Русская линия
Интернет против телеэкрана В. Иванов14.03.2005 

Весенний шум

В очередь, сукины дети, в очередь!
Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

Ходит дурачок по лесу,
Ищет дурачок глупее себя.
Егор Летов, «Про дурачка»

Весна на дворе, пора, ПОРА просыпаться, хотя, впрочем, зимой мало кто спал. «Оранжевая революция» на Украине, массовые протесты льготников в России и слухи о головомойке, которую Буш якобы устроит Путину в Братиславе многих подвигли к мысли, что «ситуация динамичная, надо действовать» (ї Б. Березовский). Даром что ни льготники, ни Буш, ни даже Федеральный суд по банкротствам Южного округа штата Техас не оправдали возлагавшихся на них надежд, в России заявились сразу два претендента на лидерство в «партии революции». Один претендент, Рогозин, окончательно впавший в популизм, внешне близок к тому, чтобы предложить нам «русскую версию Саакашвили» («Независимая газета» в свое время даже подметила их портретное сходство), в то время как другого — Касьянова — подают как «российского Ющенко». В общем-то, заявления бывшего премьера, что «возможно» его выдвижение в президенты, сопровожденного критикой нынешней политики властей и заклинаниями на тему «демократии» для этого действительно вполне достаточно.

1

В России, завершающей переход от «постимперского» состояния к положению региональной державы, как я уже писал в «Антиреволюционере» в последние годы установился режим консенсусной олигархии, в основе которого лежит негласная хартия лояльности «царю» Путину. Это существенно отличает нашу страну от Грузии и Украины, недавно испытавших на себе «бархатные революции».

В свою очередь, при большом сценарном и технологическом сходстве «революции роз» и «оранжевой революции» очевидны различия режимов, которые подверглись «революционной» коррекции, первых итогов и дальнейших трендов.

В 2003 г. Грузия представляла собой если не failed state, то что-то очень близкое, тогдашний политический режим можно определить как олигархию даже не соревновательную, а конфликтную. Власть Шеварднадзе была очень слаба и можно только удивляться, что его не выгнали раньше. Спустя почти полтора года после «революции» можно констатировать, что новой власти удалось остановить сползание к failed state и достичь определенных успехов в деле «добровольно-принудительного» выстраивания консенсусной олигархии. Причем с учетом выбытия премьера Жвании и трансформации бицентрической модели власти в моноцентрическую, консолидация может выйти на завершающий этап — заключения некой «хартии Саакашвили». Грузия копирует многое из политической практики путинской России — проведение либеральных реформ при одновременной «вертикализации» власти, подавление альтернативных центров власти, показательные расправы над нелояльными олигархами, установка на государственный патриотизм, маргинализация партийной оппозиции и пр. Правда, с поправками, производными от грузинского провинционализма, а также от издержек личного поведения Саакашвили. Я даже выражусь грубее: Саакашвили — это политическая обезьяна Путина, карикатура, кривое отражение. Но, кстати, если в России Путин, даже будь у него такое желание, по объективным причинам не смог бы никогда установить тиранию, т. е. в целом единоличное правление, то в Грузии с Саакашвили такое исключать нельзя.

Украина в 2004 г. — типичное периферийное государство в котором сложилась классическая соревновательная олигархия. Кучма с обязанностями «арбитра» откровенно не справлялся. Обострение межолигархических противоречий, катализированное президентскими выборами, вызвало формирование двух коалиций — «оранжевой» и «антиоранжевой», каждая из которых заручилась поддержкой за рубежом. Первая одолела вторую за счет проведения грамотной избирательной кампании и более эффективного вмешательства своих союзников. При том, что обе коалиции изначально были рыхлыми, «антиоранжевая» фактически развалилась еще до конца выборов. Однако победители не обладают ресурсом, достаточным для нейтрализации побежденных или для навязывания им какой-то «хартии Ющенко». Тем более что, во-первых, сам Ющенко довольно слабый лидер, во-вторых, он согласился на установление бицентрической модели с премьером-соправителем Тимошенко, которую ненавидит большая часть его окружения. Пока «оранжевые» отметились лишь публичной демонстрацией неспособности договариваться по большинству важных вопрос: начиная от количества предприятий, подлежащих деприватизации и кончая судьбой Кучмы. Очевидно что их тоже ждет раскол перед выборами в Раду (2006 г.), а то и раньше. Все это означает, что соревновательная олигархия на Украине просто «перезагрузилась» и пока нет никаких предпосылок к установлению консенсуса.

Я далек от того, чтобы считать консенсусную олигархию существенно более прогрессивным режимом, чем олигархия соревновательная. И то, и другое одинаково далеко и от демократии, и от авторитарных и тоталитарных форм. Но готов настаивать, что даже эстетически путинская Россия, при всей ее скучности, неуспешности и прочих проблемах, все же значительно менее отвратительна, чем Россия ельцинская, горбачевский СССР или «постреволюционная» Украина. В нашей стране жить не очень приятно, но уже не стыдно и не противно.

Безусловно, на вкус и цвет товарища нет. Но Россия сейчас и в краткосрочной перспективе — это не Грузия 2003 г. и не Украина 2004 г. И Путин — не Шеварднадзе и не Кучма. Это нужно понимать всем, кто пытается — с любыми целями — примерять на Россию чужие сценарии.

2

Рогозин — талантливый демагог и провокатор, за десять лет научившийся хорошо отрабатывать державно-патриотическую и националистическую тематику. Самостоятельной роли в политике никогда не играл, «политическим олигархом» (как Зюганов, Жириновский или Явлинский) не стал. Но очень хочет.

Сейчас ему 44 года. Практически всю сознательную жизнь занимался политикой. Карьеру начинал делать в комсомольском Комитете международных организаций (КМО). В начале 1990-х гг., как и многие ему подобные, втянулся в политическую тусовку, пользовался покровительством тогда еще влиятельного Подберезкина и группы отставников-«гэбэшников». Первый относительно серьезный проект сумел запустить перед выборами в Госдуму в 1995 г. — националистический симулякр Конгресс русских общин, в первой тройке списка которого были Скоков, Лебедь-старший и Глазьев. Но 5-процентный барьер КРО не преодолел. В депутаты Рогозин попал только по итогам довыборов по одному из воронежских округов в 1997 г. при поддержке «Инкомбанка». Тогда же стал сотрудничать с Лужковым. Например, на выборах губернатора Красноярского края весной 1998 г. Рогозин занимался организацией контрагитации против Лебедя-старшего, которого мэр тогда считал опасным соперником. В том же году КРО стал одним из учредителей «Отечества». Но в 1999 г., прямо перед выборами в Госдуму, Рогозин с Лужковым рассорился и вывел свой Конгресс отдельным списком. Есть информация, что его тогда просто перекупил Кремль, боровшийся с Лужковым не жизнь, а насмерть. Список, разумеется, опять провалился, зато Рогозин в своем округе переизбрался. Теперь уже открыто ориентировавшийся на путинско-волошинский Кремль, Рогозин стал одним из основателей группы «Народный депутат», а затем и Народной партии, задумывавшейся как нечто вроде некоммунистической версии КПРФ. Он также получил пост председателя комитета по международным делам. Перед выборами 2003 г. Сурков выдернул Рогозина из НПРФ и попытался сделать новым лидером «Единой России» вместо надоевшего всем Беспалова. Однако мстительный Лужков и ряд видных партийцев этот проект заблокировали. В итоге Рогозина пришлось воткнуть к Глазьеву в «Родину» — проект, предназначавшийся для раскалывания электората КПРФ, а в итоге также собравший голоса разочаровавшихся в либералах городских интеллигентов и недоделанного среднего класса. Крупной победы не ожидал никто — ни сами «родинцы», ни их заказчики, которые даже несколько испугались. Когда перед последними президентскими выборами Глазьев взбунтовался, решив стать «вторым политиком в стране», кремляне его показательно «раздели», в первую очередь руками Рогозина, проявившему в этом деле неприличный энтузиазм.

Любая марионетка рано или поздно начинает обдумывать план праздника непослушания. А когда марионетка амбициозна и честолюбива, то можно обсуждать только сроки когда именно она решит сорваться, кинуть своих хозяев и начать собственную игру. Рогозин не мог не попытаться кинуть Кремль. Или это был бы не Рогозин. Другое дело, что многие комментаторы, и я в том числе, не ожидали что попытка случится так скоро, ведь история Глазьева еще слишком памятна, а до выборов далеко. Рогозин, не только обличавший правительство и оскорблявший отдельных министров, но и посетивший в Киеве митинг Ющенко и устроивший в своем думском кабинете коллективную голодовку, явно провоцировал. В Кремле, конечно, расстраивались, гневались, принимали превентивные меры, но во враги не записывали. В конце концов, Рогозину ведь с самого начала поставили работать оппозиционером, разрешили громить монетизацию и пр. Ну да, эксцесс исполнителя, такое часто бывает…

Однако 19 февраля на совещании с руководителями региональных организаций «Родины» Рогозин назвал власть «идейным врагом», которого «уговаривать смысла нет» и объявил о самороспуске «президентского спецназа» (если быть последовательным в использовании «военной» лексики, то речь шла о «дезертирстве») и необходимости сближения с КПРФ ради выдвижения в 2008 г. единого левого кандидата в президенты. Этим он дал понять, что у него более серьезные намерения, нежели просто «назло бабушке отморозить уши».

Безусловно, КПРФ с «Родиной» сотрудничать не станет, во-первых, потому что сама по себе еще представляет куда более значительную силу и имеет собственные планы, во-вторых, ее лидеры, актив и избиратели не забыли что такое «Родина» исторически и как Рогозин поступил с Глазьевым. У Кремля, в свою очередь, есть еще Семигин со своими «Патриотами России» (он как раз напомнил о себе спустя несколько дней после выступления Рогозина) и пр., он также вполне может примириться с КПРФ. Либералы, причем все, Рогозина откровенно презирают и ненавидят, дела с ним иметь опасаются. Их отношение, наверное, могло измениться, если бы «Родина» приблизилась по уровню влияния к КПРФ, но такое маловероятно. Так что объединять вокруг себя Рогозину особо некого. В партию «Родина» и не хочет вливаться даже второй человек во фракции Бабурин со своей сувенирной «Народной волей».

Олигархат Рогозина спонсировать не станет, ограничится лишь эпизодическими покупками «родинской» франшизы для своих региональных политических проектов (как «Русал» в 2004 г. перед выборами в Законодательное Собрание Иркутской области). Показательно, кстати, что уже появились слухи о попытках Рогозина вести переговоры с «бизнес-эмигрантами» Березовским и Невзлиным. При этом в самой фракции и руководстве партии достаточно много людей, ценящих собственный комфорт и спокойствие и воевать ни с кем не настроенных.

С другой стороны, из того что пока произошло и не произошло можно судить, что точка возврата в отношениях Рогозина и Кремля не пройдена. Сам «дезертир», давно известный своей своим непостоянством, уже спустя несколько дней заявил, что опять готов сотрудничать с властью, а потом вообще притих. Что же до Кремля, то вспомним как разбирались с Глазьевым, когда решили, что он враг: устроили обструкцию в СМИ, начали раскалывать фракцию, выгнали из Партии российских регионов, председателем которой стал Рогозин, ПРР немедленно переименовали в «Родину», а Глазьеву собственный политический проект с таким названием зарегистрировать не дали, распугали его спонсоров и т. д. Рогозина сейчас информационно «придушивают», но никаких других мер не предпринимают. Пока не «отваливаются» такие системообразующие для «Родины» фигуры как председатель президиума партии и ее спонсор Бабаков и секретарь политсовета Скоков (в свое время они быстро дистанцировались от Глазьева). Частично эту «мягкость» нужно списать на общий курс на «потепление», взятый Кремлем в последнее время, на желание продемонстрировать, что «за зубцами» сидят гораздо более «демократичные» и «свободолюбивые» люди, чем принято считать, а также на занятость другими делами. Но, думается, кремлевцы, да и сам Рогозин еще рассчитывают попользоваться друг другом, до 2007 г. ведь еще далеко.

Однако поклонникам Рогозина я бы порекомендовал обратить внимание даже не на это. Буйствующий лидер «Родины» действительно все больше становится похож на раннего Саакашвили (с той разницей, что тот — западник, а Рогозин, по официальным убеждениям, — антизападник, но пока это вторично). Я нисколько не верю в его способность когда-либо стать во главе страны, но если теоретически допускать такую возможность, то нужно отдавать себе, что в этом случае нашим правителем окажется карикатура на карикатуру со всеми вытекающими последствиями.

3

На первый взгляд Касьянов — квинтэссенция образа крупного, постноменклатурного чиновника. Технократ и прогрессист умеренно либерального толка. Типаж в меру российский, в меру «западный». Но по сути же это бывший «госолигарх», причем, не смотря на четыре года премьерства, не самый крутой и успешный на фоне не то что Лужкова или Чубайса, но даже Аксененко или Шойгу.

Ему 47 лет. Ни дня в жизни не работал в бизнесе, никогда не занимался политикой. Девять лет (с 1981 по 1990 гг.) прослужил на мелких должностях в Госплане РСФСР (структура несопоставимая по роли и влиянию с Госпланом СССР). Оттуда перешел в соответствующие госорганы независимой России — Госкомэкономики (1990−91 гг.), а затем Минэкономики (1991−93 гг.), продолжая занимать малозначительные посты. Старт большой карьере Касьянова дал знаменитый Федоров, совмещавший в 1993 г. посты зампреда правительства и министра финансов — за знание английского языка он взял Касьянова в Минфин и поставил руководить департаментом иностранных кредитов и внешнего долга. В 1994 г. Федорова уволили, но к тому времени Касьянову уже протежировал не менее легендарный персонаж — Вавилов, занимавший пост первого замминистра. Именно благодаря ему, как утверждают, министр Пансков в 1995 г. сделал Касьянова своим заместителем. В 1997 г. Минфин покинул и Вавилов, но Касьянов к тому времени уже был «системным человеком» и к тому же приобрел репутацию эффективного переговорщика с западными кредиторами. 1999 г. стал «его» годом. В феврале Примаков назначил Касьянова первым замминистра (министром тогда был Задорнов). Это назначение лоббировал первый вице-премьер Маслюков, в секретариате которого трудились Мерзликин и Синелин, которые позже стали ближайшими сотрудниками премьера Касьянова. Мерзликин, как считается, в свою очередь связан с Егиазаряном — крупным лоббистом и депутатом Госдумы от ЛДПР, его тоже причисляют к касьяновским «друзьям». В мае, после того как Степашин сменил на посту премьера Примакова, Касьянова делают министром. Якобы Степашин возражал, но сдался под напором «семьи», в которую Касьянова встроил еще один «друг» — банкир Мамут. Взлет продолжился в 2000 г. В январе Путин назначил Касьянова своим первым замом в правительстве, а в мае — премьером. Не смотря на явно небеспочвенные слухи о личной неприязни Путина к Касьянову, он продержался на посту почти четыре года и был уволен только в феврале 2004 г. Долгое пребывание на премьерском посту традиционно объясняют его связями с Абрамовичем и Волошиным, а также нелюбовью Путина к смене кадров.

К непосредственной сфере личных интересов Касьянова относили тему внешних долгов, из госструктур его «вотчинами» считались ВЭБ и ряд других госбанков и частично Госкомрыболовство. Вокруг него сложился компактный, но влиятельный клан, к которому принадлежали не только Мамут, Егиазарян, Мерзликин (возглавлял секретариат Касьянова, а затем аппарат правительства), Синелин (заместитель Мерзликина в секретариате Касьянова, а затем его преемник), председатель ВЭБ Чернухин, замминистра финансов Колотухин («унаследовал» касьяновский департамент), председатель правления Россельхозбанка Житник, председатель правления Российского банка развития Рыскина и пр. Близкими к касьяновскому клану были отец и сын Артюховы (один возглавлял министерство природных ресурсов, другой был советником премьера, а затем замминистра имущественных отношений). Большинство из них после увольнения Касьянова также лишились своих постов или их влияние сильно ослабло.

Достоверных сведений о размере личного состояния Касьянова, его бизнесе, структуре и размере контролируемых активов в открытых источниках нет. Но все эксперты сходятся в абсолютном убеждении, что за 23 года госслужбы он стал «очень богатым человеком».

Не думаю, что для Кремля стал сюрпризом ответ Касьянова на вопрос о том собирается ли он баллотироваться в 2008 г. в президенты. Чего еще было ждать? За год, прошедший с отставки, не было сделано ничего, что бы могло его удержать от ухода в оппозицию. Касьянову не дали приличной должности, не позволили развернуть собственный бизнес (хотя, конечно, идея создания международного инвестиционного «супербанка» с уставным капиталом в 5−6 млрд евро для кредитования инфраструктурных проектов была запредельной). При этом провели «зачистку» касьяновцев в госструктурах, а ряд фигур, якобы связанных с экс-премьером, попали под уголовные дела.

Но от предположения, что за его заявлением 24 февраля стоит лишь желание подстраховаться на случай «наезда» (мол, кто тронет «кандидата в президенты»?) удерживает только тот факт, что после заявления «наезд» стал практически неминуем. И если дальше рассуждать в логике «Касьянов напуган», то придется признать, что он или очень глуп и не просчитал очевидную реакцию Кремля, или полагал, что «наедут» в любом случае и терять уже нечего, а раз так, то пора предъявить общественности свою наконец проснувшуюся «оппозиционность». В первое поверить затруднительно. Что же до второго, то тут уже в свою очередь следует допустить, что совсем глупы кремляне. Если они решили потрепать Михаила Михайловича, то должны же были понимать, что он начнет искать укрытия в политике. А у них сейчас там мало проблем? Зачем усугублять?

Еще одна популярная версия — козни Запада, использующего Касьянова как «торпеду». Не хотелось бы повторять очевидные вещи, что Запад не монолитен, а поскольку до российских выборов 2007—2008 гг. далеко и есть множество более актуальных и важных дел, то говорить о какой-то консолидированной позиции не возможно. У Касьянова, безусловно, достаточно связей и контактов, он мог прозондировать почву и узнать, что некий спрос на антипутинскую оппозицию — не выдумки либеральных колумнистов, мог провести какие-то предварительные консультации и переговоры. Но не более.

Так что дело тут не в «наезде» и не «кознях Запада» или по крайней мере не только в них. Думаю, что Касьянов, во-первых, измучился от отсутствия «дела», от недостатка внимания к своей персоне, во-вторых, хотел бы открыть новую фазу переговоров с Кремлем, поскольку прежняя завершилась ничем, а для этого нужно обострить ситуацию, в-третьих, его окружение, также мающееся от безделья, вполне могло растравить в нем тщеславие и побудить попробовать себя в политике. А может он частично и сам к этому пришел, начитавшись «экспертов», весь год прочивших его в лидеры оппозиции. А тут еще годовщина отставки (24 февраля) подоспела…

Путин же в свою очередь весь год, видимо, не мог преодолеть своей неприязни к Касьянову или просто «откладывал решение вопроса». Придворные без «царского» указания тоже ничего не делали. Все представляли себе последствия. Хорошо представляли. И в итоге они наступили.

Каковы перспективы Касьянова-политика?

В «Двухпартийной России» я писал о завершении формирования в нашей стране двух партий — «партии революции» и «партии стабильности». Первая включает в себя противников пролонгации правления Путина или передачи власти его наследнику в 2008 г. и готовых ради этого устроить «бархатную революцию». Вторая — идейных «путинцев», «потребителей стабильности» и тех, кому эти «революционные» планы представляются сомнительными или опасными. «Партия революции» вбирает в себя совершенно разных по идеологическим взглядам людей, в том числе левых всех мастей, либералов, патриотов, националистов, но в текущей ситуации, когда самыми резонансными темами стали монетизация льгот, повышение тарифов на услуги ЖКХ, предстоящая реформа системы здравоохранения и пр. все «революционеры», по крайней мере те из них, кто пытается набирать политические очки, должны раздувать и эксплуатировать левую повестку. Т. е. «партия революции» — это преимущественно левый проект и тот кто претендует на лидерство в ней должен или сам быть левым политиком, или хотя бы имиджево соответствовать.

А теперь посмотрим на Касьянова. Не хочу ерничать, но него слишком холеное лицо и он всем своим слишком довольным видом слишком демонстрирует, что уже много-много лет не имеет никаких проблем. «Жизнь удалась», короче. Эту приторность могла бы сгладить некая жесткость во взгляде, которая приобретается обычно многими годами руководства крупными коллективами (Черномырдин), службой в армии (Куликов), работой в правоохранительных органах (Степашин) и т. п. либо умеренная «профессорская» интеллигентность (Примаков), либо видимая одержимость идеей, своей миссией (как у Саакашвили с Ющенко, да и у того же Рогозина). Но это же все не про Касьянова. Вот он и выглядит как богатый купчик, причем преуспевший смолоду да без особого напряжения, зубами ничего не выгрызавший, баловень, счастливчик. Даже фирменный баритон не спасает. И это левый лидер? Смешно.

Биография Касьянова тоже никуда не годится. Он кадровый чиновник, бюрократ, причем выходец не из производственников, хозяйственников или силовиков, а из финансистов-«внешников», т. е. из малопонятной и подозрительной для «простых народных людей» сферы. Во время своего премьерства Касьянов не был лично популярен, персонально с ним не ассоциируется ни один прорыв, более того, его правительство постоянно попрекали медлительностью, нерешительностью, отсутствием амбиций. В рамках левой повестки он может предъявить избирателям только тот факт, что монетизация льгот началась после его увольнения. Но это будет как-то жидковато… Тем более, что тарифы на услуги ЖКХ в 2000—2004 гг. росли, соцсфера разваливалась, пенсионная реформа, одним из ключевых операторов которой стал «премьерский» ВЭБ, обернулась очередным издевательством и т. д. Попытки приписать себе, «приватизировать» достижения первого путинского срока (экономический рост и пр.), а от провалов отмежеваться, заранее обречены. Касьянов формально был вторым человеком в стране и несет ответственность за все, что делалось и не делалось властью. И нечего теперь намекать, что выступал против дела «ЮКОСа» и т. п. Если действительно был против, то надо было еще осенью 2003 г. уходить самому (как Волошин, который якобы тоже был против), а не ждать пока выгонят.

Я намеренно здесь не говорю о компромате на Касьянова, который безусловно имеется, обо всех этих историях про «Мишу Два Процента». Компромат давно девальвирован, я также не удивлюсь, если узнаю, что его пиарщики открывают сайт вроде www.kasiyanovy.net, чтобы выложить туда все заказные публикации про их патрона за последние пять лет, а может быть и что-нибудь новенькое…

Часть «революционеров» мне наверняка возразит, что их партию объединяют не социальные требования, а идея восстановления гражданских свобод, «демократии» и «настоящей политики», растоптанных «чекистским сапогом» и, соответственно, тот же Касьянов вполне годится в таком случае на роль лидера. Убежден, что на самом деле «революционеров», по крайней мере, на уровне верхушки, в основном объединяет невостребованность режимом или личные счеты с Путиным и его окружением, а социальные требования (которые могут умножаться на национал-патриотические комплексы) — это рычаг, при помощи которого они могут сдвинуть ситуацию, потому что «гражданские свободы» абсолютному большинству населения, как говориться, «по барабану».

Однако предположим, что эти самые свободы — действительно объединительная идея, а Касьянов — потенциальный объединитель. Кого он объединит и как? Будем реалистами и представим Касьянова в роли собирателя хотя бы только «правых», т. е. либеральных сил, у «левых» собственных «объединителей» хватает (Зюганов, Рогозин, Семигин).

A priory для начала ему необходимо завести собственную партию и зарегистрировать ее в Минюсте. По действующей редакции закона о партиях для этого в ней должно быть не менее 50 000 подтвержденных членов. Задача решаемая, хотя и непростая. Партию можно создать с нуля, а можно купить какую-нибудь партию-пустышку из тех, что Минюст зарегистрировал при старом «партминимуме» в 10 000 членов и довести ее до ума. И дальше пробовать силы на региональных выборах, ближе к выборам пытаться выстраивать какие-то коалиции и пр. Серьезная работа, новичку будет тяжело, а свешивать ее на помощников и партнеров, оставляя себе только представительство — опасно.

Еще один вариант — включиться в переговоры по созданию «объединенной демократической партию» на основе СПС, Яблока и «Комитета 2008» и попытаться подмять все это хозяйство под себя. Это сложнее, поскольку тот же Явлинский, к примеру, в 2003 г. пиарившийся на инициативе вотума недоверия касьяновскому правительству, категорически не намерен ложиться под экс-премьера. Нет никакой уверенности, что на это согласятся Каспаров, Рыжков и часть лидеров СПС. Они очень амбициозны и уже успели наделать заявлений, из которых следует, что совсем не рады появлению еще одного петуха в своем курятнике. Рад только Березовский, связи с которым, реальные или мифические, уже погубили не один политический проект да Невзлин, чья репутация получше, но не намного. Так что Касьянов катализирует вовсе не объединение, а наоборот, раскол. А перспектива сопредседательства в проекте, слепленном из останков СПС и либеральных политических клубов вместе с неудачниками вроде Хакамады, вряд ли устроит экс-премьера. И учитывая, что Кремль вполне способен запустить собственный либеральный проект, все это «объединение» хоть с Касьяновым, хоть без вообще может кончится неприличным звуком.

Конечно, с другой стороны, если у Касьянова будут по-настоящему большие деньги (счет должен идти на десятки миллионов долларов), вся эта тусовка, крепко задумается. Даже многие левые облизнутся. Свои кровные он как умный человек тратить не станет. А вот если собрать с «бизнес-эмиграции», западных фондов, а также с действующих олигархов… Почему в Касьянова могут вложиться эмигранты и «западники» понятно: эти потратятся на все, что может навредить Путину или хотя бы испортить ему настроение. Гораздо интереснее как может обстоять дело с российскими спонсорами.

За этим вопросом скрыт другой, значительно более важный: действительно ли на сторону экс-премьера могут массово перейти олигархи, т. е. способен ли он разрушить «путинскую хартию»?

Касьянов уже заявил, что он за «демократию» и за исправление курса. В специфическом понимании большей части российской элиты «демократия», что бы там кто не говорил — это порядки 1990-х гг., т. е. соревновательная олигархия. И «исправление курса» в таком контексте — это не исправление вовсе, а пересмотр, т. е. реставрация соревновательной олигархии. Тем более если Касьянов — действительно «российский Ющенко», ведь президентство настоящего Ющенко обеспечило «перезагрузку» режима соревновательной олигархии на Украине. Тем более, что от Касьянова, учитывая его back, действительно трудно ждать чего-то иного.

Было бы наивно считать, что весь российский олигархат — капиталисты, министры, губернаторы и пр. — как один искренне любит и почитает Путина. Да, есть те, кто просто боится, те, кто на самом деле его ненавидит, даже те, кто вполне готов к бунту. Но их — меньшинство. Большинство же считает, что России в целом и им, олигархам, в частности нужен «царь». И при всех недостатках Путина альтернативы ему у них нет. Доказательства этому я усматриваю в том, что практически никто не вступился за группу Ходорковского, когда ее взялись показательно наказывать, а еще раньше за Березовского и Гусинского (а многие помогали с ними расправляться). Никто кроме группы Ходорковского да Березовского не попытался вести альтернативную игру накануне избирательного цикла 2003−2004 гг., практически никто не пытался активно противостоять кремлевским инициативам начиная с 2000 г. кроме все тех же Березовского, группы Ходорковского и Гусинского и их клиентел. Глупо пытаться объяснять это тем, что «диктатор всех запугал». Тут как раз тот случай, когда «всех не запугаешь». А если уж так рассуждать, то, перефразируя Пушкина, они сами пугаться рады. И подчиняться, и строиться, и слушаться, потому что «царь» делает для них важное дело — поддерживает относительный порядок в стране, где они зарабатывают деньги, владеют собственностью и имеют власть.

Если уж они и захотят менять Путина, то не на того, кто пообещает вернуть старый порядок, а на того, кто сможет исправить новый порядок, на улучшенную версию Путина, тем более, что президент уже частично связал себя обещаниями не идти на третий срок.

В околокремлевских кругах популярна теория, согласно которой часть олигархов изначально психологически воспринимала Путина еще и как некий «бич Божий», как Немезиду. То, насколько на самом деле справедливо мнение, что олигархат состоит из лжецов, убийц и воров известно в первую очередь им самим, они знают, что виновны и обязаны понести наказание. Соответственно, если у них и возникают претензии к Путину, то в связи с тем, что-либо он слишком их наказывает, либо, наоборот, наказывает не достаточно сильно, либо наказывает, но не облегчает совесть, не «отпускает с миром», т. е. просто мучает. Адекватной альтернативой Путину в такой картине мира будет не тот, кто объявит амнистию или раздаст индульгенции, а тот, кто окончательно накажет, снимет грех и подведет черту под периодом «большого хапка». Вопрос о том как и кого может наказать Касьянов по-моему носит риторический характер.

Поэтому да, отдельные олигархи могут по тем или иным причинам поставить на Касьянова, но большинство этого делать не станет.

Максим Соколов в своих последних текстах упорно пытается доказать, что Касьянов есть та самая «номенклатурная оппозиция» о необходимости которой он писал в «Письме Пьера Безухова к съезду». Т. е. Касьянов — «нотабль», возвысивший голос против тиранских замашек «царя» и бесчинств придворной камарильи и явивший благостную альтернативу «революционным» радикалам. Но, как представляется, бессмысленно спорить о том, насколько касьяновская оппозиция окажется конструктивнее рыжковско-каспаровской, имея в качестве основания для дискуссии всего одно невнятное публичное выступление. Надежды одних против скепсиса других. Если уж ставить вопрос о подлинной «номенклатурной оппозиции», т. е. о содержательной публичной критике действий Кремля со стороны олигархов, то в первую очередь надо обращать внимание на активность Лужкова. В последние месяцы он регулярно атакует самые разные начинания федерального руководства — начиная от козаковского разграничения полномочий между уровнями власти и кончая порядком согласования кандидатов «Единой России» на региональных и местных выборах с Генсоветом партии. Это, конечно, еще не «номенклатурная оппозиция», но некая заявка на нее. Отношение Соколова к мэру слишком известно чтобы ожидать от него сколь либо положительных оценок. Однако явное игнорирование многочисленных лужковских попыток с одновременным горячим приветствием почина Касьянова наводит на мысли не только о пристрастности уважаемого правого публициста, но и об его ангажированности.

Закрывая тему, предлагаю немного пофантазировать на тему следующего избирательного цикла, хотя это и не совсем конструктивно. Если в 2007 г. некая «партия Касьянова» не преодолевает 7-процентный барьер или преодолевает, но набирает не больше 10−12%, то все дальнейшие разговоры о президентстве становятся бессмысленными. Выдвинуться в 2008 г., разумеется, можно, но только чтобы денег заработать, попиариться, должность потом какую-нибудь выклянчить. Если же вдруг получиться собрать больше, то тут уже откроются перспективы. Можно попробовать пошантажировать кремлян, повыбивать из них уступки, причем не только политические, но и кадровые и коммерческие. А можно и действительно возомнить себя «российским Ющенко», окончательно продаться западникам, заново обойти олигархов и запускать «революцию». Но для этого, во-первых, тщательно подготовиться заранее, между думскими и президентскими выборами, если они пройдут планово, всего три месяца зазора, а это предполагает создание большой, но эффективной оргструктуры, а значит крупные вложения. В то время как Кремль сидеть сложа руки не будет… Во-вторых, надо действительно хорошо выступить на думских выборах. В-третьих, перед президентскими выборами, а еще лучше накануне думских необходимо стать лидером «партии революции» или признанным главным кандидатом на эту роль, а значит придется «полеветь» и суметь затянуть в свою коалицию если не КПРФ, то пару-тройку популярных левых проектов. В-четвертых, с моей точки зрения, Касьянов еще хуже чем Ющенко совместим с «улицей». Он не трибун, «зажигать» на митинге — это не вести заседания правительства. Начни он практиковаться уже сейчас — к 2007 г. этот недостаток можно преодолеть. Но что-то мне подсказывает, что не начнет. А даже если и начнет и чему-то научится, то все равно ему потребуется своя Тимошенко. Т. е. «заместитель по улице», «отморозок», способный заражать толпу своей истерикой. Вот тому же Рогозину «тимошенка» не нужна, он сам себе если что «тимошенка», правда немного пугливая. А Касьянову без «тимошенки» никак не обойтись. Причем искать такого человека, учитывая предопределенность настроений «Русского Майдана», ему придется среди левых националистов или удачных подделок под них.

Получится все это у «Михмиха»? Сильно сомневаюсь. Полагаю, что сильно сомневается и он сам.

Недавно я обсуждал тему Касьянова с одним достаточно откровенным и честным «революционером», который крайне обрадован заявлением экс-премьера и намерен застолбить собственный участок в его проекте. Он убежден, что, во-первых, «недовольство и возмущение властью и Путиным персонально будет нарастать», а это увеличивает спрос на альтернативу, а во-вторых, «тому, кто возглавит возмущение, вовсе не обязательно быть харизматической фигурой, напротив, можно как Ющенко быть просто PR-продуктом». Мой визави даже процитировал язычника из «Юлиана Отступника» Мережковского: «Человеку нужен восторг. Для того, кто верит, блудница воистину Афродита, и рыбья чешуя воистину звездное небо». «Нам необходимо создать „инфраструктуру надежды“, а для этого необходимо иметь ответ на вопрос тех же спонсоров: „а кого ж на царство?“, — рассуждал он. — Не ответишь же „Немцова“, „Явлинского“, „Вову Рыжкова“, а вот ответ „Касьянова“ минимально достаточен». Из его слов следовало, что «инфраструктура надежды», т. е. финансовый, организационный, медийный и пр. ресурс, «заточенный» под «революцию» важнее, чем фигура лидера. Кроме того «политическая деятельность имеет свои законы, и пришелец из иной среды неизбежно будет отрихтован под них, было б что рихтовать».

Я ответил, что так рассуждать рискованно, учитывая фактор времени. Да и в принципе фигуру лидера не стоит сводить к набору технологических функции. Тот же Ющенко почти три года раскручивался, готовился. Если непригодность Касьянова на роль «чешуи» или его нежелание быть блудницей, изображающей Афродиту, проясниться не прямо сейчас, а скажем через полгода-год, это будет означать, что строители «инфраструктуры надежды» время потеряли. Спонсоры, скорее всего, поймут, а вот как объяснить необходимость замены избирателям, да и «пехоте»? Пушка без снарядов бесполезна.

Впрочем, если они ошибаются в Касьянове — то очень хорошо. Как говорил Тот с Кем обреченно боролся Юлиан Отступник: «Если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму».

4

Касьянов — пока еще не политик — сейчас оказался в компании настоящих политиков.

Про Рогозина уже говорилось.

Здесь же и «красный олигарх» Семигин (хотя уж он то точно никакой не олигарх), в прошлом году пытавшийся отобрать у Зюганова КПРФ примерно тем же способом, каким в 1990-е гг. захватывали заводы, но в итоге отколовший лишь небольшую часть. В один день с Касьяновым он объявил, что планов — громадье. Семигин хочет и новую партию, и новую межфракционную депутатскую группу, и «теневой кабинет». А главное, себя он видит объединителем левого фланга, а Касьянова — правого, причем не исключает в будущем совместного сотрудничества.

Здесь же и экс-спикер Госдумы Селезнев, который уже на следующий день после пресс-конференции Касьянова объявил, что тоже «для себя ничего не исключает». Селезнев, конечно же, старый шут, за которым ничего нет кроме шлейфа скандальных историй. Но в ближайшее время о нем будут говорить и писать, а что еще надо?

Здесь же и Жириновский. Такой «дядька-шоу-цирк-клоунада» и одновременно «политический цыган», цепкий хитрющий делец, переживший в политике всех, кроме Зюганова. Да и его он переживет. Тоже готов пойти в президенты.

И, разумеется, не обошлось без Явлинского, который должен быть благодарен Касьянову за то, что благодаря ему появилась тема, по которой гордому лидеру «Яблока» не «зазорно» высказаться лично.


Семигин, Селезнев и Жириновский давно имеют репутацию «путинских одалисок», что же до Явлинского, то его отношения с Кремлем довольно запутаны. И проблема не в том, что его спонсорами-партнерами были Гусинский и Ходорковский с Невзлиным. Чтобы стать «своим» он слишком капризен, с ним трудно о чем-либо договариваться. Но если интересы совпадают, то он «открыт к предложениям» и это хорошо известно. Поэтому когда вся эта компания синхронно с Касьяновым принялась презентовать свои планы на федеральных телеканалах, не забывая оттоптаться на экс-премьере, большинство наблюдателей усмотрели в этом заказ и приказ Кремля. Тем более, что комментарии на телеканалах были соответствующие.

Ясно, что задача «карнавализировать» Касьянова была поставлена, хотя кто-то из кремлевских клиентов мог и сам догадаться что нужно делать и не ждать звонка от куратора. Но вряд ли «нотабль» пострадал от этого больше, чем сам Кремль. Касьянов не представляет из себя серьезной политической силы и даже логика «их нужно убивать пока они маленькие» не оправдывает реакцию, сильно смахивающую на истерику и дающую повод недоброжелателям злорадно посмеиваться, дескать, смотрите, они испугались. При том, что скорее не испугались, а просто не смогли себя сдержать.

В действительности, кремлянам сейчас надо всерьез боятся не тех, кто скажет, что при них будет по-другому чем при Путине. Не тех, кто будут вопить про отобранные льготы, погубленную «демократию», «диктатуру», «банду», а тем более про какой-нибудь «европейский путь» и пр. Им, а заодно «революционерам» надо боятся того, кто сможет убеждать при нем будет все также как при Путине, только лучше. Т. е. самозваного «наследника Путина». Того, кто не против Путина, не против выстроенного им режима, а за его модернизацию. Того, кто начнет презентовать соответствующие модернизационные идеи и проекты, не важно при этом насколько реалистичными они будут, важно что начнет корректироваться повестка. В итоге тогда окажутся расколоты и «партия стабильности» и «партия революции».

Я отнюдь не уверен, что такой человек появится. И, разумеется, не факт, что его появление и предъявление сделает сценарии «Преемник» и «Русский Майдан» неактуальными. Но их реализация в таком случае сильно затрудниться.

http://www.contr-tv.ru/common/1086/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru