Русская линия
Русская линия Борислав Милошевич17.11.2008 

Борислав Милошевич: «Мне трудно представить себе Сербию частью Альянса, противостоящего России»
Выступление на Круглом столе «Украина-НАТО», прошедшем в Луганске 16−17 октября с.г.

Уважаемые дамы и господа! Дорогие товарищи, друзья!

НАТО — это военно-политический инструмент политики, преследующей цель глобального контроля за мировыми процессами и ресурсами. Я здесь говорю именно о военно-политическом инструменте потому, что внешняя политика имеет и другие свои составляющие — политико-дипломатическую, экономическую, информационно-пропагандистскую и прочие. А НАТО — самая крупная и сильная военно-политическая организация в истории человечества — еще и мощную подрывную составляющую. Мы видим, что НАТО растет быстро: в 1999 она имела 19 членов, когда совершила агрессию в отношении моей страны, а теперь уже — 26. В следующем году будут приняты Албания и Хорватия, потом и другие страны бывшей Югославии. НАТО продолжает расширяться на Восток. Но не только это имеет существенное значение. Альянс стремится и на Дальний Восток, и в Тихоокеанский регион, и в Южное полушарие. Едва ли НАТО можно сегодня считать исключительно североатлантической организацией. Это уже фактически сила глобального вмешательства, на самом деле стоящая на страже интересов транснационального корпоративного капитала.

В войне против Югославии в 1999 г. (а до этого бомбардировками сербских позиций вокруг Сараево в 1995 г.), НАТО впервые вышла за рамки сферы действия договора, утвержденного Учредительным документом Альянса в 1949 году. Тогда, а именно в апреле 1999 г., была принята «Новая стратегическая концепция» альянса, говорили, что речь идет об «исключении», хотя это, разумеется, был прецедент, которым можно воспользоваться в любой момент, что, собственно, и происходит на наших глазах. Г-жа Райс в прошлом году заявила, что США могут ударить по Ирану («мы это уже сделали в Югославии»). Агрессия НАТО против Югославии — первый акт против мира и безопасности в Европе более чем за пять десятилетий после 2-й мировой войны. На деле это означает стратегическое изменение характера Альянса: от формально оборонительного к наступательно-завоевательному союзу, и аннулирование ограничений на сферу действия договора, установленную в 1949 году.

Словом, с геополитической точки зрения, НАТО стремится постепенно трансформироваться не столько в глобальную организацию безопасности, сколько в мирового «контролера», причем контроль этот распространяется, прежде всего, на энергетические ресурсы, транспортную инфраструктуру, маршруты доставки ресурсов и так далее. В начале 2008 года, по заказу Совета НАТО, был подготовлен высокопоставленными лицами (США, Германии, Великобритании, Франции, Нидерландов) доклад-концепция об изменении роли и задач Альянса, и придания ему новых функций в условиях обострения борьбы за мировые ресурсы. На первый план стратегии НАТО несомненно выдвигается борьба за обладание ресурсами. «Цель стратегии Буша — контроль над всеми значимыми нефтяными районами и газовыми месторождениями» (известный американский экономист Энгал, цитата по статье генерала Л.Г.Ивашова). В упомянутом документе также делается вывод, что, кроме НАТО, все международные структуры, включая ООН, неспособны «управлять» безопасностью.

Постепенным созданием подобной мировой организации безопасности, НАТО практически подменяет ООН. И хотя натовцы утверждают, что речь вовсе не идет о подмене Объединенных Наций, на практике это именно такие действия. Наглядный пример — Косово.

Расширение Альянса налицо уже больше десяти лет, оно декларируется и последовательно осуществляется: НАТО вошло в Афганистан, оно в Ираке, стремится действовать на так называемом «Большом Ближнем Востоке» и т. д.

Одна из важнейших целей расширения НАТО — окружение и нейтрализация России, «как единственной угрозы реализации глобальных амбиций США». В Европе единственное недостающее звено в новом «санитарном кордоне» от Балтийского моря до Турции — это Беларусь, внешняя политика которой сориентирована на защиту собственных национальных интересов, на дружбу и стратегическое партнерство с Россией.

Особое внимание НАТО в последние годы уделяет бассейну Черного моря. Сегодня в этой зоне решаются очень важные вопросы. В этой связи на Западе выдвигают в качестве главных: «экспансию демократии» (подразумевается изменение вектора политики в Болгарии и Румынии, членство этих стран в НАТО и ЕС, и, в частности, «цветные революции», прошедшие в некоторых странах бассейна Черного моря, в том числе на Украине); будущие маршруты доставки жидких углеводородов; ослабление «неудобных» территориальных конфликтов и, наоборот, «тихое» провоцирование «удобных» (стоит отметить, что первым, кто сказал, что следующим местом вооруженного конфликта в регионе может стать Крым, был французский министр иностранных дел Кушнер); вопросы стабильности Юго-Восточной Европы и Кавказа; нелегальную миграцию; торговлю оружием и наркотиками, многое другое. Существует крупнейший проект строительства газопровода «Набуко», который должен обеспечить 15% европейских потребностей в газе. Он тянется от Азербайджана к Венгрии, через Грузию, Турцию, Болгарию, Румынию, огибая Россию. Августовское нападение Грузии на Южную Осетию и последующие события на Кавказе, безусловно, повлияли на энергетическую политику ЕС, который решил во что бы то ни стало осуществить проект «Набуко» — в пику российскому проекту «Южный поток». Но, пока не все ясно.

После вступления Болгарии и Румынии в НАТО и Евросоюз, в ареале Черного моря, помимо России (контролирующей узкий пояс от Адлера до Азовского моря, с флотом в Севастополе до 2017 года), остаются рвущаяся в НАТО Грузия, а также Украина.
Ответственные политики, равно как и многие публицисты на Западе, пишут об Украине как о «стране-стержне» для Европы, как о точке, где сталкиваются стратегические концепции «евроатлантизма» и «евразийства». Не трудно догадаться, что они и лоббируют.

Древние римляне называли Средиземное море — «mare nostrum», то есть «нашим морем». Таким же «своим морем» Америка сегодня считает не только Средиземное море, но и Атлантику. По аналогии с понятием «Большого Ближнего Востока», уже говорят о «Большом Черном море» как о сфере интересов и влияния Запада, а фактически — НАТО. Не исключено и его провозглашение «нашим морем».

Сербия, как и все остальные страны Балканского полуострова (на данный момент вне НАТО остаются Хорватия и Албания — которые будут приняты в 2009 г. — а также Македония, Босния и Герцеговина, и Черногория), хотят войти в Альянс. Вернее, руководство Сербии и некоторые политические партии этого жаждут, а народ, в массе своей, нет.

НАТО несет ответственность за агрессию, за преступления против мира и человечности, содеянные на сербской земле в 1999 г. Альянс прямо нарушил Устав ООН, международный правопорядок, разрушил суверенитет и территориальную целостность Сербии, бывшей Югославии, под лживым предлогом «воспрепятствования гуманитарной катастрофе». Независимое Косово — это чисто американский, натовский проект. НАТО буквально навязало Сербии «архитектора» этого проекта М. Ахтисаари, нынешнего «героя» Нобелевской премии мира. НАТО вошло в сговор с албанскими террористами и сепаратистами в Косово (т.н. «Армия освобождения Косово» была, как пишут авторитетные публицисты, по сути, «пехотой НАТО»). Это нагляднейший пример использования терроризма для достижения геополитических целей (Н.А.Нарочницкая). За эти услуги НАТО этим же косовским террористам подарило псевдо государство, тем самым фактически отменив международное право и Устав ООН на Балканах. В Косово создана крупнейшая американская военная база «Бондстил».

Посылая миссию Евросоюза (ЕУЛЕКС) в Косово, без согласия на то Сербии, а также России, Китая и других заинтересованных стран, Запад вновь пренебрег международным правом, обесценил резолюцию Совета Безопасности ООН N1244 (1999г.), гарантировавшую суверенитет и территориальную целостность Югославии (Сербии). Теперь Брюссель всеми способами добывается согласия Белграда принять ЕУЛЕКС a posteriori, поскольку эта миссия уже находится в Косово. Сербия, однако, должна защитить правовую силу резолюции СБ 1244, которая никем не отменена, и никак не должна допускать вопросу Косова слезать с «рельсов» ООН на любые другие «рельсы», даже на «рельсы» Евросоюза.

НАТО нанесло страшный ущерб моей стране. Оно погубило более 3,5 тысяч сербских граждан, ранило около 10-ти тысяч, бомбило кассетными бомбами, снарядами с обедненным ураном, графитными бомбами, последствия чего люди и сегодня ощущают на своем здоровье. И будут ощущать еще долго. Не избегут этой участи и албанцы Косово. Натовцы бомбили и разрушали гражданские объекты, не только мосты, промышленные предприятия, административные здания, телевидение, но и больницы, детские сади, наши средневековые храмы, церкви и монастыри, многие из которых были под защитой ЮНЕСКО в качестве мирового культурного достояния. Наши военные объекты и военнослужащие серьезно не пострадали.

НАТО управляет гаагским «трибуналом» для бывшей Югославии, острие которого направленно, прежде всего, против Сербии и сербского народа.

И еще: мне трудно представить себе Сербию частью Альянса, противостоящего России.

Главное сегодня — это независимость страны. Сербия не сможет сохранить независимость в составе НАТО, она не сможет иметь собственную политику. Это сегодня в равной мере относится и к потенциальным, и к полноправным членам НАТО. Как и многие мои соотечественники, я считаю, что предельный уровень сотрудничества Сербии с НАТО — это Партнерство ради мира. Помимо этого соглашения, Сербия подписала еще три важных двусторонних соглашения с НАТО, в том числе и Правила о статусе войск НАТО в Сербии. Куда больше?! Сербии никто не угрожает, чтобы ей требовалось искать в НАТО гарантии своей безопасности.

Большинство народа Сербии хочет, чтобы страна вступила в Евросоюз. И я сам не против, Но какая Сербия вступит в ЕС — разграбленная и ущербная или суверенная и целостная, с Косовом как своим автономным краем?

Наконец, хотел бы подчеркнуть необходимость противостояния НАТО. Нужно, конечно, создавать систему коллективной безопасности на основе многополярного международного порядка. В таком духе высказался здесь ряд уже выступивших коллег. У нас есть организация мировой безопасности, уже более 60-ти лет, она называется ООН. Ее Совет Безопасности несет «основную ответственность за сохранение международного мира и безопасности» (Устав ООН, статья 24). Но, США эту организацию хотят обесценить, отодвигая ее на задний план, под разными предлогами, в том числе и под предлогом ее «перегруженности». ООН, наоборот, нужно укреплять, нужно ее совершенствовать, расширить Совет Безопасности и т. д., но ни в коем случае не позволить подменить ее блоком НАТО.

Существуют и другие международные организации, региональные блоки и союзы, представляющие многополярность мира и международных отношений. Например, Движение неприсоединившихся стран как неоднородная международная моральная сила. Есть ОДКБ — организация нескольких стран, бывших советских республик. Конечно, она как противовес НАТО пока рассматриваться не может, но она развивается, набирает силу, и некоторые страны твердо стоят на том, что именно через эту организацию будут отстаивать свои интересы, гарантировать свою безопасность. Теперь говорят и о создании военной составляющей ОДКБ. Важно строить отношения ОДКБ-НАТО в целом, а не на уровне каждой страны в отдельности. Существует Шанхайская организация сотрудничества, четыре государства-члена которой являются и членами ОДКБ, в ее работе участвует Иран. Возможно расширение Организации за счет стран-наблюдателей. Ведь в Средней Азии у НАТО немало проблем: постоянная нестабильность в Афганистане, дестабилизация в Пакистане. И в Латинской Америке есть региональные организации, стремящиеся сохранить независимость своих государств.

Стоит отметить, что в России есть уважаемые люди, ставящие вопрос о том, что недопустимо закреплять результаты «Беловежского сговора» как необратимые, что надо развивать сотрудничество и дружеские отношения со всеми странами, которые того желают и давать им преференции. А тем, кто проявляет враждебность и не хочет сотрудничать, наоборот — не давать преференций. Это легитимно, это нормальная международная практика.

Вопрос о том, быть в НАТО или нет, безусловно, решается внутри страны. Это ключевой вопрос сохранения независимости и обеспечения безопасности страны, государства. Я, естественно, говорил о Сербии, старался изложить вкратце позицию большинства народа моей страны в отношении ее членства в НАТО.
Мне вчера задали вопрос: верите ли вы в то, что можно отстоять независимость? Я ответил, что верю.

Спасибо за внимание!

http://rusk.ru/st.php?idar=105531

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru