Русская линия
Дух христианина, газетаЕпископ Анадырский и Чукотский Диомид (Дзюбан)27.02.2007 

Интервью с Преосвященнейшим Диомидом, епископом Анадырским и Чукотским

— Владыка, Ваш голос был услышан, потому что очень многие, именно, патриоты Православия, защитники, русские люди поддержали Ваше обращение.

— Мы должны и архиереи, и священники, и миряне — все блюсти чистоту Церкви, чтобы Церковь не была запятнана никаким пороком, потому что Господь ведь с нас спросит за нашу паству: привели ли мы ее ко Господу или нет. Поэтому и надо, именно, эту чистоту возрождать, бороться с такими всякими ненормальными явлениями. Я, управляющий Анадырско-Чукотской Епархии, епископ Диомид, не являюсь раскольником. Я себя не отделяю от Матери-Церкви, считаю себя сыном своей Церкви. И действительно, эти проблемы надо решать. Экуменизм ведь стирает не только грани культур национальных, он все религии, собственно, переформировывает и трансформирует в единую — такую, которую должен возглавить антихрист. И кодификация эта, нумерация — все это ненормально. Мы считаем себя свободными, а нас уже метят, загоняют в этот электронный концлагерь. Мы не призываем к войне с другими религиями, нет. Мы мирно сосуществуем с другими религиями. Мирно! Но я, как православный человек, считаю, что истинная вера — Православная, и поэтому всех призываю принимать ее и жить согласно с заповедями Божиими и традициями Православной Церкви. Мы не разжигаем ни межрелигиозные конфликты, ничего. Мы должны все блюсти чистоту Церкви, чтобы наша Церковь, она была чиста, чтобы она не имела никаких компромиссов, потому что компромисс — это, собственно, грех. Можно сказать так, что это уже отступление от Истины. Поэтому все мы должны любить свою Матерь-Церковь и стараться все для блага ее делать. И если надо будет даже, как наши новомученики, и жизнь положить.

— Владыка, скажите пожалуйста, а назрело ли время, чтобы собрать Поместный Собор, чтобы обсуждать насущные вопросы?

— И Поместный Собор нужен, потому что, действительно, получается, что мы, архиереи, узурпировали полноту власти, а народ, он дает нам свое право: как делегатов нас представляет, но сам-то народ своего мнения не высказывает. Поэтому я считаю, что здесь надо, чтобы действительно был Поместный Собор, как он был заложен в Уставе первоначально.

— Владыка, голос Ваш услышан по всей России. Мы Вас поддерживаем. И, слава Богу, что есть такие епископы, которые могут смело сказать свое слово.

— Все мы с вами временные пришельцы в этом мире, и сегодня Господь меня, епископа, призовет и спросит: «Как ты боролся за чистоту своей веры? Как ты блюл заповеди Божии: сам их соблюдал и других учил?» Господь же с меня спросит! Понимаете, вот в чем дело. Поэтому я не должен как епископ-надзиратель надзирать за своей паствой и т. д., а должен в этом особое такое рвение проявлять. Действительно, мы все предстанем перед Судом Божиим. Надо не забывать об этом, что мы сегодня живем, а завтра неизвестно, что с нами будет. И Господь каждого из нас может в любую минуту призвать. Поэтому надо нам спешить и добро делать, и хранить верность Богу.

— А есть еще епископы, на сегодняшний день, которые поддерживают Вашу точку зрения?

— Многие архиереи. Просто, может, они не высказывают своего мнения, держат его при себе, но согласны и прекрасно все понимают. Мы же опираемся на традиции Святых Отцов, а Святые Отцы что нам говорили? Тот же Феодосий Киево-Печерский что он говорил? Он же не признавал даже католического крещения. Говорил: «латинское мытье». Это о чем говорит? А мы сейчас идем и на все эти «симпозиумы», «контакты». А польза-то, польза какая? — Те, кто с нами там общается, они как бы привносят этот дух секуляризма, светскости и в наше Православие. Дух, который уже поразил и католическую западную церковь, и все эти протестантские церкви. С Владыкой Ипполитом я пока не связывался, его перевели сейчас в Хуст. Но считаю, что мой голос созвучен с ним.

— Еще вот этот саммит, который был: он как бы защищается проблемами терроризма и мира. Но на самом деле там встречаются все конфессии. Там же происходят, видимо, тоже какие-то служения.

— Сейчас, видите, всё называют терроризмом и экстремизмом, и всё на это списывают и т. д. Но ведь если я люблю свою Родину и если готов жизнь за нее отдать, что я — террорист? Нет, конечно. Я просто — патриот своей Родины. Но сейчас и мне могут навесить ярлык, что я экстремист и т. д. Но это не так. Господь вложил в каждого человека чувство любви к родителям, к Отечеству, к близким, к знакомым. И самая первая любовь — это к Богу. Вот в этом человек и весь. И человек, конечно, он ее (любовь) реализовывает, воплощает в жизнь.

Неделя Торжества Православия
2007 год

http://www.christian-spirit.ru/Pages/int_vl_Diomid.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru