Русская линия
Русский курьер Алексей Смирнов16.03.2005 

Последний миф о 'гуманной' войне

В год 60-летней годовщины окончания Второй мировой войны Финляндия окончательно расстается с мифами о своем участии в сражениях 1941−44 годов на стороне фашисткой Германии. Легенды рушатся одна за другой. Причем теперь наступило время проверки на прочность последнего и самого устойчивого предания: о том, что финскому государству не приходилось укреплять мораль бойцов с помощью масштабных репрессий.

Известно, что финская армия дважды сталкивалась с проблемой воинского неповиновения. В начале войны, летом 1941 года, солдаты неохотно переходили линию старой финской границы, не желая, чтобы борьба за возвращение утерянных территорий превращалась в захват чужой земли. Несколько десятков «отказников» по приговорам военно-полевых судов были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Вторая группа бунтовщиков появилась в конце июня 1944 года, когда советские войска начали мощное наступление на Карельском перешейке. Орудия на участках прорыва стояли на расстоянии нескольких метров друг от друга. Мощь огневого шквала, продолжавшегося несколько суток, была невиданной за все годы войны. Финны были так подавлены обрушившимся на них ударом, что оглушенные, полубезумные солдаты стали покидать укрепления и уходить в тыл.

По официальной версии, порядок был наведен быстро, солдаты справились с первым шоком и вернулись в строй. «Финский воин вновь сражается», — записал в своих дневниках спустя неделю после начала советского наступления маршал Маннергейм. После падения Выборга финны закрепились в десяти километрах за городом, на рубежах, проходивших по водной системе Вуоксы, где развернулась крупнейшая за всю войну битва. Оставь финская армия эти позиции, открылась бы прямая дорога на Хельсинки. Финны выдержали, и 12 июля 1944 года советские войска перешли к обороне. «Судьба войны решается не в Хельсинки, а в Берлине», — заметил Сталин, отдавший приказ о переброске войск с Карельского перешейка в Прибалтику. Вскоре Москва заключила с Хельсинки перемирие. Финляндия вышла из войны, сохранив свою государственность.

Официальная историография утверждает, что укрепить дисциплину в частях после начала советского наступления удалось «малой кровью». По приговорам военно-полевых судов было расстреляно 46 человек, а 11 дезертиров были убиты на месте, без суда и следствия. Всего в тыл бежало в первые дни всеобщей паники около 10 тысяч солдат, но подавляющее большинство из них якобы удалось вернуть в окопы без каких-либо репрессий со стороны властей.

Однако, как утверждают некоторые финские исследователи, расстрелянных могли быть сотни. Слухи о тайных военно-полевых судах, расправлявшихся с дезертирами в прифронтовых городах Иматра, Энсо, Лаппеенранта и других, до сих пор живут среди местных жителей. Одним из тех, кто отважился подвергнуть сомнению легенду о финском солдате, сражавшемся не за страх, а за совесть, стал журналист Юха Портанкорва, сделавший документальный фильм об этой неизвестной странице войны. Сторонники версии о массовых секретных казнях дезертиров в 1944 году уверяют, что государство тогда лишь вспомнило о практике времен гражданской войны 1918 года. В то время у финских «белых» также действовали тайные суды, расправлявшиеся с красногвардейцами и их сторонниками. Секретность была нужна, как в 1918, так и в 1944 годах по одной и той же причине: власти маленькой страны были убеждены, что афиширование казней приведет к дальнейшему расколу нации. Близкие и родственники убитых будут мстить, внешний враг (в обоих случаях им была большевистская Россия) будет забыт во имя выяснения отношений среди соотечественников.

Как свидетельствуют ветераны, наиболее активно «расстрельная команда» работала в Лаппеенранте, именно через этот город проходила основная волна беглецов с фронта. Старики даже указывают два места массовых захоронений — в пригороде Хухтиниеми, где сейчас расположены кемпинги, и на территории старой крепости. В 1971 году во время строительных работ в районе Хухтиниеми были найдены останки дюжины солдат. Ни в армейских, ни в полицейских архивах никаких сведений о смерти этих людей не было обнаружено. В конце 80-х в региональной печати появилось несколько статей о возможных массовых расстрелах в 1944 году в Лаппеенранте, но Финляндия по-прежнему об этом не знала. Центральные газеты отказывались публиковать какую-либо информацию, разрушаюшую национальный миф.

Юха Портанкорва, завершив свой документальный фильм, решил дойти в изучении болезненной для финского национального сознания темы до конца. Он подал официальный запрос в мэрию Лаппеенранты на проведение этим летом раскопок в черте города. Его усилия поддерживает влиятельная общественная организация любителей военной истории «Гильдия традиций имени Лаури Торни», названная так в честь финского героя Второй мировой войны. Мэрия заявляет, что в принципе не против инициативы историков-любителей, но на пути реализации проекта могут воникнуть чисто технические препятствия. В Лаппеенранте летом пройдет чемпионат Финляндии по спортивному ориентированию, приедет много туристов, и возможная эксгумация останков «предателей» может испортить праздник. Однако, несмотря на все возражения властей, энтузиасты уверены в конечном успехе. Ведь если им запретят раскопки, это будет лишним подтверждением, что власти страны по-прежнему скрывают трагическую правду о том, какими методами удалось остановить советское наступление летом 1944 года.

http://www.ruskur.ru/text.php?identity=17 667


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru