Русская линия
Русская линияИгумен Даниил (Гридченко)19.07.2007 

Что за фасадом.
Размышления о современной духовной жизни

Всякий раз когда Россию называют православной страной, возникает ощущение какого-то легкомыслия. Очевидно, что государство, в котором главный национальный праздник — Новый Год, причём не просто новый год, а год какой-нибудь свиньи или крокодила, православным быть не может. По определению.

Как будто по привычке христианской называют и современную западную цивилизацию, хотя и эта характеристика уместна разве что с приставкой — «пост». Вообще, неточности в идентификациях, а то и явные подлоги и подмены — характерный признак современной действительности, где бы и как бы она себя ни проявляла. Так, любопытно, что фактическая стоимость известной компании «Кока-Кола», составляет только 30 проц. от существующей, остальные 70 проц. приходятся на «брэнд», товарную марку, собственно говоря, — на ничто…

К сожалению, такие явления, когда за радужной рекламной оболочкой, в лучшем случае, ничего не скрывается, характерны и для духовной жизни. Чего стоят те же, распространившиеся в 90-х годах практики отчиток и «младостарчества», которые при ближайшем рассмотрении оказывались лишь более или менее успешными коммерческими проектами.

Иногда, «брэнд» — сила, часто… - ложь. Беда, когда приезжая, например, в Оптину Пустынь с намерением встретить старца, паломник встречает там иеромонаха, который не допускает его к причастию, единственно из-за того, что на работе выдали ИНН. Наверное, у кого-то возникнет впечатление, что так оно и должно быть, — авторитет старцев столетней давности создал Оптиной такой непререкаемый имидж, что теперь всякая чушь, исходящая из этого места, выдаётся за эталон неповреждённого православия.

Имидж — вещь обманчивая и опасная. Не стоит забывать, что и Христа распяли люди с имиджем абсолютных праведников. Ни для кого не секрет, что в красочно оформленной коробке может находиться товар самого сомнительного качества. Но, несмотря на это знание, всегда существует реальная опасность — за овечьей шкурой не разглядеть волка, а в повапленном гробе — костей мёртвых.

Весьма характерной в этой связи представляется позиция чукотского епископа Диомида, стремительно стяжавшего славу непреклонного борца за чистоту веры и благочестие. Не хотелось бы останавливаться на содержательной части посланий и воззваний бесстрашного владыки: на первый взгляд в них много такого, с чем легко согласиться, есть с чем поспорить, порой же вырисовываются явные натяжки и профанации. Смущает другое: главными и радостными проводниками его «идей» явились СМИ, в симпатиях к православию которые никак не заподозришь. Острые на язык «московские комсомольцы» придумали даже прозвище — владыка «динамит». Понятно, что «динамит» этот взрывает ни что иное, как Церковь, принадлежность к которой всячески подчёркивается. Впрочем, коллизия, странная лишь на первый взгляд. На самом деле — ничего особенного, если распознать своеобразный комплекс гордящегося тем, что он не фарисей… Несьм якоже прочие архиереи, или сей патриарх…

Естественно, народная поговорка о не очень умном человеке, которого заставили молиться Богу, ни коим образом неприменима к лицу облечённому в высший иерархический церковный сан. Проблема заключается в том, что таких, по-своему честных, не всегда рассудительных, но, как правило, чрезвычайно активных людей, в Церкви уже достаточное количество, чтобы устроить в ней полномасштабную революционную смуту с ярко выраженным оранжевым оттенком. Складывается парадоксальная ситуация, когда борцов с ненавистным либерализмом используют силы, против которых и имитируется бескомпромиссная борьба.

«Пнуть» Церковь — давно считается правилом хорошего тона всякого уважающего себя либерального интеллигента. Стали бы они использовать свою прессу для критики того же экуменизма, если бы она прозвучала в другое время… Скорее всего, критикующего заклеймили бы как нарушителя прав человека, экстремиста и фашиста. Теперь же не за горами 2008-ой год, выборы, и кому-то выгодно, чтобы в их ходе, к беспорядкам политическим прибавились и церковные. Так что, оказывается, из самых благочестивых соображений, незаметно для себя, можно стать участником какого-нибудь «березо-каспаровского» проекта, направленного исключительно на разрушение России.

Кроме того, прослеживается ещё одно, на первый взгляд, малозаметное, но чрезвычайно опасное искушение. Как когда-то, в начале двадцатых годов прошлого века, обновленцы путали свои откровенно антицерковные выпады с вопросами, реально требующими адекватного ответа, так и ныне, идентифицирующие себя как их антиподы, действуют примерно по тому же принципу. Смешение правды, неправды и полуправды, уравнивание важного и неважного — все это создает какой-то нелепый, судорожный фон, хаос, не позволяющий не только разрешить, но и толком сформулировать давно перезревшие задачи. С другой стороны, он — благодатная почва для произрастания разного рода младостарцев, которые у части церковного и, особенно, околоцерковного народа давно заменили законное священноначалие.

Если у человека первый раз пришедшего на исповедь, и, возможно, не читавшего Евангелие, в самом начале разговора спрашивают, имеет ли он российский паспорт, то налицо симптомы опасного духовного заболевания — явный рецидив языческого сознания, причём не у исповедуемого, а у исповедующего. А так как прелесть — болезнь заразная, появляется реальная опасность распространения эпидемии, и, как следствие, ещё одного церковного потрясения. Но это всё, так сказать, внешняя сторона проблемы. Главное и самое неприятное заключается в том, что явление это — ещё одно подтверждение нашей внутренней духовной недоброкачественности. Когда происходит подмена, и на место, по праву принадлежащее исполнению евангельских заповедей, выдвигаются предметы, имеющие к духовной жизни самое опосредствованное отношение, отходит благодать, и естественно, радость, мир, долготерпение (Гал. 5:22) замещаются унынием, злобой и нетерпением. «Христианство», забывающее о Христе, оказывается хуже, чем ничего…

Как ни странно, начало болезни — похвальная ревность о чистоте Православия, которая, однако, при игнорировании евангельской заповеди: «будьте мудры, как змии» (Мф.10:16), легко трансформируется в разновидность своего рода религиозного экстремизма. Всё-таки положение, когда человека приехавшего в монастырь помолиться и успокоиться, вгоняют в очередное стрессовое состояние, нормальным не назовёшь никак. Причём часто, причина болезни — нечестная позиция монастырских насельников, клириков, находящихся в противостоянии своему священноначалию, но воспринимающих это явное каноническое несоответствие лишь как досадное недоразумение. Не всегда и не везде афишируя свои взгляды, и как бы разделив свою жизнь на части: для келейного, официального, прочего употребления, эти странные люди сами себе измыслили какое-то иезуитское искушение — всякий раз быть самим собой не до конца. При всём при том — ощущение своей твёрдокаменной правоты и «церковности», в свете которой даже правящий архиерей воспринимается иногда не более чем помеха, которую до поры до времени можно потерпеть. Это состояние внутреннего раскола, впрочем, удобно вписывающегося в общий хаос современной жизни, пожалуй, опаснее раскола внешнего, когда вещи хотя бы называются своими именами.

На фоне утвердившейся демократической вседозволенности легко теряется само понятие церковной дисциплины. Например, факт, когда в официальном печатном органе Московской Патриархии, газете «Церковный Вестник», некая дама, пусть и по существу, критикует действующего архиерея той же патриархии, представляется, всё-таки, несколько невписывающимся в рамки исторически сложившихся церковных традиций. Не стоило бы в этом вопросе уподобляться своим оппонентам, которые истину в последней инстанции, усматривают единственно в народном мнении. Если бы в своё время в полемике с еретиками, Церковь руководствовалась исключительно доводами «базарного» богословия, мы были бы теперь кем угодно: арианами, монофизитами, но только не православными. В Церкви, как и в человеческом организме, для осуществления функции мышления существует вполне определённый орган — голова; негоже, когда её подменяют ноги, руки, и прочие неприспособленные к этому части тела. Положение, когда всё «благообразно и по чину», когда пастыри пасут пасомых, а не наоборот, представляется всё-таки, как само собой разумеющееся вне зависимости от времени и места происходящего.

В 1990-ом году, накануне выборов нового патриарха, почитаемому старцу нашей Церкви архимандриту Иоанну (Крестьянкину), было видение, которое он никогда, ни от кого не скрывал. Отцу Иоанну явился патриарх Тихон, и, рядом с ним, тогда ещё митрополит Алексий (Ридигер). В руке у патриарха Тихона, от пола до потолка, большой, тяжёлый жезл. Передавая жезл будущему патриарху, святитель Тихон обращается к о. Иоанну: «Вот видишь, какой тяжёлый патриарший жезл. Никто из архиереев не сможет поднять его, кроме митрополита Алексия». Как только митрополит Алексий взял жезл, тот сразу стал раскручиваться и становиться всё меньше, и меньше.

Не нужно быть пророком, чтобы понять, что уменьшающийся патриарший жезл — патриаршая власть, которая чем дальше, тем больше воспринимается многими как нечто подлежащее пререканию, обсуждению и несогласию.

Когда лет двенадцать назад, у того же отца Иоанна спросили, возможно, ли гонение на Церковь в ближайшее время, старец ответил, что нет, но будут предприниматься попытки разрушить её изнутри. Главную же опасность современной жизни о. Иоанн усматривал в грязи, пошлости, как некоем всеобъемлющем механизме самодеградации, без разрушения которого возрождение России невозможно. Так что у наших пассионариев, «борцов за народное счастье», есть обширное поле для приложения своих сил — разумно-активное участие в социальной жизни общества. Возделывание этого поля — вполне адекватная альтернатива работе, которую часть их проводит весьма усердно: подпиливанию сучьев, на которых сами же и сидят.

Обидно, когда из внешне искренних, благочестивых, но внутренне несмиренных побуждений, разрушается Церковь, вернее спасение некоторых, формально к ней принадлежащих. Собственно, не только евангельское обетование (Мф. 16:18), но и исторический опыт доказывает, что уничтожение Церкви невозможно. Возможно разрушение её внешнего строя, оплотов и опор, которыми, между прочим, всегда являлись православные монастыри. Для этого бывает достаточно злой воли и человеческих усилий. Свойство их таково, что они не только раскаявшихся разбойников превращают в монахов, но и по-своему «покаявшихся» монахов — в разбойников.

Россия тогда подтвердит статус православного государства, когда в процессе, который называют иногда духовным возрождением, «православие» её православных граждан будет преображаться в христианство, а не вырождаться в начётничество и шаманизм. Тогда только, когда Евангелие и его заповеди, а не сочетания чисел и суеверные страхи, станут руководством жизни количественно различимой части её населения.
Игумен Даниил (Гридченко), Анастасов монастырь, Тульская епархия

http://rusk.ru/st.php?idar=104945

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Сергей Андреев    09.10.2007 21:52
Лично я свой выбор уже сделал: я буду со своей Церковью до конца, какие бы нестроения не бушевали вокруг нее, потому что верю, что ее глава, Христос, Сам направит Свой корабль в нужном направлении. Будучи зрячим, а не слепым, я вижу, что происходит вокруг, но каждый раз молю Бога не осудить кого-либо в отступлении, чтобы самому не подвергнуться худшему.
  Алексей Филонов    25.08.2007 12:28
Как это, должно быть, упоительно – выискивать компромат на епископов своей же церкви, выписывать отовсюду цитатки о их падении и отступлении, и при этом оставаться в безусловной уверенности насчёт своего хождения перед Богом. Для многих этот детективно-конспирологический жанр становится едва ли не самым интересным, что занимает их в христианстве. Какая бездна лежит между "Ей, гряди, Господи Иисусе" времен апостольских и инквизиторским копанием вокруг да около Апокалипсиса в наше унылое и бездерзновенное время…
  NataliaD    25.08.2007 11:27
В книге архиепископа Феофана (Быстрова)(1873-1940) "Сия вера отеческая", изданной Сретенским монастырем, в главе "Наставления духовным чадам" п.13 "Необходимо всем, любящим истину, наблюдать знамения времен" черным по белому написано:
"Относительно церковной жизни в речах Спасителя указано для нас как на одно из самых поразительных явлений последних времен на то, что тогда "звезды спадут с неба" (Мф.24,29). По объяснению Самого Спасителя, "звезды" – это суть Ангелы Церквей, то есть епископы (см.: Откр. 1,20). Падение епископов религиозно-нравственное является, таким образом, одним из самых характерных признаков последних времен. Особенно ужасно падение епископов, когда они отпадают от догматов веры или, как выражается апостол, когда они хотят "превратить благовествование Христово "(Гал. 1,7)"
  ivan506    12.08.2007 15:54
все правильно Православная Россия дня сегоднешнего это пышно зеленая но безплодная смоковница из Еванглия теже нацпроекты зурабовы все духовный пустоцвет
  Вязоченко    11.08.2007 11:29
Замечательная статья! Своевременно и четко.
  Олегк    11.08.2007 09:54
Дело в том, что "ревнительство" рождающееся чисто из знаний почерпнутых из Джона Колемана, Олега Платонова, Сионских протоколов, речи Рабиновича, со ужасающими открытиями скрытых и явных жидов в своем близком окружении, с гениальными подозрениями, и прозорливым видением куда все катится, с отчетливым видением чужих грехов, и проч. есть еще только первая ступенька к настоящей вере, которую предстоит перешагнуть. Нужно, нужно идти вперед – на боевую позицию со своими собственными. Как не может неофит всю жизнь питаться первой призывающей благодатью, так нельзя все жизнь прожить в мире жидовского заговора. Нужно, нужно узнать, что несомненно существующий жидовский заговор все таки не есть последняя инстанция, а всего лишь орудие в руках Творца. Истинный православный исправляет не следствие, а причину, лечит не внешние признаки, а саму болезнь. Болезнь же грех. И уповает в этом делании на помощь Бога, не надеясь на свои силы.
  Р.Н. Юрьев    10.08.2007 21:29
Кто бы ни сидел там, у власти, у русской интеллигенции всегда будет ощущение, что это "враги". Конечно же, коварством Путин избрался в президенты, конечно, и Александр Коновалов коварством проник в полпреды, предварительно окончив Святотихоновский университет, и Полтавченко – туда же. В общем, куда ни кинь, кругом враги. А ещё бОльшие враги – это наши же "сотоварищи" по лагерю. Каждый патриот – переодетый космополит. Каждый православный – тайный еретик, каббалист и обязательно еврей. Приемлем только тот, у кого нет ничего, отличного от нашего личного мнения.
Так что чуждые нам – все в России. И сами мы себе – чужие, пока не научимся доверять друг другу. Только тогда и можно будет нас вообще именовать христианами, потому что "по любви между вами узнают вас".
  Олегк    10.08.2007 20:26
Нет, все таки надо нам с вами сверить часы, Провинциал. Я живу в убеждении, что всякое нашествие иноплеменных есть наказание Божие за грехи. Просить в этом случае помощи нужно только у Бога, да еще в зависимости от интенсивности нашествия и меры какие-то защитительные предпринимать – так было во времена нашествия Мамая, Наполеона, Гитлера. Сдается мне, что вы рассматриваете нашествие иноплеменных как какую-то очередную несправедливость организуемую жидовским центром мирового зла и точка, и более никаких мыслей. Кажется мне что вы при внешнем почитании Православия являетесь т.с. стихийным искренним богоборцем. Cмотрите на нашествие, поражаетесь этой чудовищной с вашей точки зрения несправедливости и думаете "надо сделать то-то и предпринять то-то". И с кем вы хотите бороться? С Богом? Трудно ведь против рожна. Нашествие иноплеменных дается от Бога и о избавлении от нашествия иноплеменных мы тоже просим только Бога.

Так ведь и нашествие то идет мирное, не военное. Значит и меры противодействия должны быть мирные.
  Lucia    09.08.2007 16:30
Люди идут на военную службу. чтобы убивать. А строевая подготовка. покраска заборов и т.д. – это не повод держать армию.
  Провинциал    08.08.2007 13:07
Владимиру Бирюкову:
Насчет военной службы – согласен! Тем не менее, выбирая военную службу – делаешь выбор больший. Дай Бог, чтобы не пришлось убивать. Но не в нашей воле это.
Мы с Вами по-разному понимаем наших врагов, точнее врагов Отечества. Для Вас, в большом смысле, все народы – братья. Я так не считаю. Есть близкие, и есть чуждые. С одними можно ужиться, с другими – нет. Чуждые не только сужают наше жизненное пространство, они лишают нас счастья спокойной жизни, права жить по своим традиция и ВЕРЕ на своей земле. Для того и существуют границы и государства, чтобы сделать спокойной и комфортной жизнь каждого народа.
Иные же чуждые все сидят у власти, которую коварством, племенной сплоченностью и змеиной злобой взяли в 17-м, точнее их предки.
А по сему не стоит понимать национально-освободительную борьбу оторванной от веры и духовной жизни.

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru