Русская линия
Фонд стратегической культуры Дмитрий Филипповых29.02.2008 

Альфа и Омега Дмитрия Дивеевского

Есть книги, прочитав которые еще долгое время находишься под впечатлением развернувшихся в них событий, неординарного сюжета, мощного эмоционально-психологического заряда, каким-то непостижимым образом точно переданного Мастером нам, читателям. К числу таких немногих литературных произведений по праву относится новый роман Дмитрия Дивеевского «Альфа и Омега», вышедший в рязанском издательстве «Приз» в 2007 году.

О чем книга? О нас с вами, о нашей стране, ее и наших друзьях и недругах, ее и наших бедах и радостях, о неиссякаемом оптимизме русского человека, его неистребимой вере в духовное возрождение России и в собственное очищение от всего наносного, чужеродного, что так несвойственно русской душе.

И хотя события в романе происходят во времена нашего недавнего прошлого, они позволяют критически оценить настоящее, заглянуть в будущее, которое во многом предопределяется нашими действиями и поступкам сегодня.

…15 февраля 1989 года последние подразделения советского воинского контингента в Афганистане возвратились домой. Долгих и трагических девять лет и два месяца войны и тяжелых утрат были признаны ошибкой советского государственно-политического руководства.
А ветеранам афганской войны, мальчишкам-инвалидам чиновники от «демократии», типа господина Немчика, до омерзения точно выведенного в романе Дмитрия Дивеевского, с убивающим равнодушием твердили: «Мы вас туда не посылали!»

Да, это наше вчера, а временами прорывающееся болью наше сегодня. Более пятнадцати тысяч солдат нашего Отечества не вернулись с той войны, не стали отцами и дедами, не стали будущим России. И это надо знать живущим сегодня и не вымарывать из истории страницы возвышенного чувства воинского долга, гордого звания «воин-интернационалист».

Об этом надо помнить. Помнить и гордиться такими людьми, как герой книги капитан Советской Армии Иван Александрович Звонарь. Пройдя через огонь и смерть Афганистана, став инвалидом, «лишним человеком» в своем разваливающемся на глазах Отечестве, преодолевая себя и свое увечье, он долго и упорно искал дорогу к Храму, найдя ее, уже не свернул, помогая людям обрести Веру. Кому — веру в себя и свои силы, кому — веру в близких и родных, кому — веру в будущее Отчизны, но всем — обрести Веру православную, животворящую, неодолимую, не раз в момент смертельной опасности поднимавшую Россию с колен и возвышавшую ее до жертвенного подвига.

Иван Звонарь — не затворник, его душа открыта для людей, которые идут к нему, слабому здоровьем, но сильному духом за советом, нравственной поддержкой, духовной помощью. У бывшего офицера Звонаря, не раз смотревшего в глаза смертельной опасности, через православное восприятие мира открылось совершенно новое понимание извечного противостояния Добра и Зла.

Помимо выработанного годами службы инстинктивного ощущения приближающейся беды он приобрел совершенно новое качество — провидеть устремления и помыслы человеческие. Сердце его разрывалось от невыносимой боли оттого, что он видел, как Зло руководит поступками, проникает в души людей. Именно здесь пролег передний край борьбы капитана Ивана Звонаря с мракобесием.

В своем духовном выборе Звонарь не одинок. Читая книгу, мы видим, что рядом с ним в борьбе за святое дело встали и скиталица Раба Божья Полина, и бывший командир атомной подводной лодки Матвей Захаров, и русский интеллигент, историк Аристарх Комлев, и спасенный Звонарем в Афгане земляк солдат Сережка Седов. Сама земля русская, обитель святого Серафима Саровского вдохновляет их на борьбу во имя Добра.

…Поздней осенью 1989 года, в ночь с 9 на 10 ноября, в центре Европы была разрушена Берлинская стена, отделявшая с 13 августа 1961 года Западный Берлин от восточной части города и территории Германской Демократической Республики.

Крушение Берлинской стены, круто изменило судьбу еще одного героя романа Дмитрия Дивеевского — полковника советской внешней разведки Данилы Всеволодовича Булая.

Успешный офицер, профессионал высокого класса, долгое время проработавший в восточногерманской резидентуре, он понимал, что «крушение Советской империи» произошло не в одночасье. Ему предшествовали годы напряженной борьбы сверхдержав, изматывающей гонки вооружений, стратегических просчетов и ошибок, совершенных (не без помощи Запада и его спецслужб) советским государственно-политическим руководством во главе с М.С.Горбачевым в период так называемой «перестройки».

Получая ценную оперативную информацию от сотрудника английской разведки Джона Рочестера, Данила Булай имел возможность смотреть на происходящее вокруг и внутри Советского Союза глазами его врагов, стремившихся всеми силами ускорить его крах, насадить на расчлененном пространстве бывшей советской державы свои ценности, оставив великий народ без истории, без памяти, без будущего.

На глазах Булая рушилась система социализма, уничтожались ее достижения, он стал свидетелем гибели ГДР, круто изменившей судьбу его товарища и коллеги по службе Вилли, судьбы миллионов восточных немцев, поселив в их души опустошенность, тревогу, неверие в будущее.

«Мы один народ» — было написано на обломке разрушенной бетонной стены в центре Берлина. Но полковник Данила Булай понимал, что еще долгое время будет существовать «стена отчуждения и непонимания», разделившая немцев на «весси» и «осси», что трагедия ГДР, произошедшая не без помощи «великого собирателя земель немецких» и «лучшего из немцев» — М.С.Горбачева, фактически стала прологом трагедии и его Отечества.

Многоплановость романа позволяет лучше понять подоплеку многих событий, которые были разыграны на мировой политической арене с одной-единственной целью — ликвидировать гигантскую советскую страну, растащив ее первоначально на мелкие «национальные» клочья, а затем вызвать цепную реакцию дальнейшего деления самой России.

Неприкрытый цинизм звучит в словах одного из персонажей романа Збигнева Жабиньского (в нем без труда угадывается бессменный советник ряда президентов США Збигнев Бжезинский), обращенных к собеседникам — президенту США Джорджу Бушу-старшему, госсекретарю Джеймсу Бейкеру и директору ЦРУ Уильяму Вебстеру: «…Россию необходимо расколоть и разобщить, сделать беспомощной. Повторяю, это АЛЬФА и ОМЕГА нашей стратегии».

Да, эти слова принадлежат литературному персонажу Збигневу Жабиньскому, но с какой поразительной точностью они соответствуют высказываниям персонажа реальной американской политики — Збигнева Бжезинского!

Более 12 лет назад идеолог стратегии американского мирового господства Збигнев Бжезинский предрекал: «Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником» (интервью Open Media Research Institute, 15 ноября 1996).

Как же хочется вашингтонскому оракулу, чтобы в нынешней России люди никогда не вспоминали библейские истины, вычеркнули из своей памяти слова Екклезиаста о том, что за временем разбрасывать камни, непременно приходит время собирать камни!

Не могу не отметить еще один, очень важный для понимания новейшей истории нашего Отечества факт. Дмитрий Дивеевский в романе отмечает, что в бытность директором ЦРУ Джордж Буш-старший поддержал идею Жабиньского-Бжезинского спровоцировать афганскую войну. «Слишком много неизвестных было в том пасьянсе, чтобы все рассчитать, — пишет автор романа. — Но рискнули и не пожалели. Заварили котелок с чертовским зельем, подпустили русским угару: о ненадежности афганских правителей, об антисоветском заговоре, об американских кознях в этой стране… и покатилась советская бронированная армада через границу».

В своем интервью французскому изданию Le Nouvel Observateur в январе 1998 г. Збигнев Бжезинский рассказывал об этих событиях заявил: «О чём я должен сожалеть? Эта тайная операция (поддержка исламских фундаменталистов в Афганистане) была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтобы я об этом сожалел? Что важнее для мировой истории? Талибан или крах Советской империи?»

А сегодня те, кто породил талибов, кто фактически является истинным виновником трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, лицемерно говорят о защите от них мировой демократии. Напрягая стальные мускулы, они бряцают оружием на Ближнем и Среднем Востоке, пытаясь найти выращенную ими же до размеров мирового жупела «черную кошку» международного терроризма в темной комнате, даже если ее там нет.

Но, может быть, все гораздо проще, и американским поборникам борьбы с «международным терроризмом» нужны вовсе не исламские фундаменталисты и их лидеры, а нефтегазовые запасы Ирака и Ирана, месторождения меди, железа и редких металлов, изумрудные копи Афганистана? Внимательный читатель, который прочитает «Альфу и Омегу», сможет найти ответ и на этот вопрос.

Перевернута последняя страница уникального произведения. Его уникальность я бы определил одной короткой фразой: «Единство в многообразии». И это действительно так. Если литературную форму произведения с полным правом можно определить как роман, то по жанру это сделать сложнее.

Любитель остросюжетной литературы справедливо может назвать книгу политическим детективом. Реально ощущается динамика развития интриги романа. Здесь присутствует борьба разведок, с документальной точностью приводятся разведывательные донесения и сводки оперативной информации, есть погоня и слежка, точно даны психологические портреты политиков и разведчиков, предателей и агентов влияния.

Произведение Дмитрия Дивеевского можно считать и социальным романом. Ведь с первой и до последней страницы перед читателем проходит образ нашего современника, его жизнь и судьба, неразрывно связанные с судьбой Отечества, судьбой малой родины, российской глубинки. Сцены провинциального быта середины 80-х — начала 90-х годов ХХ столетия, с любовью и болью воссозданные автором романа, пронзительно жизненны и не могут оставить равнодушным самого взыскательного читателя.

Наконец, это роман с элементами фантастики, мистики. Диалоги Филофея Бричкина — хранителя районного музея с его обитателями, гостями из прошлого, поиск им смысла Бытия, попытка заглянуть в завтрашний день, позволяют читателям лучше понять причинно-следственные связи между днем вчерашним и нынешним, увидеть ту незримую связь времен, без которой немыслимо само существование человека разумного.

Так в чем же единство столь разнородных жанров? Оно — в самом главном: в великой любви к Отечеству, в святой Вере, определяющей судьбы России и ее граждан, в жертвенной готовности всегда противостоять злу. В этом высоком духовном стремлении едины и Иван Звонарь, и Данила Булай, и Аристарх Комлев и даже давно канувшие в реку времени, но живые душой обитатели краеведческого музея, затерявшегося среди российских перелесков городка Окоянова.

Хочется надеяться, что читателям еще предстоит новая встреча с героями романа Дмитрия Дивеевского — патриота России, через собственные духовные искания пришедшего к Альфе и Омеге всего сущего на земле.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru