Русская линия
Русская линия Евгений Шаров20.06.2009 

Украинско-российские отношения: геополитический аспект

От редакции: Сегодня в центре внимания общественности России и Украины оказались события вокруг украино-европейского кредитно-газового кризиса. Как известно, 19 июня ЕС отказался выдать Украине кредит в 4,2 млрд долларов для закладки ею газа в хранилища. Сегодня появилось сообщение о том, что известный американский спекулянт миллиардер Джордж Сорос пообещал Украине кредит в 100 млн долларов. В связи с этой ситуацией наше внимание привлекло выступление украинского политолога Е.П.Шарова, прозвучавшее на международной научной конференции «Украина и Россия: потенциал взаимодействия и сотрудничества», которая состоялась в Институте мировой экономики и международных отношений Национальной Академии Наук Украины 21 мая 2009 г.

Уважаемые дамы и господа,
Прежде всего, позвольте поблагодарить организаторов за возможность принять участие в конференции.

Во-вторых, хотел бы подчеркнуть, что в своем коротком выступлении представляю свою личную точку зрения как стратегический аналитик и политолог.

В третьих, хочу выразить не согласие с матрицей оценки нынешней ситуации вокруг развития украинско-российских отношений и прогноза их потенциального развития в среднесрочной перспективе.

Прежде всего, на мой взгляд, следует принять во внимание кардинальные изменения параметров глобальных и региональных балансов сил, динамично меняются глобальные и региональные правила игры и Украина демонстрирует свою неадекватность этим изменениям.

В США произошла смена администраций с республиканской на демократическую, и соответственно произошли смены акцентов в глобальной игре, в стратегии национальной безопасности. В рамках этой смены, ключевым для нас выступает уход «вопроса Украины» на второй и даже третий план для Администрации Б.Обамы. В свою очередь американо-российская глобальная повестка дня выходит на первый план, которая будет проистекать в рамках сложного торга вокруг таких вопросов как ПРО в Европе, СНВ-2, Иран, Северная Корея и др. США не готовы жертвовать своей повесткой дня с Россией ради Украины — о чем откровенно свидетельствуют второстепенность Украины в заявлениях ключевых лиц Администрации Б. Обамы. Не следует исключать, что сложность торга вокруг первостепенных глобальных вопросов в американо-российских отношениях может привести к геополитическому обострению между двумя сторонами — Украина, будучи под американским протекторатом, находится на линии огня, и может стать передовой линией такого обострения, как это произошло с Грузией.

Далее, следует принять во внимание основной вывод 2008 года с далеко идущими для стратегии Украины последствиями — требующие парадигмальных изменений в Стратеги национальной безопасности Украины. Украина не будет принята в НАТО в течении ближайших 10 лет, т. е. никогда по целому ряду причин. Бухарестский саммит НАТО 2008 года, декабрьская 2008 года встреча Альянса на уровне министров иностранных дел довольно откровенно продемонстрировали, что Украина не получит ПДЧ. Юбилейный саммит НАТО 2009 года вообще носил скандально откровенный для Украины характер — нашу страну даже не пригласили в качестве гостя. То что не хотят понимать наши политики и стратеги — в Европе сформировалась очень влиятельная оппозиция членству Украины и Грузии в Альянсе из стран прежде всего «Старой Европы», способной выдерживать давление со стороны США.

Кроме этого, «Турецкий фактор» и заявления еврочиновников также говорят о том, что Украину не ждут в ЕС в перспективе 20 лет как минимум. Т. е. вся наша предыдущая стратегия последних десяти лет «через НАТО в ЕС» или «польская модель» евроатлантической интеграции, на сегодняшний день не реальна и устарела, не отвечает реалиям. Не следует забывать и о Новой стратегии национальной безопасности России, где вопросу расширения НАТО уделено соответствующее внимание, особенно в части сдерживания Альянса на постсоветском пространстве. Приведенные примеры демонстрируют, что нынешняя парадигма / «матрица» Стратегии национальной безопасности и приоритетов внешней политики загнали Украину в геополитический тупик и фактически ведет к геополитической патовой ситуации в рамках которой возрастают риски и опасности безопасности нашей страны.

Следует принять во внимание, что глобальный финансово-экономический кризис не только обостряет социально-политическую ситуацию в стране на фоне затянувшегося внутриполитического кризиса, но существенно ограничивает ресурсные возможности Украины продолжать участие в таких американских геополитических проектах как «Балто-Черноморско-Каспийский регион» и ГУАМ (который сегодня больше напоминает сочетание из двух букв ГУ — Грузия и Украина). Маловероятно, что на фоне «глобальной американо-российской повестки дня», Администрация Б. Обамы продолжит приоритетное финансирование этих проектов на уровне Администрации Д.Буша. В тоже время, продолжение активного позиционирования Украины в рамках этих не только антироссийских, но и антиевропейских проектов со стороны Украины (угроза продолжения энергетический войн — «клин между Россией и Европой») усиливает геостратегические и экономические риски, существенно ограничивают диапазон антикризисного международного сотрудничества. Продолжение нынешнего бесперспективного и нерационального геополитического курса (членство в НАТО) ведет к истощению ограниченных финансово-экономических ресурсов страны в условиях глобального кризиса и существенно ограничивает ее международное сотрудничество.

Но одним из самых основных факторов, на который менее всего обращают внимание наши политологи и стратеги есть факт динамичного формирования энергетического альянса наиболее влиятельных стран Европейского Союза (Германии и Италии) и России путем строительства энергетических артерий 21 столетия, которые изменят европейскую геополитику и переформатируют балансы сил (в рамках координат «Восток-Запад») в ближайшие несколько десятилетий. Речь идет о ускоренном строительстве Североевропейского газопровода по дну балтийского моря («Северный поток») и «Южного потока». Данные проекты стали результатом энергетических войн между США и Россией вокруг энергообеспечения Европы, в которые была втянута Украина (в ущерб своим интересам), а также стратегических договоренностей на уровне влиятельных европейских элит. Хотел бы подчеркнуть, что этот энергетический Альянс формируется динамично и уже в ближайшие годы, на мой взгляд, будет предопределять Европейскую политику, поскольку все больше стран НАТО и ЕС подключаются к этому Альянсу. Украина на фоне американского патроната и соответственного участия в энергетических войнах теряет свои транзитные преимущества в угоду российских обходных трубопроводов и проекта НАБУККО. При этом вопрос о запуске нефтепровода «Одесса-Броды» в аверсном режиме и потенциале реализации проекта «Белый поток» мифологически пронизывает стратегическое планирование и политику Украины. В рамках нынешней парадигмы геополитичекого позиционирования Украины эти проекты ожидает судьба аналогичная «членству в НАТО» — в Европе на уровне стратегических политических и бизнес элит («Старая Европа») не будет найден консенсус, а соответственно инвестиций и политической поддержки для реализации этих проектов.

Завершая выступление хотел бы сказать, что у Украины есть две потенциально-реалистичные стратегии в области украинско-российских отношений на сегодняшний день:

1. Оставаться в парадигме патроната США и нести все неоправданные риски и угрозы продолжая бесперспективный и экономически-губительный «евроатлантический курс» предполагающий дальнейшее обострение отношений с Россией вокруг Крыма, границ, энергетических войн, ЧФ и т. д. Членом НАТО мы все равно не станем (сколько бы не трубили о преданности и важности этого курса), поскольку Европейско-российский энергетический альянс заблокирует членство Украины в НАТО, да и для США мы не являемся сегодня приоритетным партнером в который Вашингтон готов вкладывать миллиарды долларов для удержания внутренней социально-политической стабильности как основы успеха геополитического противостояния с Россией.

2. Или, путем переговоров используя свои сегодняшние транзитные преимущества и изменив стратегию (выход из геополитических проектов США) договориться с Европой и Россией (как это сделали европейские члены НАТО) войти в новый энергетический союз на правах основного сухопутного транзитера Евразийских энергетических ресурсов. При этом Украина сохраняет свою независимость и суверенитет, выходит при минимальных потерях из финансово-экономического кризиса, а энергетический транзитный статус становится дополнительной гарантией безопасности нашей страны. Такой сценарий не противоречит евроинтеграционной стратегии Украины и принципам демократии (стратегия восстановления суверенитета), но снимает для Европы и России угрозу дестабилизации транзита энергетических ресурсов в угоду третей стороны. Эта стратегия может получить понимание и поддержку на уровне национальных элит и политических групп в условиях подготовки к президентским выборам и может выступить адекватной антикризисной программой.

Мне представляется, что второй сценарий более приемлемый с точки зрения оценки рисков и стратегии развития страны.

http://rusk.ru/st.php?idar=105783

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru