Русская линия
Российская газета Анатолий Шаповалов11.03.2005 

Под сенью викария Христа
Во властные структуры Польской церкви Папа Римский продвигает прекрасно образованных, знающих несколько иностранных языков ксендзов. Разумеется, небеспричинно

За ситуацией в Ватикане внимательно следят и в Москве, и в Минске, и во всем мире. Но особое внимание к папскому престолу — в Варшаве. Кому как не Польше, более 90 процентов населения которой исповедуют католицизм и чей сын 27-й год возглавляет Апостольскую столицу, денно и нощно не молиться за здоровье Папы Римского. Но есть еще один немаловажный момент. Согласно каноническим правилам шесть епископов и архиепископов, в том числе кардиналы Франтишек Махарский, Генрих Гульбинович, Юзеф Глемп, обязаны уйти на отдых: каждому из них исполнилось 75 лет. Прошения об отставке поданы, и потому страна полнится слухами: кто же придет на смену и возглавит Польскую церковь? Одни уверяют, что епископ-консерватор Юзеф Михалик, другие — епископ-либерал Юзеф Жицинский, который не боится ни масонов, ни коммунистов, полагая, что со всеми можно найти язык. Главное-де — не терминология, а идеология.

Но с принятием решения Иоанн Павел II не торопится, намекая, что все в руках Божьих. Передача эстафеты — слишком ответственный шаг, тем более что Римско-католическая церковь Польши на пороге самых крупных после 1918 года перемен, да и, благо, передавать есть что. Последнее свидетельствую как автор, проработавший в Польше в лихое время — 1979−1986 годы. Поначалу видел, как коммунисты пытались, причем небезуспешно, набросить на своевольную церковь корсет, даже обруч. Затем, с зарождением «Солидарности», начался ее взлет, продолжающийся, невзирая на смену строя в Польше, по сей день.

Многое прежде запретное стало сегодня на берегах Вислы обыденностью. В Войске Польском — капелланы, в школах — преподавание Закона Божьего. Освящают заводы, фабрики, учебные заведения, магазины, бассейны, дома, автомобили. В залах заседаний обеих палат парламента (сейма и сената) вывесили кресты, утвердив и правило: рабочий день депутатов должен начинаться с молитвы. В традицию возвели и массовые (до 200 человек) поездки парламентариев в Ченстохову, в костел на Ясной Гуре, где хранится знаменитая икона Божьей Матери.

— Уразуметь происходящее в самом деле сложно, — поясняет профессор института политических наук Польской академии наук Мирослава Грабовская. — Если бы кадило взял в руки Лех Валенса, все было бы ясно: Польша от мала до велика знает, насколько он набожный человек. Став президентом, Валенса распорядился построить в Бельведерском дворце часовенку, куда приглашал на утренние молитвы всех гостей из-за рубежа (кстати, к их великому удивлению). Для польских же политиков это было, впрочем, обыденностью. Все знали: хочешь добыть президентскую симпатию, благосклонность — постарайся попасть на его утреннюю молитву. Но то Валенса…

Ответ лежит, казалось бы, на поверхности: налицо упрочение в Польше позиций Римско-католической церкви после того, как на Святой престол взошел знаменитый поляк — Kapoль Войтыла, ставший Папой Римским. Костел и гласно, и негласно освящал все действия «Солидарности». Но та любовь все же не была слепой. Когда профобъединение закусывало удила, костел осуждал и урезонивал его. Ну, а после падения власти коммунистов в 1989 году ксендзы вообще расправили плечи, не стесняясь указывать верующим на проповедях, за какие партии и претендентов им следует голосовать. В итоге в сейме оказались свои управляемые парламентарии, дружно проголосовавшие не только за закон, запрещающий аборты в Польше. Именно по их настоянию в залах заседаний сейма вывесили кресты и узаконили молитвы.

Представители левых фракций (а их доля в парламенте солидная) попытались было заартачиться, но вскоре смирились, сами став читать молитвы, да так истово, что это привело в изумление правые силы. Лешек Миллер, возглавлявший тогда Союз левых демократических сил, объяснил происходящее очень просто: мол, лично я с малых лет участвовал в молебнах.

С другой стороны, ризы у ксендзов порой отнюдь не белые. По данным ксендза Веслава Кондратовича, к слову, уже 23 года абсолютно непьющего, в стране 32 тысячи священнослужителей, около 6 тысяч из них имеют предрасположенность к алкоголизму, вдвое меньше — проблемы с выпивкой. Несчастных, конечно, спасают как могут, что вызывает и одобрение, и понимание в обществе: ксендзы, дескать, такие же люди, как и мы.

Но не зря говорят, даже в том, что делает церковь, тоже должна быть мера. Несмотря на то что польское общество почти поголовно исповедует католицизм, именно оно ударило в колокол тревоги: не превращается ли светское государство, давшее волю церкви, в государство вероисповедания? Каплей, переполнившей чашу, стало, как говорят, требование Римско-католической церкви вернуть ей былые земли и владения. Произвели социологический замер — поддержка костела снизилась в два раза. Папа Римский тут же вмешался в происходящее, заявив: нельзя втягивать в политику авторитет костела. Необходимо заботиться об общественном спокойствии и избегать участия церкви в текущих политических баталиях. Костел, подчеркнул, разъясняя указания Иоанна Павла II, генеральный секретарь польского епископата епископ Тадеуш Перонек, не нуждается ни в католической партии, ни в католической политике и экономике.

Тем не менее перемены, которые грядут, призваны полностью изменить лицо церкви. Так, исчезнет должность примаса, как это уже давно произошло в иных епархиях Европы. Причем руководство — в лице председателя польского епископата — планируется перенести из Варшавы в Гнезно, веками являвшегося первой епархией в стране.

Никто не сомневается, что все кандидаты на освобождающиеся посты пройдут через сито самого Иоанна Павла II, завершающего свой понтификат. Несмотря на нездоровье и занятость, Папа Римский, кажется, постоянно думает о тех, кому передать священнослужительскую эстафету. И что очень важно: при новых назначениях, которые, кстати, участились в последние месяцы, викарий Христа делает ставку на молодых. Он почти полностью обновил кардинальскую рать, отдавая предпочтение представителям государств «третьего мира» и Восточной Европы, значительно подорвав позиции итальянских и французских кардиналов, которые до прихода Войтылы составляли 75 процентов общего числа «пурпурных шапочек». Сегодня их около 30 процентов. Примерно так же он действует и отношение тех, кто займет Олимп власти в польской церкви.

Главными претендентами на пост ее главы называют епископов Юзефа Михалика и Юзефа Жицинского. Но есть еще один кандидат — апостольский нунций архиепископ Юзеф Ковальчик, который поднаторел за 13 лет на этой должности не только в вопросах дипломатии. Это он, архиепископ, готовит для Папы новые назначения в Польше. Еще претендент — личный секретарь Папы Римского, епископ Станислав Дзивич. Иоанн Павел II больше всего доверяет именно ему, одобряя любые его предложения. Епископ Дзивич предпочитает действовать по-тихому, но эффективно: не зря его называют Молчаливым Станиславом. Разумеется, немаловажно и то, что Дзивича всемерно поддерживают его однокурсники по семинарии, занимающие сейчас ключевые посты в Краковской курии, любимой Иоанном Павлом II.

Изменения, которые наступают в Римско-католической церкви, вызовут, по мнению наблюдателей, эффект домино. Польский епископат сегодня самый молодой в Европе (средний возраст епископов — 62 года). После кадровых назначений он станет еще моложе. Иоанн Павел II продвигает во властные структуры прекрасно образованных, владеющих несколькими иностранными языками, известных в международных кругах священнослужителей. В отличие от старших членов епископата они свободно ориентируются в финансах, средствах массовой информации, не избегают неудобных тем и проблем. Именно они должны изменить польский костел, создать сеть международных влияний. Именно среди них, не исключено, может выявиться будущий Папа Римский.

10.03.2005

http://www.rg.ru/2005/03/10/polsha.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru