Русская линия
Православие.Ru Сергей Герук16.03.2005 

Времена новые, приемы старые

Поездка в село Рахманов Шумского района Тернопольской епархии, где раскольниками филаретовского «киевского патриархата» была произведена попытка захвата старинного Свято-Троицкого храма, выпала на среду недели о Страшном суде, за несколько дней до Прощеного воскресенья. Было известно, что в храме четвертый день находится священник, объявивший голодовку.

Свято-Троицкий храм в с. Рахманив Тернопольской епархии
Свято-Троицкий храм в с. Рахманив Тернопольской епархии
Сто километров по заснеженной трассе от Тернополя в восточном направлении в сторону старинного Кременца давали возможность рассмотреть живописные западно-украинские села, украшенные, как правило, изящными силуэтами храмов. Увы, большинство из них уже более десяти лет были захвачены либо униатами, либо раскольниками-филаретовцами. Вспомнилось, как в начале 90-х прошлого века, еще до образования независимой Украины, греко-католики пытались захватить кафедральный собор в Ивано-Франковске. Тогда управляющий епархией архиепископ Макарий, ныне митрополит Винницкий и Могилев-Подольский, также вынужден был затвориться в храме, и в знак протеста объявить голодовку, чтобы обратить на факт вопиющего беззакония внимание общественности, в том числе и зарубежной.

Прот. Олег Сирко
Прот. Олег Сирко
Как известно, этот инцидент положил начало массовым захватам православных храмов и невиданных гонений православных верующих. Только в одной Тернопольской епархии их было захвачено более 600. Любопытно, что ныне здравствующий, но преданный анафеме лжепатриарх Филарет, тогда еще не лишенный сана, пытался представить посягательства греко-католиков, как факт вопиющего нарушения свободы совести и прав верующих. Но сам вскоре, облачившись в куколь лжепатрарха, кроме титула раскольника приобрел почетное звание главного захватчика православных храмов Украины, закадычного друга униатов и раскольников всех мастей. Его первые шаги на этом поприще связаны с захватом Владимирского кафедрального собора в Киеве, зданий бывшей митрополии на Пушкинской, 36, и всех финансовых сбережений Украинской Православной Церкви, которыми она располагала до весны 1992 года. С этого времени лжепатриарх повел коварную иезуитскую игру, умело балансируя между политической конъюнктурой, национальными идеями, наглой ложью и собственными амбициями.

Когда Филарету не удалось захватить силовым способом при помощи боевиков УНА-УНСО Киево-Печерскую Лавру в 1992 году, одним из излюбленных приемов «святейшего» стала регистрация в Комитете по делам религий параллельных общин, или общин-двойников, дубликатов по адресу существующих и действующих общин канонической Украинской Православной Церкви. И хотя в последнее время в СМИ прозвучало немало упреков в адрес экс-Президента и правительства в отдании прерогатив УПЦ, в ущерб УПЦ КП, следует отметить, что эта «поддержка» выразилась в хроническом игнорировании требований верующих канонической Церкви. Задекларированная реституция церковной собственности, как и принятие нового закона о свободе совести с предоставлением Церкви статуса юридического лица и множество других положений, обеспечивающих права верующих, так и остались гласом вопиющих в пустыне.

С паствой в храме
С паствой в храме
Достаточно перечислить храмы и соборы в центре Киева, чтобы понять, как «притеснен» был г-н Филарет в своих правах. Владимирский собор, возрожденный собор Михайловского монастыря, возрожденный на Контрактовой площади древний храм Богородицы на Пирогоще, отстроенный Рождественский храм на Почтовой площади — далеко не полный перечень древних киевских святынь, переданных с легкой руки городской мэрии. Если приплюсовать древний Выдубицкий монастырь, отданный Филарету экс-премьер-министром Лазаренко, Андреевскую церковь, древние храмы на Подоле, отданные УАПЦ — вырисовывается далеко не демократичная картина. Место под строительство кафедрального собора «главный церковный строитель», как его называют в СМИ, г-н Омельченко, так и не смог предоставить Киевской митрополии УПЦ. Зато получила земельный участок печально известная тоталитарная секта «Посольство Божье» нигерийского пастора Сандея Аделаджи, высокопоставленное духовное чадо которого стало консультантом нового Президента. В стиле кричащего постмодермизма выстроен униатский храм Василия Великого в древней части Киева рядом с Львовской площадью, напротив Национальной академии искусств. Кафедральный собор с архитектурным комплексом разместится на предоставленной греко-католикам территории в шесть гектаров в левобережной части Киева недалеко от станции метро «Левобережная». На бульваре Перова построен огромный комплекс Римо-Католической Церкви.

Предстоятель наибольшей из конфессий на Украине по-прежнему молится с городской паствой в храмах музея-заповедника Киево-Печерской Лавры, но уже сегодня звучат новые голоса филаретовских политических подпевал о том, что, дескать, Лавру нужно поделить между конфессиями.

Тактика захвата храмов филаретовцами проста до примитивизма, но и коварна, так как построена на лжи и манипуляциях доверчивых людей. Регистрируя очередную общину-дубликат, раскольники действуют по принципу паука, выжидая случая. В данном случае накал политических страстей в период последней президентской выборной кампании стал прекрасной почвой для разжигания ненависти. По селам Западной Украины пошли агитаторы с известным раскольническим приемом: «Ви за який патриархат — Московський чи Киивський? Ставте пидпис». Причем, что характерно, в числе инициативных групп мирян-раскольников, как правило, бывшие партийные активисты, атеисты и борцы с религиозными предрассудками. В высших эшелонах власти это — бывшая партноменклатура, в низших, в том числе и сельских советах, часто — учителя, читавшие детям основы марксизма-ленинизма, бывшие комсомольские вожатые.

В селе Рахманов, куда мы направились, главным филаретовским зазывалой стал некий Петр Волос, местный предприниматель, промышляющий закупкой и продажей сельскохозяйственных продуктов. Причем, что удивительно, многие жители села работают в его бизнес-структуре и при этом шеф внимательно отслеживает, кто в какую церковь ходит. Если в «московську» — «з роботи звильнений». Об этот со слезами на глазах рассказывали люди, окружившие, как овцы, своего пастыря, о. Олега Сирка, 16 лет их окормлявшего и решившегося на крайний шаг — объявить бессрочную голодовку.

Несколько лет назад общественность Украины была потрясена беспрецедентным голоданием протоиерея Стефана в г. Червонограде Львовской области в протест захвата храма «капешниками». Священник голодал более 40 дней, в предкомовом состоянии был забран в больницу, предварительно простившись с семьей и паствой. Несколько лет молитвы на улице у отобранного храма не принесли результатов — власти города «не замечали» проблемы, и тогда священник принял решение голодать. Он понимал, что может умереть, об этом предупреждали врачи, но о. Стефан сказал, что если я и умру, то умру со Христом и за Христа. Такое исповедничество напоминало гонения во времена Нерона, когда свою веру христиане подтверждали добровольной смертью. Тогда главврач городской больницы позвонил меру города и спросил, кто будет отвечать за жизнь священника. Лишь только после этого чиновник вынужден был дать обещание выделить верующим УПЦ земельный участок. Вот приблизительно с такими очертаниями свободы совести Украине предстоит претендовать на членство в Европейском Союзе.

Сколько времени потребуется Тернопольским чиновникам, чтобы решить конфликт в с. Рахманов Шумского района — неизвестно. Пока о. Олег в полном облачении с антиминсом на груди ночует в храме. Истекает вторая неделя голодания.

Общаясь с верующими, слушая их печальные рассказы о притеснениях и откровенных надругательствах филаретовских поборников, мы понимали со всей очевидностью — трагедия раскола дает о себе знать с новой силой.

Когда работал диктофон, звучали исповеди людей со слезами на глазах, когда камера фотоаппарата фиксировала происходящее, я заметил в углу у печурки маленького мальчика в стихаре, подкладывавшего дрова. Это о нем издевательски кричали «капешники»: «Он, йде до храму ище один вируючий москаль». Мальчик остался ночевать со своим батюшкой в холодном храме и не уходил домой в протяжение всей литургии до нашего приезда. Он слушал взволнованные рассказы взрослых людей, перед этим был свидетелем криков разъяренной толпы односельчан, пытавшихся захватить храм. И подумалось тогда: ведь эти детские воспоминания, когда он делал первые шаги к Богу, останутся в его памяти на всю жизнь. И дай Бог, чтобы эти впечатления не внесли в его душу разочарований в вере и в людях, проповедующих христианскую любовь.

Комментарий архиепископа Тернопольского и Кременецкого Сергия:

— Как видим, игнорируется наша Церковь, наши права. Практически во всех районах епархии. Например, в районном центре Чорткове мы с боем зарегистрировали общину, просили в мэрии участок под строительство храма. Вопрос долго не рассматривали, игнорировался. А потом предложили как насмешку где-то на свалке мусора на выезде из города. Мы отказались. Сегодня чиновники нам говорят: мы же вам предлагали, вы не захотели… Тем не менее, в центре города строятся бары, развлекательные заведения — то, что разрушает общество.

Такая же драматическая картина в г. Бережаны, люди 14 лет не могут получить место под храм. Просят люди почтительно, но им не дают… Одна женщина подарила место своего огорода, решили там строить небольшой храм. Городской совет возразил — это не входит в архитектурный план города.

В других районах области такая же картина: даже не дают возможность регистрировать наши общины.

А там, где есть наши храмы и нет других претендентов на эти сооружения, мы не можем добиться передачи земельных участков в собственность. Идут отказы

Другим конфессиям — без проблем: греко-католикам, «Киевскому патриархату», автокефалам — пожалуйста, где угодно. А нашей Церкви — нет.

Механизм такой: регистрируется другая община, раскольников или униатов, начинаются возмущение населения, как это вы видели в Шумском районе. Возникает конфликт и власть, как правило, решает его в пользу раскольников или униатов. Так было, например, в поселке Гнидова Збарожского района. Там старинный храм всегда был православным, паломники останавливались в нем, люди шли из разных областей. А власть приняла соответствующее решение, и храм был отдан другой конфессии. А все из-за того, что не дали своевременно зарегистрировать, как церковную собственность.

Заметьте, что всем другим конфессиям землю отдают в собственность, кроме общин УПЦ. Это прямая дискредитация прав верующих, прямое нарушение прав верующих, которое является нормой в западных регионах Украины.

Случай в Рахманове — новая иллюстрация такой политики местных органов власти. Это сознательно созданный конфликт, который планировался заранее. Еще задолго до конфликта мы просили районный совет дать необходимые заключения для передачи земельного участка в собственность. Когда мы начали ходатайствовать, вдруг появляется община «КП», какой-либо бизнесмен, который в церковь не ходил, инициатор конфликта, и другие представители новообразовавшейся общины «КП» — также в храм не ходили, а теперь стали борцами за «независимую» Церковь.

Современная власть, новое правительство и Президент заявили, что они представляют прозрачную власть, которая охраняет законы Украины. Поэтому мы в своих обращениях просим власть выполнить эти законы. И надо учесть тот факт, что новообразовавшаяся община «КП» дала юридическое обязательство на бумаге, которая хранится в областной администрации, о том, что она не будет претендовать на храм. Из областной администрации туда немедленно должна выехать комиссия с соответствующим распоряжением — запретить раскольникам претендовать на этот храм, как того требует законодательство. Наш новый Президента декларировал, что никто не будет запрещать ходить людям в храмы, которые им принадлежат. Поэтому необходимо, чтобы эти слова не были пустым звуком, и чтобы наши органы власти не игнорировали программные постановления нового Правительства и нового Президента Украины. Ведь на нас смотрит мир, мы стремимся к Евросоюзу. Но с такой «демократией» нас просто не поймут. Надо, чтобы власть показала, что она справедливая, прозрачная, честная. Пусть поступит по совести, по чести и по закону.

Нас очень настораживает, что такие настроения появились именно после выборов. Если так дальше пойдет, выйдет, что власть борется со своим народом. Или бессознательно настраивает народ против себя. Мы являемся народом своего государства, мы — украинцы. Мы все сыны и дочери Родины. Зачем же нас ныне, на 15-м году независимости, искусственно разделять и сеять вражду? Ведь если нам запрещают молиться, то этим наносят вред, в первую очередь, нашему государству. Ведь если мы не молимся за наш народ, то он страдает, это духовный закон, и это надо понимать.

15.03.2005

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/jurnal.cgi?item=1r600r050315154117


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru