Русская линия
Русская линия Дмитрий Рогозин01.08.2008 

Дмитрий Рогозин: Мы правду знаем…
Полпред России при НАТО о последствиях выдачи Радована Караджича в Гаагу

— Дмитрий Олегович, какова позиция России по поводу ареста Радована Караджича?

— Официальная позиция Министерства иностранных дел России по данному поводу известна. Она высказана была официальным представителем МИД, где сказано о том, что Москва надеется на объективное и беспристрастное рассмотрение дела Караджича в Гааге. Хотя было добавлено, что до сих пор у нас не было серьезных оснований верить, что при рассмотрении подобного рода дел, связанных с гражданской войной в Боснии и Герцеговине или ситуацией противостояния между руководством Сербии и косовскими сепаратистами, суд придерживался какой-то такой срединной линии. Такого не было, к сожалению. Более того, анализ тех дел, которые рассматривались в Гааге Международным трибуналом по бывшей Югославии, говорит как раз о том, что МТБЮ выступает в каком-то качестве обвинителя, в основном, сербской стороны. На нее возложено главное обвинение за все, что произошло на территории бывшей Югославии, сербы назначены главными виновными. Ну и, конечно, последние события, в том числе освобождение из-под стражи людей, имевших к уничтожению сербов, самое непосредственное отношение, якобы, за недоказанностью их преступлений выглядят мрачновато.

Мы считаем, что, Караджич должен получить возможность открытой защиты, самозащиты. Думаю, что он воспользуется таким шансом для того, чтобы рассказать о тайной стороне тех дел, которые осуществлялись западными лидерами, которые уговаривали сербов сначала пойти на уступки, а потом, собственно говоря, после этих уговоров, когда эти уступки имели место, эти же сербы оказались на скамье подсудимых, а потом почему-то стали умирать в застенках Международного трибунала по бывшей Югославии. А в принципе, я так думаю, если уж судить всех, кто имел отношение к кровопролитию на территории бывшей Югославии, то на скамье подсудимых в Гааге должны были бы сидеть и политики, которые принимали решение о бомбардировке Сербии в 1999 году. Потому что под бомбами демократизаторов тогда погибли сотни, тысячи ни в чем неповинных людей. За это тоже кто-то должен отвечать.

— Как вы думаете, Россия может как-то повлиять на Гаагский трибунал, чтобы Караджича выпустили, или он уже идет на верную смерть и ничего нельзя сделать?

— Караджич — не чиновник. Он — политик, который возглавил сербский народ в Боснии и Герцеговине в период гражданской войны, руководил этим народом. Будучи политиком, он, безусловно, будет использовать любую возможность не только для защиты своей правды, но и для того, чтобы рассказать всю правду о том, что происходило тогда в годы гражданской войны в Боснии. Поэтому для него — это некая публичная фигура. Я не думаю, что на самом деле те, кто принимали решение о его аресте и доставке в Гаагу в свое время очень сильно обрадуются тому, что расскажет про них достаточно информированный человек по фамилии Караджич.

Что касается самого Трибунала, то полномочия его истекают в следующем году. Россия неоднократно, в том числе и Государственная Дума, обращала внимание на то, что Трибунал уже давно вышел за рамки своей собственной компетенции и должен быть упразднен.

Вообще-то Босния и Герцеговина сейчас самостоятельная страна. У нее есть свой парламент, правительство, там две общины: Сербская республика и, соответственно, Мусульмано-хорватская федерация, у них есть своя правовая система. Когда идет гражданская война и когда некому судить преступников, тогда должны существовать некие надгосударственные органы, в том числе и какие-то международные трибуналы. Но сейчас, если Караджич и виноват перед кем-то, этим должен заниматься и выяснять эти обстоятельства, собственно говоря, боснийский суд. Почему он этим не занимается? Почему этим не занимается правосудие в самой Сербии? Почему этим должны заниматься международные чиновники, которые в общем-то смотрели сквозь пальцы на кровавые преступления косовских сепаратистов? Об этом писала и сама бывшая руководительница Трибунала Карла дель Понто в своей недавно вышедшей скандально известной книге, где она повествовала о том, что Трибунал фактически отвернулся от реальной информации, о том, что косовские сепаратисты-террористы пленных сербских граждан расчленяли на органы и продавали в западные клиники. О чем мы говорим?! О какой беспристрастности после этого вообще можно судить?! Поэтому, я считаю, что Трибунал сегодня имеет «хромую репутацию».

Конечно, МИД России вынужден быть сдержанным в своих оценках, но правду-то мы знаем. Правду скрыть нельзя ни от российской, ни от европейской общественности. Поэтому зря они назначили сербов виновными. Так не бывает в истории. Это обязательно потом бумерангом вернется.
Беседовал Дмитрий Комков

http://rusk.ru/st.php?idar=105342

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Михаил из москвы    01.08.2008 18:31
"Но сейчас, если Караджич и виноват перед кем-то, этим должен заниматься и выяснять эти обстоятельства, собственно говоря, боснийский суд".
Дмитрий Олегович, уважаемый! О чем Вы говорите! Боснийский суд находится в Саравево и состоит из мусульман. Он засуживает сербов круче гаагского трибунала. Всё отличие в том, что в Гааге судят известных сербов, а в Сараеве рядовых. На днях было осуждено несколько сербов. Средний срок – 25 лет. Мусульманские убийцы времен боснийской войны, легализовались, как и чеченские. Они служат в госбезопаности и полиции (отнюдь не на рядовых должностях) в Мусульмано-Хорватской Федерации БиГ.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Дизельные пушки Master способны произвести горячий поток воздуха.