносит много бед. Это или трагическая ошибка, или преступление.

— И все-таки защитников прав нацменьшинств было больше.

— Не совсем так. Социал-демократы — это национал-демократы. Их было 14. Хотя они себя считают левыми, в прошлом сейме по таким вопросам, как гражданство, образование, закон о языке они голосовали также, как национал-радикалы. Поэтому я наших социал-демократов называю национал-социал-демократами. В то же время с нашим участием они стали строить муниципальное жилье — 1600 квартир было построено, с их поддержкой было разрешено школьникам младших классов бесплатно ездить в общественном транспорте. Новорожденным выделяется пособие 100 лат (около 200 долларов) от рижской думы, осветили город почти на уровне советских времен, а при правых было — на одну треть. Так что что-то полезное сделать левой коалиции все же удалось. Но не в отношении прав русскоязычных. Нас было только 13 человек.

— Почему левые партии не создали коалицию на нынешних выборах?

— В седьмой и восьмой Сейм (1998 и 2002 годы) мы шли коалицией «За права человека в единой Латвии». В 2002 году так было на выборах в рижскую думу. Тогда мы получили 13 депутатов. Но полтора года назад коалиция раскололась. Конечно, тот факт, что в Риге около 250 тысяч человек лишены права голоса не позволяет говорить о демократичности выборов.

— Изменится ли эта ситуация?

— Со временем изменится обязательно. Я надеюсь, что в подписанная в 1995 году рамочная конвенция Совета Европы по правам нацменьшинств, не ратифицированная Латвией, все-таки будет принята. Тем более, что в мае 2005 года исполняется 10 лет этой Конвенции, а Латвия по-прежнему среди шести стран, не подписавших этот документ. А его приняли 36 стран Европы.

— Вы говорите, что русскоязычное население расколото. Это связано с традиционным фактором или же связано с депрессивным настроением русских в связи с их нынешним положением в Латвии?

— Очень можно быть, кто-то разуверился, кто-то думает, что оппозиция не имеет шансов провести свою политику. Русские вообще медленно запрягают, но быстро ездят. Значит, еще не дошли до критической точки.

Ксения Фокина

http://www.strana.ru/stories/04/05/20/3501/242 987.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru