Русская линия
Русская линия Татьяна Грачева20.11.2008 

Святая Русь против невидимой Хазарии
Сейчас уже очевидно, что вооруженного столкновения нам не избежать

От редакции: Эта статья была написана для «Общенационального Русского журнала». Однако в связи с тем, что издание журнала в условиях кризиса приостановлено, редакция РЖ любезно предложила этот материал для публикации «Русской линии». Полагаем, что нашим читателям, будет интересно познакомиться с взглядом на современные мировые процессы известного эксперта Татьяны Васильевны Грачевой.


Задолго до революции предсказал святой праведный Иоанн Кронштадтский — беды и напасти, ожидающие Россию за грех богоотвержения и цареубийства. Но тогда же поведал он и о том, что милосердие Божие не попустит окончательной гибели русского государства. «Я предвижу, — утверждал отец Иоанн, — восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету князя Владимира — как единая Церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».
Сегодня от нас зависит, чтобы сие пророчество стало явью. Так приложим же к этому все свои силы телесные и душевные, вложим же в великое дело Русского Воскресения весь жар своего сердца, всю веру своей души! Тогда — верен Бог! — не будет на свете силы, способной остановить нас в этом святом и богоугодном деле.
Сие и буди, буди! Аминь.
ИОАНН, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский («Самодержавие и Россия»)

Удары сердца твердят мне, что я не убит,
Сквозь обожженные веки я вижу рассвет.
Я открываю глаза — надо мною стоит великий ужас,
Которому имени нет.
Они пришли, как лавина, как черный поток,
Они нас просто смели и втоптали нас в грязь.
Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок.
Они разрушили все, они убили всех нас.
И можно тихо сползти по горелой стерне,
И у реки срезав лодку, попытаться бежать,
И быть единственным выжившим в этой войне,
Но я плюю им в лицо, я говорю себе: «Встать!»
Сергей Калугин


Сейчас в мире существуют только две метафизических империи — Святая Русь и ожесточенно борющаяся против нее Хазария.

Новый Иерусалим и Иерусалим, распявший Христа. Третий Рим как образ православной государственности и Рим богоборческий, беспощадно уничтожавший христиан.

Только эти два имперских ядра — одно, исполненное духом Христа (у мусульман пророк Иса), другое — сконцентрированное воплощение духа антихриста (у мусульман его называют Даджал).

Все мировые экономические, политические и духовные процессы формируются вокруг них. Именно эти два ядра притягивают к себе народы и национальные государства по принципу их духовного выбора.

Этот выбор касается не только христианских, но и мусульманских стран. Мусульмане говорят: «кто не почитает пророка Ису, тот — не мусульманин», так как, согласно исламскому вероучению, в предконечные времена должен прийти пророк Иса и победить Даджала.

Этот выбор понятен не только христианам и мусульманам, но и иудеям, и обращен он к тем самым немногочисленным потомкам двенадцати колен израилевых, которые, по пророчеству, уверуют во Христа и тем самым спасутся.

Итак, существуют эти два имперских ядра. Выбор — к какому из них пристать — не имеет альтернативы. Третьего не дано, потому что в душе может быть только Бог или Его противоположность.

Этот выбор имеет многоуровневый характер. Во-первых, очевидно, что это выбор духовный, который должны сделать народы и каждый человек в отдельности. Во-вторых, это выбор политический и экономический, который должны сделать государства, определив, будут ли они, сдавая свой политический и экономический суверенитет, отказываться от государственности и входить в состав глобальной Хазарии, управляемой мировым правительством. Или они будут группироваться вокруг Святой Руси, образуя с ней коалиции, способные противостоять невидимой Хазарии, которая представляет для них колоссальную угрозу.

Но главный выбор должен сделать наш народ и наше государство. На чьей мы стороне, к какому полюсу мы устремимся.

И здесь вы зададите вполне законный вопрос: как можно устремиться к полюсу, который внешне не существует, который существует только метафизически.

Но начнем с того, что и Хазария внешне не существует, но всегда существовала метафизически. Хазария сильна духом тех, кто служит антихристу. И через этот дух она материализуется, превращаясь из духовного в политическое и экономическое образование — глобальную империю.

Вера первична. Ее сила запускает физические и политические процессы объединения и созидания. Ее слабость есть причина процессов разложения и распада.

Российская империя, будучи крепкой экономически и политически, пала из-за того, что Православная вера в народе оскудела. Антихристов дух Хазарии оказался сильнее духа нашего народа, и Хазария победила через революцию и цареубийство.

В своей книге «Близ есть при дверех» С. Нилус приводит следующую цитату из появившейся 15 августа 1871 года программы действий масонов, которая ассоциируется с именем антипапы люциферианского масонства Альберта Пайка: «Когда Самодержавная Россия останется последней цитаделью христианства, мы спустим с цепи революционеров-нигилистов и безбожников и вызовем сокрушительную социальную катастрофу, которая покажет всему миру во всем его ужасе абсолютный атеизм, как причину одичания и самого кровавого беспорядка».

Итак, слабость и разложение духа народа — есть первопричина трагедии крушения российской государственности.

Это ключ к пониманию того, почему хазары, борясь против национальной государственности в мире, чтобы на ее обломках построить свое глобальное антигосударство, наносят главный удар по народной душе, чтобы искоренить из нее веру и все, что связано с ее защитой в исторической традиции.

Поэтому колено Даново, делая свое черное, богоборческое дело, делало и делает все возможное, чтобы люди не обрели этот ключ к пониманию причин страшных мировых катаклизмов. Ведь за пониманием следует действие и сопротивление злу.

Боясь обретения нашим народом этого ключа к пониманию и последующих действий, хазары сразу же после февральской революции уничтожили весь тираж книги Нилуса. Известно, что людей, у которых при обыске находили эту книгу, расстреливали без суда и следствия.

Почему стал возможен развал СССР? Да по той же самой причине — из-за отсутствия веры. Это было мертвое тело искусственно созданной государственности. «Тело без духа мертво» (Иак. 2, 26). Вместо веры хазарское руководство подсунуло нам идола — деньги и рынок, иначе говоря, мамону. Но Господь учил — «нельзя служить Богу и мамоне». Это извечное глобальное противостояние. И мы выбрали западные ценности и мамону, забыв про Бога. Мы духом примкнули к Хазарии, к колену Данову, и оно смогло сделать свое черное дело — разрушить Советский Союз.

Но, не стоит забывать, что дух первичен, и его энергия может стать импульсом мощных политических и экономических созидательных процессов. Возгревая в своем сердце, в сердце каждого из нас нашу веру, мы сможем добиться того, о чем пророчествовал святой праведный Иоанн Кронштадтский — «восстановления мощной России, еще более сильной и могучей». И «будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету князя Владимира — как единая Церковь».

Итак, условием и основанием крепости «Руси новой» должна стать Православная вера. Если мы хотим, чтобы Русь материализовалась как государство, обрела свою былую силу и величие, чтобы она стала как прежде мощной империей «по старому образцу», нужно, чтобы народ был «по завету князя Владимира, как единая Церковь».

Отец Иоанн упоминает в своем пророчестве святого равноапостольного великого князя Владимира, проводя историческую параллель между тем временем и этим, тем самым обозначая симметрию эпох. Крещение Руси Владимиром на многие столетия обеспечило усиление российской имперской государственности, которую Хазария не могла одолеть, потому что сила нашего православного духа была неизмеримо больше. Сейчас готовность нашего народа вернуться к нашей вере станет символическим вторым крещением Руси после эпохи ее дехристианизации, позорного всеобщего отступления, отказа от веры и ее предательства. И так же, как первое крещение началось с Владимира и его дружины, так и второе крещение должно взять свое начало в воинстве нашем, которое всегда было авангардом борьбы с Хазарией

Отец Иоанн писал в преддверии революции и распада Российской империи о том, что «перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня». Но справедливо и обратное: обретем это понимание, обретем и Святую Русь, способную дать отпор Хазарии и защитить традиционно населяющие ее народы и народы, ищущие ее защиты.

Сейчас нам нужно дать ответ на главный вопрос — хотим ли мы, предав подвиг многих поколений наших предков, положивших жизнь свою в борьбе с видимой и невидимой Хазарией, опять пойти в рабство к хазарам, обрекая себя и Русь на уничтожение? Или же мы выберем путь достоинства, чести, служения и самоотверженности в борьбе за веру и Отечество, за победу над Хазарией.

Если мы выбираем путь Святой Руси, то это путь имперский. Хазарскому глобальному каганату может противостоять только империя, и только сильная империя сможет себя защитить. Демократический проект открытого рыночного общества, навязываемый Хазарией всем странам, направлен на их закабаление и уничтожение. Священная империя и демократия как «гений и злодейство — две вещи несовместные».

В Евангелии нет ни либерализма, ни демократии. Они есть воплощение сети, основанной на разделении и полицентризме, «сети ловчи», уловляющей и заманивающей в себя нестойкие души. Вера строится на иерархии, построенной на принципах единства и моноцентризма, поэтому религиозное сознание всегда иерархично и противостоит сетевому.

Альфред Нобель дал точное определение демократии: «Демократия — это власть подонков"… Можно еще добавить — «которая навязывается подонками». Эту же мысль подтверждает У. Черчиль, написавший в своем многотомном труде «Вторая мировая война»: «История западной демократии — это сплошные преступления против человечества».

Навязывая нам то коммунизм, то демократию, хазары из колена Данова всячески стараются не допустить нашего возвращения в Российскую империю. Они изолировали нас от нее и дрожат от ужаса, что мы в нее вернемся.

Американский историк хазарского происхождения Ричард Пайпс даже заявил: «Россия для Европы опаснее бен Ладена».

Во время своей предвыборной президентской кампании МакКейн указывает, что «опасность России» заключается в «русской ностальгии по империи». При этом главную угрозу для Запада он видит вот в чем: «Очевидно, что целью России является восстановление старой Российской империи. Не Советского Союза, а Российской империи». (Бен Смит «Долгая война МакКейна против России», Politico 12.8.08).

Но дело в том, что господин МакКейн и многие политики-русофобы на Западе не знают или не хотят знать, что восстанавливать Российскую империю не требуется, потому что она существует и не переставала существовать по всем канонам международного и российского права.

Прежде всего, отметим, что закон о престолонаследии в Российской империи не предусматривал отречения царя от престола. Поэтому акт отречения нельзя признать легитимным. Кроме того, он был составлен под давлением и вследствие лжи, обмана и предательства, то есть мошенничества. Это подтверждается историческими документами и свидетельскими показаниями очевидцев и участников этих событий. Государь сам пишет об «измене, трусости и обмане».

В соответствие с действующим законодательством Российской Федерации договор (сделка) признается недействительным, в случаях,
если он, подписан вследствие обмана, под нажимом, с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности,
если другая сторона знала или заведомо должна была знать о его незаконности,
если он совершен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.

То есть акт отречения противоречит не только законам Российской империи, но и современному законодательству Российской Федерации, и его, таким образом, нельзя признать легитимным. Следовательно, де-юре Российская империя существует. По нормам международного права, она является государством, временно утратившим свою юридическую дееспособность.

Есть еще аргументы. Газета «Русский вестник» опубликовала 06.10.2008 статью «Отречения императора не было». Ее автор Андрей Разумов путем тщательного анализа подписи на Манифесте об отречении убедительно доказывает, что она подделана. На этом основании можно утверждать, что текст Манифеста был подменен и был распространен как официальный сфальсифицированный документ.

В результате Андрей Разумов приходит к следующим выводам:
«1. Текст отречения составил не Государь. Черновик отречения был написан и отправлен во Псков из Ставки 1 марта в виде телеграммы Алексеева, Лукомского и Базили, а затем кем-то доработан до знакомого нам сочетания слов.

2. Текст отречения не был написан Государем от руки. Все известные экземпляры отречения напечатаны на машинке. Об этом говорят Шульгин, Мордвинов и ген. Данилов. Начальник походной канцелярии ген. Нарышкин в «протоколе отречения» пишет более лукаво: Государь приказал «его переписать», что, однако, также свидетельствует, что текст отречения не был записан Государем лично.

3. Три очевидца: Мордвинов, Шульгин и Данилов, прямо указывают, что текст был напечатан на телеграфных бланках, несмотря на то, что военно-походная канцелярия Государя хранила любые бланки, включая, разумеется, бланки Царских Манифестов. При этом Данилов пишет о двух телеграфных бланках, а Шульгин — о трёх.

4. Из текста отречения видно, что составлен он особым образом: по смыслу и количеству строк разделён на три абзаца, или «три четвертушки», описанные Шульгиным. Средняя часть «отречения» по количеству знаков абсолютно совпадает с размером телеграфного бланка. Значит, заговорщики предусматривали вариант подлога: «вброса» или замены средней четвертушки в подписанную Государем телеграмму, с последующей нейтрализацией Государя Николая II.

5. Подписи на хранящихся в ГА РФ отречениях (или отречении?) Государя от Престола, а также их факсимиле в известных нам большевицких изданиях подделаны.

6. Согласно описанию документа отречения Государственным Архивом РФ, заверяющая (контрассигнирующая) надпись Министра Императорского Двора графа Фредерикса на отречении также сделана карандашом, а затем обведена ручкой. Сама оригинальная подпись Фредерикса на документе ГА РФ отсутствует».

В итоге выходит: «Самодержец ВсеРоссийский Государь Император Николай II никогда не составлял отречение, не писал его от руки и не подписывал. Документ также не был заверен Фредериксом. Таким образом, Государь не имеет никакого отношения к собственному отречению».

В своем дневнике Государь оставил следующую запись: «Тошно читать описание в газетах того, что произошло… в Петрограде и Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени!»

И.Солоневич в своей работе «Великая фальшивка Февраля» писал: «Русская революция не имела никаких оправданий — ни моральных, ни социальных, ни экономических, ни политических… Этой измене и этому предательству нет никакого «оправдания». И даже нет никаких смягчающих вину обстоятельств: предательство в самом обнаженном его виде. Но, говоря о предательстве, мы обязаны знать, кто, как и зачем занимался этой профессией, начиная от казни Царевича Алексея Петровича и кончая Февралем. Если мы не будем знать, нас предадут еще и еще и еще…".

Дальше беззаконие продолжается. Исполком Петросовета сразу же 3 марта 1917 года постановил арестовать династию Романовых и предложил Временному правительству произвести арест.

Постановления об аресте не имели законного основания, поскольку им не предшествовало никакого расследования. Правительство создает особую комиссию с целью изучения материалов для предания суду Николая II и его супруги по обвинению в государственной измене. Комиссия, несмотря на все ее старания найти подтверждающие это документы, ничего не смогла добыть.

После ареста Царя начинается разбазаривание имперских земель и заключение незаконной властью незаконного и позорного Брестского мира.

По Брестскому договору от России было отторгнуто 780 тысяч кв. км. территории с населением 56 млн. (около 1/3 всего населения бывшей Российской империи); на этой территории находилась треть железнодорожной сети страны, производилось 73% железа и добывалось 89% каменного угля (Чубарьян А. Брестский мир. М., 1964, с. 189−190). Западные границы Российской республики передвинулись в пределы Курской губернии (Пушкарев С.Г. Внешняя политика Ленина 1914−1923 гг. // Ленин и Россия.)

Отношение самого Государя и Государыни к немцам хорошо известны. «Я бы никогда не поверил, — говорил Николай II после подписания немцами Брестского мира, — что император Вильгельм и германское правительство могут унизиться до того, чтобы пожать руку этих негодяев, которые предали свою страну».

Когда же государю стало известно о шагах, предпринимаемых немцами для спасения Царской Семьи, он воскликнул: «Если это не предпринято для того, чтобы меня дискредитировать, то это оскорбление для меня», а Александра Федоровна добавила: «Я предпочитаю умереть в России, нежели быть спасенной немцами» (Владимир Лавров, заместитель директора Института российской истории РАН «Со святыми упокой…", Огонек N 28, 2008 г).

Царь и его семья были невиновны. Их казнили не по юридическим основаниям, а по причинам иного характера. Еще раз подчеркну, что убийство Царя имело для хазар из колена Данова особый сакральный смысл.

Они еще до революции печатали новогодние открытки, на которых раввин держит для ритуального убийства жертвенного петуха с головой Государя Николая II, с подписью: «Это мое жертвоприношение».

За три дня до убийства в Ипатьевском доме для царской семьи совершалось богослужение. Вдруг священник, не желая того сам, запел молитву «Со святыми упокой…". Рабы Божии Николай, Александра, Алексей, Мария, Ольга, Татьяна, Анастасия опустились на колени и пели погребальную песнь о себе самих.

Патриарху Тихону тогда сказали, что убит только царь, а его супруга и дети эвакуированы в надежное место. Какие бы слова сказал патриарх, зная, что большевики зарезали невинных девушек с последующим раздеванием для труположества и ограблением?.. (Владимир Лавров «Со святыми упокой…")

Кучка извергов и преступников, хазар из колена Данова путем лжи и интриг заставила заблудших подданных предать Царя и покинуть Империю. И невидимая Хазария, как в давние времена, пленила наш народ и угнала его в рабство, методически осуществляя его геноцид.

Наша государственность была уничтожена ими путем страшных преступлений и беззакония. И, учитывая это, восстановление нашим народом Империи будет с нашей стороны актом легитимизации — восстановления законности, правопорядка и справедливости.

Но тоска по Империи, так же, как тоска по Истине, жила в сердце народа, и он подспудно, вытесняя хазар из руководства страной, создал советскую империю, которая, будучи сильной физически и политически, была крайне уязвима духовно, и без опоры на веру, пала под очередным натиском хазар. Главное отличие православной Российской империи от советской империи заключается в том, что первая была естественной богодухновенной, нерукотворной, а вторая была искусственной, безбожной и рукотворной. Это был своего рода фантастически универсальный робот, заряженный мощной программой, но как только противник получил к ней доступ, захватил пульт управления через кучку изменников и предателей, он превратил этого робота в груду металла.

Империя же не была уничтожена, ибо держалась и до сих пор держится Богом. Тварь не может уничтожить то, что сберегается Творцом.

Кстати, роспуск СССР также был нелегитимным, так как в 1991 году народы Советского Союза на референдуме высказались за сохранение союзного государства. Но СССР без духовного фундамента оказался «домом, построенным на песке».

Игнатий Калинникович Волегов, который был офицером Белой армии и оставался верным клятве «За веру, Царя и Отечество», участник Великого Сибирского (Ледяного) похода, многое осмыслив в эмиграции, на склоне жизни в шестидесятых годах написал «Воспоминания о Ледяном походе».

В этих своих воспоминаниях он очень точно отметил: «Может быть, прав был оренбургский казак, говоря, что за грехи Господь наказал Россию. Ведь мудрость простого народа близка к истине. Эти простые казаки говорили в отношении грехов, содеянных русским народом перед Богом. Значит, их научили познавать Божественную силу Церкви Христовой, в которой содержится весь смысл жизни народной. Она есть сдерживающее начало от дурных и вредных наклонностей, она есть моральный закон, и отделить Ее от государства нельзя! Отделение Ее от государства может нарушить у людей моральное сознание и привести к уродливым формам, что и получилось у нас на родине». (25 апреля 1965 г. Джилонг, Австралия).

В Евангелии от Матфея рассказывается о двух строителях — разумном и безрассудном. Первый построил дом на камне, второй — на песке. Иисус Христос сказал: «Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7, 24−27).

СССР был домом, построенным на песке атеистической идеологии, и потому его удалось развалить окончательно, тотально, и восстановлению он не подлежит. «И было падение его великое».

Российская священная империя, по своей сути, изначально — дом, построенный на камне православной веры, и потому она уцелела. По закону она осталась государством, пусть временно утратившим свою юридическую дееспособность.

И.А.Ильин в 30-е гг. прошлого века так начинал свой проект российского Основного закона, «в порядке Божьего изволения возникшее, Божиим промыслом в веках вед? мое, Российское государство утверждается…" и т. д. (И.А.Ильин. Собр. соч. Т. 7. С. 510).

Нельзя упразднить, уничтожить государство, «возникшее Божиим промыслом», то есть имеющее божественную природу.

Уйдя от веры, отвергнув ее, народ Империи ушел из этого государства, покинул его, оставив его пустым. Хазары сделали все, чтобы заставить народ забыть о нем и о своем предназначении, о том таланте государственничества, который дал нам Господь, ожидая, что мы «пустим его в оборот».

В нашей Православной империи верующий народ всегда нес ответственность за имперскую государственность перед Богом. Этот крест государственности очень тяжел. Он требует самоотвержения и подвига служения. «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24).

Путь отвержения себя и путь следования Христу — путь многотрудный, но и самый прекрасный, потому что только он дает истинную полноту счастья в сопричастности Христу и надежду на спасение.

Когда наш народ сошел с пути несения креста российской имперской государственности, он попал в рабство Хазарии и стал ее добычей. Вместе с утратой Империи, он потерял политическую, экономическую, но, главное, духовную защиту которую она обеспечивала.

Архимандрит Константин (Зайцев) писал о том времени: «История самоупразднилась. То был бунт против Истории».

«Можно находить темные стороны Исторической России во все времена, в частности, в последние времена. Но одно можно с уверенностью сказать: пусть процесс обездушения был в ходу, но пока стояла Россия Императорская, она не только не принуждала ко лжи, а служила Правде, преемственно являя собою всю ту же высоким духом просветленную Историческую Россию. Олицетворением ее явился в ослепительной духовной красоте, наш Последний Царь».

Сейчас перед нами как никогда остро стоит этот выбор — вернуться в имперскую священную государственность или идти на заклание к хазарам. Времени на раздумья осталось очень немного…

Эта прикровенная сакральная Империя, покинутое нашим народом государство, Третий Рим, Новый Иерусалим стоит и ждет возвращения своих подданных, точнее верноподданных.

Вот мы робко заглядываем в нее. В ней нет жителей, в ней нет правителей. Пока, в отсутствие царя земного, ее хранит Царь Небесный: Скипетр и Держава — в руках Его Пречистой Матери Пресвятой Богородицы. Империя эта держится и хранится верою и молитвами наших предков, отдавших свои жизни имперскому служению, сложивших головы на полях сражений за Веру, Царя и Отечество. Наша бывшая и будущая священная Империя стоит и ждет в ярком блеске величия и сиянии славы их подвигов и побед в битве за государственность, в битве против глобального каганата.

Вот мы идем по ее территории, нет, не идем, летим над ней. Ибо просторы ее необъятны. Там нет искусственных границ, нарезанных впоследствии хазарскими расчленителями. Ведь Империя строилась на основе дружбы и мира русского народа с народами иноплеменными.

«От Омска, Петропавловска и Челябинска на юг — киргизы, калмыки. От Иркутска тоже на юг — буряты, монголы. Со всеми этими народами наш русский мужичок и казак жили в дружбе, взаимоотношения их зиждились на полном доверии. Вследствие свойственной доброты русского человека происходило сращивание всех народностей в одну общую семью, и эта семья составляла Российскую Империю».

Интересны отношения с татарами. В течение почти 300 лет наш народ был под монголо-татарским игом, но при всех набегах и войнах сохранил с ними добрые отношения и не мстил за прошлое. И, что примечательно, сначала Православие существовало в рамках исламского государства, а затем, когда Россия стала великой, Ислам стал мирно существовать в рамках Православной империи. Эти две религии сосуществовали друг с другом и стали главными историческими субъектами строительства исторической имперской государственности.

Хазары же после своего поражения не переставали против нее бороться. Они вступили на разрушительный путь ненависти, мести, реванша и войн на тотальное уничтожение. Хазары одержимы местью не только в отношении Православия, но и Ислама.

Вспомним, что именно представители этих двух религий, объединившись, подняли в свое время восстание против правителей Хазарии, принявших агрессивный иудаизм, который означал отход от ветхозаветной традиции. Это восстание, как уже говорилось ранее, было жесточайшим образом подавлено, утоплено в крови православных и мусульман. Но именно тогда было положено начало историческому союзу этих двух религий в многовековой борьбе против желающей их уничтожить Хазарии.

Доброта же русского человека к татарам никогда не угасала. И. Волегов приводит тому интересные доказательства: «Например, в Уфимской губернии татары пользовались большими земельными наделами. Эту землю они сами не обрабатывали, а сдавали в аренду нашим русским мужичкам. Наши русские обрабатывали эту землю и даже жили на ней, а когда приезжал хозяин этой земли татарин к нашему русскому мужичку получить аренду, он этого татарина сажал за стол, угощал его чаем и называл его князем. Надо сказать, что татары очень любили, когда его русские называли князем, тогда он за аренду не требовал, а только просил «на чай». «Моя люби чай чарга». Итак, веками у них сохранялись добрые взаимоотношения, не было между ними никаких ссор и не поднимали между собой исторических вопросов, и так же не существовало национальной ненависти друг к другу».

Прикровенная, оставленная Империя, где живет дух добра, великодушия, прощения и трудолюбия наших предков. Ее поля пусты, на них никто не работает. Они ждут своих хлебопашцев, крестьян-патриотов, понимающих, что кто-то должен работать на земле, чтобы кормить Русь-матушку.

Эта сакральная Империя находится в ожидании своих, ответственных перед Богом и людьми, православных правителей, способных решить один из главных вопросов — аграрный вопрос, загнавший нынешнюю Россию в тупик. Ибо никто не хочет работать на земле.

Будущие имперские правители непременно обратятся к аграрному вопросу, так как это вопрос жизни и смерти народа и государства. Они вспомнят, как неуклонно и последовательно решало его царское правительство, которое, как пишет И. Волегов, «принимало меры и проводило в жизнь переселение народа из бедных районов на хорошие сибирские земли, этим людям отпускало денежные ссуды на развитие сельского хозяйства. Аграрный вопрос был актуальным, который рассматривался особой государственной комиссией при штате ученых экономистов… Все это проходило планомерно, и путь для улучшения быта и социального положения российского народа находился в рамках закона эволюции.

Царское правительство не занималось демагогией, не кричало с трибуны о выдаче всяких благ, не обещало молочные реки с кисельными берегами, а оно создавало сильную Великую Россию, т. е. такую Россию, в которой бы мог спокойно жить и трудиться каждый человек — и она уже была великой».

Да и цифры говорят сами за себя: «Статистика за 1904 год показывает, что Россия в то время имела: коней — 26 миллионов, рогатого скота — 36 миллионов, овец — 52 миллиона и свиней — 22 миллиона. Накануне же Первой мировой войны в 1913 году, по сведениям министерства сельского хозяйства, живность в России по сравнению с 1904 годом увеличилась почти в два раза.

Хлеб Россия экспортировала в Европу, во все государства по их требованию. Много экспортировала мяса, масла скотского, которое специально готовилось в огромном количестве. Жители российских городов не поедали этих продуктов, т.к. их было очень много. Для использования всех продуктов существовали маслодельные артели, которым помогали государственные кредитные кассы. Этот продукт не обесценивался, несмотря на то, что рынка для сбыта в России не было. Сбыт на иностранные рынки не позволял делать быстрых торговых оборотов вследствие скопления крупных партий для отправки за границу, а деньги были нужны крестьянину на жизнь и для развития сельского хозяйства, поэтому кредитные кассы были нужны».

Кстати сказать, на фоне этого изобилия хазарские революционеры, чтобы поднять народ на бунт, прибегли к их излюбленному инструменту — лжи. Они стали распространять откровенную клевету, что, якобы, в России истощились все запасы для снабжения армии, и народ уже накануне голода. И им удалось добиться того, что петроградские рабочие приходили к Думе с плакатами: «Долой войну, дайте народу хлеба!»

Хлеб был в изобилии — в Сибири, на Волге и в губерниях Черноземной полосы было достаточно ссыпных пунктов и элеваторов.

«Перед первой мировой войной у нас уже не было чеховских мужиков, сидевших в курной избе с лучиной. Также не было помещиков Фамусовых, Чичиковых и Плюшкиных. Крестьянин в деревне освещал свое жилище керосиновой лампой, а в большие праздники или когда много гостей, зажигал лампу «молния». Уже трудно было найти такой дом, где бы была в доме одна комната. Сохой уже на тощей кобыленке крестьянин не пахал под посев, а запрягал в плуг пару добрых коней или быков».

Волегов вспоминает: «Наша армия в то время была снабжена всем необходимым лучше, чем в первые годы войны. Главное интендантство заверяло, что Россия была в состоянии продолжать войну еще пять лет. Между Россией и Германией получился контраст. В России положение с транспортом и снабжением армии улучшалось с каждым годом войны, а в Германии получилось обратное явление — чем дальше, тем больше ощущались недостатки в продуктах питания. В начале 1917 года там уже был введен рацион для мирного населения. Это являлось главным фактором для Германии как можно скорее кончать войну. Россия в это время была накануне победы» и имела все ресурсы, чтобы победить.

Казалось бы, я писала о многих достижениях российской священной государственности ранее. Но мысль неуклонно, как будто по чьей-то воле свыше, снова и снова возвращается к тем дням былого Имперского величия, заставляя еще раз написать об этом, привлечь внимание моего дорогого читателя к нашей славной истории. Наверное, это нужно и важно для того, чтобы мы, спустя много лет страданий и лишений, пришли не только к пониманию, но и к глубокому убеждению, что лучшей модели государственности для России, чем Православная империя, не существует. Россия может существовать только как Империя. В противном случае она обречена на смерть.

Имперская модель создает колоссальный запас прочности, позволяющий государству не только выживать, но и развиваться, и успешно защищаться в условиях таких жесточайших кризисов, как мировые войны.

Вопрос имперскости — это очень важный вопрос нашей идентичности, являющейся стержнем, главной опорой нашего национального сознания и достоинства. Чтобы их сохранить, наш народ должен помнить, что «они сыны и дочери исторической великой России и могут с гордостью считать себя русскими».

Продолжая свое путешествие в прикровенную Империю, мы мчимся над огромными просторами Сибири, которую в нынешней России оккупанты-хазары превратили, осуществив мечту Троцкого в «безлюдную пустыню, населенную белыми неграми», преимущественно мигрантами, работающими там по вахтовому методу и не считающими эту землю своей.

Но мы летим над другой Сибирью, имперской, богатой, изобильной, которая помнит то, о чем писал в своих воспоминаниях И. Волегов: «Сибирь — это богатство России. Измерить это богатство в настоящее время не представляется никакой возможности, ибо оно еще лежит нетронуто и не исследовано. Крестьянину Сибири природа предоставила все, отчего он мог обогатиться. Землю, которая давала богатые урожаи, поля для скотоводства, реки для рыболовства и тайгу для охоты — от всего у него был доход.

Бывало, поедешь из города в деревню на летние каникулы с пятью или шестью рублями (зарплата рабочего в 1913 году была 20 золотых рублей в месяц, а народного учителя 25−30 золотых рублей — прим. авт.) — за эти деньги получишь хорошенькую чистенькую комнату и будут вас кормить целый месяц, как на убой. Дадут сибирские шаньги, блины или оладьи, штук десять сваренных вкрутую яиц, миску сметаны, топленое масло в глиняной масленке, огромный кувшин молока, ну, а чай непременно — это завтрак. Во время обеда подавали не менее пяти блюд, почти все молочные, а из мясных — один суп из солонины. Свежее было только курица или гусь. Засолов ставили к обеду много: грузди, огурцы, редьку и, как сладкое, после всего подавали свежие ягоды — чернику, землянику или малину с молоком. Ужинали тем, что осталось от обеда, и вечерний чай с брусникой и домашним печеньем».

Сибирь имперская помнит, что была в ней мощная энергия жизни и была она наполнена жителями. «А Забайкальское казачество гордилось тем, что в случае нападения врага на Россию, при объявлении общей мобилизации, они могли выставить 14 полков. Об этом каждый казак знал, и он на это смотрел, как на прямую обязанность сражаться за Веру, Царя и Отечество. Жили забайкальские казаки, как помещики».

И это уклад жизни простого народа… Дух этого уклада тоже хранит брошенная нами Империя. Вот, как о нем написал в своих воспоминаниях А. Вертинский: «Раньше жили не спеша. Выходили замуж, рожали детей в более или менее спокойной обстановке, болели обстоятельно — лёжа в постели по целым месяцам, не спеша выздоравливали и почти ничем, кроме хозяйства не занимались. Без докторов, без нудных анализов, без анкет.

Наша нянька, заболев, на вопрос «Что с тобой?» отвечала всегда одно: «Шось мене у грудях пече». А болезни-то были разные.

Умирали тоже спокойно. Бывало, дед какой-нибудь лет в девяносто пять решал вдруг, что умирает. А и пора уже давно. Дети взрослые, внуки уже большие, пора землю делить, а он живёт. Вот съедутся родственники кто откуда. Стоят. Вздыхают. Ждут. Дед лежит на лавке под образами в чистой рубахе день, два, три… не умирает. Позовут батюшку, причастят его, соборуют… не умирает. На четвёртый день напекут блинов, оладий, холодца наварят, чтобы справлять поминки по нём, горилки привезут два ведра… не умирает. На шестой день воткнут ему в руки страстную свечу. Все уже с ног валятся. Томятся. Не умирает. На седьмой день зажгут свечу. Дед долго и строго смотрит на них, потом, задув свечу, встаёт со смертного одра и говорит: «Ни! Не будет дела!» И идёт на двор колоть дрова».

В городах вновь открываемой нами сакральной Российской Империи, по которой мы робко путешествуем, пусто, но это пока. Вся ее атмосфера полна ожиданием и трепетом. Она знает, что покинувший ее народ как блудный сын обязательно вернется, нагулявшись, прокутив все, что имел, все, что она ему оставила в наследство, пройдя через лишения, голод и страдания. Он опять придет к ней с покаянием, прося у нее защиты и помощи. И она его примет и простит. Именно это возвращение народа в Российскую империю через обретение веры, будет символизировать и общенародный акт раскаяния, и готовность идти в бой за Отечество в неизбежной, непрекращающейся борьбе с атакующей Хазарией.

Как замечательно написал Волегов: «Народные вожди и диктаторы приходят и уходят, а народ остается всегда, как остается и имя его родины — Россия. Придет время, когда и это смутное время пройдет, как проходили все другие, и снова народ будет свободен, приняв Божественную силу Церкви Христовой». Это и будет знаменовать наше возвращение в Россию имперскую, в Третий Рим, в Святую Русь.

«НЕ ПОСРАМИМ ЗЕМЛИ РУССКОЙ»

«С твердою верою в милость Божию и с непоколебимою уверенностью в конечной победе будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца и не посрамим земли Русской».
Государь Николай II

Во время одного из многолюдных банкетов генерал русской армии, герой русско-турецкой войны (1877−1878) Михаил Дмитриевич Скобелев выступил со знаменательной речью: «Опыт последних лет убедил нас, — если русский человек случайно вспомнит, что он благодаря истории все-таки принадлежит к народу великому и сильному, если, Боже сохрани, тот же человек случайно вспомнит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попираемым, тогда в среде доморощенных и заграничных иноплеменников поднимаются вопли негодования, что этот русский человек находится лишь под влиянием причин ненормальных, под влиянием каких-либо вакханалий… Престранное это дело, и почему нашим обществом овладевает какая-то странная робость, когда мы коснемся вопроса для русского сердца вполне законного, являющегося результатом всей нашей тысячелетней истории… Сердце болезненно щемится. Но великим утешением для нас вера и сила исторического призвания России!»

Краткая историческая справка о Скобелеве повествует о том, что солдаты называли Скобелева «белым генералом» за то, что он выезжал на белом коне, в белом кителе и белой фуражке, представляя отличную цель для противника. Действовал так не из бахвальства, а приучая войска к храбрости… Под его командованием была одержана блестящая победа под Ловчей, осуществлены два штурма Плевны, зимний переход через Балканский хребет, бой под Шейновом и занятие Сан-Стефано под Стамбулом, поставившее победную точку в военных действиях.

Скобелев был блестящий командир и патриот России имперской, остро чувствующий ее вселенское призвание.

Сегодня исторический выбор народа России заключается в том, куда он пойдет, а точнее вернется — либо в Российскую империю, «Русь новую по старому образцу», построенную как «единая Церковь». Либо, отказавшись от своей государственности, вернется в рабство к Хазарии, к архаике негосударственного родоплеменного устройства, обрекая себя и свою веру на полное уничтожение. Первый путь — путь Жизни, второй — путь смерти и исторического предательства памяти предков веками строивших и защищавших имперскую государственность.

Хазарской империи антихриста может противостоять только Российская Православная империя, носительница духа Христова, который единственно способен победить антихриста. И это признает также и Ислам, который здесь оказывается нашим объективным союзником.

В.H.Лосский в своей работе «По образу и подобию», в главе под названием «Господство и Царство (эсхатологический этюд)» пишет, что брань, которую мы должны под началом Христа «вести здесь, на земле, за то Царство, которое не от мира сего, можем мы вести только оружием Христовым, «потому что брань не против крови и плоти, но против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12)».

Православная империя в союзе с Церковью ведет эту брань, не может ее не вести, ибо Церковь основа ее существования и призвания, определяющая смысл ее политики во всех сферах жизнедеятельности государства и народа. Так что брань, которую ведет Церковь — это и брань Империи. Иного в православной Империи быть не может. И эта брань должна вестись непрерывно.

«Не следует забывать, — пишет Лосский, — что исполнение Божьего господства, которое есть также и достижение полноты святости, осуществляется на различных уровнях и в различных планах, которые мы можем усматривать лишь отчасти. Выполнение нашего высочайшего призвания прежде всего относится к судьбе земного космоса, где люди суть созданные по образу Божию тварные ипостаси этого космоса. В этом плане, который и есть план богословия, Церковь будет вести свою брань до скончания века».

Православная империя, в рамках своих политических, экономических и социальных возможностей и полномочий, оказывает Церкви всяческую поддержку, участвует в этой брани и, таким образом, значительно способствует ее успеху. Православная империя, таким образом, оказывается мощной силой и угрозой Хазарской глобальной империи, которая действует по той же схеме только на основе обратного подобия, опираясь не на Церковь Христа, а на церковь сатаны и ведет брань в его интересах.

Вот и выходит, что силы пока явно не равные. С одной стороны, Православная Церковь без государственной поддержки ее брани (современное наше государство всячески заигрывает и пытается угодить Западу, поставленному Хазарией под контроль). А, с другой стороны — церковь сатаны, пользующаяся безграничной поддержкой и всем арсеналом Хазарской глобальной империи, ведущей войну против человечества, подчиняющей его злу и готовящей его к принятию антихриста.

Так что выбор очевиден. Он носит одновременно и религиозный и политический характер. Подчеркну, что это выбор между Жизнью и смертью. И выбора, как такового, в сущности, нет. Только безумец и самоубийца может выбрать хазарскую тиранию вместо Святой Руси.

И результатом этого выбора должен стать наш возврат в Православную веру и в Православную империю, к ее историческим традициям, и наполняем все ее уголки и сферы жизнью, начинаем подвиг беззаветного и безкорыстного служения ей.

Это строительство Царства, способного защитить себя и других, и противостоять Хазарии должно стать, как в далекие времена, нашей главной национальной духовной, политической и экономической целью или, как сейчас говорят, национальной идеей.

Как через отход народа от веры Империя пала и лишилась богоугодного руководства, так и через обретение веры народом Империя возродится и обретет так востребованное сейчас патриотическое руководство, способное повести страну по богоугодному пути. Так что вера в деле нашего спасения — это фактор первичный. «По вере вашей да будет вам». Нужно помнить, что времени на раздумья и раскачивание в условиях тотального и пока успешного реванша Хазарии, у нас практически не осталось. В такой момент нельзя проявлять малодушие, сомнение и страх перед противником и грандиозностью наших планов. «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32).

Определившись с выбором в сторону имперской государственности, мы должны определиться с нашей дальнейшей стратегией.

На первый взгляд может показаться, что нужно избрать стратегию изоляции и, замкнувшись в себе, заниматься исключительно внутренним устройством. Это минимальная стратегия.

Но есть и максимальная стратегия, которая предполагает выход за территориальные границы и создание зон защиты имперских интересов России и ее союзников в борьбе с новой Хазарией. Хазария наглеет все больше и больше. Пользуясь своей безнаказанностью, она активно наступает, захватывает или ставит под контроль все новые и новые территории, ведет агрессивные войны, окружает нас военными базами, а мы сидим и ждем, пока она на нас нападет. Это не имперское, пораженческое поведение народа, отказавшегося от борьбы, трусливо ждущего оккупанта в надежде на то, что после безропотной капитуляции он помилует свою жертву. Югославия и Ирак показали, что не помилует — уничтожит. Сначала государство, а затем — народ.

Империи нужна активная, а не реактивная, наступательная политика, стратегия максимализма, которая в отличие от стратегии минимализма, создает пространство жизни и безопасности. Минимализм — это все равно, что жизнь в узком скафандре. Ты слишком уязвим и зависим, но главное ты — не свободен в своих действиях. В скафандре — ты просуществуешь только ограниченное время, потом — ты обречен.

Как создавать эту буферную зону, это пространство для жизни? Так же, как его создавала Российская империя — путем политическим, экономическим или военным. Да, да военным. Мы имеем дело с вооруженным до зубов и рвущимся к реваншу, и планирующим войну против нас противником. Наши внутренние хазары-демократы обычно впадают в истерику, начинают биться головой об стену и кричать, что у нас нет противников. У них, конечно, нет. Хазария для них родная, а для нас враг, ведущий против нас войну на уничтожение. Поэтому военные меры для империи — это нормально и спасительно.

В.H.Лосский пишет: «Мы получили царское помазание Духа Святого, но мы еще не царствуем со Христом. Как юный Давид, который после помазания его Самуилом должен был до своего воцарения претерпеть ненависть Саула, должны мы противоборствовать полчищам сатаны, лишенного, как Саул, власти, но все еще остающегося «князем мира сего»».

Исторически имперская идея православной государственности — это идея защиты и освобождения народов от владычества Хазарии.

И огромную роль здесь играет русская армия. Генерал барон П.Н.Врангель, принявший командование Добровольческой армией 22 марта ст. ст. 1920 г. переименовал ее приказом от 28 апреля в Русскую Армию.

Севастополь, из приказа 3580 от 26 августа 1920 г. Главнокомандующего Русской Армией:

«Величие Российского государства покоилось на могучей армии и флоте. В переживаемое нами лихолетье небольшие числом, но крепкие духом возрождающиеся русская армия и флот грудью своей отстаивают от красного Интернационала последний клочок необъятной когда-то нашей Родины. Верю, что настанет время и русская армия, сильная духом своих офицеров и солдат, возрастая как снежный ком, покатится по родной земле, освобождая ее от извергов, не знающих Бога и Отечества. Будущая Россия будет создана армией и флотом, одухотворенными одной мыслью: «Родина — это все». Вдохнуть в армию эту мысль могут прежде всего господа офицеры — душа армии» (Врангель П.Н. Записки. В 2 ч. М., 1995 Ч. 2. С.224).

Известный русский военачальник, тоже знаменитый «Белый генерал» Сергей Леонидович Марков написал работу «Памяти М.Д. Скобелева».

4 мая 1917 года Марков напишет: «Легко быть смелым и честным, помня, что смерть лучше позорного существования в оплеванной, униженной России».

Обратимся к его небольшой, но емкой по содержанию книге о Скобелеве, где приведено такое высказывание Михаила Дмитриевича: «Всякая нация имеет право и обязанность расширять свою территорию до естественных границ. Мы, славяне, например, должны взять Босфор и Дарданеллы, иначе мы потеряем всякое «историческое значение». Если нам не удастся наложить руку на эти проливы, то мы задохнемся, как бы обширна ни была наша земля. Пора покончить с сантиментальными заявлениями, и видеть пред собою только наши интересы. Наполеон их хорошо понял, когда, в Эрфурте и Тильзите, предлагал Александру I сообща переделать карту Европы. Он предлагал нам Турцию, Молдавию, Валахию, но только под тем условием, чтобы мы ему предоставили разделаться по-своему с немцами и англичанами. Мы не сумели его понять. Другими словами, он предлагал нам истребить самых злейших врагов наших и вдобавок осыпать нас разными благодеяниями, чтобы отблагодарить нас за позволение».

История России — это история войн, потому что Россия никогда не переставала быть мишенью Хазарии, которая сама или через поставленные под ее контроль правительства, стремилась уничтожить нашу страну и народ.

Колено Даново и руководимая им Хазария не знало и не знает «пути мира». Как написал святой апостол Павел: «Гортань их — открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира». (Рим. 3, 13−17)

Война главный и единственный непрерывно используемый инструмент Дана — «аспида» в отношении к России.

Поэтому исторически перед Российской империей не стоял выбор воевать или не воевать, а как, пойдя на меньшие жертвы, избежать жертв колоссальных. Это навязанный нам Хазарией выбор, выбор очень жесткий и драматичный — между малой кровью в наступлении и победе, и кровью большой в отступлении и поражении. Третьего не дано. Именно в этом смысл высказывания Скобелева.

С окончанием войны, в числе русских войск оставленных для оккупации Болгарии, был и 4-й армейский корпус, которым командовал Скобелев.

Население Болгарии боготворило Скобелева, а он, верный своей натуре, работал над созданием здесь кадра людей способных отстоять свою независимость и разделаться с турками без помощи русских войск. «Если нужно отдайте жен, детей, имение, но берегите ваши ружья», — вот завет оставленный Скобелевым братушкам.

И труды Скобелева сказались очень скоро — видевшие маневры его ратников-поселенцев помнят стройные ряды дружеств, их пестрые колонны, проходившие под звуки народного гимна «Шумы марица окрававена» с припевом — «марш, марш Скобелев наш» и казалось всем, что последний припев звучал пророчески — «марш, марш Царьград будет наш».

У таких, как Скобелев нам нужно учиться храбрости и силе духа в бою с врагом во имя победы и славы России. Стоит вспомнить слова художника В.В.Верещагина о Михаиле Дмитриевиче: «Кто не был в огне со Скобелевым, тот положительно не может себе понятия составить о его спокойствии и хладнокровии среди пуль и гранат, — хладнокровии тем более замечательном, что, как он сознавался мне, равнодушия к смерти у него не было. Напротив, он всегда, в каждом деле, боялся, что его прихлопнут и, следовательно, ежеминутно ждал смерти. Какова же должна была быть сила воли, какое беспрестанное напряжение нервов, чтобы побороть страх и не выказать его».

Генерал Марков пишет, что Скобелев был тот вождь, который должен был повести русские полки, а с ними и единокровных славян на врага и добиться победы, как бы ни был могущественен этот враг.

Во время отпевания Скобелева преосвященный Амвросий сказал:
«Слезы текут из глаз, тяжело и горько нам, Отечество теряет дорогого сына, а мы — великого современника. Плачь русская крестьянка — он был отцом детям твоим, ополчившимся на врагов Отечества. Плачь русский народ — в нем ты потерял просвещенного заступника за родную землю и выразителя твоей блестящей славы».

Нынешней России как никогда нужен человек, которому как в свое время Скобелеву, можно было вверить силу народа — армию и ее грядущие успехи.

Империи нужны защитники такого мужества и отваги. Нам нужно знать об этих героях, учиться у них любви к Отечеству и готовности отдать за него свою жизнь. Пока же внутренние хазары, захватившие многие наши СМИ и каналы телевидения, делают все, чтобы народ не знал своих героев — примеров беззаветного служения Родине. Они кормят нас информационными отбросами, унижающими народ, оскорбляющими его достоинство, и заставляющими забыть историю и стыдиться ее.

Даже память народная о таких героях, как Скобелев, воспринимается хазарами как угроза. Они понимают, что «миссия человека, подобного Скобелеву, не прекращается со смертью». Потомство берегло как священную драгоценность память о нем и в его подвигах черпало новые силы в годину испытаний.

Именно поэтому, чтобы подорвать дух народа через безверие и безпамятство сразу после революции хазары-большевики издали декрет о сносе памятников русским царям и героям.

В пункте четвертом документа говорилось: «Совет Народных Комиссаров выражает желание, чтобы в день 1 мая были уже сняты некоторые наиболее уродливые истуканы и выставлены первые модели новых памятников на суд масс». В число «наиболее уродливых истуканов» первым делом попал именно памятник Михаилу Дмитриевичу Скобелеву.

Скобелевская площадь была переименована в Советскую, а город Скобелев стал Ферганой.

Могут спросить: кто оценил этот имперский подвиг Российской империи по защите и освобождению братских народов, кто вспомнил, что именно она помогла им стать государствами? Кто отблагодарил ее за это? Почему в ответ она получила не благодарность, а предательство? Взять хотя бы те же Болгарию и Украину. И потому не стоит ли нам отказаться от этой стратегии максимализма?

В ответ на это приведу потрясающее по глубине пророческого проникновения и актуальности высказывание Ф.М.Достоевского из его «Дневника писателя»: «Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени».

Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем, — коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии. Нынешнюю, например, всенародную русскую войну, всего русского народа, с царем во главе, подъятую против извергов за освобождение несчастных народностей, — эту войну поняли ли наконец славяне теперь, как вы думаете?

Но о теперешнем моменте я говорить не стану, к тому же мы еще нужны славянам, мы их освобождаем, но потом, когда освободим и они кое-как устроятся, — признают они эту войну за великий подвиг, предпринятый для освобождения их, решите-ка это? Да ни за что на свете не признают! Напротив, выставят как политическую, а потом и научную истину, что не будь во все эти сто лет освободительницы-России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок, своею доблестью или помощию Европы, которая, опять-таки не будь на свете России, не только бы не имела ничего против их освобождения, но и сама освободила бы их.

Это хитрое учение наверно существует у них уже и теперь, а впоследствии оно неминуемо разовьется у них в научную и политическую аксиому. Мало того, даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России. Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Они поймут всё величие и всю святость дела России и великой идеи, знамя которой поставит она в человечестве. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать.

Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство. Будут даже и такие минуты, когда они будут в состоянии почти уже сознательно согласиться, что не будь России, великого восточного центра и великой влекущей силы, то единство их мигом бы развалилось, рассеялось в клочки и даже так, что самая национальность их исчезла бы в европейском океане, как исчезают несколько отдельных капель воды в море.

России надолго достанется тоска и забота мирить их, вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае…».

Когда сегодня мы наблюдаем страстное желание таких стран, как Грузия и Украина войти в НАТО, примкнуть к невидимой Хазарии в лице видимого Запада, мы должны осознавать, что в них говорит не стремление к независимости или национальному самоопределению, а глубинное желание найти сильный центр, имперское ядро, к которому можно было бы прислониться. Они привыкли жить в империи и пользоваться ее преимуществами. Когда Хазария, развалив СССР, лишила их этих преимуществ, принудив уйти из империи, они стали искать другую империю, которая также бы о них заботилась. А поскольку, кроме хазарской, никакой имперскости не осталось, они пошли туда, наивно думая, что это будет продолжение прежней хорошей жизни. Но вскоре окажется, что приняли их туда для заклания, то есть с целью уничтожения, прежде всего, как носителей православной веры — главной мишени Хазарии.

Россия не может быть к этому безучастна. Бог дал ей не только дар священной имперской государственности, но и возложил обязанность защиты православной веры и народов — ее носителей, и народов, готовых встать с ней в строй в борьбе против Хазарии. Чтобы создать мощный противовес Хазарии и выполнить эту свою обязанность, Россия должна опять стать Империей, сосредоточить в себе позитивное имперское ядро. Иного выхода у России и нашего народа нет. Ведь, если ты не сопротивляешься злу, значит, ты ему потворствуешь, помогаешь, тем самым «участвуешь в делах тьмы», творимых Хазарией.

По мысли И.А.Ильина, «несопротивляющийся злу сам разламывает стены своего духовного кремля». И горе тому народу, который «утратит волю и способность к этой борьбе (со злом): он или возродит в себе эту волю, или погибнет, ибо злодеи истребляют его лучших сынов, а оставшихся превратят в своих покорных рабов…".

Если Россия не использует данный ей Богом дар православной имперскости, она уподобится тому самому рабу из евангельской притчи о талантах, который по лености и лукавству зарыл свой талант. Участь его была, как известно, печальна. Этого «негодного раба приказано было выбросить во тьму кромешную (внешнюю); там будет плач и скрежет зубов».

Ведь на Страшном Суде Христос будет судить также и народы. В числе народов, ожидающих ответа в день судный, будет стоять и Русь.

В «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» читаем: «Таким образом, в нашей картине представляются на суде не отдельные личности- грешники: еретики, гонители и т. п…, но выводятся целые народы». То есть будет не только суд над людьми, но и суд над народами. И, надо полагать, что от того, как каждый человек служил своему народу, будет зависеть и суд частный.

Святитель Игнатий Брянчанинов в «Аскетических опытах» пишет о Страшном Суде: «Величественно изображено в Евангелии от Матфея второе, славное пришествие Господа, нелицеприятный и страшный суд Его над племенами и народами. Эта необыкновенная картина, представленная с необыкновенной простотой и ясностью, невольно оживляется перед взорами ума, поражает сердце страхом».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский так писал о притче о талантах: «Страх, братия, обнимает душу, когда помыслишь, что между христианами есть множество ленивых рабов, которые живут беспечно, в удовольствиях, и вовсе не помышляют об этой страшной вечной тьме внешней, где их ожидает непрестающий плач и скрежет зубов.

Господи, твори волю Твою с нами! Молимся Тебе, да обратятся все ленивые рабы к Тебе в покаянии и добродетели. Если же нет, то они поистине достойны Твоего грозного, но праведного суда! Кто имеет уши слышать, да слышат. Аминь».

Этому рабу уподобляются не только либералы-западники, с упоением роющие могилу нашей православной имперскости и сдающие российский суверенитет Хазарии. Этому рабу уподобляются также и русские националисты, кричащие «Россия для русских», не позволяющие народу понять, что талант православной имперскости, полученный Россией от Господа, означает не что иное, как ее обязанность служить Богу и ближним, а не отдельной этнической группе, отворачиваясь от других страждущих.

И в этом смысле светский национализм стоит на службе Хазарии и, таким образом, духовно смыкается с западничеством.

Подчеркну, что расстановка сил сейчас такова, что в мире существует только два противостоящих друг другу сакральных центра, два имперских ядра — пока не материализованная прикровенная православная Российская империя — оплот всех устремленных к Богу, и активно материализующаяся глобальная Хазария — оплот антихриста. Божественный порядок и восставший против него новый мировой порядок, то есть тотальная тирания и рабство.

Хазария ведет битву против России на протяжении всей истории своего видимого и невидимого существования. Сейчас эта битва достигла своей кульминации и приобрела решающий характер. Приведение к власти в качестве президента США Обамы — марионетки финансовых кланов, организовавших революцию в России и убивших русского царя, означает дальнейшую радикализацию политики подконтрольного Хазарии Запада.

Террористические акты 11 сентября в США были провокацией, организованной Хазарией в целях получения повода для начала войны по вооруженному установлению своей тирании. Нынешний мировой финансовый кризис — это уже глобальная провокация, направленная на полную смену всей парадигмы развития человечества. Хазарское руководство понимает, что Россия, а точнее Российская священная империя, является главным препятствием на пути достижения этой цели.

Имперская идея имеет духовный, политический и экономический потенциал, задающий смысл всему происходящему, позволяющий все понять и оценить. Но, главное, она создает фундамент для объединения не только всех народов Российской империи в царском духе, но и народов в других странах, слабых порознь, но сильных вместе под покровом имперского щита Святой Руси. Глобальный каганат активно готовится к войне с ней, и сейчас уже очевидно, что вооруженного столкновения нам не избежать.

В идее священной империи заложен высокий смысл симметрии Отечества земного и Отечества небесного. И защита Отечества земного, означает здесь защиту Отечества небесного.

Здесь каждый православный есть воин Христов. Здесь каждый должен осознавать всю полноту и меру своей ответственности перед Отечеством и перед Богом. И начинается эта ответственность с души. Только через это мы сможем возродить великую Россию.

И.Ильин писал: «Скажем прямо и недвусмысленно: поколение безответственных шкурников и безответственных честолюбцев не освободит Россию и не обновит ее; у него нет и не будет тех духовных сил и качеств, которые строили подлинную Россию в прошлом и которые необходимы для ее будущего.

Русский человек, пройдя через все национальные унижения, беды, лишения и страдания, должен найти в себе духовное начало и утвердиться в нем, — постигнуть и принять свое духовное естество и призвание; и только тогда перед ним откроются двери в грядущую Россию» (Иван Ильин «О чувстве ответственности»).

Особо важное место принадлежит нашему благословенному воинству. При всех испытаниях, выпавших на его долю за последнее время и потерях с ними сопряженных, именно ему предстоит быть главными защитниками Отечества. И в грядущей войне нужно осознать, что главным фактором победы в ней будет не то, чем воевать, и даже не кому воевать, а, за что умирать. Ведь, если завтра война, то никто не пойдет умирать за нынешний проворовавшийся олигархат. А вот идея защиты великой Империи и объединенных в ней народов, идея восстановления законной российской государственности задает такой нужный ныне сакральный смысл, дает нам защиту Отечества небесного и небесного воинства. Земное русское воинство становится в его ряды и принимает эстафету от своих предков, победивших Хазарский каганат и мужественно отражавших все попытки реванша невидимой Хазарии.

В феврале 1917 года предательство Российской империи и Помазанника Божия началось с измены высшего военного руководства. Сейчас с нашего воинства и через него должен начаться процесс обретения Империи и ее защиты. В этом обретении будет формироваться сильная духом и непобедимая армия Российской империи.

Война в Осетии была преддверием больших сражений будущей войны, развязанной Хазарией против Святой Руси. Наша победа в этой войне стала проявлением возрождающегося имперского духа и имперского сознания, главными носителями которого являются наши воины. Эта победа подтвердила слова А. Деникина о русском воинстве: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых… принести свою кровь и жизнь на разрушаемую родину — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу».

И будем верить в наши дальнейшие победы во славу обретенной священной Империи, нашей восстановленной законной государственности, и помнить слова святого князя Александра Невского, сказанные им накануне неравной битвы со шведами: «Братья, нас немного, а враг силен, но не в силе Бог, а в правде. Не побоимся множества врагов, потому что с нами Бог!»

http://rusk.ru/st.php?idar=105537

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  мг.    19.03.2013 17:41
Всё логично и вообшем согласен . Но я думаю начинать следует с себя .затем в семье навести порядок .затем -родне и соседям и т.д. Но не как с конца т.е. с" величия " и т.д. иначе обеспечена шизофрения и маниакальный психоз.
  дядя Витя    07.03.2013 12:27
слава России! мы – на самом деле – принадлежим к великому народу. только величие это не ограничивается развевающимися флагами, оно (величие) внутри, в крови. в ее стойкости, имперском мировосприятии, и – отчасти – непознаваемости для внешних генетических атак. по крайней мере, на этом уровне – мы защищены от любых "невидимых Хазарий" и прочих – псевдо властителей "этого мира".
осознать бы только – каждому – это величие…
обсуждаемая рукопись прямо относится к таким "моментам осознания".
  А К Лабызнов    30.05.2011 15:48
АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ ВАМ!!!!!!
  Важнова С.В.    02.12.2008 23:59
А Вы – диагност, Валерий.
Человека так ить и напугать можно.
  А.В.Шахматов    02.12.2008 14:54
Мудрые слова!!!
  Одиноков    02.12.2008 12:17
Да?… Кажется, начинаю понимать…
  Провинциал    02.12.2008 09:51
Владимир, это не про Вас, неужто еще не поняли?
  реальный    02.12.2008 08:12
"Чтобы создать мощный противовес Хазарии и выполнить эту свою обязанность, Россия должна опять стать Империей, сосредоточить в себе позитивное имперское ядро"
Что под этим подразмевать – структуру или народ. Если структуру, так их ого-го понастроено…Если народ, то имперский народ произошел из мест занятых двумя десятками русских областей, где ( в деревне) царит запустение. Чтобы было ядро, эти деревни должны жить. А редкие молодые. что еще там держаться, детей боятся заводить. так как не прокормить. Сельский житель давно сельхозрабочий. Он не живет патриархальным хозяйством и за продуктами ходит в магазин, как и за всем остальным. Ему нужна работа на земле, организацией которой никто всерьез не занят, а у самого селянина нет капиталов, чтобы двинуть дело. Власть финансовым спекулянтам отстегнула 200 млрд долл. на покрытие расходов в связи с кризисом, а на сельзохнужды кроит по чуть-чуть…А сейчас надо по каждой деревне конкретно, по каждому мужику принимать финансовые решения. Конечно финансовыми решениями людей не поменять. Но можно не дать пропасть. А ощутив поддержку люди станут растить то самое ядро, из которого и происходит имперскость – народ, способный быть имперским. Этот народ не в городах растет, в городах он вырождается, что судьбы всех империй и подтверждают…
  А.В.Шахматов    01.12.2008 23:11
Странно-одна из самых важных статьей, а почему-то удаляется с форума?
  Одиноков    01.12.2008 16:25
Ах… Простите великодушно за моветон…

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

обувь балдинини расценки удобны