Русская линия
Русская линияИгумен Даниил (Гридченко)25.08.2009 

Небо или земля?

Христианство — религия парадоксальная. В том числе и во внешних своих проявлениях, когда за очевидным фасадом явлений обнаруживаются вдруг смыслы самые неожиданные. Однако, когда на место христианства поставляется его имитация, парадоксальность легко вырождается в примитивную несообразность.

Это становится очевидным, если Церковь в земной своей части становится заложницей модных течений. Когда сдвинуты приоритеты её деятельности и социальная или, тем более, политическая составляющая её жизни становится превалирующей. Истинная Церковь там, где Христос, чьё Царство не от мира сего (Ин. 18: 36). Попытки вписать её в контекст текущей политической ситуации — искушение, напрочь искажающее церковную природу. Такие усилия предпринимались раньше, предпринимаются и теперь. Но, кажется, ни к чему, кроме потери достоинства и авторитета, попытки соглашательства с «лежащим во зле миром» не приводят. Церковь в мире, уже в силу самой природы мира, если не гонима, то тайно или явно презираема. По слову сербского святителя Николая (Велимировича): «Отделить Церковь от государства — это не всё равно, что, как многие полагают, отделить душу от тела; напротив, это значит — разделить два абсолютно противоположных духа, несродных и враждебных друг другу, как Крест и Содом».

В этой связи примечательным представляется высказывание вроде бы верующего российского премьер-министра о том, что он не понимает смысла подвига святых благоверных князей Бориса и Глеба. Нетрудно догадаться из-за чего: он оценивает его с государственных, а не христианских позиций… Впрочем, святитель исходит из конкретно-исторического негативного опыта коммунизма и демократии и не выступает против Православия как государственной религии. Но даже во времена существования православных монархий явление симфонии светской и духовной властей оказывалось недолговечным, зыбким и во многом иллюзорным. Власть духовная, к тому же, — не вся Церковь, а власть мирская — не весь мир. С миром можно и нужно не соглашаться, — в этом, в том числе, — церковная миссия, которая, безусловно, необходима, и о которой сейчас много говорят.

Но миссия Церкви — не социальная мимикрия. Она, прежде всего, — слово о Боге, причём, как и само Евангелие — слово для всех, без какой бы то ни было выборочности, без выделения внутри Церкви отдельного обособленного социума — мира интеллигенции, детей, молодёжи, кого и чего угодно…

Когда говорят о молодёжи, а говорят о ней много, — естественно, имеют в виду будущее, — страны, народа, общества… Всё это важно, но ещё важнее помнить, что земным будущее не ограничивается. Сосредоточиться исключительно на нём значит исказить саму церковную природу, — если мы только в этой жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков (1 Кор. 15: 19). Дело Бога в мире, прежде всего — спасение людей в вечности. Причём спасение вне зависимости от социального положения, пола и возраста. Церковь живёт общей человеческой направленностью. Поэтому «заигрывание» с молодёжью, декламируемая ныне идея миссии преимущественно среди молодёжи представляется, по меньшей мере, странной. В стране множество людей пожилого возраста, воспитанных в самых жестких атеистических рамках, стоящих, к тому же, на самом серьёзном пороге, за которым болезни и смерть… Может быть, не очень образованных рабочих, крестьян, жизнь которых нередко — борьба за выживание… Разве они требуют меньшего внимания? Хорошо, конечно, если есть понимание, что это вопрос риторический…

Кажется, о. Александр Шмеман, — человек, ориентирующийся в миссионерстве не понаслышке, говорил, что молодёжь для проповеди — самая неблагодарная среда, — это люди с огромной несамостоятельностью во взглядах, меняющие свою точку зрения каждые 15 минут. И вряд ли есть смысл всякий раз подлаживаться под их мнение, подстраиваться под их порой маргинальную субкультуру. Такая позиция может понравиться, но, кажется, да и только… Наверное, не случайно после встречи Патриарха с молодёжью в Ледовом дворце Санкт-Петербурга в отзывах в блогах больше всего его благодарили за то, что он не «грузил» религией… Понятно, что «твёрдая пища» — для взрослых, и прежде, чем становиться верующим, нужно стать для начала хотя бы просто порядочным человеком, но всё-таки желательно, чтобы эти процессы шли параллельно. Бог в любом случае участвует в жизни людей, но тем более тогда, когда Его об этом просят…

Есть в современном миссионерстве ещё одна настораживающая тональность, идея некоей вседозволенности: живите, как хотите, оставайтесь кем угодно… Своего рода «православный протестантизм"… Даже, несмотря на напоминание, что праведник едва спасается (1 Пет. 4: 18), спасение подразумевается как нечто само собой разумеющееся. И это не удивительно. Современному человеку, особенно интеллигенту, вообще не нравится, когда его пугают. Уже по уши в нечистотах он будет разглагольствовать о непреходящих ценностях, толерантности и свободе совести… Его «свободная» совесть не допускает даже гипотетической возможности наказания, в том числе за самые отвратительные грехи. Впрочем, на эту тему предпочитают и вовсе не «заморачиваться», она где-то за «рамками повестки дня», главное — самоидентификация… Стоит какой-нибудь знаменитости проговориться о своей вере, как тут же появляется надежда, что в скором времени она «засветится» на глянцевой обложке того же, кстати, очень неплохого, журнала «Фома"…

В конце концов, православие можно и имитировать. И такое случается, особенно, если, как сейчас принято выражаться, — у людей проблемы… Оказывается, что для их разрешения хороши все средства, в том числе и в местах уже одним своим статусом долженствующих свидетельствовать о подлинности православия. Например, в московском Покровском монастыре у мощей блаженной Матроны, в многолюдной очереди. Почитание святых — дело, само по себе, почти исключительно православных христиан. Но оказывается, что не только: значительная часть собравшейся публики со своим доморощенным язычеством расставаться и не собирается, нисколько не смущаясь, совмещает посещения святыни с походами к экстрасенсам. Даже если проблемы чисто греховного свойства — пьянство или наркомания, избавиться от них пытаются не потому, что пьяницы Царства Божьего не наследуют (1 Кор. 6: 10), а исключительно из соображений, так сказать, посюсторонней выгоды. Когда перепутаны духовные ориентиры, тогда слова о спасении в вечности превращаются в пустое морализаторство. В таком случае духовным авторитетом простодушных граждан становится, нередко, оракул, уверенно «разруливающий» замысловатые житейские коллизии, но нимало не волнующийся за последствия своего «руководства» и не несущий за них ни малейшей ответственности. Иногда, видимо по привычке, подобного рода актёрство называют старчеством, хотя к подлинному старчеству оно не имеет даже косвенного отношения. Публике, любящей смотреть душещипательные телевизионные сериалы, оно нравится. Но, как говорил один действительно святой старец: «горе священникам, которых любят безбожники"…

В общем и целом, должно признаться, что жизнь значительной части наших соотечественников, по разным причинам именующих себя православными, тео-, христоцентричной становится с трудом или же не становится вовсе. Всё это — как правило, в котором есть, конечно, счастливые и даже значительные исключения. Но кардинальным образом, возможно, положение изменится лишь при осуществлении целенаправленной церковной миссии, в целесообразности которой, кстати, никто не сомневается.

Сомнения возникают в другом: в выборе методов её проведения. Можно, наверное, согласиться, что проповедь уместна и на рок-концертах. Но, всё-таки, только в том случае, если завтра, после неё, захочется придти в храм, а не на очередную пьяную тусовку. И не из праздного любопытства, а из-за понимания того, что жизнь надо менять, что уткнувшись в грязь, к небу не приблизишься.

Вспоминается иная пора, начало 80-х, — времена так называемого «застоя». Тогда, несмотря на разного рода запреты, обратиться к Богу было, пожалуй, проще, чем теперь. Собственно, было от чего отталкиваться и удаляться, — легко и без всяких сожалений — слишком очевидно-фальшивой и, в то же время, незыблемо-твёрдой была окружающая действительность. Сейчас, в обстановке плюралистической неразберихи, когда всё усложнилось, современную молодёжь, да и не только её, окружает вязкое и затягивающее болото. Его свойство — нравиться и не отпускать — вполне в духе господствующего ныне воинствующего гедонизма. Так что совсем не случайно логика современного среднестатистического гражданина естественно вписывается в рамки смысла старой эпикурейской фразы: «станем есть и пить, ибо завтра умрём"… Некоторые юные и не совсем юные персонажи заявляют чуть ли не открытым текстом: отмените седьмую заповедь — тогда, может быть, мы ещё и подумаем — стоит ли иметь с вами какие-либо дела…

Самое печальное, что в самой Церкви обретаются деятели, готовые «отменить» не только эту заповедь, но много чего и ещё: посты, подготовку к Причастию, регулярную исповедь и так далее… И тоже, вроде бы, из «человеколюбивых» миссионерских соображений. Но там, где нет жертвы, там нет и приобретения; Царство Небесное силою берётся (Мф. 11: 12), «отдай кровь, и прими дух» — звучит древнее аскетическое правило. Для того, чтобы слова о Боге имели вес, необходимо иметь о Нём не только умозрительное представление. Не красна похвала во устех грешника (Сир. 15: 9): больше внимания люди обращают не на слова, а на машину, на которой ездит батюшка. И как вера зарождается в человеке от веры другого, так и безверие — от чужого лицемерия, лжи, расслабленности, от торжества зла и греха вокруг. Так или иначе, человек, именующий себя христианином, останется таковым только по имени, если из опыта не познает, что такое благодать Божья, не поймёт, что она — единственно по-настоящему ценное, ради чего стоит жить и трудится. По слову преподобного Исаака Сирина, восприятие истины бывает в меру жития. «Скотоподражательное житие», замечает уже вполне светский Иосиф Бродский, к Богу не приближает:

«Есть истина, есть вера, есть Господь.
Есть разница меж них, и есть единство.
Одним вредит, других спасает плоть.
Неверье — слепота, но чаще — свинство».

Не только и не столько особое или дополнительное знание, но преодоление «свинства», прежде всего, способно послужить успеху церковной миссии. Само знание, если оно подлинное, начинается с очищения и обновления взора, слуха, каждого чувства. Только переворот в образе жизни приводит к решительному изменению образа мышления. Однако, это, учитывая грехолюбивый характер человеческой натуры, непростое дело становится и вовсе неподъёмным, если переиначивать жизнь Церкви «под собственные немощи», искусственно занижать планку и без того не слишком высоких требований сложившейся в последнее время церковно-дисциплинарной практики. Покойный митрополит Антоний (Блюм) любил повторять, что трудно придти к Богу, пока не увидишь человека, в лице которого отражался бы свет вечной жизни… Откуда ему взяться, если о вечности даже и не задумываться…

Принято оправдывать свои немощи временем и обстоятельствами. Но, при условии сохранения правой веры, духовный опыт в древние времена и в нашу эпоху — один и тот же. Ведение мира горнего, достигаемое подвижниками на заре христианства, не отличается от ведения, которое возможно и теперь. Ибо как Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13: 8), так неизменна и природа людей. Больше стало, разве что, расхлябанности; и чем больше блуда, тем больше заблуждений. Проблема — отнюдь не маловажная, какой многим она представляется… Не случайно в древней Церкви грехи против седьмой заповеди приравнивались едва ли не к греху убийства. А тот же святитель Николай (Велимирович) называл их не иначе, как наиболее ярко выраженным и самым полным сатанизмом, прямым путём к помрачению ума, ядовитым микробом, всю душу обращающим в тление… Было понимание, что естественное следствие блуда — духовное омертвение, потеря адекватного восприятия окружающей действительности, то, что делает человека абсолютно невосприимчивым к Божьей благодати.

Принимая исповеди, убедиться в этом совсем нетрудно… Греховность самого разного свойства становится нормой жизни. И уже в силу одного этого бедственного обстоятельства, перспективы декларируемого ныне миссионерства радужными не представляются. Но не стоит забывать и о том, что само христианство «вызрело» не где-нибудь, а среди ужасающего разврата поздней античности. В среде не только бытового, но и официального государственного язычества. Ни одна эпоха не обладала всей истиной, но ни одна не была её полностью лишена. Так что и у нас есть надежда… Во всяком случае, пока Церковь — столп и утверждение истины и в земном своём измерении таковой и останется.
Игумен Даниил (Гридченко)

http://rusk.ru/st.php?idar=105838

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  bars    28.08.2009 22:39
Спаси Господи, брат Иван.
Хорошо бы еще знать и номер страницы.
Поздравляю Вас с праздником Успения Божией Матери. Желаю всех благ.
  Александр Борисович Калаушин    26.08.2009 22:58
Подписываюсь под каждым словом ,предложением и статьей,написанной автором.Несказанно радуюсь как ребенок,когда мои мысли и взгляды узнаю в высказываниях печатных или устных других людей.Мне хочется назвать братом Игумена Даниила.Ведь было же в нашей истории,что Святой Преподобный Серафим Саровский просил не называть его отцом.Да и Господь наш Иисус Христос заповедал своим ученикам,а,значит,и нам всем никого так не называть,т.к. Он один наш Отец,Учитель и Наставник.Каждый раз,когда я обращаюсь к священству,монашеству или же мысленно к Патриарху ,я испытываю неловкость двоякую.У военных всё понятнее при обращении.А главное,что мы ,говоря и считая,что выполняем, не исполняем Заповедей,не считая,что Постановлений Вселенских Соборов тоже уже давно не исполняем.Взаимоотношения Церкви и государства -это очень серьёзный вопрос.Упрощать его нельзя.Тем более,что государством теперь после изменения государственного строя,общепринято называть государственную власть ,а не Государство Р.Ф.В истории было и это,когда глава Государства заявлял,что Государство-это я.Богу Богово ,а Кесарю Кесарево-и даже эти слова Господа некоторыми штатскими в Интернете в получаемой мною православной подписке объясняются ,как говорят "объяснители"в духе времени.Православное мисионерство я понимаю сильно отличным от протестанского или какого другого.И сильно согласен,что Церковь-столп и утверждение истины,т.к.Глава её Господь,который Путь,Истина и Живот.Сильно надеюсь,что Наша Церковь не оплошает и не оторвется от Господа и врата адовы,которые могут тоже оказаться Близ при Дверях,не одолеют её.
  М.Яблоков    26.08.2009 19:26
Каждому – своё…
  Иван Прокофьев    26.08.2009 19:04
Точная фраза: "Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша" (Слово в неделю 19 по Пятидесятнице, Святитель Филарет. Слова и речи, том I. Типография А. И. Мамонтова и Ко, 1873)
  Lucia    26.08.2009 18:47
А зачем нам импортировать Шмемана?
  Антон К.    26.08.2009 18:37
Все понятно. Именно об этом многоуважаемый мною о.А.Шмеман и говорил… Спаси вас Христос.
  Провинциал    26.08.2009 16:17
У нас есть догмат о БОГОУСТАНОВЛЕННОСТИ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ (см. труды митр. Филарета).
Власть Царя основана на религиозно-нравствен­ном идеале и ограничена волей Божией, выраженной в Священном Писании, Божиих заповедях, церков­ных догматах и канонах. (ЛА Тихомиров «Монархи­ческая государственность». Ж 1998, а 105, 134. Свт. Филарет Московский «Христианское учение о Цар­ской власти и об обязанностях верноподданных».
О Богоустановленности царской власти говорится в Священном писании. «Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет» (Дан. 4;22); «Мною цари царствуют и сильные пишут правду» (Притч. 8; 15); «..вознес избранного из народа моего,.- елеем святым Моим помазал его» (Пс. 88; 20-21); «Сердце царя – в руке Божией» (Притч. 21 ;1); «поставь над собой царя, которого изберет Господь Бог твой» (Втор. 17; 15); «Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петр. 2; 17).
"… заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Федорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род с ответственностью в своих делах перед Единым Небесным Царем, а кто же пойде против сего Соборного постановления: сам Царь, Патриарх ли, вельможи ли и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем отлучен бо он будет от Святые Троицы» (Происхождение закона о Престолонасле­дии в России, с. 80).
Прп. Феодосий Кавказский: "Торже­ственная и вместе страшная грамота. Ею клятвенно связаны с царями из Дома Романовых не только сами предки, составители ее, но и все мы, потомки их, до скончания века. Несоблюдение сего завета есть великий грех перед Господом, влекущий за собою нака­зание."
Кто ж из священников или мирян может дерзнуть идти против этого? Дерзают…
  М.Яблоков    26.08.2009 15:28
Именно так…
  М.Яблоков    26.08.2009 15:21
Вот только, Антоша, Шмеман – это не авторитет, а мерзкий обновленец и богохульник…
А христианская любовь, Антоша, – это венец совершенства. И для новоначальных её одним лишь усилием воли не достичь. Нужно сначала пролить пот и кровь, а потом уже только об этом говорить… Поэтому не надо здесь про любовь празднословить… всё равно Вам никто не поверит…
  Антон К.    26.08.2009 14:50
Я Вас, уважаемый М.Яблоков, не знаю, как и Вы меня, поэтому потрудитесь не фамильярничать. А по поводу Христа – в том-то и проблема часто, что разговоры и споры ведуться вокруг проводки и подводки, а про свет забывают (Это из о.А.Шмемана, если что). Средства мешаем и-что страшно-уравниваем с целью. Вот и начинает казаться отказ от бороды (изменения обряда незначительные) – изменой Христу и т.п. А отсюда и злоба и жесткость и жестокость, потому что свет – любовь – забыли и бороды всего дороже…

Страницы: | 1 | 2 | 3 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

В салоне Эстетик в Медведково даже своя стоматология.