Русская линия
Русская линия Ольга Куликовская-Романова22.11.2008 

Великая Княгиня Ольга Александровна — Сестра Святого Царя-Мученика

От редакции: В сентябре в выставочном комплексе «Царицыно», в Москве открылась выставка художественных работ Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны. Выставка продлиться до середины января следующего года. По традиции в ходе проведения выставки председатель Благотворительного фонда имени Е.И.В.В.К. Ольги Александровны Ольга Николаевна Куликовская-Романова читает лекции для посетителей выставки. Предлагаем читателям «Русской Линии» текст одной из таких лекции, который был предоставлен О.Н.Куликовской-Романовой нашей редакции.

С Божией помощью изобразительное творчество Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны за последние семь лет, начиная с выставки 2001 года в Русском Посольстве в Вашингтоне и выставки 2002 года в Москве, в школе акварели Сергея Андрияки, стало широко известно в Русском Зарубежье и самое главное — в России. Работы Великой Княгини были приняты русским зрителем, и они уже не требуют специальных разъяснений. Но сейчас я хочу рассказать Вам о том, чему именно посвящена нынешняя Царицынская выставка Ее художественных работ, раскрыть то, что легло в духовную основу светлого, поистине солнечного искусства моей Августейшей Свекрови.

Нынешний 2008 год — знаменательный этап в историческом и духовном самосознании Православного Русского Народа. 19 Мая исполнилось 140 лет со дня рождения Святого Государя-Мученика Николая Александровича. А 17 Июля было 90 лет со дня мученической кончины Царского Святого Семейства. Торжество Христианской победы и скорбь неразрывно слились в этом событии вселенского масштаба. В светской литературе, в журналистике по отношению к изуверному убийству Святых Царственных Мучеников очень часто встречается выражение «Трагедия Царской Семьи». Оно совершенно искажает и извращает смысл подвига Христианских Мучеников. В ночь с 16 на 17 Июля 1918 года, достигнув своей наивысшей точки, прекратились страдания Августейших Страстотерпцев, и для Их душ наступила пора Небесного блаженства и Небесной славы, Божественного воздаяния за те муки, унижения, оскорбления и клеветы, которые довелось выносить Царской Семье отнюдь не только после 2 Марта 1917 года, но задолго до этого — даже в самые благополучные годы Царствования Государя Императора Николая II-го.

Правила циничного революционного политиканства, нацеленные на утверждение нового мiрового порядка, правила, которые стали утверждаться в мiре явным образом начиная с рубежа XIX-го и XX-го столетий, позволяли основным участникам этой сатанинской игры направлять свои ядовитые стрелы оскорбительной лжи не только на личность Главы Православного Царства, но и на Его Семью. Сначала тучи неприязни и сплетен стали касаться личности Императрицы, а по мере взросления Царских Дочерей уже после первой революции грязная хула и клевета стала достигать и Их — Ангельских по сути натур. На протяжении всей мирной и военной жизни Царская Семья явила Собою образец Христианской сплоченности и единодушия. И даже Их совместная кончина в одну ночь, в один час есть свидетельство этого семейного единства и перед Богом, и перед всем мiром. Помните, во многих поучительных сказках со счастливым концом традиционную фразу о счастливом супружестве: «Жили они долго и счастливо и умерли в один день». Нынешний год посвящен семье, и в этой Год Семьи мы можем и должны смотреть на Святое Семейство Царственных Мучеников как на идеал, как на духовный пример для подражания.

Будь Царская Семья разлучена перед 16 Июля 1918 года, трудно даже представить те невыносимые страдания, которые мог бы переживать всю оставшуюся жизнь тот, кому довелось бы выжить. Но эти невыносимые муки достались самым близким из Императорской Фамилии людям — Вдовствующей Государыне Императрице Марии Феодоровне, Сестрам Государя-Мученика Великим Княгиням Ксении Александровне и Ольге Александровне. Все они в Крыму 1918 года пережили реальную угрозу мучительной смерти. В отличие от Августейшей Матери и старшей Сестры семья Великой Княгини Ольги Александровны и Николая Александровича Куликовского с сыном Тихоном не находилась под арестом, а только под надзором ЧК, но и Их бы ждала одна участь, если бы Вдовствующую Императрицу расстреляли. Только чудо Божие спасло Их всех от рук палачей. Но то мучительное состояние, в которое Они были ввергнуты, когда до Них стали доходить известия сначала о расстреле Их Сына и Брата, а потом и об убийстве всей Его Семьи, действительно можно назвать величайшей трагедией.

Некоторые близкие к Вдовствующей Императрице люди свидетельствовали, что Она всю оставшуюся жизнь так и не смогла смириться с мыслью, что Ее Сына и Внуков нет в живых. Она спасалась надеждой, и были в Ее окружении некие люди, которые в неизвестных для меня целях поддерживали у Государыни миф о спасении Царской Семьи. Именно поэтому Императрица Мария Феодоровна отказалась принять лично следователя по особо важным делам Николая Алексеевича Соколова и принять на хранение вещественные доказательства, собранные следствием Н.А.Соколова в Доме Ипатьева и под Екатеринбургом в 1919 году. В известной степени в миф о «спасении» верила и старшая Сестра Государя-Мученика Великая Княгиня Ксения Александровна. Моя Свекровь никогда не противоречила в этом вопросе Своей Матери, берегла Ее сердце и крупицы душевного покоя. Но то, что вся Царская Семья была убита, Она Сама хорошо знала и не могла в этом сомневаться.

Ведь семья Великой Княгини Ольги Александровны последней из Рода Романовых покинула Россию уже в 1920 году. Она не могла сомневаться в достоверности известий об уничтожении всей Царской Семьи, Ее друга и Брата Великого Князя-Мученика Михаила Александровича в Перми, Ее родной Тети Великой Княгини-Преподобномученицы Елизаветы Феодоровны и других членов Императорской Фамилии в Алапаевске, о расстреле в Петропавловской Крепости Ее родного Дяди Великого Князя Павла Александровича.

Множество русских людей, побывавших в годы гражданской войны по всей России, свидетельствовали Ей об истинности этих скорбных известий. Не случайно, когда знакомый офицер Великой Княгини Ольги Александровны и Николая Александровича Куликовского в начале 1920-х годов привез в Данию для передачи Вдовствующей Императрице Марии Феодоровне икону Божией Матери «Троеручица», найденную им в Ипатьевском Доме, Государыня-Мать со временем эту святыню решила вернуть Своей младшей Дочери.

Поэтому из самых близких Родственников вся полнота трагических переживаний и мук легла на сердце младшей Сестры Императора-Страстотерпца Николая Александровича. Мой незабвенный Супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов неоднократно рассказывал мне, как глубоко переживала Мать все то, что произошло с Ее ближайшей Родней.

Но я прошу всех Вас даже тенью осуждения не затрагивать память Императрицы Марии Феодоровны в связи с тем, что Она будто бы не хотела верить и публично признавать смерть Царской Семьи. В глубине Своего любящего Материнского сердца Она, безусловно, знала, ЧТО на самом деле произошло летом 1918 года и в Перми, и в Екатеринбурге, но обсуждать эту боль даже с близкими людьми Она по вполне человечески понятным причинам не хотела. Утрата близких каждым человеком переживается по-своему. И, думаю, нам должно быть по-христиански понятно, когда кто-то говорит: мне не верится, что со мной того-то нет. Могу сказать и о себе — более пятнадцати лет назад 8 Апреля 1993 года я потеряла своего дорогого Супруга Тихона Николаевича. Я сама хоронила его. Постоянно в памятные дни заказываю заупокойные обедни и панихиды. Вместе с тем Его присутствие своим сердцем, своим духом я ощущаю постоянно. Оно проявляется, так или иначе, в житейских деталях, известных только мне и Ему. И я могу сказать, что мне не верится, что со мной рядом нет моего дорогого Тихона… Но это не означает, что я не понимаю и не переживаю смысл происшедшей утраты.

Так всем нам и надо было бы относиться к словам Вдовствующей Императрицы, которые Она могла вскользь говорить по поводу Своих Сыновей и Внуков: «Я не верю, что Они убиты…» Из документов, из писем Императрицы известно, что Она прекрасно осознавала суть происшедшего с Ее Близкими.

У младшей Сестры Государя Мученика характер был иной. Она переживала смерть Родных по-своему. И по-своему Она преодолевала эту невыносимую душевную муку. Здесь на выставке вы могли видеть Её работы революционной поры, времен гражданской войны, начала двадцатых годов. Все они — или почти все — пронизаны ярким солнечным светом и каким-то внутренним сиянием. Но с другой стороны, при всей лучезарности этих вещей, о них никак не скажешь, что они проникнуты беззаботной радостью, безпечным весельем. В принципе художественный язык мог бы выразить и такие чувства, но их мы не видим в картинах Великой Княгини Ольги Александровны. И мне хорошо понятно почему! Но понятно ли это пришедшему на выставку зрителю? Понятно ли это Вам?! Вот о чем хочу говорить сегодня.

Ея Императорское Высочество Великая Княжна Ольга Александровна родилась 125 лет назад — в Петергофе 1/14 Июня 1882 года и поэтому является единственным Багрянородным ребенком Государя Императора Александра III. Видимо, самые первые годы Ее жизни, когда только формируется сознание, можно было бы назвать безоблачными. Все же они шили под могучей сенью Ее Отца — Государя-Миротворца. Жестокая смерть от рук террористов Ее Августейшего Деда — Императора-Освободителя Александра Второго вряд ли на ранней поре детства Великой Княжны коснулась Ее сознания, Ей, родившейся почти через полтора года после взрывов бомб на Петербургской набережной, видимо, и не рассказывали в младенчестве об этом, чтобы не травмировать психику ребенка. Но 17 Октября 1888 года шестилетняя Дочь Русского Царя вместе со всей Семьей Государя-Миротворца пережила крушение Царского поезда возле станции Борки, и картины кромешного ужаса запечатлелись в Ее памяти на всю жизнь. Тогда Сами члены Царской Семьи физически не пострадали, хотя на Их глазах погибли десятки людей из Свиты и обслуги.

Официальное следствие определило, что это была трагическая случайность: стечение технических обстоятельств и людской безпечности. В прежнее Царствование разные террористические группы, готовившие цареубийство, среди планов покушения вынашивали и крушение Царского поезда. Но Император Александр III пожелал лишить предполагаемых заговорщиков злорадного публичного торжества от пусть и не удавшегося, но все же совершенного покушения, и признал выводы официального следствия, которое вел известный на всю Европу либерал.

Один из иностранных биографов Великой Княгини Ольги Александровны, беседовавший с Нею на закате Ее жизни, по-своему истолковал младенческие впечатления Великой Княжны от трагедии в Борках: он решил, что с той поры в душе Царской Дочери на всю жизнь поселился неизбывный страх перед окружающим мiром и революционерами. Книга биографа вышла уже после смерти Великой Княгини, и Она не могла Сама возразить. Но люди, хорошо знавшие Ее на протяжении всей Ее жизни, и в первую очередь Ее старший сын Тихон Николаевич Куликовский-Романов, хорошо знали, что Великая Княгиня Ольга Александровна была весьма смелой, «мужественной» женщиной. Об этом же свидетельствуют Ее письма различным адресатам и времен первой революции, и в пору Великой Войны, и в эпоху революции и гражданской войны.

Есть такой социальный феномен «либеральное общественное мнение». Оно формируется в Европе веками. Кому-то хотелось изображать трусом английского короля Карла, но среди подлинных свидетельств эпохи даже его личные враги признавали мужество, с каким он подошел к плахе. Почти через два столетия не меньшее мужество выказал не только французский король Людовик XVI, но и его Супруга Мария-Антуанетта. Трусом хотели бы изобразить либералы Императора-Мученика Александра. Но сами революционеры на процессе вынуждены были свидетельствовать, что после первого взрыва из полуразрушенный кареты вышел Государь, и Он не бросился в окружение Своей охраны, а первым делом стал осматривать убитых и расспрашивать раненных. Это мужественное и благородное поведение Царя было для Него роковым: вторая бомба полетела Ему прямо под ноги.

К сожалению, ангажированные либеральные мифы о «малодушии» Царей и членов Их Семей навязываются публике и сейчас, хотя в подлинной истории незабываемые образчики трусости чаще всего проявляли не носители Царской крови или аристократы, а именно народные избранники. Достаточно вспомнить Керенского и его бегство из Петрограда в Октябре 1917-го, запечатленное кинокамерами неадекватное поведение Жаклин Кеннеди в момент смертельного ранения ее супруга, совсем недавний многократно показанный в России телесюжет из Гори с трусливо мечущимся президентиком…

Я не хочу сказать, что царственное происхождение, аристократизм — гарантия мужества, а демократическое происхождение публичного политика всегда связано с трусостью. Просто указываю на определенную тенденцию в «общественном мнении».

Православные Русские Царские Дети с младых ногтей воспитывались в страхе Божием. Но это благородное состояние христианского духа не имеет ничего общего с психологией трусости и малодушия. Не была исключением и Великая Княжна, а после первого брака — Великая Княгиня Ольга Александровна. Видимо, о страхе Божием и пыталась растолковать на склоне лет своему биографу Великая Княгиня, а тот понял Ее по-своему…

Конечно, для Нее в Январе 1905 года было тяжелым испытанием убийство Ее родного Дяди — Великого Князя Сергея Александровича, но это событие ничуть не изменило порядок Ее жизни. Как и прежде, Она все годы первой революции не пользовалась усиленными услугами охраны и оставалась совершенно доступной людям и во время Ее пребывания в Санкт-Петербурге, и когда Она жила в Своих имениях в предместье Северной столицы или в Ольгино под Воронежем, и когда Она просто путешествовала по России. Столь же доступна народу Она была и в годы Ее изгнания после революции в Дании. Человек, пораженный в душе смертельным страхом, так себя не ведет…

Для Царской Дочери и Царской Сестры Великой Княжны Ольги Александровны была совершенно реальна перспектива династического брака с любым из самых знатных представителей королевских или владетельных домов Европы. Если бы Великая Княжна с детства смертельно боялась России, ее народа, боялась российских революционеров и террористов, Она имела множество возможностей перебраться в Западную Европу на совершенно законных основаниях. Но Она горячо любила свое Отечество, Русский Народ и Русское Православие. Вместе с тем Она, в отличие от некоторых молодых представителей Императорской Фамилии, хотела в точности соблюсти закон о браке для членов Императорской Фамилии.

Чтобы не уезжать из России, Великая Княжна Ольга Александровна решила выйти за очень-очень дальнего родственника — принца Петра Александровича Ольденбургского, который почти на 14 лет был старше Ее, да и не очень-то искал благ семейной жизни, сохранив застарелые холостяцкие привычки и после свадьбы. Великая Княгиня не обрела семейного счастья, но была счастлива тем, что осталась в России и соблюла закон о браке для членов Императорской Фамилии, чем проявила послушание верной подданной по отношению к Своему Брату-Императору. Правда, когда Она встретилась с любимым человеком, то в 1905 году попросила у Своего Государя разрешения на развод и на новый — уже морганатический брак с Николаем Александровичем Куликовским. Брат попросил Сестру подождать, тем более, супруг принц Петр Ольденбургский поначалу не давал своего согласия на развод. Ждать пришлось целых одиннадцать лет. Развод состоялся только 27 Августа 1916 года1, и наконец, 4 Ноября того же года Великая Княгиня с сохранением Великокняжеского титула смогла обвенчаться с Николаем Куликовским. Церковная церемония проходила в присутствии Матери — Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны.

При этом надо сказать, что всю Великую Войну Великая Княгиня Ольга Александровна служила Сестрою Милосердия, выучила все фельдшерские специальности и неустанно трудилась в госпиталях, помогая раненым. Были у Нее выезды и на фронт. Однажды во время ее пребывания на фронте в гостях у Своих подшефных Ахтырских гусар, где Она навещала Своего будущего мужа, часть подверглась мощному артиллерийскому обстрелу. Генерал Маннергейм, командовавший на этом участке фронта, за хладнокровие и смелось, проявленные в этих обстоятельствах, представил Великую Княгиню к военной награде — Георгиевской медали. И после этого случая, могшего закончится трагически, Великая Княгиня неоднократно посещала Ахтырский полк. Вряд ли малодушный человек мог бы так пренебрегать реальной опасностью. Нет, моя Свекровь была очень смелой женщиной.

После революции по решению временного правительства часть Императорской Фамилии во главе с Императрицей-Матерью и семьями Ее дочерей — Великих Княгинь Ксении Александровны и Ольги Александровны была направлена на жительство в Крым — негласно, но фактически под домашний арест, без права свободного перемещения по России. Там их застал октябрьский переворот и уже фактический плен. Пережив такое — угрозу гибели Матери, ближайших Родственников и Своей собственной до весны 1918 года, после занятия Крыма немцами, а затем осенью 1918 года — войсками бывших союзников, Великая Княгиня Ольга Александровна, если бы она была действительно обуреваема паническим страхом перед революционерами, сразу же поспешила бы покинуть Россию. Но Она даже не присоединилась со Своей Семьей к Матери, когда Вдовствующая Императрица в Апреле 1919 года на английском крейсере «Мальборо» покинула Крым и направилась в Данию.

Великая Княгиня Ольга Александровна еще целый год оставалась на Кубани. Хотя к этому времени Она прекрасно знала, что большевики, чекисты устроили самый настоящий геноцид по отношению к Роду Романовых. В Ее душе сохранялась надежда, что Всероссийская Смута уляжется и в России вновь воцарится порядок и законность. Однако этим надеждам не довелось сбыться, и друзья Ее из числа кубанских казаков накануне поражения Белых войск в Крыму в Ноябре 1920 года настоятельно потребовали, чтобы Великая Княгиня уехала со Своею Семьей — мужем и двумя маленькими детьми Тихоном и Гурием — в королевскую Сербию. Несмотря на предложение Сербского короля Александра Карагеоргиевича Великой Княгине и Ее семье поселиться в Белграде, Она все же вскоре поехала в Данию к Матери. Пожилой Вдовствующей Императрице требовался уход и поддержка, а поскольку старшая Дочь Великая Княгиня Ксения в то время постоянно проживала в Великобритании и бывала у Матери в Дании только наездами, то основная домашняя забота о Государыне легла на плечи Ольги Александровны. И это при том, что, по нормам местного дворцового этикета, на официальных обедах и других торжествах, на которых присутствовала Императрица, Великая Княгиня не могла бывать вместе со Своим морганатическим супругом. Это было обидно для Нее, но и в этом случае она проявляла христианское смирение и послушание, что свидетельствует о подлинной силе воли этой великой Женщины.

Как я отмечала выше, Вдовствующая Императрица в силу Своего характера старалась отдалить от Себя все, что Ей могло напоминать об убийстве в России Ея Сына, Внуков и других родственников. В 1918—1919 годах в России было уничтожено 19 представителей Императорской Фамилии и Их ближайших родственников, к числу которых, например, относился русский поэт князь Владимiр Палей — сын от морганатического брака Великого Князя Павла Александровича и княгини Ольги Валерьяновны Палей, или сын Великого Князя Николая Константиновича от морганатического брака с Дарьей Алексеевной Часовитиной — Святослав Николаевич, расстрелянный в 1919 году в Ташкенте.

Великая Княгиня Ольга Александровна, напротив, очень внимательно следила за всеми публикациями и в эмигрантской прессе и книгами, посвященными расследованию цареубийства в Екатеринбурге, Алапаевскому и Пермскому злодеяниям. Как одна из ближайших родственниц Святого-Царя Мученика Николая, Она почитала Своим священным долгом содействовать установлению истины об этом величайшем преступлении богоборцев. Не случайно именно к Ней обратилась психически больная авантюристка Анна Чайковская (Андерсен), которая выдавала себя за спасшуюся Царевну Анастасию Николаевну. Великая Княгиня не признала в ней Свою Племянницу, хотя первоначально не стала делать широковещательных заявлений, обличающих самозванку, по-человечески жалея больную несчастную женщину. Но когда дело приняло широкий размах, Великая Княгиня твердо заявила, что Великая Княжна Анастасия Николаевна была убита екатеринбургскими изуверами в ночь на 17 Июля 1918 года, а Анна Андерсен не имеет к Ней никакого отношения.

Большим потрясением для Великой Княгини Ольги Александровны стало известие о гибели в автокатастрофе 21 Июля 1931 года Ее родного племянника — графа Георгия Михайловича Брасова, единственного сына Великого Князя Михаила Александровича от морганатического брака с Натальей Сергеевной Шереметьевской. Французское следствие свело эту трагедию к несчастному случаю, но в эмигрантских кругах связывали ее с охотой агентов НКВД на деятелей белой эмиграции. Но косвенным образом эта загадочная смерть сына Великого Князя Михаила Александровича, Которому Император Николай Второй передал 2 Марта 1917 года наследование Российским Престолом, была угрожающим сигналом для всех представителей Императорской Фамилии в эмиграции. Но несмотря на подобные угрозы мужественное, спокойное отношение к любым жизненным испытаниям и опасностям Великая Княгиня Ольга Александровна воспитывала и в Своих Сыновьях. И вместе с тем, Она не отгораживала их от исторической реальности даже в самых ужасных ее проявлениях.

То что, угроза насильственной гибели для представителей Рода Романовых и спустя много лет оставалась реальностью, свидетельствует вынужденный отъезд в 1948 году Семьи Великой Княгини Ольги Александровны из Дании в Канаду. Тогда представители Датского королевского дома и правительства Дании прямо заявили Великой Княгине, что они не могут гарантировать безопасность Ей и всем членам Ее Семьи от действий советских спецслужб.

Внешней причиной этого давления на правительство Дании была помощь, которую доводилось оказывать Великой Княгине русским беженцам, пытавшимся уехать от преследований НКВД из Европы в Южную Америку.

Но среди скрытых причин этого преследования можно видеть и то, что для всего русского изгнания Великая Княгиня Ольга Александровна символизировала четкую позицию по отношению к расследованию цареубийства. Такое же отношение к Екатеринбургскому злодеянию Великая Княгиня Ольга Александровна старалась сформировать и у своих сыновей. Что касается Ее старшего Сына — Тихона Николаевича Куликовского-Романова — могу об этом засвидетельствовать со всей категоричностью. Несмотря на возникновение с завидной периодичностью новых и новых мифов о судьбе Царской Семьи (начиная с 1918 года подобные мифы появлялись в прессе раз пять лет, обычно приуроченные к очередной годовщине февральской революции или цареубийства). Если не впадать в буквализм и брать в расчет плюс-минус один год — новые версии как публично озвученные, так и ограниченные секретными спецоперациями появлялись примерно по такому алгоритму2. В конце 1988 года, насколько мне известно, в редакции нового советского журнала «Родина», который начал выходить с Января 1989 года, было принято решение о публикации материала Гелия Рябова с очередной версией цареубийства, которая должна была опровергнуть не сам факт цареубийства и заявить о спасении всей Царской Семьи или кого-то из Ее Членов, а опровергнуть ряд принципиальных положений расследования Николая Алексеевича Соколова.

В первую очередь, установленного следствием факта, что после 17 Июля тела Царственных Мучеников были вывезены в район шахты Ганина Яма, там расчленены и уничтожены на гигантском костре, а несгоревшие останки, кроме головы Государя Императора и предположительно Наследника Цесаревича, были уничтожены с помощью 150 литров концентрированной серной кислоты. Следы разрубов на найденных фрагментах одежной фурнитуры и драгоценностей, многочисленные осколки костей, сальные массы, которыми пропиталась земля под костром, расплавленные сердечники пуль, застрявших в тканях жертв, свидетельствовали именно о таком способе уничтожения трупов3.

Все эти доказательства официального следствия Тихон Николаевич Куликовский-Романов прекрасно знал из литературы, из книг следователя Николая Алексеевича Соколова, генерала Михаила Константиновича Дитерихса, английского корреспондента газеты «Таймс» Роберта Вильтона и даже самых ранних советских публикаций по этой теме 1927−1928 годов.

Конечно, не будь у моего Супруга Тихона Николаевича живого внутреннего интереса к истине о цареубийстве, вряд ли Его Мать Великая Княгиня Ольга Александровна смогла бы навязать такой интерес извне. Но Своим примером Она завещала Своему старшему Сыну быть внимательным и бдительным ко всему, что может иметь отношение к незавершенному расследованию цареубийства.

Но что это означало в жизненном бытовом ряду для Великой Княгини Ольги Александровны? Начиная с первых известий о цареубийстве, Она несла в Себе неутихающую боль от постоянной мысли, что довелось пережить Ее Августейшему Брату, Его Супруге и Племянникам в последние месяцы, дни и часы перед смертью, что пережили Они в последние минуты Свой земной жизни уже в Ипатьевском полуподвале.

Именно христианское отношение к этой неизбывной сердечной боли наиболее ярко проявилось в художественном творчестве Великой Княгини, начиная с 1918 года и до последних лет Ее жизни. «Свет Христов просвещает всех!» — этот возглас из Православного Богослужения объясняет многое во внутренней духовной борьбе, которая выпала на долю Великой Княгини Ольги Александровны, объясняют они и Ее весьма своеобразное художественное видение окружающего мiра, отобразившееся в Ее живописи.

Свою внутреннюю неизбывную боль Великая Княгиня Ольга Александровна из года в год претворяла и преображала в Свет Божественной надежды, во исполнение последней заповеди Августейшего Брата-Великомученика, по которой «не зло победит зло, а только любовь».

В силу этого светоносные энергии художественного творчества Августейшей Художницы имеют громадный нравственный потенциал для современных зрителей. Человека, просвещенного таким светом, уже труднее обмануть, увлечь очередным подлогом, связанным с цареубийством или так называемыми «екатеринбургскими останками». Мерцающее магическое свечение телепропаганды, которая пытается убедить миллионы наших соотечественников, что современное следствие Генеральной Прокураторы наконец-то поставило точку в расследовании цареубийства.

Изуверное убийство законного Главы Российского Государства и Его прямых Наследников повлекло за собою красный террор и принципиально новый уровень гражданской войны. Объявление в 1989 году о новой версии цареубийства совпало с новым витком всероссийской смуты, которая после начала летом 1991 года нового официального дорасследования не только не утихомирило Россию, но привело к скорейшему распаду Советского Союза в рамках Российской Империи и к дальнейшей эскалации местных братоубийственных конфликтов и в конце концов к новой Кавказской войне.

Торжественное захоронение безвестных «екатеринбургских останков» под видом Царских в 1998 году повлекло за собою финансово-экономическую катастрофу, новые масштабные вспышки насилия на Кавказе и в Москве в последующие годы. Смена президента в конце 1999 года, прославление Царской Семьи в лики Святых Русской Православной Церкви Московского Патриархата в Августе 2000 года и предание некоторому политическому забвению подложного Царского Дела привело к известному умиротворению в стране. Но гробокопатели затаились только на время.

В 2007 году они вновь заявили о «сенсационной находке», а когда 16 Июля нынешнего года возобновленное следствие о цареубийстве официально заявило о том, что были найдены останки именно Царских Детей — Наследника Цесаревича Алексея и Великой Княжны Марии, я сама себе сказала: «Надо ждать большой беды…»

Меня в последние недели часто спрашивали о моем отношении к Августовским событиям 2008 года в Закавказье, к агрессии Саакашвили против мирных жителей Цхинвала. Я не политолог и не спешу удовлетворять людское любопытство готовыми формулами. Но лично для меня ясно, что это продолжение эксцессов братоубийственной гражданской войны, которая до сих пор не окончена и будет вспыхивать на территории Российской Империи вновь и вновь, когда на достаточно высоком официальном уровне будет озвучиваться подлог о цареубийстве. Ветхозаветная еще Божия заповедь: «Не прикасайтесь к Помазанникам Моим» остается в силе и сейчас, и ее нарушение всегда будет грозить массовыми бедами и несчастьями.

Многих в России последствия еще неизжитого конфликта в Закавказье удручает особенно тем, что по всему мiру распространяется откровенная ложь о месте в этом конфликте Российской Федерации и ее вооруженных сил. Я в полной мере сопереживаю чувству оскорбления всех русских этой вселенской ложью. Главная цель этой телевизионной лжи — возбуждение у миллионов западных обывателей ненависти к России и ко всему русскому. Но для меня ясно и то, что эта глобальная ложь была попущена Самим Господом из-за тиражирования лжи и подлога о цареубийстве в самой России. Перед Богом нельзя быть правым в одном и кривить душою в другом, может быть в более важном, перед судом всемiрной истории.

Отец лжи дьявол, и мы видим, как политика лжи торжествует многие десятилетия в Северо-Американских соединенных штатах. Ложь об убийстве президента Джона Кеннеди маньяком-одиночкой была навязана и всему населению САСШ, и всему мiру. И хотя множество американцев не поверили официальному расследованию Далласского преступления, все они должны были смириться с этой официальной ложью, и на все последующие президентские правления легло кровавое заклятие этого убийства безотносительно личных качеств того или иного президента. Но наиболее пытливые американцы, если и спорили с официальным следствием с помощью частных расследований, они всегда упирались в тщательно заметенные этим следствие корни этого убийства.

В России ситуация совершенно иная. Первое официальное расследование цареубийства максимально приблизилось к истине о нем, и все последующие усилия фальсификаторов упираются в эти законно и документально утвержденные факты. Поэтому и нравственная ответственность российских граждан в их личном отношении к цареубийству и подложным «екатеринбургским останкам» гораздо выше, чем у рядовых американцев перед лицом убийства выбранного ими президента.

Можно по-разному относиться к личности и творчеству недавно умершего писателя Александра Солженицына. Лично для меня совершенно неприемлема его позиция по отношению к Февральской революции и критический подход к Русскому Самодержавию и личности Святого Царя-Мученика Николая. Но для меня ценен и важен один из главнейших моральных тезисов Александра Солженицына: «Жить не по лжи». В русле этого нравственного императива, однозначно и во всеуслышание высказанного Солженицыным в начале семидесятых годов прошлого века, произошли самые решительные перемены в жизни нашего Отечества. Миллионы людей, вдохновленные этим девизом, пересмотрели свое отношение к жизни, к гражданской позиции, и это во многом предопределило падение большевицкого режима. Миллионы моих соотечественников отторжение лжи привело в лоно Русской Православной Церкви, миллионы людей пожелали узнать истину о цареубийстве, о реальных движущих силах революции и гражданской войны.

В настоящее по время из ныне живущих представителей Рода Романовых по Супругу я являюсь ближайшей родственницей Царственных Мучеников. Святому Царю-Мученику я прихожусь невесткой. И по духовному завещанию Тихона Николаевича Куликовского-Романова я была просто обязана рассказать Вам об отношении моей Свекрови — Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны к Своему Старшему Брату, о Ее отношении к цареубийству.

Я надеюсь, что Ваше знакомство со светоносной силой искусства Великой Княгини Ольги Александровны всем Вам поможет противостоять разного рода лжи, которая нагромождена и вокруг Святого Царского Семейства и цареубийства, и вокруг истории всей Императорской Фамилии в целом.

Сердечно благодарю всех Вас, что Вы нашли время не только посетить новую выставку художественных работ моей Свекрови — Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, но с большим вниманием выслушали и мой рассказ о духовной взаимосвязи Великой Княгини с Ее братом Святым Царем-Мучеником Николаем Александровичем.

Царицыно, 18 Сентября 2008 года от Р.Х.

Примечания:
1. Императорский Указ Сенату об этом разводе и о сохраненении титулатуры Великой Княгини от 10 Сентября 1916-го года.
2. Если сопоставить этот ряд годов — 1922−23, 1927−28, 1932−33, 1937−38, 1947−48, 1952−53, 1957−58, 1962−63, 1967−68, 1972−73, 1977−78, 1982−83, 1987−88 — с различными этапами Царского Дела, эта закономерность особенно наглядна.
3. Дело в том, что свинцовые сердечники оболочечных пуль могли растопиться только после сгорания мягких тканей тела, в которых они остались. Это указывает на то, что тела первоначально именно сжигались на открытом огне до полного уничтожения мягких тканей и обугливания костей. После этого обугленные кости не составляло большого труда уничтожить в имевшихся в распоряжении у цареубийц бочках из-под бензина с помощью серной кислоты.

http://rusk.ru/st.php?idar=105540

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  священник Борис Пасюк    24.11.2008 20:40
Согласен. И то, что на территории Малой Руси сейчас происходит реакция на движение по восстановлению общерусского единства и восстановлению памяти подвига Царских мучеников как вне Церкви, так и внутри Её, – вылилось в Празднование Жертв Голодомора, торжественно отмечаемое по всей Украине, и бередящее умы соседей.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Что характерно, купить деревянные двери (Рязань) уже сейчас можно на www.welltree.ru!