Русская линия
Русская линия17.11.2007 

«Русский вопрос» на Съезде народов Татарстана

Как сообщили недавно средства массовой информации, 3 ноября 2007 года в Казани прошёл Съезд народов Татарстана. Учитывая, что в этой республике, согласно результатам Всероссийской переписи населения 2002 года, русские составляют около полутора миллиона человек или 39,5% всего населения (а по неофициальным данным — значительно больше), было бы крайне странным, если бы на нём так или иначе не прозвучала «русская тема». То же самое касается и православной проблематики, которая является здесь ещё более значимой, так как, кроме русских, православие исповедуют проживающие в Татарстане в значительном количестве кряшены, чуваши, украинцы, марийцы, удмурты, мордва и представители других народов.

Однако из сообщений «масс-медиа», подавляющее большинство которых выдержано в бравурно-пропагандистских тонах и сильно отдаёт политическим «пиаром», практически невозможно создать на сей счёт определённого мнения. В связи с этим мы попросили одну из участниц съезда прокомментировать его деятельность применительно к проблемам русского населения республики. Наша собеседница согласилась ответить на ряд вопросов, но просила не афишировать своего имени.

— Каковы ваши общие впечатления от Съезда народов Татарстана?

— Честно говоря, назвать его съездом в обычном понимании этого слова достаточно сложно. Данное мероприятие напоминало скорее идеологически выдержанную встречу руководства республики с представителями многонациональной общественности, декорированную под съезд. Съезд, тем более с претензиями на всенародное представительство, предполагает наличие серьёзных и продолжительных дискуссий. Этого же здесь явно не наблюдалось.

Впрочем, не стоит строго судить его организаторов и идеологов. Они вполне угадали желание руководства большинства местных национальных объединений, уповающих на поддержку государства и готовых ради этого идти на любые ограничения своей самостоятельности. Собственно говоря, за что боролись, на то и напоролись. Съезд прошёл гладко, по чёткому сценарию, наличие которого, никто и не скрывал. Одной из его основных задач, что сквозило в большинстве выступлений и итоговых документах съезда, было одобрение «от имени всего многонационального народа республики» проводимой руководством Татарстана национальной политики. Кроме того, перед выборами необходимо было продемонстрировать поддержку «конструктивным силам», под которыми, естественно, подразумевались В.В.Путин и «Единая Россия». Ну и, конечно, в задачи съезда входило выдвижение требований к «федеральному центру», отвечающих интересам местного руководства. Всё же остальное, как мне показалось, было лишь довеском к основному политическому сценарию.

Например, на съезде были одобрены Концепция национальной государственной политики республики и идея преобразования Ассоциации национально-культурных объединений Республики Татарстан в Ассамблею народов Татарстана. Но о том, изменит ли принятие новых декларативных документов и перевод руководства местного «межнацпрофсоюза» на казённый кошт ситуацию к лучшему, сейчас судить довольно сложно. Хотя многие делегаты на это искренне надеются.

Ничего нового организаторы съезда, похоже, не изобрели, но всё же лично я не склонна считать его политической «пустышкой». Несмотря на все идеологические «заморочки», съезд представил людям разных национальностей шанс высказать с высокой трибуны то, что они считают сегодня наиболее важным для себя и своего народа. Некоторые ждали этого пятнадцать лет — именно столько времени прошло с Первого съезда народов Татарстана. Другое дело, что многие не сумели или не захотели по каким-то причинам воспользоваться этим шансом. По крайней мере, я не заметила, чтобы на съезде кому-то открыто затыкали рот. Хотя некоторые делегаты (например, кряшены) и жаловались потом, что им «зарезали» заранее заявленные выступления. Видимо, у кого-то из чиновников в последний момент сдали нервы. А может быть, просто не хватило времени.

— Как было обеспечено на съезде представительство русских?

— Я старалась фиксировать всё, что имело на съезде отношение к русской и православной темам, так как понимала, что нашу прессу этот вопрос будет интересовать в наименьшей степени.

Методика, которой пользовались организаторы при избрании делегатов съезда, до сих пор остаётся для меня загадкой. Но, тем не менее, им удалось обеспечить более-менее сносное представительство русских. Причём, в большинстве своём это были отнюдь не случайные люди, а те, кто действительно каким-то образом проявил себя в общественной работе. Бутафорские «рабочие и колхозницы» здесь, по крайней мере, не преобладали. В докладе оргкомитета съезда сообщалось, что русские составляли более двадцати двух процентов от общего числа делегатов, татары — более тридцати одного процента. Вместе получалось больше половины делегатов, что, по замыслу организаторов, должно было обеспечить паритет с представителями остальных народов.

Наблюдались среди делегатов и представители православного духовенства во главе с архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием (Меткиным). Кстати, владыка произнёс на съезде небольшую приветственную речь. В ней он, в частности, отметил значительную роль местного ополчения, осенявшегося чудотворным Казанским образом Божией Матери, и великих казанских подвижников — патриарха Ермогена и митрополита Ефрема — в преодолении смуты, бушевавшей в России в начале семнадцатого века. Что же касается прочего, то казанский архиерей, по его же словам, не счёл нужным останавливаться на существующих проблемах, в очередной раз расписавшись в особых симпатиях к руководству республики и лично к Минтимеру Шаймиеву.

— А ещё кто-нибудь на съезде касался вопросов, связанных с православием? Хорошо известно, что руководство Татарстана является одним их непримиримых борцов с «Основами православной культуры»? Эта тема на съезде фигурировала?

— Вообще, религиозная составляющая съезда нашла своё отражение почти исключительно в выступлениях архиепископа Анастасия и председателя Духовного управления мусульман республики, муфтия Гусмана Исхакова. Светская направленность мероприятия поддерживалась неукоснительно. Не помню я также, чтобы кто-то возвращался к обсуждению вопроса, связанного с «Основами православной культуры». Хотя у меня и было опасение, что идеологи съезда попытаются инспирировать его обсуждение, чтобы организовать «всенародное осуждение» практики введения этого предмета в российских школах. Но этого, к счастью, не произошло.

— В какой мере на съезде затрагивалась собственно «русская тема»? Был ли на нём вообще слышен голос русских?

— Слышен-то он был, но как-то приглушённо. Вообще, надо сказать, с «голосами» отдельных народов на съезде вообще были проблемы. Всё, как мне показалось, заглушал какой-то интернациональный хор под общим руководством местных чиновников. Хотя, конечно, «русская тема» периодически всплывала в речах и Минтимера Шаймиева, и председателя Государственного Совета республики Фарида Мухаметшина, и главного «московского гостя» Рамазана Абдулатипова, и других участников съезда.

Президент Татарстана, кстати, упомянул в своём приветствии в связи с Годом русского языка о той роли, которую сыграли и играют русский народ и русский язык в развитии местного общества. Положительно отозвался он и о роли русских этнокультурных организаций. Фарид Мухаметшин подчеркнул, что во многом благодаря Обществу русской культуры города Казани поднят и решается вопрос организации русского национального образования, что в республике возрождён праздник «Каравон», восстанавливаются православные центры русского народа. Впрочем, когда речь зашла об определении роли русского народа в законопроекте об основах государственной политики в сфере межэтнических отношений в Российской Федерации спикер местного парламента, и по совместительству — председатель оргкомитета съезда, затянул свою старую песню о том, что не следует «отделять» русский народ от других народов страны. При этом он выдал весьма странный тезис о том, что каждый народ сам по себе является и государствообразующим, и самоопределяющимся, и вообще-то, что годится для других стран, то не годится для России.

Что же касается Абдулатипова, то он в привычной для себя манере всё больше жаловался на невнимание со стороны федеральных властей к своим «грандиозным» инициативам. Например, недоумевал, почему те обошли вниманием проведённую им 1 ноября в Ярославле «всероссийскую конференцию по русскому народу», под которой, по-видимому, имел в виду «круглый стол», организованный в рамках заседания Президиума Совета Ассамблеи народов России. Призвал не выдумывать никаких идей — ни русскую, ни татарскую, ни хакасскую, а следовать положению Конституции России о том, что «мы — многонациональный народ Российской Федерации». Затем, заявив, что русский народ является систематизирующей основой российского государства и национальной политики, осудил попытки поставить его над или вне последней, что якобы ударяет в первую очередь по самим русским. Короче говоря, всю путаницу, которая существует в его голове, Абдулатипов в очередной раз попытался экстраполировать на аудиторию.

На этом фоне заметно выделялось выступление руководителя Общества русской культуры города Казани Александра Салагаева, который сходу стал говорить о проблемах русского населения. Впрочем, начал он его в несколько аллегорической форме: рассказав о своём «русском сне». В результате получилось не столько выступление, сколько диалог с Шаймиевым, который мгновенно реагировал на замечания Салагаева. Но лично у меня сложилось впечатление, что президент был настроен к нему весьма доброжелательно и открыт для продолжения разговора.

— О чём конкретно шла речь в выступлении Салагаева?

— Да о тех проблемах, которые давно уже «на языке» у представителей местного русского национального движения: о затягивании вопроса об открытии в Казани центра русской культуры «Русский дом», репертуаре Казанского русского драмтеатра, который далёк от его названия, о представительстве русских в местных творческих союзах… Касаемо последней проблемы Салагаев, кстати, привёл такую статистику: русские в Союзе писателей республики составляют примерно шесть процентов, а в Союзе композиторов — примерно десять процентов. По его словам, такое представительство не достойно полуторамиллионного русского населения республики.

Поблагодарив Шаймиева за участие в решении проблем русского населения, Салагаев пожаловался ему на бюрократические препоны, которые создаёт на этом пути бюрократический аппарат. И тут же обратился к другому высокому «московскому гостю» — заместителю министра регионального развития России Камилю Исхакову, бывшему мэру Казани, который, по словам Салагаева, ещё десять лет назад обещал построить «Русский дом». Салагаев выразил надежду, что на новом посту, уже из Москвы, он теперь сможет, наконец, реально поспособствовать этому делу. Шаймиев тут же пообещал поддержать Исхакова, если тот возьмётся за решение вопроса о строительстве «Русского дома» в Казани. Я думаю, что уже хотя бы в связи с этим эпизодом можно утверждать, что съезд не прошёл для местных русских даром. Конечно, хотелось бы большего, но в нынешних условиях приходится довольствоваться малым.

— Кстати, а в итоговых документах съезда «русская тема» нашла хоть какое-то отражение?

— Я внимательно просмотрела розданные делегатам съезда проекты, но, кроме как в Концепции государственной национальной политики Республики Татарстан, о которой уже упоминала выше, ничего собственно «русского» не нашла. В Концепции подчёркивается ведущая роль, которую русские, наряду с татарами, играли и играют в процессе становления и развития многонационального народа республики. Отмечается, что на характере межнациональных и межконфессиональных отношений в Татарстане заметно отражаются специфика менталитета и ценностных ориентиров русских. Есть там ещё один любопытный пассаж. Цитирую: «Общие для всей современной России вопросы этнокультурного развития представителей русского народа являются неотъемлемой составной частью государственной национальной политики Республики Татарстан». Кроме этого, в качестве одного из основных направлений государственной национальной политики республики прописано обеспечение функционирования в республике государственных языков, которыми, как известно, являются татарский и русский.

Повторюсь: конечно же, хотелось большего. Ранее заместитель председателя Общества русской культуры города Казани Михаил Щеглов на конференции Ассоциации национально-культурных объединений Татарстана уже поднимал вопрос о разработке альтернативного варианта Концепции, где бы русскому народу и русскому языку уделялось большее внимание. Но общее большинство его не поддержало. Но мы не намерены сидеть сложа руки: голос русских в Татарстане должен звучать уверенно и гордо, как ему это и подобает.

— Спасибо за столь обстоятельный комментарий.

— Спасибо вам. Представители русского национального движения в Татарстане надеются, что «Русская линия» и дальше будет уделять нашим проблемам такое же большое внимание.

http://rusk.ru/st.php?idar=105061

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru