Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский03.03.2007 

Чьи взгляды отражает обращение епископа Диомида?

Потенциально многих, очень многих церковных людей, чья вера проста, кто любит святыню, храм Божий, непротиворечивость и мир, шмелевскую «тишину в Православии», кто избегает вступаться в те сферы, которых сам до конца и надежно не чувствует. Такой человек искренне недоумевает: раз православная вера единственно спасительная и истинная, тогда о чем говорить православному иерарху с муллой, ламой, раввином? Они же не верят в Христа, они все равно будут считать христианина неверным, чужим, заблуждающимся! Более того, все религии стремятся склонить человека в свою сторону. Разве не странно: вместо того, чтобы проповедовать, состязаться за души, представители разных вер сидят и дискутируют о «взаимопонимании и сотрудничестве»? О чем говорить? Разве от иноверных мы ищем ответы? Разве нам не довольно своих, православных Писания и Предания? Какое взаимопонимание в частностях, если нет понимания в главном — Евангельских заповедях и церковнослужении? Какое соучастие верного с неверным?

Не нужно превозноситься над этою логикою простеца. Во многом она органичней, вернее любого из существующих обоснований «межконфессиональных контактов». Мне, откровенно сказать, симпатичен этот образ веры, как и люди данного образа. Симпатичен хотя бы уже потому, что саму жизнь такой человек ощущает в связи с простою целесообразностью, оставаясь равнодушным к абстрактностям, а по большинству пребывая в своем малом мире и «большой мир идей», «мир из телевизора» созерцая недоверчиво-отрешенно. С таким ощущаешь себя спокойней и проще, нежели с вечно мятущимся столичным всезнайкой-ханжой, просвещенным, как говорит один миссионер-проповедник, «богословским разумом и политологическим образованием». Конфликт, обозначившийся в письме вл. Диомида, — это во-первых конфликт двух Россий: столичной и провинциальной. Почти сверхъестественное, чудесное устроение жизни и диалектика современного суперполиса нимало не напоминают условий существования «глубинной России» и ее скромных возможностей, отдающих предпочтение прямоте и определенности, опоре на ближних, родных, неизменности условий, минимализму во внешних предприятиях и замыслах, убеждению в неизменности основных жизненных категорий: «богаты не были и теперь уж не будем», «не плюй в колодец…», «не потопаешь — не полопаешь» и т. д.

Большая трагедия этого типа состоит в том, что такое же глубоко жизненное, простое и утешительное пастырство отходит в прошлое, почти уже отошло. Просвещенное же богословским разумом и политологическим образованием начинает подозревать во всем этом одну только темноту и стихийность. Современность не оставляет в покое никого. Ужасная трещина разверзается перед душою, в мир которой внезапно вторгается то, что она оценить и понять не способна: номера, чипы, расколы, масонские заговоры и другое подобное. Настороженность, замкнутость и даже определенное опасливое фантазерство становятся нормою здесь, что впрочем понятно: нельзя до конца предусмотреть, «чего еще там против нас выдумают». Но важно, что беспокойство, протест не переходят за рамки глухого неодобрения. Всё, что необходимо здесь, — это не выразиться, не показаться, а отстоять свой малый мир и не быть втянутым в непонятные игры.

Церковные управление и руководство, несомненно, должны оградить и покрыть этих своих верных от неоправданных утеснений и треволнений. Иначе, зачем еще будет нужна вся эта великолепная сложность выстраиваемых церковно-государственных отношений, дипломатии, наводящей мосты через пропасть мирского и неотмирного?

Вторая конфликтная линия проходит уже по самому тексту и начинается там, где в Обращении заявляет о себе отвлеченное знание. Простоту и цельность веры раскалывает, подминает под себя мышление некими универсальными и сверхценными идеями-принципами. Оба булгаковские классические определения сущности интеллигенции — беспочвенность и идейность — ярко проявляют себя в бытующих в среде православных представлениях о том, «как всё должно быть»: о монархии, симфонии, народности и антинародности, каноничности и неканоничности управления, соборности мнений и пр. Обращение, пришедшее с Чукотки, несомненно, рождено на свет отнюдь не лесковскими отцами кириаками, но умом человека пришлого, заключенного в себя, не имеющего теплоты связи с этой землею, а восполняющего вынужденную свою периферийность, оторванность в расстоянии усиленным умственным поиском и рационализацией.

Душа томится и неизбывно томится, но тем, чего в самом деле не может постичь и проверить; что нимало не следует из ее собственного опыта. В «большой мир», в пространство универсальных вопросов она вышла, как следует не освоив и малого. Последнее характерно не только для тех, кто волею судеб очутился на краю света. Наши приходы крупных городов, богословские заведения переполняет в точности тот же поверхностный активизм, та же отвлеченная убежденность, свидетельствующая больше об общем душевном дискомфорте и тупиковости, нежели о реальной готовности служить заявляемым принципам.

Разнятся лишь мера и вкус, эрудиция и умение подавать себя публике. По большому же счету, вряд ли что кардинально отличает московского профессора-полемиста, потомственного интеллектуала и выпускника философского факультета первого вуза страны от игумена-апокалиптика с берегов бухты Провидения. Противоречие в данном случае чисто стилистическое. В действительности, почти всё равно, что полагать для себя за отправной пункт: пророчества ли Пелагеи Рязанской или последние культурфилософские концепции, великодержавничество Льва Тихомирова или созерцания и гимны Симеона Нового Богослова. Беспочвенность и идейность по-настоящему преодолеваются живой принадлежностью к первооснове нашей веры: умно-сердечному деланию либо, в качестве альтернативы, смиренному, в простоте и незлобии принимаемому тяглу — повседневному крестоношению христианина.

Православное исповедание без этого, вне реалий, обнаруженных святыми отцами, остается в большой мере натяжкой, авансом и декорированием нашей глубокой растерянности. Таковое исповедание заведомо обречено на скитание и разобщение. Чукотское Обращение вопиет от имени всех, кто не понимает происходящего и себя в том, что вокруг происходит. Это манифест нашего духовного сиротства, отсутствия нити, ненахождение которой в ближайшее время может произвести еще более сугубые и многочисленные бедствия.

Некоторое дополнительное различение я бы на данном месте провел для тех, кто несет на себе бремя ответственности и кто смотрит на это со стороны. Пожалуй, мы переходим черту, чувствительную черту, за которой начинается какой-то тотальный этический слом, когда позволяем себе рассуждать в категориях долженствования по поводу тех, кто облечен обязанностями и властью, о предстоящих пред нас и над нами. Тяжелым рикошетом самоуверенная критика бьет и разрушает самого критикующего.

Наконец, рассудив, чьи взгляды отразило в себе послание епископа Диомида, укажем и на то, чьих взглядов оно точно в себе не отражает. Ничего нет в нем, во-первых, от политиканства и вождизма, которыми, как у М. Назарова, любой из удобных случаев тотчас же используется под сколачивание собственных кружков и движений, предъявление ультиматумов. Как пишется в подобных случаях в строках объявлений: господам организаторам волнений просьба не беспокоиться…

Также в самом Обращении при всем желании не мы найдем ничего, что может порадовать глаз либеральной общественности. Помимо спорного шага по обнародованию разногласий, конечно, и истекающего отсюда высокого гуманистического злорадства. В прочем же документ представляет программу перехода на более консервативные позиции, чем нынешние; закладка динамита, если таковая и происходит, приходится как раз под ваше глобально-секулярно-правозащитное здание. Насколько умело — вопрос. Но определенный консервативный задел имеется, в чем вы, господа, по ходу дела могли убедиться.

Театральными жестами пытаются выдавить энтузиазм из себя и тени-фантомы РПЦ, персонажи из табакерки — разнообразные РПАЦ, РИПЦ и еще Бог весть кто. Уж как в одной голове уживаются претензии к диаметрально противоположным вещам: сначала к РПЦ как к средоточию консервативной оппозиции демократическому государству (внимание: стук-стук!), а затем опять-таки к РПЦ как излишне политкорректной и экуменичной — об этом наверняка не ведает и сам Роман Лункин с Кредо.ру. Как сложно, невероятно сложно решить господам, в чем заключается их собственный пафос: в просвещенности и лояльности либо, напротив, в катакомбнических максимализме и всеобличительстве? Вероятно, по ситуации: если Московская патриархия скажет «солоно», мы заявим «кисло». И наоборот.

Но по тем стереотипным вешкам, которые Кредо.ру, не удержавшись от искушения, принялось-таки расставлять по полю (интервью с Г. Якуниным, М. Ардовым), можно с уверенностью сделать прогноз о скором разумном и обоюдоприемлемом разрешении конфликта. И Анадырь, и Чистый переулок трижды обнимутся и расцелуются уже только затем, чтоб данные экстравагантные личности, пионеры, титаны и отцы демократии, их с компетентными лицами больше не комментировали.

http://rusk.ru/st.php?idar=104762

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  р.Б.Олег    08.03.2007 14:36
Какое-то провинциальное чистоплюйство. Вот уж истинно жителям деревни Чуханастовка вечно кажется что в Мухосранске живут одни уроды а жители Мухосранска железно убеждены что Москва сплошь населена людьми о двух головах. Что же думают жители дер. Чухонастовка о Москве лучше не изследовать. Это тонкий психологический процесс.

Есть правда в обращении вл.Диомида. Есть! Ее не может не быть. Если бы в его обращении не было правды на кого бы оно тогда было рассчитано? Только никакой тайны и срочности в том не было, чтобы поднимать эти вопросы а) в такой форме б) во время Великого Поста. Это решению вопросов обозначенных в обращении не только не помогло а на 100% их затормозило. Почему? Да потому что если наш Патриарх, наше священночалие позволят с собой разговаривать в подобном тоне, под одобряющий гул неизвестно какой толпы "Владыко Диомид, давай, не робей, не оставим" то это будет бардак а не Церковь. Это такое наглое неприкрытое давление на Патриарха и на всю Церковь что просто диву даешься наглости. Высказано не просто неуважение и недоверие к высшему священноначалию, высказано неуважение всем верующим. Нам в очередной раз, но на этот раз громко, вслух, устами епископа РПЦ, под одобрительный визг явных врагов и любителей буквы в ущерб духу сказали – ваша Церковь недействительна. Попрана церковная дисциплина, попрана соборность. Из потенциально хорошего дела сделано дело очень вредное, смутительное.
  Дмитрий Б.    08.03.2007 11:44
Максиму:
"Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите." (Деян. 15:28)

"Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали." (Откр. 2:14)

И самого святителя Иоанна Златоустого читайте и жития святых – в них тоже много про стояние христиан до смерти против жертв идольских узнать можно.
  Максим Степаненко    08.03.2007 01:48
Андрей, Вы знаете, кто особенно ненавидел в свое время свт. Иоанна Златоуста? Монахи… Что ж поделать, о. Андрею, если он действительно умный!
А на счет ИНН – "Итак об употреблении в пищу идоложертвенного мы знаем, что идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого" 1Кор. 8:4 – Почаще читайте эти слова св. ап. Павла!
  Андрей П.    05.03.2007 13:06
"о все-таки не все же у нас в Церкви озабоченые ИННом психопаты" Филимонов
Потому что "ревнители" совершенно напрасно считают, что на собор православные приходы и епархии выдвинут именно их.

Я так же тот самый "психопат" и "ревнитель", также "инненист" и прочая.
Набор оскорблений из неисчерпаемых запасов "о." Андрея Кураева.
Лет десять назад один старенький архимандрит написал: "Как бы ни назывались книги Андрея Кураева, название у них одно: "Я умный, а вы дураки".
За десять лет не нашел ни одного добросовестного, грамотного и не противоречащего себе разъяснения о том, почему можно (или нужно?) принимать ИНН. Одни оскорбления.
Если в этом вся ваша премудрость и все ваше "православие", не трудно понять, почему "психопатов" и "ревнителей" становится все больше, причем все новые – бывшие поклонники Кураева и А.И.Осипова.
Просто любви у архимандрита Кирилла Павлова, старца Николая Гурьянова, епископа Ипполита, епископа Диомида, а особенно старца Паисия настолько больше, чем у "не озабоченных".
Простите, если огорчил. Мы вас все равно любим.
  Провинциал    05.03.2007 11:25
Трудно многим понять тех, кто не хочет иметь на себе даже тени, даже намека на беззаконие, в форме ИНН, экуменизма или ином. Так хочется иметь принципиального и глубоко духовного пастыря, не отводящего вопросы о насущном и остром. Так хочется жить, пусть скудно. но спокойно, зная, что все по Истине. Дайте возможность г-дам филимоновым иметь ИНН и веровать в "державную и богоугодную" нынешнюю власть в России.
Дайте же и нам, "озабоченным ИНН психопатам" жить по старым правилам и вере. Да, мы консерваторы, реакционеры, ит.д. и т.п., не приемлем ни нынешнюю продажную власть, ниущербного подобия чистоты веры и церковной жизни.
Да и кто может запретить жить по Истине, не хайте хотя бы понапрасну. Сколько разговоров и "скрытого поддекста" нашли "благопристойные" в Обращении! И никто по-существу, по пунктам не исследует Обращение, только по-фарисейски обличает.
Есть ли правда в Обращении Вл. Диомида? Если есть, давайте решать поставленные вопросы, времени почти не осталось.
И совсем неприятно, когда поливают грязью, клеймят презрением, пытаются найти злой умысел у тех, излишне м.б. горячих, в чем-то неправых, кто болеет за свое Отечество. Напрасно клеймить их вождизмом. Просто болеющие и инициативные люди. Вождем себя народу не навяжешь. Даже с помощью телевидения и умных проповедей. Бог шельму метит.
пора понять, что умалчивание болячек и есть самый главный фактор для раскола Церкви. Вот по высказываниям даже видны по сути противоположные позиции людей, считающих себя православными. Не нужно толкать горячо ревнуюющих в катакомбы. Оттуда и так еще не все вышли. Или уж действительно пришло время?
  Автор публикации    04.03.2007 16:20
Федосееву. Народ говорит: бодливой корове Бог рогов не дает. Промыслительное значение т. н. прагматиков в современных условиях состоит в том, что они сберегают т. н. идейных от издержек их собственного максимализма.

Дмитрию, с улыбкой: а по-вашему весь вопрос жизни – это: "мы или администрация"? Очень даже просто не хочется мне выбирать из администрации РПЦ или р.Б. Дмитрия. Очень даже просто. Можно, я все же подумаю и буду иметь свое мнение: выбирать нужно обоих; исправление, изменение желательны для тех и других.
  Lucia    04.03.2007 15:20
Да такие простецы только в книгах бывают. И провинция совсем не такая, как здесь описана. Да что такое провинция? На севере, на юге, на востоке, в степях – все разные условия. Например, сибирская деревня и нижегородская – весьма большое отличие. Где он, этот мифический средний или простой человек? Выдумали и от него пляшем. И где всезнайка-ханжа столичный? Их что, много? Свирепая непросвещенность жителя больших городов, столичных, в особенности давно уже могла бы стать темой отдельного исследования.
  Виктор    04.03.2007 15:00
"о все-таки не все же у нас в Церкви озабоченые ИННом психопаты" Филимонов

Дорогой Филимионов, я тот самый "психопат", который категорически против ИНН и прочей кодификации и чипизации…Для меня ясно, как Божий день, что ИНН – это уже печать антихриста, только пока не на лбу, а на бумаге. Все качества этой печати в ИНН имеются – "нельзя ни покупать, ни продавать". Не продашь свой труд (не принимают на работу) и не купишь хлеб (не за что). Церковь должна категорически отвергнуть все эти ИННы, чипы, новые паспорта и прочую нечисть. Вредит внешнее внутреннему. Если бы не вредило, то почему бы не съесть идоложертвенное? Но почему-то первые христиане шли на мучения, но не ели… Еда всего лишь?!
  р.Б. Дмитрий    04.03.2007 13:52
Весьма словоблудная статейка. Вопросы принципиальнейшие, а автор мямлит и мямлит. Еще и М.В.Назарова зачем-то пнул.
Хочется и перед администрацией РПЦ остаться незапятнаным, и со сторонниками обращения не поссориться? Не выйдет, господин хороший. Выбирать придется. А пока Вы человек без лица.
  черноризец    04.03.2007 13:14
Можно ,конечно долго рассуждать с разных земных точек зрения.А давайте взглянем с духовной.Почему обращение появилось Великим постом,когда бы себе внимать даже владыкам,когда как известно демоническая брань усиливается и надо быть предельно трезвенным и осторожным.Уж больно напоминает это все банальное искушение.Посему и в искренности лично владыки Диомида большие сомнения.Не использует ли кто заявленые им проблемы/действительно наболевшие/ для достижения своих сугубо не- или даже антицерковных целей??

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru