Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Василий Фартышев25.07.2007 

Барс готовится к прыжку

О геостратегических расчётах США на южных рубежах России написано немало, как в связи с разграничением акватории и природных богатств Каспийского моря между Россией и сопредельными странами, так и в связи с законсервированным, но тлеющим конфликтом вокруг Нагорного Карабаха, а также с террористическими угрозами и общей обстановкой на Северном Кавказе. Особенно актуальной стала эта тема после прихода к власти в Грузии М. Саакашвили, приведённого несомненно с помощью американских денег и агентов влияния.

ПРОТИВ РОССИИ


С появлением независимых государств Центральной Азии и, особенно, Южного Кавказа (Армения, Азербайджан и Грузия), с учётом обширных нефтяных и газовых ресурсов Каспийского бассейна, геостратегическая важность этого региона многократно возросла. Для национальных интересов России оба эти региона имеют исключительную важность, так как они непосредственно граничат с ней, а между нашими народами сложились давние исторические связи. Однако Кремль и МИД РФ фактически взяли курс на развитие двусторонних связей, поскольку год за годом ослабевала дееспособность СНГ.

Примечательно, что Грузия и Азербайджан стали инициаторами создания альтернативы этому новообразованию — учредили в 1999 году ГУУАМ (позднее — ГУАМ). Нет сомнения, что Запад и США сделали всё, чтобы не допустить создания любого союза вместо Союза ССР — и своей цели блистательно добились.

Но даже развитие двусторонних отношений могло усложнить решение задач, поставленных Западом. Поэтому ещё в 1994 году в статье «Преждевременное партнёрство» З. Бжезинский выражал опасения: как бы ни сложились такие международные отношения, которые «выхолостят евро-атлантический союз и сделают Россию, благодаря российско-американскому партнёрству, вновь сильнейшим государством Евразии». Чтобы не допустить этого, стратегия США в Евразии, по его мнению, должна состоять в «поощрении геополитического плюрализма на территории бывшего Советского Союза, причём независимо от того, в каком направлении пойдёт развитие России».

Бжезинский обосновал американскую гегемонию в мире как беспрецедентную смесь военного превосходства, идеологического господства, технологического новшества и контроля над всемирной финансовой системой. Он весьма ясно говорил о том, что если Америка хочет управлять миром, то она должна добиться доминирования в Евразии, особенно в той части, которую он назвал «западной периферией» (то есть Европейский Союз).

А также в её «глубинном районе» — на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и с их нефтяными ресурсами. А вот как определяет ситуацию в регионе в контексте задач США директор Института стратегических исследований Д. Лавлейс: «Цель Соединённых Штатов — необратимо интегрировать эти государства (страны Центральной Азии и Кавказа. — Авт.) в систему западных государств — может актуализировать международное соперничество с Россией. Москва всё ещё рассматривает эту зону как часть своих интересов и сильно возмущается вовлечённостью Соединённых Штатов в этот регион. Более того, нынешняя война Москвы с желающей оторваться от неё Чечней демонстрирует намерение противодействовать расширяющимся интересам Соединённых Штатов силой».

Как говорится, без комментариев!

Вашингтон объявил Каспийский регион зоной жизненных интересов США, и политика Вашингтона чётко нацелена как на распространение своего влияния на каждое в отдельности взятое государство региона, так и в целом на политические и экономические процессы, что может привести к геополитическим изменениям на всём Кавказе.

ЮЖНЫЙ ПЕРЕДЕЛ


Сегодня можно говорить об очевидных изменениях в расстановке сил на Южном Кавказе. Происходит процесс активной адаптации к новому геополитическому пространству. По-прежнему единственным военно-стратегическим партнёром России в регионе остаётся Армения, которая одновременно вполне удачно позиционируется как дружественная Западу страна. США, например, ежегодно выделяют ей около 100 млн долл. прямой финансовой помощи. По мнению армянского политолога А. Караханяна, для американской политики, проводимой в кавказском регионе, армяно-азербайджанские отношения уже не актуальны. Россия фактически уступила Соединённым Штатам роль миротворца по проблеме Нагорного Карабаха — вот уже длительное время все основные переговоры ведутся либо в США, либо под эгидой госдепартамента США.

На первый план выдвинулось армяно-турецкое сотрудничество. США явно подталкивают Армению и Турцию к сближению — для усиления собственного, но опосредованного Анкарой влияния на регион. Сближением отношений по линии Армения-Турция США стремятся, насколько возможно, изолировать Армению от Ирана. Армяно-турецкий диалог возобновился с 2002 года, после многих лет полного отчуждения. С этого же года правительство Турции пошло на беспрецедентный шаг — смягчило визовый режим для граждан Армении.

Немаловажно и усиление военной роли Армении — особенно в связи с передислокацией в Гюльри российских воинских контингентов, выводимых из Грузии.

В последнее время в налаживании армяно-турецких контактов свою роль сыграл и определённый прессинг со стороны США и Евросоюза, настаивающих на нормализации ситуации в регионе. Всё яснее вырисовываются в Закавказье и новые геополитические оси. Очерчиваются контуры альянса Азербайджана с Турцией, Израилем и Грузией. Армения подписала соглашения о военном сотрудничестве с Сирией и Ливаном. Столь интенсивное развитие сотрудничества Армении с ближневосточными странами в военной сфере аналитики расценивают как появление нового регионального союза. Армянские политологи открыто заявляли, что подобная динамика развития отношений даёт основание говорить о возможности превращения Еревана в своеобразный силовой центр. Для Армении, которая является союзницей России и участником Договора о коллективной безопасности, также могут представлять угрозу базы НАТО, которые намерены развернуть Турция и США на Апшеронском полуострове.

В условиях меняющейся геополитической ситуации Азербайджан делает ставку на поддержку НАТО. Баку исходит из того, что Турция представляет собой надёжное звено на южном фланге этого блока.

В свою очередь, Турция, усилившая свою роль в Азербайджане, поддерживает тесное военное сотрудничество с Израилем, что фактически говорит о реальности создания в случае необходимости военного альянса с участием Турции, Израиля и Азербайджана. Стремление Еревана укрепить сотрудничество в военной сфере с Ливией и Сирией — историческими противниками Израиля и Турции — можно расценить и как попытку создать альтернативу данной коалиции. Примечательно, что Турция в последние годы наращивает свою разведывательную деятельность в районе Северного Кавказа. Что касается Грузии, то она оказалась в самой невыгодной ситуации. (Провокации с её стороны — и не только! — шли по нарастающей в силу того, что Россия безропотно и безответно сносила их, тем самым поощряя антироссийские силы и настроения во всё большем масштабе.) Серьёзно осложнив свои отношения с Россией в поисках «внешнего врага», не сумев решить ни одной собственной социально-экономической проблемы, Грузия оказалась практически обделённой и со стороны Запада. Поддерживая её на словах, ни США, ни Турция, ни тем более Евросоюз не смогли пока оказать действенную помощь Грузии. Правда, НАТО все последние годы помогает Грузии модернизировать армию, т. к. нынешнее состояние Вооружённых сил этой страны не оставляет ей никаких шансов стать равноправным партнёром блока. Российские официальные органы с большим опозданием заговорили о милитаризации экономики Грузии и о подготовке ею войны.

Саакашвили нужна война, и уже только потому, что она ему нужна, нам следует сделать всё возможное, чтобы её избежать. То, что нужно американцам и их марионеткам, совершенно не нужно нам.

ЗОНА РАЗДОРА


Район Каспийского моря стал стратегической зоной глобального значения с весьма реальной перспективой превратиться в очаг международной напряжённости, по ост роте, возможно, превосходящий ближневосточный регион. На первый взгляд, подобная перспектива вызвана громадными запасами углеводородного сырья, уступающими только сибирским и ближневосточным месторождениям.

Действительно, для большинства стран именно экономический фактор служит главным стимулом, чтобы добиться доступа к новым источникам энергоресурсов в Каспийской зоне. Для одних это экономическая необходимость, для других это нужно, чтобы ослабить одностороннюю зависимость от ближневосточной или российской нефти. В то же время, для группы стран значение данного региона не ограничивается чисто экономическими факторами, а представляет политический и военно-стратегический интерес.

Сверхостроту будущей ситуации в регионе придаёт ряд обстоятельств, который и определяет специфику Транскаспийской геозоны в мировой политике.

Первое. Регион стал зоной повышен ного внимания: с севера — России, с юга — стран Ближнего и Среднего Востока, включая Пакистан и Афганистан, с запада — почти всей Европы, США и Канады.

Второе. Объектами геополитической «игры» являются бывшие советские республики Центральной Азии и Кавказа, рассчитывающие утвердиться в качестве полноправных независимых государств. Это крайне трудная задача, учитывая разрушенную и ослабленную экономику и неустоявшиеся общественно-политические системы, многие из которых подвержены исламскому радикализму. Всё вкупе делает их весьма податливыми на различного рода манипуляции.

Третье. В силу геостратегического положения, в район Каспийского моря вовлечены две крупные региональные державы — Иран и Турция, находящиеся по разные стороны «баррикад» в отношениях с США. Первая — их стратегический противник, вторая — стратегический партнёр по НАТО. Обе страны стремятся к региональной гегемонии как на Ближнем и Среднем Востоке, так и в районе Каспия, исповедуя различные ветви мусульманства, что формирует один из сложных узлов противоречий в регионе.

Четвёртое. Хотя в «игре» на Каспийском плацдарме задействован весь Запад, основным игроком, без сомнения, есть и будут США. Причём, не только сами по себе нефть и газ интересуют Вашингтон, объявивший мировые запасы энергоносителей подконтрольными ему, сколько возможности использовать регион для утверждения единоличной гегемонии.

Пятое. Для России, даже в большей степени, чем для США, район Каспийского моря важен не столько с ресурсных позиций, сколько с точки зрения национальной безопасности на юге страны. В связи с приближением НАТО непосредственно к границам России остаётся пока незакрытым южный фланг, т. е. Центральная Азия и Кавказ. Если не предпринять превентивные контрмеры, «южное подбрюшье» России может стать не буферной зоной, а самой настоящей передовой противостояния.

В результате почти все факторы, воздействующие на ход событий в регионе, работают против России. Следовательно, задача российской внешней политики — предотвратить надвигающийся слом линии безопасности на Юге или хотя бы нейтрализовать наиболее разрушительные факторы ущерба этой безопасности.

А вот — взгляд из Америки на ситуацию в регионе. Его мы излагаем по докладу «Поставки энергоносителей в Евразию. Последствия для энергетической безопасности Соединённых Штатов» Комитета по международным отношениям Сената США (сентябрь 2005 г.).

«Евразия жизненно важна для стратегической цели США по диверсификации поставок энергоносителей, основная часть которых приходится на Ближний Восток. Такая важность Евразии обусловлена наличием здесь, особенно в России и Казахстане, значительных запасов нефти и газа. США совершенно необходимо, чтобы эти запасы безопасным образом поставлялись на мировые рынки по низкой цене. Но в равной степени важно обеспечить проведение в странах региона внутренних реформ. Если этого не сделать, усилия США по прекращению энергетической зависимости от нефти и газа Саудовской Аравии и Персидского залива приведут лишь к созданию „второго Ближнего Востока“, который нанесёт такой же ущерб интересам США».

Таким образом, эксперты констатируют провал политики США на Ближнем Востоке и рекомендуют большее внимание уделять применению «мягкой силы», — т. е. проведению реформ в странах евразийского региона.

Далее в докладе откровенно говорится: «Для достижения этих целей США поддерживали два основных проекта»: по первому — по нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан через Грузию к средиземноморскому турецкому порту Джейхан стала поступать азербайджанская нефть, за которой пойдёт и казахстанская. По второму — южно каспийский газопровод будет доставлять газ из Азербайджана через Грузию в Турцию и далее в Восточную Европу.

Госдеп декларировал, что поддержка Соединёнными Штатами этих двух проектов не была направлена против России. Но «целью являлось разрушение монополии России на экономические и политические связи с Азербайджаном и Грузией, чтобы эти новые государства могли свободно строить свою экономическую и внешнюю политику без страха ответных действий. Разрушение российской транспортной монополии в регионе также было в интересах западных компаний, работавших в Азербайджане и Казахстане».

ГАЗ, НЕФТЬ И ЕВРОПА


Сегодня главным вызовом американской политике является Россия, которая во многих аспектах вполне может стать второй Саудовской Аравией. Россия уже занимает первое место по экспорту газа и второе, после Саудовской Аравии, по производству нефти. По данным министерства энергетики США, запасы газа в России более чем в два раза превышают запасы Ирана, идущего на втором месте. По тем же данным, российская газовая монополия «Газпром» «имеет около 1/3 мировых запасов природного газа, производит около 90% российского природного газа и управляет сетью российских газовых трубопроводов… Поскольку Европа покрывает приблизительно 25% своего спроса на газ за счёт России, „Газпром“ является одним из основных инструментов внешней политики Москвы». Это ключевой момент. Какие же меры американские эксперты рекомендуют принять, чтобы ограничить экономический рост и политическое влияние России? Сотрудничая с Европой, США могут максимально нарастить своё влияние, считают в сенате. Во-первых, Европа должна понимать, что рост поставок нефти и газа из России не обязательно повышает её энергетическую безопасность. Учитывая, что Европа — важнейший рынок сбыта российского газа, европейцам необходимо потребовать от России подписать Договор к Энергетической хартии, придерживаться принципов честной конкуренции и гарантировать равные условия транзита нефти и газа из Центральной Азии.

Поэтому, дескать, США необходимо провести трансатлантические переговоры, убедить ЕС не заключать никаких долгосрочных сделок с российскими монополиями до оказания на них давления. В противном случае они, мол, будут наносить вред долгосрочным интересам безопасности самой Европы. В этом контексте, например, российско-германский договор о строительстве трубопровода в обход Польши и Украины — негативное событие для США, так как эти страны уже не смогут оказывать давление на «Газпром», чтобы он вёл себя в соответствии с принципами честной конкуренции.

Надо признать, что сенат прислушался к указанному докладу, и власти США выполняют поставленные цели вполне успешно. Нет сомнения, что «каспийско-кавказский нефтяной узел», как и узел межгосударственных и межнациональных противоречий в регионе, затягивается всё туже год от года, угрожая тем, что Россия останется без своего «южного подбрюшья», а контингенты НАТО будут стоять вплотную к её государственным границам.
Василий ФАРТЫШЕВ, аналитик агентства «НАМАКОН»

Общенациональный Русский Журнал, 2007, № 7−8.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru