Русская линия
Русская линия Георгий Иванов06.07.2009 

Станет ли «русинский вопрос» геополитической ловушкой для России?
Доклад на конференции «Прикарпатская Русь и Русская цивилизация»

От редакции: Очень острый доклад Г. Иванова на конференции «Прикарпатская Русь и Русская цивилизация» вызвал жесткую дискуссию. Нам представляется, что автор, анализируя «русинский вопрос», не обратил достаточного внимания на тот факт, что в русинском движении на Украине сегодня присутствует довольно влиятельная «прорусская партия», которую представляет, в частности, протоиерей Димитрий Сидор. Впрочем, опасения автора, что при обострении обстановки все силы, не ориентированные на США и Запад, могут быть быстро и основательно «зачищены», представляются вполне основательными. В любом случае доклад Г. Иванова, думаем, будет интересен читателю.

Район компактного расселения русиновУважаемые дамы и господа,

Данные тезисы покажутся многим участникам конференции не просто дискуссионными, но реакционными и даже антирусинскими. Автор не ставил себе за цель рассматривать современную историю и законность прав русинского народа в деле выживания в условиях жесткой духовно-культурной и военно-политической изоляции, а также легитимности стремления русин к региональной автономии или государственной независимости.

Основная цель этого выступления — попытаться оценить нынешнее «расконсервирование» и активизацию «русинского вопроса» в контексте текущей глобальной и региональной геополитики, и как следствие этой «расконсервации» — попытаться соприкоснуться с рисками вокруг возможной реакции России.

В сложившейся геополитической ситуации и при условии целенаправленной работы, Россия является единственной близкой по духу страной, способной в среднесрочной и стратегической перспективе создать систему международных и военно-политических гарантий выживания русинского народа. Но судьбоносный вопрос заключается в том — как и когда (на каком этапе) подключиться к обеспечению этих гарантий — чтобы не было рано и не было слишком поздно? В нынешних раскладах сил, на мой взгляд, «русинский вопрос» играет больше роль провокации для политики России, нежели дает ей реальные геополитические преимущества. В реальной политике следует учесть, что спецслужбы США и ряда стран НАТО активно в течении двух-трех последних десятилетий занимаются «русинским вопросом» и также не сидят сложа руки, чему есть достаточно подтверждений (См., напр.: Владислав Скворцов. Русины и Запад: qui prodest?). Стратегическим аналитикам сложно будет обойти тот факт, что «русинский вопрос» был не только активно изучаем в период «Холодной войны» спецслужбами США и Канады, но эти исследования получили свою новую жизнь после развала СССР в начале 90-х и велись синхронно с изучением узловых проблем Крыма на предмет сепаратизма даже тогда, когда Украина стала рассматриваться в Вашингтоне стратегическим партнером. Это только отдельные и далеко не полные примеры:

Kuzio, T., «Rusyns in Ukraine: Between Fact and Fiction', Canadian Review of Studies in Nationalism, vol.32, nos.1−2 (December 2005), pp.17−29.

Madi, Istvan, «Carpatho-Ukraine' in Forsberg, T. ed., Contested Territory. Border Disputes at the Edge of the Former Soviet Empire (Aldershot: Edward Elgar, 1995), pp.128−142.

Reisch Alfred A., «Transcarpathia's Hungarian Minority and the Autonomy Issue', RFE/RL Research Report, vol.1, no.6 (7 February 1992).

Smith, Raymond A., «Indigenous and Diaspora Elites and the Return of Carpatho-Ruthenian Nationalism, 1989−1992', Harvard Ukrainian Studies, vol. XXI, nos.1−2 (June 1997), pp.141−160.

Автор склонен считать, что политика США в отношении постсоветского пространства является внепартийной и направлена на дробление и «балканизацию» этого пространства. Поэтому известное выступление президента США Б. Клинтона на закрытом совещании Объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 году как никогда актуально и сегодня: «Последние десять лет политика в отношении Советского Союза убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира. Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы, правда, с существенным отличием. Мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство… В ближайшее время нам предстоит решение следующих проблем: расчленение оторвавшихся республик на мелкие государства, путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы в Югославии; окончательный развал военно-промышленного комплекса и армии; установление в созданных государствах нужных нам режимов (выделено автором)…». Современная политика США в отношении России, если не прельщаться громкими заявлениями о партнерстве, нисколько не отличается от политики в отношении СССР — дестабилизация, дробление и дезинтеграция с параллельным устранением ядерной угрозы и установлением контроля над ресурсами и путями их доставки на мировые рынки.

Более десяти лет назад озвученные стратегические планы принимают свою актуальность в контексте очередного прихода к власти демократической Администрации США во главе с Б. Обамой и формирования смешанной (республиканской и демократической) команды в области обороны и безопасности. Следует в этом контексте ожидать воплощение озвученных З. Бжезинским двухпартийной консенсусной повестки дня по приоритетам и стратегии национальной безопасности между республиканцами и демократами (Збигнев Бжезинский. Критика внешнеполитического курса США 05.11.2007, http://nologo.su/2007/11/05/zbignev-bzhezinski-kritika-vneshnepoliticheskogo-kursa-ssha/). «Русинский вопрос» в интерпретации З. Бжезинского должен привести к милитаризации Закарпатья и втягиванию в этот процесс России (Владислав Скворцов. Русины и Запад: qui prodest?).

Автор не исключает, что при определенных условиях, «русинский вопрос» может стать тумблером по аналогии с убийством эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево вызвавшего необратимые глобальные сдвиги, общеевропейскую дестабилизацию приведшую к Первой мировой войне. Поэтому геополитический расчет, осторожность, гибкость в стратегическом мышлении и благоразумие должны возобладать над эмоциями вокруг вечной дружбы русинского и русского народов, и вспышками политической активности в отношении суверенитета региона, умело управляемой американцами.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ВАЖНОСТЬ РЕГИОНА

Закарпатье играет существенную геополитическую роль в региональной расстановке сил. Этот регион нынешней Украины, входивший в состав бывшего СССР, Российской империи и Австро-Венгерской империи, граничит с Румынией, Венгрией, Словакией и Польшей, являющихся на сегодняшний день активными союзниками США, членами НАТО и ЕС. Русины проживают во всех приграничных с Закарпатьем Украины странах. Русины также проживают в сербской Воеводине, и не следует исключать, что США будут продолжать процесс дальнейшего дробления Сербии за счет активизации русинского вопроса и венгерской диаспоры в этом крае. В целом, учитывая американское ручное управление Украиной и ее ускоренный евроатлантический курс, геополитическая расстановка сил в регионе сложилась не в пользу России.

Следует принять во внимание, что по оценкам специалистов Закарпатье дает четверть бюджета Украины. Основная доля поставок газа из России в Центральную и Западную Европу проходит через территорию Закарпатской области. Это самая крупная газокомпрессорная станция в Европе (Часловцы), самая крупная в Украине газоизмерительная станция ГИС Ужгород, именно в регионе компактного проживания русинов магистральный газопровод делает три ответвления — на Словакию, на Венгрию, на Румынию (См., Русины Подкарпатской Руси должны включиться в урегулирование газового конфликта, развязанного Украиной, 21.01.2009). Через регион проходят стратегические сухопутные транспортные коридоры, связывающие Европу и постсоветское пространство: «через нашу республику проходит ЛЭП «Мир» по направлению Восток-Запад, кроме того через нашу территорию проходит и ЛЭП Север — Юг из Словакии в Румынию. В отношении железнодорожного транзита и вовсе не говорю. Основные потоки с широкой на узкую колею проходят только через белорусский Брест и русинский Чоп. Вообще, созданные еще в советские времена системы трубопроводов, линий электропередач — это символ взаимосвязанности Центральной, Юго-Восточной и Западной Европы и Москвы. Еще военные стратеги в 1945 году говорили: «Русин стоя на пороге своего дома, сразу стоит на пороге пяти государств» (Василий Иванович Паук, министр иностранных дел Республики Подкарпатская Русь).

Поэтому «русинский вопрос» де-факто вплетен в региональную геополитику и геоэкономику стран Центрально-Восточной Европы и может дестабилизировать или существенно повлиять на повестку дня России — США, России — НАТО и России — ЕС. Вряд ли сегодня кто-либо будет оспаривать факт, что «русинский вопрос» в своем потенциале может дестабилизировать энергетическую безопасность Европы и эффективность развития российско-германских и российско-итальянских отношений. При этом Киев демонстративно переведет стрелки за дестабилизацию на Москву, которая якобы «поддержала» сепаратизм русинов.

Оценка рисков должна опережать стратегические решения, поскольку при определенном сценарии обострения «русинского вопроса» и непродуманной реакции Москвы, последствия могут привести к удару по России и «Старой Европе» на фоне не начавшегося строительства Североевропейского газопровода по дну Балтийского моря («Северный поток») и «Южного потока».

СВЯЗЬ ГЛОБАЛЬНОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ГЕОПОЛИТИКИ С «РУСИНСКИМ ВОПРОСОМ»

Глобальная геополитика, затрагивающая американо-российские отношения и баланс сил на постсоветском пространстве, претерпевает временную стратегическую паузу. Россия слаба и эта слабость ощущается в ограниченности инструментария и средств в отстаивании своих легитимных интересов на постсоветском пространстве в рамках российско-американских переговоров. Основная проблема заложена в идеологической раздвоенности России. Во-первых, РФ пытается представлять себя западному миру как цивилизованное демократическое государство и опасается потерять эту репутацию, а во-вторых, пытается использовать имперский стиль в практике ведения внешней политики, одновременно категорически страшась и открещиваясь от имперскости, особенно русской. США, в свою очередь, отстаивая свои имперские интересы, не собираются признавать легитимность сферы влияния РФ на пространстве бывшего СССР. Россия, в силу своей раздвоенности и непоследовательности, мало, что может противопоставить этой позиции. Москве остается политика неэффективного сдерживания США и ЕС, а также отдельных болезненных укусов. Стратегическая задача США по ядерному разоружению России, ее ослаблению и дезинтеграции не просто не снята, но еще больше набирает актуальности на фоне усугубляющегося мирового финансово-экономического кризиса, развернутой стратегии «охвата России» и создания военных баз по ее периметру. Но США не способны осуществить свои планы без мобилизации НАТО и всей Европы с одной стороны и дестабилизации периферии России с другой. Нужен хорошо подготовленный, идеологически корректный и управляемый со стороны США и НАТО кризис. В текущий момент взята стратегическая пауза, поскольку США задействованы в попытке смены режима в Иране, организации там новой «цветной революции» (не исключающей вариант военного решения иранской ядерной проблемы) и в подготовке возможной военной реакции на «Северокорейскую проблему».

С другой стороны, расконсервированный американцами «русинский вопрос» в конце 2008 года и начале 2009 года временно «заморожен» по причине готовящегося визита в Россию президента Б. Обамы в июле 2009 года и нежелания обострять непростую повестку для двусторонних переговоров. Вероятнее всего, именно результаты июльских американо-российских договоренностей или недоговоренностей призваны окончательно определить дальнейшую стратегию и тактику Администрации Обамы в отношении проектов по сдерживанию и ослаблению России с целью ее последующей дезинтеграции. Поэтому с точки зрения задействования таких стратегических проектов США как «русинский» или «крымский», по моему мнению, счет идет на месяцы.

Ведущий британско-американский эксперт по Украине Джеймс Шерр оценивая плачевное состояние нынешних американо-украинских отношений (Юрий Онышкив. Джеймс Шерр: Будет ошибкой, если Обама встретится два раза с Медведевым и ни разу — с Ющенко. «Главред», 07.04.09) говорит о жизненно важном соотношении в политике Вашингтона величин важность и неотложность. Украина продолжает оставаться важной для США, но ее нынешние состояние и проблемы не являются неотложными на фоне американо-российской повестки дня вокруг Ирана, Афганистана, СНВ-2, ПРО и др. Продолжая логику британского стратега, управляемая дестабилизация Украины илии стратегическая оплошность России могут вызвать неотложность, которая должна заставить США и союзников по НАТО мобилизоваться в рамках «российской угрозы». Не следует исключать, что «расконсервация» американцами «русинского вопроса» делает на это основную ставку?!

«Война 08.08.08» открыла счет серии войн и стала отправной точкой начала дестабилизации периферии России с целью ослабления и дезинтеграции последней. США и НАТО последовательно укрепляют Южный фланг в Черноморско-каспийском регионе и наращивают силы в Румынии, Болгарии и на Южном Кавказе. Для России первостепенное внимание приобретает ее позиции в Крыму и на Кавказе (Северном и Южном) так и в целом в Черноморско-Каспийском регионе. «Русинский вопрос» является неотъемлемой составляющей стратегии США и ее союзников по НАТО и потенциально может стать местью России за признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Как проистекала активизация — «перезагрузка» «русинского вопроса» на Украине в 2008—2009 годах? Обращают на себя внимание сбои и не согласованность, которые имели место вокруг активизации «русинского вопроса».

США развернули стратегическую игру, которая грешит своими шаблонами — просчитав алгоритм поведения русинов, их лидеров, подконтрольных центральных властей Украины и последующей реакции России — просто решили создать капкан для Москвы. «Русинский вопрос» является очередной геополитической шахматной доской с заранее проигрышными условиями для Москвы. Нынешним лидерам русинского движения за автономию или независимость отводится роль нагревателей «русинского вопроса» до нужной кондиции — их просто используют «втемную». «Русинский вопрос» (наряду с «крымским вопросом») должен стать попыткой трансформации «украинского вопроса» из важного в неотложный. У России довольно сложный выбор в политике сдерживания США и НАТО на постсоветском пространстве. Сложность игры лежит также в вопросе, кто кого переиграет во времени. РФ безусловно заинтересована в обеспечении геополитических преимуществ от маргинализации «украинского» и «грузинского» вопросов как неудачных американских проектов на фоне возрастающей потребности со стороны США договариваться вокруг глобальных вопросов. Но ход событий приобрел совсем другой оборот.

Интересен факт и технология «расконсервации» и активизации «русинского вопроса». Даже та информация, что просочилась в прессу Украины свидетельствует, что к «расконсервации» имеют дело официальные власти Украины в лице бывшего главы администрации президента Украины В. Балоги (Владимир Мартин. Берлога для В.Балоги. Зеркало недели. N 41 (720) 1 — 8 ноября 2008).

Будет интересным узнать, каким образом русин В. Балога имея криминальный шлейф стал главой администрации Президента Украины. С 2005 года США в ручном режиме управляют Украиной и непосредственно влияют на высшие кадровые назначения в управлении страной. Поэтому назначение В. Балоги главой Администрации Президента Украины и фактически правой рукой В. Ющенко не могло пройти без согласования с послом США на Украине В. Тейлором (либо кандидатура В. Балоги была предложена послом США для утверждения В. Ющенко). Но почему на тот момент именно русин В. Балога был избран на эту ключевую должность — неужели в ближайшем «оранжевом» окружении Ющенко не было других известных кандидатур? Ответ, на мой взгляд, как раз лежит в «русинском вопросе». США во всем мире работают по шаблону. Автор склонен считать, что «расконсервация русинского вопроса» осуществлялась по модели Курдистана и Косово (частично используется модель Узбекистана в части использования регионального фактора диаспоры).

Суть модели заключается в следующем. Закарпатский регион Украины представляет жизненно-важный стратегический интерес для США с целью передового базирования, контроля над транзитом энергетических ресурсов и грузов, а также не следует исключать для возможности размещения в будущем американской системы ПРО и военной базы против России. Русины проживают компактно во всех сопредельных государствах при том, что уровень пасcионарности и националистической активности русинов довольно высок, что позволяет американцам одновременно получить влияние на русинский вопрос и диаспору во всех сопредельных странах. Американские и другие спецслужбы стран НАТО подготовили «русинскую элиту» за последние годы в США и в Европе и способны инсталлировать ее для установления марионеточного режима. На Украине в свою очередь приведено к власти руководство, которое не воспрепятствует автономии и последующей независимости русинского государства, обвинив во всем Россию. Слабое русинское государство не может выжить без военной помощи со стороны США и последние размещают свою базу, чем цементируют свое влияние на весь регион. «Расконсервация» вопроса представляется как «рука Москвы» с игрой на православии и исторической связи с Киевской Русью и Российской империей. Первый пласт «пророссийских» и патриотически-настроенных активистов будут «зачищены» во время управляемого обострения за дальнейшей их ненужностью, а к власти приводят подготовленную в США русинскую элиту на подобие нынешних лидеров Афганистана, Ирака, Курдистана и Косово. В этом контексте В. Балогу, за время его пребывания на посту главы Администрации Президента Украины, подготовили до уровня общенационального лидера и расширили круг его контактов и влияния, особенно в силовых структурах страны. При этом во время контролируемого обострения вводятся «миротворческие силы» США и избранных стран НАТО (Польша) с целью защитить страну от посягательств «руки Москвы» направленной против территориальной целостности Украины. Выдавить эту американскую или натовскую базу с территории Закарпатья будет практически невозможно как со стороны победившей на президентских или парламентских выборах продержавной политической силы, так и при помощи России. Затем можно создавать новую Речь Посполитую, передав надзор над транзитом энергетических ресурсов региональному союзнику США — Польше. Автор может ошибаться, но все признаки говорят о том, что нынешнее развитие идет в похожем направлении.

Именно при активной поддержке главы Администрации Президента Украины В. Балоги и ведущей политической силы «оранжевых» — НСНУ, «русинский вопрос» был подогрет до международной кондиции осенью 2008 года. Вопрос заключается в том, зачем это нужно американцам именно сегодня? Довольно-таки наивная статья в «Зеркале недели» (N 41 (720) 1 — 8 ноября 2008 только подтверждает несоответствия и нестыковки. С одной стороны, Служба безопасности Украины (украинское КГБ) и другие силовые структуры, контролируемые президентом В. Ющенко могли в кратчайшие сроки и на корню «заломать» сепаратистские устремления русинов, а с другой стороны эти же структуры спустили все на тормозах по указке той же Администрации Президента Украины. Более того, теневой лидер и финансист этого «расконсервирования» В. Балога возглавлял до недавнего времени стратегически важную должность с точки зрения влияния на принятия судьбоносных решений Президентом В. Ющенко и управления силовыми структурами Украины и влияет на кадровые расстановки среди лидеров русинского движения. То есть не Россия и «рука Москвы», а США и их кадровые уполномоченные по управлению территорией Украины ускорили «расконсервацию» и доведения «до нужной кондиции» «русинского вопроса». Почему американцам стало выгодно обострение «русинского вопроса» именно в октябре, ноябре и декабре 2008 года перед очередной украино-российской газовой войной и на фоне ухода республиканской Администрации Д. Буша? Как и когда будет запущена управляемая дестабилизация демократической Администрацией Б. Обамы?

При этом, расконсервирование «русинского вопроса» при помощи американцев и управляющих подведомственной территории было направлено против России с целью подтолкнуть ее к признанию независимости русинского государства вслед за Южной Осетией и Абхазией и тем самым дать повод для США и НАТО ввести войска. В украинских и российских СМИ была предпринята организованная попытка показать «руку Москвы» на этом фоне (см., напр.: Роман Федосеев. Русины обратились к русским. Украинские сепаратисты из Закарпатья надеются, что Россия поступит с ними так же, как с Абхазией и Южной Осетией 23 декабря 2008). Соответствующую дезинформационную войну развернули СМИ стран НАТО (напр.: www.inosmi.ru«>Иштван Товт. Русины хотят государство в государстве («Magyar Hirlap», Венгрия). 28.11. 2008).

Созвучна мнению автора статья Владислава Скворцова, в которой он раскрывает текущую стратегию США и их союзников по НАТО в отношении «русинского вопроса»: «Бжезинский выступают за милитаризацию Закарпатья с использованием российских инициатив как повода для вмешательства; Х. Клинтон и Сьюзан Райс, представитель США в ООН, склоняют к диалогу по линии Вашингтон — Москва — Киев. В обоих случаях стратегической целью американцев является создание управляемых эпицентров нестабильности длительного действия по периметру российских границ или в непосредственной близости от них. Перед вице-президентом США Джо Байденом поставлена задача выбора одной из двух стратегий. После того, как выбор состоится, действия США, Канады, Польши и Венгрии в русинском вопросе, по-видимому, приобретут совместный характер. Что касается Румынии, она будет всячески стремиться к ослаблению венгерского влияния в регионе. В центре внимания румынских властей — 30-тысячная румынская диаспора Закарпатья» (Владислав Скворцов. Русины и Запад: qui prodest?).

Автор не берется раскрыть последовательность и технологию провозглашения «Акта восстановления русинской государственности» (ноябрь 2008 года) или формирования «правительства» — все это не более чем «подтанцовка» к выше представленным геополитическим процессам.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ИГРА США ПРОТИВ РОССИИ

«Русинский вопрос» — это мина замедленного действия для региона, которая будет приведена в действие в самое ближайшее время со взрывом антироссийской направленности. Автор не видит на сегодняшний день преимуществ для России дестабилизировать регион от расконсервации «русинского вопроса». При отсутствии достроенных «Северного» и «Южного потоков», дестабилизация региона ударит прежде всего по стратегическим интересам России и ее партнерам в Европе (Италия и Германия) в части выполнения обязательств перед партнерами по транспортировке газа на европейский рынок. Более того, Россия не может оказать военной помощи русинам в случае, если русины пойдут на крайние меры обеспечения своей независимости. США, Польша, Венгрия, Словакия и Румыния по приглашению со стороны «оранжевого» В. Ющенка введут «миротворческие» силы НАТО в регион для «подавления сепаратизма», восстановления «территориальной целостности» Украины и создания военной базы США-НАТО в Закарпатье. Таким образом, будет реализована Хартия о стратегическом партнерстве между Украиной и США (декабрь 2008 года) и Меморандум между ЕС и Украиной в отношении модернизации украинской газо-транспортной системы (март 2009 года), которые подстроены под «русинский вопрос». Следует отметить, что в «русинском вопросе» США и ЕС идут в одной упряжке и их антироссийские действия созвучны. Не следует также забывать, что нынешняя словесная поддержка Россией автономии или независимости русинов (федерализации Украины) подтолкнет к созданию антироссийской коалиции в рамках НАТО и ЕС, приведет консолидации этих структур на фоне «русской угрозы», поднимет на небывалый уровень рейтинг политического банкротов В. Ющенко и Ю. Тимошенко в период президентской кампании 2009−2010 гг., создаст «эффект Тузлы» («российская угроза» территориальной целостности Украины). Следует также учесть, что преподнесение сепаратизма русинов как «руки Москвы» ударит по военно-стратегическим позициям России прежде всего в Крыму и подтолкнет к началу «легитимного» базирования флота США и стран НАТО на полуострове с целью «упреждения угрозы» и «защиты» территориальной целостности Украины, а фактически циничного выдавливания ЧФ РФ из Крыма. Этим нарушится военно-стратегический баланс сил, что подтолкнет регион к «балканизации».

«Русинский вопрос» стал фактором в американо-украинской газовой войне против России и «Старой Европы». Об этом свидетельствует ряд материалов, в частности интервью с Василием Пауком, «министром иностранных дел Республики Подкарпатская Русь» (Русины Подкарпатской Руси должны включиться в урегулирование газового конфликта, развязанного Украиной". Поэтому все разворачивается по сценарию.

ВЫВОДЫ

«Русинский вопрос» требует тонкой геополитической игры и предельной осторожности со стороны России, а соответственно гибкого стратегического мышления и системного анализа. К сожалению, российские экспертные оценки пестрят ура-патриотизмом и шапкозакидательством. Если подобные умонастроения царят в соответствующих государственных ведомствах России, — у Москвы есть все шансы попасть в геополитическую ловушку, умело расставленную американцами. Россия, на сегодняшний день, слаба и не способна решать и определять направление развитие «русинского вопроса». Для этого как минимум необходимо перекупить взлелеянную американцами и европейцами «русинскую элиту» или воспитать свою, на что у России нет времени и что требует адекватных материально-временных инвестиций. Как минимум вопрос требует глубинного изучения.

Автору видится два потенциальных сценария в контексте Российского реагирования.

Сценарий 1. Спустить «русинский вопрос» на тормозах при оказании исключительно морально-гуманитарной поддержки. Этот сценарий требует постоянного мониторинга со стороны Москвы, активной международной контрпропаганды высвечивающей планы-интересы США в отношении наметившейся милитаризации и дестабилизации региона, наращивания присутствия Германии и Италии в Закарпатье, как дополнительные уши и глаза с целью предотвращения обвинения России в способствовании сепаратизма и предотвращение дестабилизации газовых поставок с России в Западную Европу осенью-зимой 2009−2010 г и др.

Сценарий 2. Россия начинает системные превентивные действия и политику сдерживания США направленные на недопущение втягивания России и ее обвинения в открытой поддержке сепаратизма на Украине и нанесения удара по военно-стратегическим позициям России в Крыму. Планы США по дестабилизации и милитаризации Закарпатья и Крыма взаимосвязаны, поэтому у России должна быть разработана комплексная и системная стратегия в отношении Украины учитывающая уже имеющиеся планы США и их нейтрализации. Любое разворачивание войск или баз США-НАТО в Закарпатье должно быть воспринято Москвой как прямая военная угроза России и предполагать глобальное реагирование — блокирование натовского транспорта в Афганистан, оказание военно-технической помощи Ирану и Северной Кореи, более активные действия на пространстве бывшего СССР и др.

Любой из выше представленных сценариев требует назначение антикризисного посла РФ на Украине и кадрового переформатирования всего посольства под новые, антикризисные задачи и вызовы, новый дух российской политики в отношении соотечественников, постоянный мониторинг ситуации вокруг русин и Крыма.

Важное внимание российской дипломатии должно быть направлено на дробление западного альянса вокруг опасности дестабилизации и милитаризации Закарпатья, а соответственно энергетических поставок в Европу (фактор Германии и Италии, фактор «Старой Европы»).

Разумно будет сфокусироваться в европейской политике на способствование восстановлению иерархии «Стариков» в Европе за счет дробления сетевых американских структур безопасности как НАТО, ОБСЕ, а также подконтрольной за счет «Новой Европы» ЕС.

В общем контексте, общий успех геополитического проекта США будет зависеть от результатов президентских выборов на Украине. Поэтому США, на фоне нарастающего банкротства и маргинализации «оранжевого проекта» на Украине, сделают все возможное (вплоть до физического устранения неугодного кандидата в президенты), чтобы сохранить основные параметры для успешного завершения проекта. Приход к власти на Украине державника или позитивно настроенного к России кандидата ломает всю американскую композицию, делает пустыми многогодичные инвестиции и делает финансово-ущербным подготовленный под проект эшелон марионеток — этого Администрация Б. Обамы допустить не может. Поэтому победа В. Ющенко, А. Яценюка, Ю. Тимошенко, Р. Богатыревой, С. Тигипко и Со. (американские марионетки) на президентских выборах — это геополитический проигрыш России не только в Закарпатье и в Крыму, но и в Европе с перспективой дестабилизации самой РФ.

Георгий Иванов, Ужгород

http://rusk.ru/st.php?idar=105803

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Писарь    07.07.2009 00:32
Полность согласен с Г. Ивановым.Поддержка "русинского сепаратизма" России выйдет боком.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru