Русская линия
Русская линия Сергей Петров03.09.2008 

Уроки победы
Война в Осетии высветила главную проблему России — отсутствие идеологии

Уроки бывают не только от поражений. Победа России на Кавказе в августе 2008 года в конфликте с Грузией также преподала урок, который необходимо осмыслить с тем, чтобы за победой не последовала цепь поражений.

1. Одиночество


Одиночество России, о котором мы и без того догадывались, стало особенно явственно после грузинской войны. Ни союзников, ни друзей. Даже радость победы разделить не с кем, даже в СНГ холодное молчание. Франция, Германия, Италия тактичнее других, но и от них ни одного реверанса в сторону России, а ведь иных адвокатов в Европе у нас, пожалуй, что и нет. Примеры и аналогии с Косово, с Ираком, с Югославией не действует на европейцев, что со всей очевидностью свидетельствует — наше место с краю.

Весь мир помогает и сочувствует бедной и несчастной Грузии кто кредитом, кто гуманитарной помощью, но мало кто вспоминает о разрушенной Южной Осетии; кажется, только голландцы выделили полмиллиона евро. Враждебность к России распространилась и на Южную Осетию.

Однако враждебная среда дала нам повод для прозрения (в который уже раз в нашей истории?) и для весьма откровенных выводов:

1. Со всей очевидностью рухнул миф о возможности сколько-нибудь доверительного партнерства России и Запада, или миф о том, что Запад не пожертвует отношениями с Россией (на что так уповала наша дипломатия) ради крошечной республики. Пожертвует!

2. Также стало очевидно: любой враг России — это друг Запада. И любое ослабление России — победа Запада. Это не наш выбор, такова философия Запада.

3. Холодная война норма существования цивилизаций, а вовсе не аномалия. При этом, когда одна цивилизация (Запад) чрезмерно усиливается, а другая (Россия) чрезмерно ослабляется, это грозит слабой цивилизации полным уничтожением и не важно девятнадцатый ли век на дворе или век двадцать первый.

В принципе вышесказанное известно давно, еще с русско-турецких войн, а то и раньше, просто мы имеем удивительную способность забывать свою историю. Тем не менее, имеется один новый фактор, которого в истории России давно не наблюдалось. Этот фактор — почти полное одиночество России на международной арене. Как представляется, это явилось следствием внешней политики России последних пятнадцати лет.

Главная ошибка — это то, что мы согласились с навязанным нам тезисом, будто главным и единственным арбитром, определяющим мировой порядок является Запад.

Да, мы спорили по отдельным вопросам, иногда вступали в ожесточенную полемику то с одной страной Запада (например с США по ПРО), то с другой, но никогда не подвергали сомнению весьма спорный на самом деле факт, будто цивилизованный мир — это прежде всего Запад. И только он!

В результате оказались в безвыигрышной позиции: добровольно отдав Западу роль арбитра, мы вынуждены были глядеть «западными глазами» и на весь остальной мир, теряя одного потенциального союзника за другим. Нам указывали, кто «изгой», а кто «свой парень», кому ядерная программа во вред, а кому — можно. Опять таки, мы порой бунтовали против однобокой оценки, иногда что-то блокировали в Совете безопасности, но никогда не подвергали сомнению сам принцип деления, ибо Запад убедил нас — в главном он всегда прав.

Сказали нам, что Иран — это изгой, и мы сторонимся его, боимся вооружать, по-моему боимся даже достроить АЭС, хотя рядом Пакистан союзник США и если вдуматься куда больший «изгой», чем Иран, при том обладающий ядерным оружием. А ведь Иран на Каспии мог быть нам надежным партнером в блокировании альтернативных (помимо России) маршрутов доставки углеводородов.

Нам указали, что неприлично в цивилизованном сообществе иметь дело с Кубой, Венесуэлой и мы общаемся с ними если не тайком, то как-то стыдясь самих себя, боясь лишний раз «засветиться» компрометирующими связями, хотя у США, например, в Латинской Америке полно союзников среди почти фашистских режимов. Но им можно!

Совсем иррациональная ситуация с другим нашим союзником — Белоруссией. И опять нам навязали мнение о ней, как некоем изгое Европы, хотя в той же Европе существует Албания, Латвия, Эстония, а теперь уже и Косово. Так чего мы хотели от Белоруссии во время Осетинского конфликта?

В итоге Россией оказались потеряны страны Третьего мира, хотя для СССР это были самые надежные союзники. Часть стран Третьего мира теперь пляшет под дудку США, дипломатия которых вербовала себе союзников среди кого угодно — лишь бы они не препятствовали гегемонистским планам и голосовали в ООН как надо. Другая часть Третьего мира во имя своих принципов огрызается на США, но при этом не видит никакой защиты в лице России, ибо Россия за пятнадцать лет с момента развала СССР и вплоть до югоосетинского конфликта еще никого не защитила. Стоит ли удивляться подобному одиночеству на международной арене?

2. Кризис идей


Однако то, что сказано выше — часть проблемы, ибо мало пытаться объединить вокруг себя союзников, надо им взамен что-то предложить.

Политологи, констатируя факт отсутствия у нас союзников, высказывают разнообразные версии — от всемирного заговора против России (патриоты) до ее неразвитости (либералы), — но обходят, как представляется, главную проблему. А она заключается в том, что нынешняя Россия никак не объявила хоть каких-то привлекательных идеологических ценностей, которые могли бы сплотить вокруг нее потенциальных союзников. Ибо чтобы конкурировать с Западом, надо конкурировать и с западными ценностями.

А слышали ли мы от наших политиков что-нибудь о своих ценностях? Про западные ценности нам твердят со всех углов (мы сколько угодно можем называть их фальшивыми и ложными, но они у них есть), про идеологическую привлекательность СССР, как антагониста Запада написаны целые монографии, а что нынешняя Россия? Неужели только «суверенная демократия», да адаптированный под Россию либерализм? А ведь некогда было кое-что посерьезнее: Святая Русь, Третий Рим, первое в мире рабоче-крестьянское государство…

Сами по себе эти наши ценности кого-то в мире раздражали, кого-то пугали, кому-то казались смешными, однако значительную часть мира объединяли вокруг нас. Например, экстравагантные социалистические лозунги привлекали Третий мир на нашу сторону, хотя бы тем, что мы ассоциировали себя с Не-Западом и проповедовали свою уникальность.

А сейчас? Кто-нибудь в мире слышал о ценностях современной России что-нибудь? Едва ли. Повторяются западные либеральные штампы, и на этом фоне мы действительно выглядим недоразвитыми, ибо как бы не примеривали чужие одежки всегда в них выглядим нелепо, всегда смотримся отстало.

Ну, пусть бы хоть имперская идея, которую нам приписывают, да мы открещиваемся, пусть бы хоть противопоставление Западу, я уж не говорю о Православии, но нет — у нас в идеологии пустота. Так чем же мы можем привлечь мир на свою сторону?

В итоге для Запада мы чужие, и кажемся ему больше Востоком, для Востока — слишком безрелигиозны и кажемся отсталой окраиной Запада.

Мы не привлекаем ни сильных, ни слабых, как делал в свое время Советский Союз. Мы даже родственной Украине не можем предложить интересный проект, а потому с разгромным счетом проигрываем Европе в борьбе за «душу» Украины. В этом большая беда России.

* * *


А между тем лежат на поверхности те ценности, те идеологические знамена, под которые могла бы стать значительная часть мира. Эти знамена успешно использовала царская Россия, но особенно Советский Союз.

Идея первая: МЫ — НЕ-ЗАПАД. Россия позиционирует себя как мощное государство незападного типа. Им она, собственно, и является со времени своего основания. Дело в религии, в менталитете, в культуре — то есть в тех цивилизационных корнях, которые никогда не позволят нам стать Западом.

Мы даже не представляем себе, какое число стран будет искать сближения с Россией на этой почве. Вне сферы нашего притяжения окажутся только США, Западная Европа, Израиль, да с десяток союзников США в Латинской Америке и в исламском мире. Все остальные ныне ощущают себя беззащитными перед «томагавками» и «двойными стандартами», а потому Россия станет для них мощным центром притяжения, источником иного взгляда на мир.

При этом важно, что в отличие от СССР мы не смешиваем идею противопоставления себя Западу (исключительно идеологического) с некоей мессианской идеей-фикс. Нет, достаточно объявить, что мы за иной, справедливый миропорядок, подтвердить это делами и союзники у нас будут, что подтверждается первыми визитами в нашу страну после российско-грузинской войны. К нам приехали лидеры именно стран третьего мира: Сирии, Иордании, Турции…

К сожалению, за время президентства Путина слишком многих мы оттолкнули, слишком многим показались ненадежными. Совершенно иррациональный уход с Кубы и Вьетнама, какое-то стеснительное отношение к Венесуэле и Ирану, будто мы боимся «замазаться» контактами с лидерами этих стран и перестанем выглядеть в глазах Запада респектабельными. Но, опять таки, это понятно, вплоть до нынешней грузинской войны мы упорно входили в «цивилизованное сообщество». Вот и вошли.

Однако нет сомнений, при первых же признаках идейного возрождения, которое должно наступить именно в этот кризисный момент, все указанные страны и еще сотня других — будут с нами.

Идея вторая: Россия — это империя. Обвинений в имперскости наши власти боятся больше всего. И зря, ибо ведет себя Россия в последнее время именно как империя. Тут Запад прав и события августа 2008 года тому подтверждение. Ибо поступать по принципам вопреки существующему праву — это удел империй. Из области принципов — наши действия в Грузии.

Вообще-то империи никогда не рекламируют своих имперских замашек, их просто отличает имперское поведение. А именно, если обычное государство в сложной, безвыходной ситуации оглядывается на международное право, даже невыгодное ему в данной конкретной ситуации, то империя либо перекраивает это право под себя, либо игнорирует его. Классический пример — поведение США на международной арене и особенно в Ираке; там тоже провозглашены принципы, пусть и ложные с нашей точки зрения.

Отличие России от прочих империй в том, что она, как бы это странно не звучало, империя вынужденная или правильнее сказать: имперскость — единственный способ ее существования в окружающем мире. Если бы мир был другим, то и Россия была бы другой. Поясню эту мысль.

Для начала спросим себя, в какой обстановке существуют ныне бывшие империи Европы — Великобритания, Испания, Франция? Нетрудно убедится, что вокруг них сложилось комплиментарное окружение схожих по религии и культуре стран. Это окружение никоим образам не угрожает бывшим империям и не раздражает их. Для России ситуация принципиально иная: отнятый у нее кусок становится не дружественным, но враждебным государством.

Примеры — Прибалтика, Молдавия, Грузия, Украина, Азербайджан… Эти страны занимают либо откровенно враждебную, либо выжидательную (пока Россия окончательно не ослабнет) позицию. Поэтому для Русской цивилизации жизненно важно не терять территории, ибо утраченный кусок не только враждебен ей, но еще и способствует дальнейшему ее ослаблению. После Грузии этого не надо доказывать.

Безусловно, сие происходит благодаря деструктивной роли Запада и без него ни Грузия, ни Украина не стали бы нам враждебными никогда. Однако реалии таковы.

Стало быть, единственный способ России во враждебном мире удерживать свои территории и сохранять влияние по периметру границ — имперское поведение. Иного не дано.

В этом плане после Грузии у России нет иной альтернативы, как поставить на место Украину. При этом даже для того, чтобы осмотреться, переждать волну международного осуждения, у нас нет времени. Оно упущено.

Последние действия НАТО в Черном море и агрессивная риторика Запада не оставляет сомнений, что со вступлением Украины в НАТО, Россия теряет безопасность навсегда. В этом есть и высший моральный смысл, ибо если в городе русской славы Севастополе, где пролита кровь тысяч наших солдат будут бродить американские негры-морпехи, то вряд ли Россия как цивилизация, допустившая подобное, заслуживает сожаления и сочувствия, а уж тем более безопасности.

Как отстоять Украину? Думается, для этого требуется лишь решимость власти. Запад с нами войны из-за Украины не начнет никогда, как бы не махал кулаками, с другой стороны, нынешние украинские власти обязательно будут устраивать провокации. Этим и надо воспользоваться. При первой же попытке не пустить в Крым наш флот или же попытке помешать его функционированию (отключить свет, захватить маяки) немедленно отвечать силой, параллельно разорвав договор о Дружбе и предъявив в Международный суд свои права на Севастополь. Дело суда — это дело долгое, а пока Россия, используя абсолютную лояльность населения, закрепляется в Крыму, пусть и с неясным статусом. В худшем для нас случае — мы только блокируем вступление Украины в НАТО надолго, в лучшем — получаем Крым.

Гибельный же для России вариант — не отвечать на провокации, сглаживать ситуацию, запереть флот в бухте — авось как-то разрешится. Не разрешится! Никто нам даже при «шелковом» поведении не даст базироваться в Крыму до 2017 года.

При решении проблем с Грузией и Украиной уйдут многие проблемы на границах России: во-первых будет успокоено и ограждено от оранжевых революций все постсоветское пространство, во-вторых, Запад увидит черту за которую нельзя переходить. Он, уверен, понятливый.

И наконец, третья идея: это идея для объединения русских на просторах бывших советских республик и воссоединения раздробленной на множество государств Русской цивилизации. Уже ясно, иных общих ценностей, кроме Православия и этнических связей мы для этого не найдем.

Не стоит ломать голову, придумывая искусственный противовес западным ценностям — ничего не получится. Западному материализму мы можем противопоставить только духовное; если этого не получится, то не получится ничего.

Совершенно очевидно, что идея воссоединения Православной русской цивилизации если и воплотится, то в далекой-далекой перспективе, однако несмотря на иллюзорность цели она должна стоять на повестке, по той причине, что когда нет идеи объединения, действует идея распада.

Следует также отдавать себе отчет, что этим займутся последующие поколения, а сейчас ни Россия не готова — слишком безрелигиозна; ни другие родственные нам страны — слишком ослеплены западными ценностями. Однако неизбежное ослабление Запада в будущем может прямым образом сказаться на укреплении России, ибо если мы взглянем на всю нашу историю, то со времен Орды, лишь Запад был помехой России.

Впрочем, и иллюзий питать не следует — обычно при исчезновении одного препятствия, появляется другое, более сложное.

* * *


Озвучив вышесказанные ценности, и последовательно отстаивая их на международной арене, нынешняя Россия повторит то, что делали до нее Российская империя и Советский Союз и вернется к своему естественному поведению на международной арене. От этого будет проще не только нашим потенциальным союзникам, но и самой России, ибо сквозь призму твердых убеждений гораздо яснее, где друг, а где враг, где национальные интересы, а где конъюнктурные игры в глобализацию.

http://rusk.ru/st.php?idar=105431

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  читательница    22.09.2008 08:07
"Ну не убивал Брежнев христиан. А для христианина формальный запрет на веру не должен быть непреодолимой преградой. Гораздо опаснее для него поток разврата, который сейчас льется на нас и наших детей. И это общество боголюбиво по-Вашему?"

Да, это многие говорят, но они удивительно забывчивы. А почему же столько людей было некрещённых, невенчаных церковным браком, не воцерковленных, никогде не причащавшихся Святых Христовых Таин, никогда не исповедовавшихся? Или Вы это отрицаете? ИЛИ Вы может отрицаете важность этих вещей для верующих? Что важнее по Вашему – иметь открытый доступ к этому всему, или никогда не подвергаться никакому малейшему искушению? Да и возможно ли это вообще? И конечно же, последнее – Вы категорически не правы, что в советское время было меньше нравственных искушений. Они просто были в другом виде и другом контексте, другой формальной оболочке. А настоящей опоры церковной жизни вовсе не было для подавляющего большинства. На самом деле Вы издеваетесь немного над верующими, говоря что можно запретить веру, а потом говорить что они сами, мол, виноваты что не шли против этого запрета. Разве не видите цинизма в этом? Нет, лучше иметь свободную Церковь без всяких запретов на неё, даже если за это надо заплатить бОльшими искушениями в окружающей среде.
  Мира    22.09.2008 01:09
Хорошее начало, Мира. (Петр, Вы дурак.) Спасибо.

На здоровье. Дурак, в моем понимании, дурной, избравший зло вместо добра, а потому глупый.

Вы не видите, что православные люди не участвует в определении политики и страны и не хотят участвовать в политических дисскусиях

Не вижу. Если б Вы были действительно православным (мне не понравился ваш ироничесий тон по отношению к преп. СерафимуСаровскому), то знали б, что учавствуют, прежде всего молитвой, в выборах, работой в Думе, правительстве.

Меня удивляют Ваши либеральные рассуждения про коммунистов.

Я чувствую , что вы вытягиваете из меня аргументы, но не понимаю зачем. Поэтому нет желания "дисскусировать."

Ну не убивал Брежнев христиан. А для христианина формальный запрет на веру не должен быть непреодолимой преградой. Гораздо опаснее для него поток разврата, который сейчас льется на нас и наших детей. И это общество боголюбиво по-Вашему?
Значит, по-Вашему, коммуннистическое общество боголюбиво? Такое образцовое телевидение, заботящееся о верующих, и уже не убивают.Может мы при Брежневе уже дожили до коммунизма, но с голодухи не заметили? Или голод – это тоже забота о верующих? Ведь поститься же надо? Про телевидение кратко скажу: есть 2-ва православных канала – Союз и Спас, есть научнопознавательные каналы,детский,новостные,CNN,BBC,культура, есть ,наконец ручка ВЫКЛ, а детей надо воспитывать самим.
Мне не нравится ваша песня – сейчас еще хуже, чем было, во всяком случае не лучше. Вам не приходит в голову, что это последствия … И в Думе еще сидят…
Ну и про 20 съезд. Мне не важно, зачем это сделал Хрущев , с кем, для чего,он "боролся". И я не сравниваю Терминатора с Годзиллой .
Было? Было. И еще пример из моей жизни . Мой свекр 18- летним пареньком в 41 ушел на фронт,ранен, контужен, но прошел всю войну до Будапешта, еще 2 года в Иране, Демобилизовался, закончил московский юридический институт. Ну и соответственно работал в правоохранительных органах. Но недолго. Не смог. Знаете, что он мне рассказал? Ему пришлось заниматься делами реабилитизированных.У него ,фронтовика, не выдержали нервы, в делах были фото пыток, чуть ли не на дыбу сажали, Он мне рассказывал со слезами на глазах, а с работы он ушел.
  Одиноков    18.09.2008 13:43
"А Вам известна их боль? Как Вы будете ее прощать?"
Боли других людей я обязан сострадать – таков закон Христов. Но Господь с меня спросит за то, чем наполнена моя душа, а не души других людей. Перед нами постоянно возникает дилемма – быть на страже своей души (не раздражаться, например, не осуждать) или полностью погрузиться умом и душой в ужас мiра сего. Выбрать золотую середину, царский путь (по святым отцам) – то искусство, не научившись которому мы можем просто потерять душу, за которую потом уже не сможем предложить никакого выкупа. Вы разве не знаете людей, – далёких от веры и Церкви, как правило, которые с утра до вечера без умолку кричат о политике, справедливости, правительстве, ворах в законе и обманутых надежах. Они постоянно в первых рядах всех на свете митингов и пикетов. Понять их можно, стать такими же как они – для христианина будет означать потерю чего-то самого главного в жизни.
Со всем остальным я согласен.
"Он выразил свою точку зрения, а Вы раздражились…" . Был грех, каюсь, и прошу у Петра прощения. Раздражился, но я, вообще-то, легко отходчив…
  Мира    18.09.2008 13:06
"Даже если ребенок или сумашедший что-то говорит, Вы обязаны прислушаться, вдруг это истина – а не судить а priori. "
Cумашедших слушать не надо, если только для уточнения диагноза, бесов слушать не надо, даже если они говорят правду, ведь правду они говорят не из любви к правде, будучи ненавистью, а из своих корыстных интересов, чтобы расположить к себе ,а потом отравлять своей ненавистью (тактика любого сектанта). Господь запрещал им. А вот дети из другой цепочки. Слушать надо Слово Божие , а к детям иногда прислушиваться , потому что если душа чистая, может и Истина просиять.
  Петр А.    18.09.2008 12:38
Согласен с Натальей.

После стольких лет ненависть к Ельцину в душе угасла. Элементарная справедливость, однако, мешает примириться с плодами дел его…

Не забывайте еще вот о чем: в России не все люди потеряли во время правления Ельцина материально – многие разбогатели, приобрели собственность. Они живут в основном в крупных городах. Жизнь в большом городе сейчас – тот наркотик, который позволяет нам втайне от себя поддерживать этот способ жить и "автора" новейшего времени – Ельцина – не на словах, а на деле.

Вы не из этих людей?
  Natalie    18.09.2008 02:28
"..что святые мирились с ненавистью или злобой к кому-то в своей душе? "
У меня нет в душе ненависти и злобы. Я не хочу ЗАБВЕНИЯ и хочу СПРАВЕДЛИВОСТИ.
"Я лично готов простить человека"
Вашего личного обидчика или, например, виновного в гибели миллионов других людей? А Вам известна их боль? Как Вы будете ее прощать?
"суд и возмездие для умершего грешника принадлежит только Богу."
А я что берусь "заказывать" Ельцину наказание?
Есть еще суд истории и народа. Он вынесен над Гитлером , над большевиками. Или жертвы , в праведном гневе и приговоре, были неправы? Надо было "не осуждать"?
Я говорила, что "прощение", которое нам навязывают, не нестоящее. Это "индульгенция" Ельцину-Гайдару-Чубайсу-Немцову-Березовскому и их кукловодам. На самом деле, это попытка утвердить коллективную амнезию. Я не хочу и не буду выдавать этим людям индульгенции. Это было бы оскорблением тех, кто стал жертвой их безсовестной политики.
Если я была резка, простите. Для меня это больная тема , распад СССР я воспринимаю как чудовищную трагедию.
Но и Вы резковаты с Петром. Он выразил свою точку зрения, а Вы раздражились…..
  Андрей А Е    18.09.2008 00:57
Откровенно говоря идеология предлагаемая автором тоже какая-то сомнительная и невнятная, мягко говоря.

Что мы имеем с той стороны: свобода-равенство-братство, законность-демократия, рынок-благосостояние. Все внятно и для многих вполне привлекательно. При всей противоречивости это и есть те внешние западные ценности, "на экспорт" которые они пропагандируют.

А что предлагает автор этому противопоставить: мы не как все, Россия – империя, воссоздадим русскую цивилизацию на руинах СССР.

Детский лепет какой-то. Смешно даже думать, что с такими идеями нас кто-то поддержит извне. Какое дело латиноамериканцам до нашей разваленной империи. Даже коммунистические ценности и то выглядят более привлекательно в глобальном масштабе.

Как минимум нужно предложить что-то столь же внятное, но с учетом традиционного русского религиозного мировоззрения. Четкий набор консервативных ценностей. Это и может быть русская идея. А не пустые политические лозунги про империю на пустом месте.

Приоритет традиционной морали, законодательный запрет всевозможного разврата, справедливое сильное государство, заботящееся о своих гражданах, и думающее о будущем. Та же экология, забота о природе, здоровое самоограничение ради будущего, противопоставленные безграничному саморазрушительному потреблению. Т.е. общие ценности, которые могут найти отклик и в русской душе и у здоровой части западного мира. Где в этом ключе и надо мне кажется мыслить.
  М.Яблоков    17.09.2008 22:04
…способность к борьбе… бескомпромиссному борцу… если никаких импульсов не возникает…

Вы мне кого-то напоминаете…
Вы наверное были неплохим коммунистом… истинным ленинцем, если Вам удалось через столько времени сохранить беспредельную преданность народу и партии, идеалам коммунизма, храбрость и мужество…
  Одиноков    17.09.2008 21:46
"Не пойму, Владимир, какой такой ужасный подтекст Вы нашли в реплике Петра?"
Отчасти на этот вопрос уже ответила Мира. Добавлю, что позиция Петра выглядит по меньшей мере странно. Зачем человек постоянно аппелирует к здешним собеседникам, указывая на порочность власти и ошибки иерархии? Он хочет прочитать нам, глупым, лекцию? Открыть глаза на что-то, чего мы все здесь не понимаем?
Да, отобрать награбленное у олигархов – дело справедливое. Но как это дело осуществить? Вы же правы – пока власть за это не берётся, всё будет так, как есть. Но тогда к чему эти словоизлияния Петра? Мы что, не понимаем всего это, что ли? Или нам предлагается завтра собраться на главной площади и начать строить баррикады?
Насчёт прощения. Я так об этом думаю: суд и возмездие для умершего грешника принадлежит только Богу. Я же лично в своей душе должен простить этого человека, и это требование ко мне Самого Христа, а не моя личная бесхребетность. Думаете ли Вы, Natalie, что святые мирились с ненавистью или злобой к кому-то в своей душе? Нет, быть такого не может. Я лично готов простить человека (это, между прочим, и условие моего спасения), а суд нам ним передаю Богу. Ненависть к злодею разрушает того, кто его ненавидит. Это очевидно.
  Петр А.    17.09.2008 21:45
Да и вообще, какая разница, какое состояние у Натальи? Нужно полемизировать с ее аргументами. А не копаться в ее личных делах.

Даже если ребенок или сумасшедший что-то говорит, Вы обязаны прислушаться, вдруг это истина – а не судить a priori.

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru