Русская линия
Русская линия Станислав Погорелов20.11.2007 

Остановить разрушительный проект

ВСЕ ПО-НОВОМУ И ПО-НОВОМУ, А КОГДА ЖЕ ПО-ДОБРОМУ?


Выглядываю в окно и вижу, что на дворе вновь оживление. Рабочие деловито демонтируют ограду детской спортивной площадки, выкапывают месяц назад установленные лавочки. Идут с отбойными молотками к тротуару. Все понятно. Очередные «преобразования» двора, в результате которых активно уничтожается все, недавно сделанное. Жители опять будут несколько недель прыгать по грязи, испытывать другие неудобства, дети не смогут нормально отдыхать во дворе. Идет «освоение средств"…

Привычная для многих картина. И ничего поделать нельзя. Вас будут убеждать в необходимости очередных «реформ» вашего двора, ведь, как говорится, за все «уплочено». А может уже и получено. Точно такие же чувства вызывает очередное реформирование в сфере образования, созревшее в тиши министерских кабинетов и без особого шума выплывшее недавно на поверхность в Государственной Думе. Речь идет о проекте федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта)», внесенного в Государственную Думу распоряжением Правительства 28 июня 2007 г. (. 835-р).

Юридическая основа очередного реформирования нашей системы образования заключается в следующем. Предлагается кардинально изменить статью 7 Закона РФ «Об образовании», касающуюся государственных образовательных стандартов. Сохраняются вторичные положения и пункты статьи, предлагается изменить основные. Отметим главные позиции планируемой разрушительной реформы, поскольку все остальное в законопроекте. 448 303−4, как в статье 7, так и в других статьях закона «Об образовании» и в других законах — только вторичные изменения, в связи с этими, главными.

Итак, первое. Предлагается ликвидировать п. 1 статьи 7 Закона РФ «Об образовании»: «1. В Российской Федерации устанавливаются государственные образовательные стандарты, включающие в себя федеральный и региональный (национально-региональный) компоненты, а также компонент образовательного учреждения».

Таким образом, ликвидируется существующая трехкомпонентная структура государственного стандарта, что реально влечет за собой неопределенное положение (в лучшем случае) или полную ликвидацию всех учебных предметов и курсов, преподаваемых ныне в рамках часов регионального (национально-регионального) и школьного компонентов учебного плана в общеобразовательных учреждениях. А таких курсов — сотни, если не тысячи по городам и весям нашей огромной России, и это далеко не только лишь курсы религиозной культуры, которые особо «раздражают» малую, но очень громкую часть людей в нашей стране.

Второе. В действующем законе есть достаточно конкретное определение федеральных компонентов государственных образовательных стандартов. Согласно ему, они определяют в обязательном порядке обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников. Данное определение из закона убирается.

Вместо него вводится аморфная формула, определяющая что такое «федеральные государственные образовательные стандарты». Согласно ей они представляют собой «совокупность требований, обязательных при реализации основных образовательных программ начального общего, основного общего, среднего (полного) общего, начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования образовательными учреждениями, имеющими государственную аккредитацию».

Каких требований? Гражданам и депутатам это знать уже не надо, это решит чиновник. Абстрактная формулировка, совершенно неприемлемая в тексте закона. Ничего толком не разъясняет и п. 3 статьи 7 в предлагаемом в законопроекте, согласно которому «Федеральные государственные образовательные стандарты включают требования к: 1) структуре основных образовательных программ, включающие требования к соотношению (объемам) составляющих основной образовательной программы, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, которая формируется участниками образовательного процесса; 2) условиям реализации основных образовательных программ; 3) результатам освоения основных образовательных программ». Все гораздо более абстрактно и размыто, чем в действующем законе. А главное — ничего нет собственно о содержании образования, хотя именно это и является главным вопросом, смыслом и ядром стандартизации любой образовательной программы.

Что должны будут изучать в обязательном порядке мой и ваш ребенок на школьных уроках истории так, чтобы никакой недоброжелатель нашего Отечества не внес бы в учебник какой-то гадости о нашей Родине в любом виде? Чтобы учебник воспитывал любовь к России. Чтобы обязательный минимум содержания образования, например, по истории заставлял (не предлагал, не давал возможность, а именно заставлял) автора учебника делать его таким, чтобы он служил именно этой цели воспитания. Кстати, в числе других, закрепленной действующим Законом РФ «Об образовании» в статье 2. Вот главный вопрос не только для депутатов, но и, самое главное, для людей, граждан, для всех нас. То же самое можно спросить и об учебниках литературы, русского языка, искусства, основ безопасности жизнедеятельности и т. д. В той или иной степени, это значимо для всего содержания обязательного школьного образования, прежде всего — социально-гуманитарного.

Это и есть обязательный минимум содержания образования по предмету. В предлагаемом законопроекте он куда-то «испарился». Нет и максимальной учебной нагрузки, второго важнейшего элемента в структурировании школьной общеобразовательной программы, и не только ее. Да и «требования к уровню подготовки выпускников» в действующем законе — более конкретная формулировка, чем требования к «результатам освоения…».

А что есть? Есть некие требования к структуре (не содержанию!) образовательных программ, которые включают еще какие-то требования к соотношению обязательной части и части, формируемой неназванными участниками образовательного процесса. Требования «к соотношению» обязательной, инвариантной части среднего образования и вариативной (на уровне региона, школы) ныне логично заданы в структуре учебного плана его делением на 3 указанных компонента, выделением часов для занятий детей по выбору и т. д. Зачем же ломать то, что нормально работает? И кто знает, кого сочтут чиновники участниками образовательного процесса, а кого нет? В предлагаемом тексте они не перечисляются.

ГРАЖДАНСКИЙ КОНТРОЛЬ НАД ШКОЛОЙ ПОД УГРОЗОЙ


Третье. Согласно п. 5 ст. 7 предлагаемого законопроекта:
«5. Разработка и утверждение федеральных государственных образовательных стандартов осуществляется в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации».

В действующем законе «Об образовании»: «3. Порядок разработки, утверждения и введения государственных образовательных стандартов определяется Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных законом. 4. Основные положения государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, порядок их разработки и утверждения устанавливаются федеральным законом (п. 3−4, ст.7).

Как говорится, «почувствуйте разницу». Чиновник (законопроект внесен Правительством с подачи Минобрнауки) предлагает законодателю (органу представительной власти) «подвинуться». А вернее, просто убраться из сферы стандартизации содержания общего среднего образования, обязательного для всех наших детей.

Пункт 4 статьи 7, устанавливающий порядок принятия стандартов общего среднего образования непосредственно затрагивающих жизненные интересы всех граждан, все общество, федеральным законом, т. е. Государственной Думой, предлагается просто изъять из Закона РФ «Об образовании».

Да, разработанные в 1998—1999 гг. общеобразовательные стандарты так и не были утверждены федеральным законом. Школы работали по ним, писались учебники, сдавались экзамены. И в этой ситуации, вместо того, чтобы исполнить требование законодательства, Минобразование в 2004 г. принимает и последовательно внедряет новый вариант общеобразовательных стандартов. Без совета с обществом и опять без законного утверждения его представителями российского народа в Государственной Думе. Выходят беспрецедентные разъяснения А. Фурсенко (письмо N АФ-59/03 от 17 марта 2005 г.) о том, что в образовательной практике могут одновременно использоваться оба варианта стандартов! В пожарном порядке переписываются учебники, лихорадит методические центры, учителя «тонут» в разных учебниках по двум вариантам стандартов, педагогическая и родительская общественность пытается противостоять сомнительным «инновациям» стандартов 2004 года.

Что-то из них удается приостановить, например никому не нужное «предшкольное образование». Но другие сомнительные новшества внедряются. Это, в частности, введение изучения иностранного языка со 2 класса (в первом варианте было с 1 класса) и по обязательной учебной нагрузке большей, чем изучение истории — в 2 раза, а изучение истории России — в 3 раза! Что это, как не «колониальная модель» общего образования? Или профильное обучение в старшей школе по множеству профилей, «нарисованных» авторами стандартов. У нас уже почти все школы с одним или максимум двумя 10-м или 11-м классами. Если один из них надо пустить по минимальному, базовому содержанию учебного предмета (наверняка найдутся желающие не «профилироваться», вот только кто их, школьников, спрашивает), максимум, что можно реализовать почти в любой школе — один профиль, зачем же тогда наделаны все остальные? Вполне можно быть ограничиться двумя: естественно-математическим и социально-гуманитарным.

И вот теперь, в разгар внедрения стандартов 2004 г. (еще далеко не все школы получили новые учебные комплекты по этим стандартам) — новая и еще более сомнительная кардинальная реформа! Но теперь Минобрнауки (конкретные чиновники в нем) уже не просто не выполняет требование законодательства об образовании, а решает просто покончить с самим этим законодательством в той его части, которую не желает или не может исполнять.

А ведь это действительно трудно: не только организовать разработку качественных общеобразовательных стандартов (вариант 1998−1999 гг. вполне может служить хорошей основой), но и представить их законодателям, полномочным представителям народа, всех мировоззренческих, идеологических групп в нашем обществе. В открытых дискуссиях и обсуждениях уточнить что-то, привести в большее соответствие с общественными потребностями и принять федеральным законом. Чтобы потом периодически возвращаться и обновлять в соответствии с меняющимися социальными условиями, новыми явлениями в жизни. Легче просто отменить демократический, гражданский контроль над содержанием общего образования, хотя бы косвенный, опосредованный через представителей народа в парламенте, заодно поправ все возможные демократические ценности, принципы и нормы.

В статье часто поминается чиновник. Но не потому, что я не уважаю чиновничество. Я их очень уважаю, и не считаю слово «чиновник» бранным. Напротив, это достойная и трудная работа. Просто так устроена жизнь, что каждому на своем месте хочется работать легче, так и чиновнику проще работать без гражданского контроля, отдав содержание общего среднего образования кому-нибудь «на сторону». Ведь не сами же чиновники в Минобрнауки будут составлять обязательное содержание образования. Это как приватизация общенациональных жизненно важных для всех монополий в экономике. Дай им волю, чиновники все скинут на частника.

И в нашем случае есть все основания считать, что за чиновниками, лоббирующими законопроект. 448 303−4, стоят другие люди. Они не утруждают себя ежедневной, кропотливой работой клерка на ниве просвещения, но заинтересованы в идеологическом контроле над содержанием общего среднего образования. Отсюда, в частности, усматриваемая многими связь отмены трех компонентов учебного плана с идеей противников РПЦ и воинствующих атеистов запретить в школах курсы православной культуры и внедрить в обязательную программу курс по истории религий. Официальные представители РПЦ уже назвали это попыткой «идеологического диктата», и это далеко не исчерпывает конфликтный потенциал законопроекта. Не менее важно для этих «идеологов» контролировать и содержание общеобязательных гуманитарных дисциплин, не допуская его переориентации от идей «догоняющей модернизации» и неполноценности нашей страны к идеям возрождения исторической, культурной, духовно-нравственной преемственности, национально-культурной самобытности российского образования.

Кроме того, это еще и очень, очень большие деньги на постоянное и бесконтрольное реформирование (по данным СМИ стандарты 2004 г. стоили налогоплательщикам 2 млрд руб.), на всю эту нескончаемую модернизацию, инновацию и т. п. Иначе говоря, на все то, чем подменяется и одновременно дезорганизуется нормальная спокойная планомерная работа по развитию российской школы. Ее совершенствованию без скачков и дерганий, на устойчивой, собственной исторической и культурной основе, открыто и понятно для всех, в совете и сотрудничестве с гражданами, обществом.

ПОЯСНЕНИЯ БЕЗ РАЗЪЯСНЕНИЙ


Рассмотрим Пояснительную записку к проекту. Она должна, по идее, четко, кратко, убедительно показывать насущную потребность в предлагаемых законодательных изменениях, их актуальность и необходимость для общества. Именно для общества, а не для чиновника или любого иного инициатора законопроекта. Но нет, ничего подобного в ней нет. Вся аргументация авторов законопроекта (отметим еще раз — законопроект внесен чиновниками, а не законодателями, депутатами, представителями народа) неубедительна, сомнительная, надуманная или прямо не соответствует действительности.

Упоминается Конституция РФ, согласно которой предусматривается установление Российской Федерацией федеральных государственных образовательных стандартов (п. 5 ст. 43). И вроде бы как их нет, этих самых «федеральных…». Но ведь есть федеральный компонент государственных образовательных стандартов. Не проще ли было обозначить, что федеральный компонент в государственных образовательных стандартах и есть федеральный государственный образовательный стандарт. Просто установить тождество этих понятий в структуре любой образовательной программы, где есть федеральный компонент и другие компоненты.

С другой стороны, ликвидация компонентов не только нарушает права образовательных учреждений, но и прямо противоречит конституционному принципу федерализма, установленному разделению полномочий федерального центра и субъектов РФ в области образования. Здесь разработчики проекта пытаются «проехать» на популярной в народе идее укрепления вертикали власти, единства образовательного пространства в стране. На самом же деле их реформа сработает против авторитета федерального центра. Так государство не укрепить, а вред уже нанесен реальный. Есть и официальные отрицательные отзывы из ряда регионов — это при том, как ныне региональная власть, руководители регионов стараются всячески «не задевать» федеральный центр. А неофициально многие работники образования просто крутят пальцем у виска и задают друг другу вопросы типа: «Кто же там рулит в Москве, что делаются столь вредные и для нас и для центра вещи?».

Содержание школьного образования по ясной трехкомпонентной формуле ныне примерно на 75% задается центром, 10% - регионом, 15% - конкретным образовательным учреждением. Зачем ломать эту гармоничную систему? Утверждение авторов законопроекта, что «В результате компонентного формирования государственных образовательных стандартов разрушалась их целостность, а государственный образовательный стандарт, как документ, утверждаемый федеральным органом исполнительной власти, наличествует только в части федерального компонента» — просто грубая неправда. Никакая «целостность» не разрушалась, никто на это не жаловался. И неверно, что федеральным органом исполнительной власти утверждался только федеральный компонент. Разрабатывались и утверждались положения, касающиеся всех компонентов — но не в части их содержания (это компетенция регионов и школ), а в части доли учебной нагрузки на эти компоненты. Этого вполне достаточно. Не предполагается же утверждать в Москве содержание спецкурса по истории Туруханского края? Или содержание занятия за счет часов школьного компонента на тему «История нашей школы» в каждом селе. Тогда зачем огород городить?

Ныне все нормально. Федеральный компонент утверждается в федеральном министерстве, и должен затем быть закреплен федеральным законом, поскольку он обязательный для всех. Региональный компонент утверждается в регионах по параметрам, заданным из центра в части максимальной учебной нагрузки (которые также должны быть закреплены федеральным законом в Государственной Думе, где есть представители из всех регионов). Школьный компонент утверждается в конкретной школе в соответствии с местными условиями и потребностями и также в рамках, заданных из федерального центра согласно структуре учебного плана и размерам учебной нагрузки, которая дается на него.

Далее в Пояснительной записке указано: «Закон Российской Федерации «Об образовании» установил единый для всех уровней (ступеней) образования состав государственного образовательного стандарта и его федерального компонента, что мешает развитию академических свобод образовательных учреждений (организаций), а также не учитывает особенности формирования образовательных программ подготовки научных и научно-педагогических кадров». И это просто неправда. Где, в какой статье, норме закона это якобы «установлено»? Выделены три компонента, но это не значит, что они все обязательно нужны в детском саду, как в школе, в аспирантуре как в вузе. Это надуманный, ложный довод. Нет никакой обязанности и сейчас сочинять, например, школьный компонент для аспирантуры или федеральный компонент образования для детского сада. Это было бы абсурдом и действующий закон этого нигде не требует. И никаких протестов по этому поводу о нарушениях «академических свобод» ни от кого тоже не слышно.

Разработчики утверждают: «Анализ практики применения указанных законодательных положений выявил ряд недостатков как действующей структуры государственного образовательного стандарта в целом, так и его федерального компонента». Какой это анализ, и какие такие недостатки? Кто проводил этот анализ, где докладывались его результаты, где они обсуждались с научной и педагогической общественностью? Опять ложный довод и введение в заблуждение.

Затем следует еще более сомнительный аргумент: «Установленная одинаковая трехкомпонентная структура государственного образовательного стандарта не может быть реализована на единых принципах для всех уровней образования, например, для аспирантуры и докторантуры. Поэтому до настоящего времени для этих видов послевузовского профессионального образования государственные образовательные стандарты не разработаны». И опять, где это в действующем законе установлено, что образование любого типа и уровня образования должно быть обязательно трехкомпонентным? Здесь авторы законопроекта расстраиваются, что нельзя сделать три компонента государственного образовательного стандарта для докторантуры и вот, мол, «до настоящего времени» их нет. И это якобы недостаток действующего закона. Однако чуть ниже в той же Пояснительной записке указано: «Разработка примерных программ для докторантуры не предполагается», вносится и соответствующая норма в законопроект.

Значит, исключения все-таки возможны? Имеются уровни образования, где не нужно стандартизировать содержание образования. Тогда к чему эти причитания о, якобы, недостатках действующего закона?

С докторантурой вроде бы ясно, получается это просто лукавство такое. А вот что касается аспирантуры или дошкольного образования, то обоснования авторов опять не поддаются разумному объяснению.

Для аспирантуры вносится предложение, что «федеральным органом исполнительной власти устанавливаются государственные требования к структуре основных профессиональных образовательных программ». Почему к структуре? А содержание подготовки аспирантов, например, требования к экзаменам по специальностям?

С дошкольным образованием еще интереснее. Указано, что «Уполномоченным федеральным органом исполнительной власти устанавливаются государственные требования к основной образовательной программе дошкольного образования и условиям ее реализации». Это уже просто смешно. Это могло бы иметь смысл при всеобщем дошкольном образовании (гарантии такового). А ныне при нехватке детских садов, недостаточном их финансировании во многих регионах, дефиците средств хотя бы просто на нормальный уход за детьми — питание, размещение, персонал — выглядит просто издевательством. Что будут думать люди в регионах? Вот, в Москве им заняться нечем, вместо финансирования строительства детских садов и повышения зарплаты воспитателям они нам за счет федерального бюджета программы для обучения малышей в садиках будут сочинять. Да и не нужны тут никакие новые программы, имеется уже множество прекрасных программ.

Еще один тезис из Пояснительной записки, также смешной, но и ложный и вредный одновременно: «Составляющая федерального компонента «обязательный минимум содержания основных образовательных программ» постоянно вызывает дискуссии в обществе, в результате которых обязательный минимум перерастает в постоянно расширяющийся обязательный максимум набора знаний, но не конкретных умений и компетенции выпускников, которые он должен иметь на выходе из образовательного учреждения». Дискуссии этот минимум не может не вызывать, и это нормально, общество заинтересовано обсуждать и закреплять обязательное образование для наших детей. И теперь Минобрнауки решает покончить с этими дискуссиями в принципе, исключить их возможность. Но эти дискуссии касаются, прежде всего, содержания образования, а не «размеров» обязательного минимума. И никуда он не «перерастает», нет никакого «постоянно расширяющегося обязательного максимума набора знаний». Это просто не соответствует действительности. Есть именно обязательные минимумы содержания образования по истории, литературе, физике и т. д. И их всего два варианта — издания 1998−1999 гг. и 2004 г., поэтому никакого «постоянного расширения», «перерастания» их в принципе нет. В целом они мало отличаются по объемам один от другого, содержат не только наборы знаний, но и умений.

Насчет «выхода из образовательного учреждения» — просто абсурд, далеко не все учебные предметы завершаются именно в выпускном классе. И это никакие не «максимумы набора знаний». Такие вещи может говорить либо человек, совершенно не знакомый с действующими стандартами (обязательными минимумами) общего среднего образования, либо это просто намеренное введение некомпетентного читателя (может быть и депутата) в заблуждение. Это именно обязательные минимумы содержания образования. И каждый желающий может это проверить, если сопоставит обязательный минимум содержания образования по любому учебному предмету с содержанием соответствующего комплекта учебников или хотя бы любой авторской учебной программы (тексты стандартов 2004 г. легко найти на образовательных сайтах в Интернете). В учебниках будет гораздо больше понятий, сведений, фактов, событий и т. д., чем те, которые составляют обязательный минимум и зафиксированы в стандарте по любому учебному предмету.

Абсурдно и следующее утверждение в Пояснительной записке: «До настоящего времени не разработаны единые для всех уровней образования педагогические принципы формулирования обязательного минимума содержания основной образовательной программы…». А зачем это надо? Может быть, эти минимумы и не нужны для детского сада или для докторантуры, о чем уже сказано выше? Да и на самом деле — не нужны.

И далее продолжаются сетования, в которых разработчики законопроекта убеждают сами себя в проблемах, которые сами же и придумали: «Составляющая федерального компонента «требования к уровню подготовки выпускников» фактически не реализуется в связи с тем, что по сути требования должны иметь подразделение на уровни освоения программы. На деле — они едины для всех выпускников и по ним можно ответить, на определенной научной основе, только на вопрос «освоен или не освоен государственный образовательный стандарт». А что еще надо? Это и надо на выпуске для государства, чтобы оценить успехи школьника в обучении. А уровни освоения фиксируются оценками: удовлетворительно, хорошо, отлично или неудовлетворительно.

Следующее уже из сферы околопедагогической фантастики: «Требования к уровню подготовки выпускников зачастую сформулированы на знаниевой основе (заучивание, запоминание и т. п.) и не ориентированы на формирование устойчивых компетенций обучающихся и выпускников».

Знания — это реально. Знания, умения, навыки (ЗУНы) — это проверено, работает, а «компетенции» — абстракция. В лучшем случае это, по сути, те же навыки и умения. Но нам предлагают отказаться от знаний и оценивать, прежде всего, «компетенции» — новомодную «штуку». Чтобы не доводить уж совсем до абсурда, знания просто стыдливо запрятаны сзади, за выведенными вперед «компетенциями»: «Под требованиями к результатам освоения основных образовательных программ подразумеваются требования к общим, социальным, профессиональным компетенциям, а также знаниям, умениям и развитию личностных качеств обучающихся, обеспечивающим реализацию соответствующих компетенций». И ради одного словечка предлагается порушить существующую систему стандартизации образования?!

Все остальное в Пояснительной записке, в том числе манипулирование термином «образовательная программа» — малоубедительная риторика того же качества, одновременно и малограмотная. Это демонстрирует следующий фрагмент: «Под примерной основной образовательной программой в общем образовании и профессиональном образовании предполагается понимать совокупность базисного (примерного) учебного плана и (или) примерных программ курсов, предметов, дисциплин (модулей) с учетом уровня и ступени образования».

Базисный учебный план школы не должен быть «примерным». Он должен быть обязательным в части федерального компонента образования для всех школ в стране и обязательным в части регионального компонента для школ данного региона. Так в настоящее время, и не может быть никаких примерных базисных учебных планов. Примерные программы учебных курсов и дисциплин и сейчас никто не мешает делать, и они делались до сих пор (см. официальные сайты Минобрнауки). Другое дело, что авторские учебники соответствуют авторским программам, одни привязаны к другим. И если примерная программа играет роль ориентира для конкретного автора учебника, а не роль колючей проволоки — это нормально, а иначе это просто монополизация методики преподавания предмета, что вредно для развития теории и практики образования по любой учебной дисциплине. А заодно и монополизация учебно-методического обеспечения по предмету.

Например, заставить литературу изучать только в такой-то последовательности авторов-писателей. Или в курсе обществознания заставить правоведение изучать обязательно после политологии. Это чушь, и никому не нужно. Есть сложившиеся схемы последовательности изучения содержания некоторых учебных предметов (хронологическая последовательность по истории; сначала ботаника, а потом зоология в преподавании биологии и др.), а есть развивающиеся, вариативные модели (обществознание, окружающий мир и др.). Все имеет право на существование, главное чтобы учебных стандарт, обязательный минимум содержания образования по предмету был успешно освоен — общий набор знаний и понятий, умений и навыков.

Явно несуразна и другая предлагаемая норма, согласно которой «…6. Основная общеобразовательная программа начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования… включает в себя учебный план, рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей) и другие материалы, обеспечивающие качество подготовки обучающихся (воспитанников), перечень используемых учебников и средств обучения и воспитания». Ныне даже по основным, обязательным учебным дисциплинам имеются перечни (ежегодно обновляемые) допущенных и рекомендованных учебников, пособий. Но ничто не мешает учителю использовать и другие, дополнительные учебники, если он посчитает это необходимым, кроме основного комплекта из перечня.

Кроме того, если, как утверждается в некоторых выступлениях чиновников, данный законопроект, якобы, не предполагает «уничтожения» курсов регионального и школьного компонентов, а просто интегрирует их в федеральный государственный общеобразовательный стандарт, то каким это образом может быть составлен этот перечень? Таких региональных и школьных учебных курсов по всей Руси великой, как сказано, огромное множество — учебников, пособий, и они реально не могут быть все подвергнуты федеральной экспертизе. Еще больший абсурд говорить о перечне «средств обучения и воспитания». Люди вообще не понимают, что пишут в закон.

И опять, почему чиновник должен утверждать рабочие программы учебных курсов, особенно гуманитарных? Даже обязательный минимум содержания образования по предмету должен приниматься федеральным законом. Примерные, типовые учебные программы может дать министерство (реально это программы по имеющимся учебным комплектам по предметам). Но рабочие программы курсов, дисциплин — это вообще дело учителя и методиста в каждой школе.

Все заявления авторов в Пояснительной записке о том, что законопроект учитывает интересы других участников образовательного процесса — ни на чем не основаны, не подтверждаются конкретными положениями правовых норм. Вообще все это сочинение подозрительно, прямо нарочито непрофессионально. Создается впечатление, что его писали не юристы.

«Сильный», но тоже абсолютно ложный довод, что нормы действующего закона якобы противоречат Конституции. Если бы это было так, закон об образовании бы не приняли, или давно опротестовали в Конституционном Суде. Ничто не мешает авторам заняться этим (на досуге за свой счет).

Отдельные фрагменты Пояснительной записки очень низкого качества или прямо безграмотные. Это заставляет усомниться и в том, что ее составлял чиновник-профессионал в министерстве, знающий школу и владеющий привычной всем терминологией. По стилю это больше похоже на запутанные сочинения некоторых наших перманентных реформаторов образования, которые путаницу в своих головах транслируют на школу и общество. Например, такой фрагмент: «Под требованиями к условиям реализации основных образовательных программ подразумеваются требования к обеспечению реализации основной образовательной программы». Понимай, как хочешь. А хочешь — подразумевай. То есть требования к условиям реализации чего-то — это есть требования к обеспечению реализации того же самого.

В Пояснительной записке, конечно, нет и никаких конкретных данных о социальной потребности в предлагаемой кардинальной реформе. Так и остается «загадкой», кому все это надо — вдруг взять и изменять «понятие и структуру государственного образовательного стандарта»?! Не говоря уже о способе установления, принятия общеобразовательных стандартов. Это разработчики проекта предусмотрительно даже не внесли в его официальное название, чтобы не пугать депутатов Государственной Думы. Авось не обратят внимания. Ведь правильно было бы назвать законопроект «об изменении понятия, структуры, содержания и порядка установления государственных образовательных стандартов».

РАЗРУШИТЕЛЬНУЮ РЕФОРМУ НАДО ОСТАНОВИТЬ


Данная очередная реформа системы образования уже не сопровождается громкими фанфарами — все давно устали от перестройщиков с их, как правило, погромными реформами. Работа идет тихо, без лишнего афиширования в СМИ, но упрямо и настойчиво. Так, как будто от этого зависит если не жизнь, то благополучие ее инициаторов. Тем не менее, с учетом «пожарного» порядка функционирования Государственной Думы в оставшееся до выборов время, у них есть шансы «на дурака» протолкнуть этот законопроект. И тогда позже нам всем придется долго расхлебывать последствия или страдать от них. Многие это уже поняли, и потому появляется все больше публикаций, обращений, писем, в том числе из регионов, с требованиями остановить эту реформу. Сделать это действительного необходимо, и как можно скорее. Суммируем еще раз те последствия, которые повлечет за собой принятие данного законопроекта.

1. Выведение из-под контроля общества содержания общего, обязательного для всех детей среднего образования.

Ныне этот контроль возможен по закону через наших представителей в органах законодательной власти (нравятся они, не нравятся, что имеем, то имеем — выбирайте лучших). В обществе в целом и в педагогическом сообществе актуальны дискуссии о мировоззренческом содержании общего среднего образования, учете разнообразия мировоззренческих подходов в преподавании гуманитарных знаний, приоритете воспитательных целей в обучении, например, истории и т. п. Законопроект предлагает кардинальное решение: мировоззренческое, духовно-нравственное содержание образования будет определять «дядя», это не ваше дело. Такая «политика» сейчас не пройдет, вызовет напряженность, конфликты в обществе.

2. Очередная дезорганизация учебного процесса, нормальной работы системы общего среднего образования вследствие перехода на очередные новые стандарты в то время, как еще не завершен переход на предыдущие от 2004 г. — учителя, работники образования, управленцы будут заняты внедрением очередных никому не нужных новшеств, а не спокойной учебной, методической, организационной работой в школах, регионах.

Стандарты, обязательные минимумы должны обновляться преемственно, постепенно и понемногу. Не нужны никакие структурные изменения. Самое лучшее — на основе стандартов 1998—1999 гг. просто провести их обновление в соответствии с меняющимися потребностями и социальными условиями (о чем пишут многие педагоги).

3. Дезорганизация или прямо ликвидация научно-педагогической деятельности в регионах по наполнению регионального компонента общего среднего образования и в школах по наполнению компонента образовательного учреждения.

Это материальный ущерб для регионов, итак в большинстве небогатых региональных систем образования и огромный моральный ущерб для тысяч и тысяч педагогов и детей, преподающих и изучающих такие учебные курсы, нарушение их прав в области образования. И опять — конфликты на этой почве, неприязнь к федеральному центру. Собственно, волну неприязни уже спровоцировали несправедливые и высокомерные, если не сказать больше, оценки работы регионов по наполнению регионального компонента, которые звучали от ряда чиновников Минобрнауки.

4. Вследствие отмены обязательных минимумов содержания по предметам и перехода на примерные учебные программы — сокращение возможности выбора для педагогов и школ учебного и методического обеспечения, монополизация книжного учебного рынка. Ущерб для свободного развития методики преподавания учебных дисциплин, свободной конкуренции на рынке учебников и пособий, когда непопулярные у педагогов книги «отмирают», а соответствующие запросам людей получают преимущество.

5. Неизбежные конфликты с РПЦ, но самое главное — с православными педагогами и родителями (и не только православными, в ряде регионов преподаются курсы по исламу, иудаизму и другим религиям) в случае введения прямого или косвенного запрета на преподавание курсов православной культуры. Тем более, если одновременно в обязательную программу будет включен секулярный курс по истории религий на безальтернативной основе.

Это все равно, как если бы Церковь настаивала на том, что ее священники напишут для Министерства образования учебник по истории философских учений. И он должен в обязательном порядке преподаваться во всех школах. В нем они расскажут так, как они посчитают нужным, о всех философских направлениях, учениях, в том числе материалистических. А нерелигиозные философы-материалисты не имеют права писать такой учебный курс для светской школы, потому что они не могут быть объективными в этом вопросе, будут заниматься апологетикой материализма и т. п.

6. Огромные финансовые потери вследствие очередной никому (кроме авторов законопроекта) не нужной реформы. Потери рабочего времени государственных служащих на деятельность, никому не нужную или прямо вредную для общества. В сущности, это не самое страшное. Но все-таки жалко и средств, которые платят люди как налогоплательщики в госбюджет, а потом они уходят на такие вот «дела». С этого и начинался разговор.

В заключение следует сказать, что неуемные «модернизаторы» нашей школы этим законопроектом капитально «подставили» государственную власть в преддверии думских и главное президентских выборов. Если его все же протолкнут, это будет мощный удар по авторитету путинской команды, которая, получается, позволяет во властной среде формироваться таким явно вредным инициативам и от имени власти обрушивать их на общество. Так что здесь можно усматривать и политические цели законопроекта, который реально играет «против Путина», за ворота «другой России», давая весомые аргументы критикам власти. Но оставим размышления об этом политологам. Что касается интересов системы образования, российской школы, наших интересов в сфере образования как педагогов и граждан — то законопроект № 448 303−4 должен быть немедленно снят с обсуждения в Государственной Думе, а его толкачи и разработчики должны возместить все затраты, уже понесенные государством, из своего собственного кармана.

Станислав Тимофеевич ПОГОРЕЛОВ, профессор Института развития регионального образования Свердловской области

http://rusk.ru/st.php?idar=105066

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Нина2    29.11.2007 07:23
День добрый. Так в чем же дело?! Пишите письмо, выкладывайте на форуме, будем пописывать!
  Коценко Александр    22.11.2007 17:57
Раньше были убеждения, а теперь бабки. За деньги участвует.
  Посторонний-Москва-СП    21.11.2007 13:55
Господа, как известно, благодаря немецкому учителю была создна Германская империя, русский же учитель сначала активно поучаствствовал в разрушении Российской империи, а затем Советской. Теперь практически все русские учителя, в едином порыве, участвуют в организации голосования за "партию власти", которая решила возвести в закон проект, разобранный автором. Читайте Д.И. Менделеева, и многое станет понятным.
  Ю. Вознесенская    21.11.2007 07:54
Надо писать протест и собирать подписи.
  строгая учительница    20.11.2007 19:39
Братья, сестры, коллеги! Откуда такое уныние и пассивность? Не нам решать, поздно или нет. Нам – делать все, что возможно, что в наших силах. Пресса, конференции, сбор подписей – каждый должен сделать то, что сможет. Ведь дело все в том, что закон протаскивали втихую (автор пишет, но и мы знаем на своем опыте.) Нужна гласность. Здравомыслящих и честных людей еще немало в России. Только они не информированы. Интересный материал в тему:
HTTP://OODVRS.RU/NEWS/NEWS.PHP?ID_NEWS=12
  Сегрей_Н    20.11.2007 12:26
Да…
Как методично и по-людоедски хладнокровно с улыбочками лишают наш народ всего, в чём есть хоть капля надежды на возрождение его истинно русского духа.

А кругом ревут фанфары и звенят бубенцы…
Безумный пир во время чумы.
Неужели действительно нам Руси сломали хребёт?!
Все словно оцепенели, как перед пастью гльва, отовящегося поглотить
  Алексндр    20.11.2007 08:51
Поздно, батенька, сатана там правит бал…..
  Мария Н    20.11.2007 08:11
Большое спасибо за статью. Непонятно только, почему она опубликована с таким опозданием? Ведь этот разрушительный закон уже принят Думой в 3-х чтениях. Нужно что-то делать, ведь есть еще Сенат и Президент. Опыт показывает, что СМИ фактически (за очень редким исключением) отказываются публиковать протестные материалы по данному законопроекту.
  ugo    20.11.2007 02:54
О чем речь, когда Дума уже все приняла!!!
Поздно, господа присяжные заседатели! Можно расходиться по домам.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru