Русская линия
Русская линия Сергей Лебедев20.01.2007 

Апология Саддама

От редакции: Редакция РЛ не во всем согласна с оценкой личности и деятельности Саддама Хусейна, которую предлагает в своей статье наш постоянный автор доктор философских наук, петербургский профессор Сергей Викторович Лебедев. Этот вопрос, на наш взгляд, нуждается в серьезном и вдумчивом обсуждении, а потому статья С.В.Лебедева может стать полезной для размышлений на эту тему.


Казнь Саддама Хусейна, устроенная американскими оккупантами (говорить о каком — то там «иракском суде» будет просто смешно), оборвала земную жизнь человека, железной рукой правившего Ираком с 1979 года вплоть до американской агрессии в 2003 году. Но, похоже, именно теперь Саддам окончательно стал одним из духовных символов сопротивления «новому мировому порядку» по-американски. Вступив на эшафот, Саддам Хусейн вошел в бессмертие…

Конечно, Саддам не был ангелом во плоти. Он был типичным диктатором Ближнего Востока, без всяких колебаний расправлявшимся с реальными и мнимыми врагами, и считавшим лучшим способом избавиться от оппозиции — это физически ликвидировать ее. Но, повторим, в этом иракский диктатор ничем принципиально не отличался от «коллег» по власти в регионе, да и от всех своих предшественников по власти в Ираке. Отличие Саддама заключалось только в том, что он правил в интересах своего народа, а не в интересах зарубежных хозяев или узкой клики властвующих воров. Собственно, только именно при Саддаме Ирак стал единым государством, вместо географического понятия, каким он был ранее. По мере того, как саддамовская эпоха уходит в прошлое, все яснее становится величие дела Саддама Хусейна.

ДО САДДАМА


Ирак, земля которого является центром одной из древнейших цивилизаций на Земле, как государство исторически очень молод, а иракцы как нация еще только формируются. За последние 6 тысяч лет здесь, в долине Тигра и Евфрата, существовали многие древние державы и жили многие народы (шумеры, аккадцы, ассирийцы, халдеи, арабы). Впрочем, в основном все народы, населявшие древнюю Месопотамию, относились к родственным семитским народам, так что в расово-антропологическом плане современные иракцы почти не отличаются от древних вавилонян. После падения древнего Вавилона в 538 году до н. э., эта земля вечно кому-то принадлежала, но только не самим местным жителям.

Правда, в IX -XI веках Ирак был центром огромного Багдадского халифата, но сам Ирак был всего лишь провинцией халифата, так что самим иракцам это мало что дало. (Кстати, именно тогда, в эпоху халифата, и возникло название Ирак, что означает «край обрыва», поскольку именно так воспринимали месопотамскую долину, лежащую почти на уровне моря, бедуины из предгорий Сирийской пустыни). В это же время произошла значительная исламизация иракцев (хотя в стране сохранились христиане, православные, монофизиты и несториане, а также древние культы звездопоклонников — мандеистов). Арабский язык, родственный распространенному до арабского завоевания на протяжении двух тысячелетий арамейскому языку, стал господствующим среди жителей равнинной части страны. В горах, окружающих Месопотамскую равнину, сохранился иранский курдский язык. Однако иракцы довольно долго не считали (да отчасти и сейчас не считают) себя одним народом. На первый план для иракцев выходит этническая, племенная, клановая, земляческая и конфессиональная принадлежность. В Ираке, согласно данным статистики, весьма, впрочем, неточной, чуть менее 80% населения составляют арабы, примерно 20% - курды, и около 3% - различные нацменьшинства. Но этнические различия далеко не единственные в том, что называется иракским народом.

Иракцы-арабы жестко разделены на кочевых арабов, разделенных на множество племен и кланов и оседлых жителей, подразделяемых, в свою очередь, на территориальные землячества. Взаимная неприязнь существует между мусульманами — суннитами, правящими со времен Багдадского халифата, и мусульманами — шиитами, составляющих большинство жителей страны, но угнетенных и подавляемых почти всю историю мусульманства в Ираке. Но сами шииты расколоты на множество различных сект, а также на последователей различных духовных лидеров шиизма — аятолл.

С апостольских времен на земле Месопотамии проживают христиане. Однако иракские христиане также не представляют единого целого, будучи разделенными на несколько нехалкидонских церквей — халдеев (несториан, заключивших унию с Ватиканом), ассирийцев («чистых» несториан, признающие у Христа только человеческую природу), сиро-яковитов (монофизитов, признающих только одну, божественную, природу Христа), мелькитов (православных). В XX-ом веке христианское меньшинство благодаря традиционной тяге к образованию, трудолюбию и групповой солидарности, достигло материального благосостояния. Большинство инженеров, техников, специалистов в высоких технологиях, крупных промышленников страны являются христианами различных церквей. Практически все христиане, включая женщин, грамотны. Уровень жизни христиан значительно выше, чем у мусульман. Однако в силу значительной эмиграции христиан на Запад, более высокой рождаемости у мусульман, продолжающегося обращения в ислам части христиан, доля христиан в составе населения страны стала уменьшаться. На рубеже XX—XXI вв. христиан в Ираке было примерно 1 миллион человек, или примерно 5% населения.

В горных районах проживают курды, иранский народ, потомки древних мидийцев, подобно многим горным народам, всю свою историю живущий набегами на соседей и грабежом караванов. Впрочем, курды, также подобно воинственным горным народам, подобно средневековым шотландцам и швейцарцам, или современным албанцам или непальским гуркхам, также много веков подряд вербуются наемниками всем, кто нуждается в пушечном мясе. Среди египетских мамелюков или персидских гулямов курды составляли значительный процент. Самым знаменитым курдом в истории был египетский мамелюкский султан Салах ад-Дин (Саладин), уроженец крепости Тикрит, разгромивший крестоносцев и взявший Иерусалим в 1187 году. Курдистан, то есть историческая область расселения курдов, разделена государственными границами четырех государств (Ирака, Ирана, Турции, Сирии). Курды также расколоты на множество племен, многие из которых враждуют несколько веков, племена разделены на кланы, среди которых царит кровная месть. Среди курдов преобладают мусульмане — сунниты, есть шииты, есть христиане и даже представители секты йезидов. Понятно, что среди курдов до сих пор нет политического единства даже в пределах одной из тех стран, где они проживают. После 1991 года Иракский Курдистан разделен на два региона, где правят, соответственно, кланы Барзани и Талабани. Вообще в XX веке Курдистан был для Ирака чем-то вроде Чечни, где вечно шла война.

Наконец, следствием исторических перипетий было возникновение в Ираке различных инонациональных диаспор. Со времен Вавилонского плена здесь проживали евреи (кстати, именно в Вавилонии был составлен талмуд), которых к середине XX-го века было до 500 тысяч человек. Проживают в Ираке армяне (одно время Багдад был самым крупным в мире армянским городом). Есть в стране турки, туркмены, персы, черкесы (потомки выселенных с Кавказа племен), выходцы из других арабских стран.

Как видим, трудно себе представить, что из этого людского конгломерата может сложиться народ. Но этого почти удалось достигнуть Саддаму.

На протяжении веков и тысячелетий земли Месопотамии были театром военных действий разных империй, подвергались набегам и грабежам, жестоко эксплуатировались захватчиками. Особенно ужасными были последствия трехвекового господства турок. Собственно, при турках Ирак состоял из трех пашалыков (губернаторств) — Багдадского, Басринского (в составе которого был также и Кувейт) и Мосульского. Дикий грабеж, произвол турецких пашей, периодические массовые расправы над «неверными», привели к тому, что к началу XX столетия Ирак был в состоянии полного упадка, самого значительного за всю свою долгую и сложную историю. Про Ирак под турецкой властью нельзя было даже сказать, что время в нем остановилось. Скорее, время там потекло вспять. В 1900 году в турецком Ираке в современных границах проживало около 2,3 миллионов человек, а ведь при вавилонском царе Навуходоносоре в 6 веке до н. э. в стране насчитывалось не менее 7 миллионов жителей! Площадь обрабатываемых земель в Месопотамии, где, видимо, и родилось земледелие, была меньше, чем при шумерах за 5 тысяч лет до этого! Голод и недоедание были обычным явлением в этом благодатном краю. Подавляющее большинство (свыше 90%) тогдашних турецкоподданных иракцев было неграмотным. В стране свирепствовали болезни, в результате чего смертность в Ираке была одной из самых высоких в мире. Из-за хронического недоедания и болезней большинство иракцев были худосочными и слабосильными, так что турецким властям было трудно даже набирать в Ираке солдат. Европейские археологи, проводящие раскопки древних шумерских или вавилонских городов, отмечали, что древние жители Месопотамии, судя по сохранившимся захоронениям, жили значительно дольше, были выше ростом и, если судить по многочисленным клинописным документам, были значительно образованнее иракцев начала XX века. Впрочем, для большинства тогдашних иракцев вся древняя история их страны была неизвестной и непонятной. Многочисленные памятники их великого прошлого не вызывали у неграмотных мусульман никакого интереса. Когда европейские путешественники спрашивали местных жителей о том, кто построил древние зиккураты и великие города, развалины которых разбросаны по всему Ираку, то обычно слышали в ответ, что их построили злые джинны. Путешественники из России, посещающие Багдад, с разочарованием обнаруживали вместо романтического города «Тысячи и одной ночи» унылое скопление однообразных глинобитных хижин среди редких чахлых пальм, невероятно грязных кривых улочек, воняющих сточных канав и толп нищих. Единственными «очагами культуры» в Багдаде были бордели и постоялые дворы, где продавали гашиш и опиум. Кстати, одна опиекурильня приходилась на каждые 500 душ взрослого населения! Точно так же выглядели и другие города Ирака — Мосул, где когда-то ткали тонкую шелковую ткань, знаменитый муслин, или портовая Басра, родина Синдбада — морехода.

За века турецкого владычества в Ираке получили распространения многие пороки, ранее не характерные для жителей Месопотамии. Например, кровная месть, коллективная ответственность (за проступок, совершенный одним членом деревенской общины или клана, турки подвергали наказанию, в том числе и массовой казни всех родственников и земляков виновного). Публичные казни были составной частью всех праздников и народных гуляний. Периодически происходили погромы «неверных» христиан или «неправильных» мусульман — шиитов. Вся жизнь в Ираке была пропитана насилием, которое было частью местного образа жизни. Поэтому не приходится удивляться той зверской жестокости, которыми отличались многочисленные перевороты в Ираке в XX веке. При турках местные чиновники и полицейские не получали жалования, живя на «бакшиш», то есть взятки и поборы с местного населения.

Два тысячелетия чужеземного господства привели еще и к такой черте, которая присуща многим малым зависимым народам. В Ираке, как и многих бывших колониальных странах, сложился весьма значительный слой прихлебателей у западных хозяев, сложился комплекс неполноценности, которым особенно отличается местная интеллигенция. Кроме того, единственная политическая традиция у зависимой страны обычно весьма проста. Пусть это звучит цинично, но маленькие народы волей-неволей отличаются инстинктом самосохранения, который заключается в том, что бы найти сильного покровителя, и вовремя перебежать от терпящего крушения патрона к новому: вовремя предать — значит предвидеть.

В 1914 -18 гг. Ирак был одним из фронтов первой мировой войны. Страна пережила очередную массовую резню. В 1915 году, турецкие правители устроили резню христиан, вырезав большинство армян и ассирийцев. Кстати, из 750 тысяч ассирийцев, проживавших в Османской империи, осталось около 25 тысяч! До сих пор еврейские организации поднимают всемирный вой по поводу Холокоста. Но вот о почти полной гибели ассирийского христианского народа никто ничего не знает. Впрочем, в результате военных действий, голода, эпидемий, расправ со стороны обеих воюющих сторон, одинаково чуждых иракцам, погибли и сотни тысяч мусульман.

Английские войска с немалыми трудностями, потерпев ряд поражений, ценой больших потерь (впрочем, британские войска на иракском фронте состояли в основном из индусов), все же захватили эту страну. В качестве законной добычи, англичане сделали Ирак частью своей колониальной империи. Правда, был уже XX век, и просто присоединить себе новую колонию было уже не так легко. Поэтому англичане, с их богатейшим опытом колониального управления, пошли на такой шаг — в 1920 году в Ираке было создано вассальное государство. В него вошли три пашалыка Османской империи: Басра (из которой в отдельную колонию был выделен Кувейт), Мосул и Багдад. В апреле 1920 Лига наций на конференции в Сан-Ремо выдала мандат на управление Ираком Великобритании. В 1921 Ирак был провозглашен королевством во главе с эмиром Фейсалом, сыном шерифа (наследственного правителя) Мекки Хусейна из династии Хашимитов. Было установлено правление в форме конституционной монархии с двухпалатным парламентом. Разумеется, весь этот иракский «парламентаризм» был полным фарсом. Периодические выборы и смены кабинетов министров не могли ничего решить. В самом деле, все важнейшие министерства находились под контролем британских «советников», а окончательные решения принимались британскими верховным комиссаром и командующим королевскими военно-воздушными силами. На местах политическая власть была сосредоточена в руках нескольких городских кланов и крупных помещиков. В экономической сфере основными партнерами колонизаторов стали весьма многочисленные местные евреи. Не случайно именно это привело к тому, что евреи, спокойно проживавшие в Месопотамии со времен вавилонского пленения, и никогда не испытывавшие притеснений, со времен британского владычества стали объектом острой ненависти со стороны коренных жителей. Благодаря использованию классической тактики «разделяй и властвуй», англичане умело разжигали конфликты между иракскими кланами и конфессиями. Как видим, это все практически не отличается от Ирака времен «демократии» принесенной американцами с 2003 года.

Единственное, что было общеиракским при англичанах, была армия, созданная колонизаторами в 1922 году. Но не надо думать, что армия была защитником страны. Британская империя, начинавшая трещать, стремилась сократить расходы на управление беспокойными колониями. Именно этим и объяснялось создание англичанами иракской армии, которая, в сущности, была всего лишь совокупностью карательных частей из числа местных жителей. (Опять же полнейшее совпадение с новой «иракской правительственной армией»). Не случайно большинство иракских офицеров времен британского владычества были турками, курдами или черкесами. Только в конце 30-х гг. в королевской армии появился слой офицеров арабского происхождения. Жалование в иракской армии было мизерным, да и то присваивалось офицерами, так что солдаты жили в основном грабежом населения. «Человек с ружьем» в иракском мундире вызывал у иракцев страх и отвращение.

В 1932 Ирак получил формальную независимость, и даже стал членом Лиги Наций, но реальные рычаги управления страной были по-прежнему сосредоточены в посольстве Великобритании. Британские войска занимали все стратегические пункты, а иракская армия занималась лишь усмирением восстаний ассирийцев и курдов. В русле имперского мышления того времени значение Ирака определялось его важным стратегическим положением на пути в Индию. Кроме того, Ирак обладал крупными запасами нефти, концессию на разработку которых в 1925 получил англо-франко-американский консорциум «Туркиш петролеум» (в 1929 переименован в «Ирак петролеум»). Иракским в этом консорциуме была лишь территория, на которой шла добыча нефти. Сам Ирак, практически не получавшим доходы от собственной нефти, был не более, чем придатком «Ирак петролеум».

Такой была эта страна, когда 28 апреля 1937 года в семье бедного крестьянина в деревне аль-Ауджа в округе Тикрит (в 160 км севернее Багдада), на берегу Тигра, где на 800 лет ранее родился Саладин, появился на свет Саддам Хусейн.

ЕГО ПУТЬ


Его отец Хусейн Маджид умер до рождения сына. Согласно местным обычаям, на матери Саддама женился его дядя Ибрагим аль-Хасан, ставший отчимом будущего правителя. Детство Садам провел в соседней деревне аш-Шувейш. До 9 лет будущий вождь нигде не учился, хотя освоил грамоту, видимо, благодаря грамотным родственникам. Получить образование для мальчика из бедной крестьянской семьи в Ираке того времени было почти невозможно. Но Саддам недаром всю жизнь отличался упорством в достижении поставленной цели. В 1947 году он ушел учиться из семьи в город Тикрит, где жил в доме брата своей матери Хейраллаха Тульфаха. Его дядя был одним из немногих офицеров иракской армии арабского происхождения. По своим взглядам дядя был арабским националистом, которых тогда именовали юнионистами, участником антибританских заговоров, за что провел 5 лет в тюрьмах. Именно Тульфах стал наставником юного Саддама в политических делах, привив ему стойкие панарабские и антизападные взгляды. Впрочем, проведенные в бедности детство и юность Саддама также привели молодого националиста к мысли о необходимости дополнить национальные требования также и социальными преобразованиями. (Провал целого ряда восстаний и путчей, предпринятых националистами — юнионистами в Ираке в 30 — 40 гг. объяснялся именно тем, что «народ безмолвствовал», поскольку лозунги о национальном единстве и возрождении Ирака были совершенно непонятными для неграмотных крестьян, а социальных требований мятежники не выдвигали). Наконец, хотя сам Саддам был суннитом, он понимал, что в конфессионально разделенном Ираке невозможно никакое национальное единство, если страна не станет светской, не отдавая предпочтение никакому вероисповеданию.

В 1954 году Садам Хусейн переехал продолжать учебу в Багдад, где поступает в школу Аль-Карх, цитадель арабского национализма. Понятно, что Садам выдвинулся среди студентов как политический активист. Правда, благодаря втягиванию в политику, получить аттестат зрелости Саддам так и не успел.

В 50-е годы по всему арабскому миру происходил процесс бурного политического пробуждения после многовековой спячки. Широкое распространение получили самые разнообразные левые идеи. В некоторых арабских странах, в первую очередь в Ираке, возникли сильные и многочисленные коммунистические партии. В Ираке в 50-е гг. в местной компартии было до 250 тысяч членов. Правда, больше в освобождающихся от колониальной зависимости странах распространялся национализм, как местный (иракский, сирийский или йеменский), так и панарабизм (общеарабский национализм), основная установка которого считала арабов единой нацией, для которой необходимо единое государство. Продолжали деятельность националисты — юнионисты. Но особой популярностью в арабском мире пользовались взгляды египетского президента Насера, стремящегося объединить всех арабов в одно государство под эгидой Египта и проведение социальных преобразований. Правда, многих арабов смущало то обстоятельство, что насеризм сводился к присоединению всех арабских стран к Египту. Когда в 1958 году Египет и Сирия объединились в одно государство — Объединенную Арабскую республику (ОАР), то Сирия фактически стала провинцией Египта, которой управляли присланные из Каира чиновники. Понятно, что вскоре в Сирии произошел переворот, и страна вышла из состава ОАР, и это при том, что Сирией по-прежнему правили панарабисты. Кроме того, для представителей религиозных меньшинств многих арабских стран был неприемлем характерный для Насера воинственный суннитский исламизм. В результате сторонники арабского единства светского характера с социалистической окраской в 1954 году создали свою отдельную партию под названием Партия Арабского социалистического возрождения, или Баас (по — арабски и означает «Возрождение»).

Создателем и основным теоретиком Баас был сирийский христианин Мишель Афляк. Баас считался общеарабской партией, поэтому местные структуры Баас в каждой стране рассматривались лишь как местные комитеты партии. Баасисты стремились к объединению арабов путем развертывания революционных войн и создания всеарабского светского социалистического государства. Программа баасизма заключалась в триаде: единство, освобождение, социализм. Именно эти три принципа символизировали три звезды, изображенные на партийном гербе, а при правлении Саддама Хусейна входившие также в символику государственного флага. В силу исторических и этнографических обстоятельств баасизм получил популярность в основном в Сирии и Ираке. Большинство баасистов были выходцами из числа религиозных и этнических меньшинств — христиане, шииты, армяне, курды. 17 лет от роду Саддам Хусейн, хотя и был суннитом, вступил в ряды Баас, и навсегда стал верным солдатом партии.

14 июля 1958 года в Ираке произошел военный переворот, король Фейсал II был свергнут и убит. Ирак был провозглашен республикой. Во главе республики стал организатор переворота генерал Касем. Английские войска по требованию революционного правительства покинули Ирак. Было объявлено о проведении аграрной реформы и национализации природных ресурсов страны. Все это вызвало бурный народный энтузиазм, а генерал Касем на короткое время стал общеарабским кумиром. Впрочем, он был весьма непоследовательным политиком, не имевшим никаких четко выраженных политических взглядов при диктаторских наклонностях. Понятно, что в скором времени Касем обрушил репрессии на всех своих противников, причем баасисты, коммунисты и юнионисты, враждуя друг с другом, сообща выступили против Касема. В стране произошло несколько восстаний против нового режима, боевые группы различных партий вели между собой и с правительственной полицией ожесточенную уличную войну.

Уже в декабре 1958 года, молодой активист Баас Саддам Хусейн был арестован и брошен в тюрьму. Ему грозил смертный приговор, но, к счастью для него, Касем в очередной раз изменил правительственный курс, пойдя на союз с Баас против коммунистов. В результате, проведя в застенках шесть месяцев, Садам вышел на свободу.

Союз баасистов с Касемом был недолгим, и партия начала готовить переворот против правителя. Составной частью готовящегося переворота должно было стать покушение на Касема. В состав группы, которая должна была совершить покушение и члены которой считались смертниками, так как у них почти не было шансов остаться в живых даже после удачного покушения из-за многочисленной охраны Касема, вошел и Саддам, доказавший свою преданность партии. Покушение на Касема состоялось 6 октября 1959 года в городе Мосуле. Оно было неудачным из-за плохой подготовки. Саддам, входивший в группу, которая должна была прикрывать отступление группы террористов после покушения, видя провал замысла, также бросился к машине Касема и расстрелял ее из автомата. Впрочем, сам Касем отделался ранением, а группа покушавшихся была частью перебита, частью арестована. Саддам был ранен в левую ногу. Несмотря на ранение, он сумел добраться до реки Тигр, которую переплыл вплавь. Застрявшую в ноге пулю Саддам вырезал из раны простым ножом. Получив первую помощь в родной деревне, молодой баасист пешком перешел пустыню Эль-Джезира, нелегально пересек границу Сирии, и прибыл в Дамаск. В этом центре баасизма Саддам познакомился с руководством этой партии, что позволило ему начать восхождение по ступеням партийной иерархии.

В 1960 году Саддам оказался в Египте, где два года проучился на юридическом факультете Каирского университета. Несмотря на прохладное отношение баасистов к насеризму, в Египте в эмиграции находились основные структуры Баас. Именно в Египте в начале 60-х гг. Саддам Хусейн превратился в одного из лидеров иракского отделения Баас, проявив недюжинные качества организатора и человека с невероятной силой воли. Он действительно много учился, занимался спортом и неустанно работал, координируя деятельность баасистов в эмиграции и Ираке. Единственным увлечением будущего лидера страны были шахматы.

Между тем, после очередного переворота 8 февраля 1963 года, организованный «социалистическим блоком», объединявшим различные левые и националистические организации Ирака, и частями армии, которыми командовал генерал Ареф, президент Касем был свергнут и убит. Саддам немедленно вернулся в Ирак, и возглавил службу безопасности Баас. Кроме того, он возглавил также Центральное крестьянское бюро, которое должно было подготовить аграрную реформу в стране. Впрочем, времени на этот раз у баасистов было мало. Победители в лучших традициях Ирака немедленно начали жестокую расправу над своими противниками. За несколько месяцев было казнено несколько тысяч человек, десятки тысяч были брошены в тюрьмы. Кровавые бесчинства баасистов надолго подорвали репутацию партии в глазах иракцев. Одновременно, как это всегда было в Ираке, победители немедленно перессорились между собой. В результате уже через 9 месяцев, 18 ноября 1963 года, после нового переворота, генерал Ареф обрушил репрессии на баасистов. Партия оказалась фактически разгромленной. Большинство лидеров и рядовых активистов были казнены или оказались за решеткой.

Сам Саддам какое-то время действовал в подполье. В начале 1964 года было объявлено о создании нового партийного руководства из пяти человек, в число которых входил 26-летний Саддам Хусейн, его 52-летний родственник, на дочери которого Саддам женился, генерал Аль-Бакр, земляк из Тикрита Таха Ясир Рамадан, христианин — халдей Тарик Азиз. Фактически была создана новая партия, с новой, более радикальной программой, и с новым активом, среди которого теперь преобладали сунниты. Это, кстати, вызвало раскол в общеарабской партии, причем иракская Баас теперь даже формально не подчинялась руководству в сирийском Дамаске.

Баасисты совершили две попытки переворота против режима Арефа, которые закончились неудачей. Сам Саддам был арестован, причем оказал при аресте вооруженное сопротивление. Будущий лидер Ирака вновь оказался в тюрьме, в которой провел два года. На суде он держал себя очень мужественно, взяв на себя всю ответственность, сумев выгородить Аль-Бакра, который был отпущен на свободу, и других своих сподвижников.

В 1966 году Садам сумел совершить побег из тюрьмы, и вновь принялся восстанавливать партийные структуры. В условиях конспирации в сентябре 1966 года состоялся очередной съезд иракской Баас, на котором Аль-Бакр был избран секретарем партии, а Саддам — его заместителем. Фактическое руководство партией было в руках самого Саддама, поскольку в его руках был весь партийный аппарат, а немолодой болезненный Аль-Бакр был скорее символом единства партии с армией, где у генерала было немало сторонников.

Между тем в арабском мире, особенно после поражения в Шестидневной войне 1967 года, резко поднялись антизападные настроения. Влияние баасизма в Ираке резко усилилось, особенно в армии.

17 июля 1968 года иракцы узнали об очередном военном перевороте. К власти пришел Совет Революционного командования во главе с Аль-Бакром и его заместителем, отвечающим за внутреннюю безопасность, Саддамом Хусейном. Этот тандем правил страной до 16 июля 1979 года, пока Аль-Бакр не уступил все свои посты своему молодому заместителю. Но фактически эпоха Саддама началась уже тогда.

ЕГО СТРАНА


Баасисты пришли к власти в стране, в которой проживало к тому времени около 7 миллионов человек. Ирак был отсталой страной, одной из самых бедных в мире, в которой ВВП на душу населения был меньше 200 долларов при очень резких социальных контрастах, основная часть населения была неграмотна. Значительная часть доходов от нефти доставалась компании «Ирак Петролеум», контрольный пакет которой был у граждан Израиля, а та часть нефтедолларов, что оставалась в Ираке, присваивалась небольшой группой олигархов преимущественно еврейского происхождения. В их же руках находились основные банки и отрасли промышленности. Не случайно в период подполья баасисты уподобляли Ирак Палестине и называли его «оккупированными арабскими территориями». Понятно, что национализация экономики, которую начали проводить баасисты, автоматически приняла характер экспроприации еврейской собственности.

Уже в первые дни прихода к власти баасисты начали экономические преобразования. Понятно, что это вызвало ярость привыкшего к абсолютной власти иракского еврейства. Впрочем, на его попытку выступить против нового режима власти ответили быстро и жестко. 5 января 1969 года на центральной площади Багдада при большом стечении народа были казнены через повешение несколько заговорщиков, среди которых преобладали евреи. Все это вызвало ненависть к руководителю внутренней безопасности Саддаму Хусейну со стороны мирового сионизма. Захлебываясь от ярости, западные газеты уподобляли его Гитлеру и грозили, что скоро самого Саддама повесят, как Эйхмана. (Не трудно понять, почему именно казнь через повешение была уготована иракскому вождю после его поражения).

В целом, вслед за национализацией еврейской собственности багдадские власти начали поощрять эмиграцию евреев на «историческую родину». В результате, после двух волн эмиграции (первая произошла еще в 1948 году, после создания Израиля, вторая — в 70-е гг.) полумиллионное иракское еврейство с двухсполовинной тысячелетней историей, фактически исчезло. К 1979 голу в Ираке осталось около 3 тысяч евреев, в основном принявших ислам или принадлежащих к ортодоксальным направлениям иудаизма, отрицательно относящихся к существованию Израиля, который, согласно Торе, должен создать только Машиах.

Была проведена аграрная реформа, и крестьяне получили землю. Женщины были уравнены в правах с мужчинами, в том числе в экономической сфере и в праве на развод, что резко выделяло Ирак среди остальных мусульманских стран. Активисты Баас должны были иметь только одну жену, которая не должна была носить паранджу за исключением только похоронных церемоний. Сам Саддам не имел гарема, хотя был дважды женат. Первая его жена Санджида выросла вместе с Саддамом в его родной деревне и приходилось ему родственницей. Первый брак был устроен родственниками. В 1988 году вождь развелся и вступил в брак. Пример вождя производил впечатление на молодых иракцев. Не случайно, когда показывают хронику Ирака саддамовских времен, можно видеть, что почти никто из женщин не носит паранджу.

Из разрозненного конгломерата племен и кланов иракцы стали превращаться в нацию. Саддам стремился внести в массы национальное самосознание, внушить иракцам чувство гордости за свою великую историю. Значительные средства тратились на проведение в стране археологических раскопок, которые не прекращались и в годы войн и блокады. В армии были созданы дивизии «Навуходоносор», солдаты которой имели парадную форму, напоминающее одеяния воинов древнего Вавилона, и дивизия «Саладин», одетую, подобно мамелюкам. Осуществляя реконструкцию городов, иракские власти сносили прежние трущобы, которые одновременно были племенными и конфессиональными кварталами. При строительстве многоквартирных домов в них по специальной разнарядке расселяли представителей всех значительных конфессий. Больше всего саддамовские власти опасались появления этнических и конфессиональных кварталов.

При Саддаме Хусейне иракские христиане дышали свободно. Саддам справедливо считал, что в стране, где большинство населения составляют мусульмане — шииты, правят со времен Багдадского халифата мусульмане — сунниты, а экономическая и культурная элита страны состоит из христиан, разделенных на ряд церквей, только светское государство способно не допустить религиозных конфликтов. Понятно, что христиане в саддамовском Ираке христиане занимали важное положение, соответствующее их интеллектуальному уровню. Человеком № 2 режима был халдей Тарик Азиз (кстати, это его псевдоним, обозначающий «великое прошлое»). Халдеями и ассирийцами были ряд министров, генералов, губернаторов провинций, начальников спецслужб Саддама Хусейна.

Были предприняты попытки покончить с войной в Курдистане, которая шла с 30-х гг. В 1970 году вице-президент Саддам Хусейн подписал перемирие с курдами, предусматривавшем создание курдской автономии в рамках единого иракского государства. Впервые за 40 лет в Курдистане перестали звучать выстрелы. Правда, в 1974 году это перемирие было сорвано, и война возобновилась вновь. Против Багдада выступила часть курдов, сторонников клана Барзани (другая часть курдов сохранила верность единой стране). В течение года правительственные войска вместе с ополчениями лояльных курдов разгромили мятежников. Правда, что бы полностью разгромить курдов — барзанистов, необходимо было перекрыть им помощь из соседнего Ирана. В марте 1975 года в Алжире Саддам встретился с шахом, и подписал соглашения, по которым, в обмен на прекращение зарубежной помощь мятежным курдам, Ирак уступал соседу спорные территории. После этого контроль над мятежной территорией был быстро восстановлен.

В 1973 году Иракское правительство национализировало «Ирак Петролеум». Кстати, это совпало с резким повышением мировых цен на нефть, в результате доходы Ирака за один год увеличились с 500 миллионов долларов до 26 миллиардов, то есть в 52 раза! Национализированы были также существовавшие в тот момент в стране немногие отрасли промышленности.

Рост нефтяных доходов позволил баасистскому руководству создать очень эффективную систему социального обеспечения, бесплатного образования, доступную всем систему здравоохранения, резко повысить уровень жизни основной части населения. Опасаясь зависеть только от нефти, иракские лидеры начали проводить форсированную модернизацию страны. ВВП на душу населения к 1975 году вырос до 1250 долларов, то есть более, чем в 6 раз. Это соответствовало уровню развития тогдашней Испании и превосходило показатели Греции. Производство электроэнергии выросло в 10 раз. Из страны, в которой кроме нефти, промышленность была представлена только выращиванием фиников, Ирак стремительно превратился индустриальную страну. В Ираке стали выпускать сложную электротехнику, машины, и многие системы оружия — от автоматов Калашникова до баллистических ракет. В Ираке велись разработки ядерной энергии, занимались исследованием космоса, причем в провинции Анбар в пустыне создавался иракский космодром. В 1989 году Ирак произвел успешные испытания трехступенчатой баллистической ракеты. Это означало, что Ирак оказался в миллиметре перед запуском спутника. Иракские ракеты в принципе могли достать территорию США, не говоря об Израиле.

Конечно, научно-технический подъем Ирака встревожил Израиль. В 1979 году купленный за 260 миллионов долларов во Франции ядерный реактор был взорван агентами Моссад еще на французской территории. Год спустя, в прямо в центре Парижа был застрелен руководитель иракской ядерной программы египтянин аль-Мешад. Ряд иностранных физиков и инженеров, работавших в Ираке, скоропостижно скончались от подозрительных болезней. Все следы вели в Телль-Авив. Наконец, в 1981 году израильские самолеты по-пиратски разбомбили строящийся иракский реактор.

Тем не менее, Ирак в 70-е гг. создал мощную 300-тысячную армию, одну из наиболее технически оснащенных в регионе. Впервые за 2500 лет иракцы перестали смотреть на военных лишь как на грабителей, прислуживающих иноземцам. Армия стала национальной.

Несмотря на военные расходы, гражданская инфраструктура Ирака развивалась стремительно. Была проведена масштабная реконструкция транспорта и городской инфраструктуры. Проложены современные автострады, в Багдаде выросли небоскребы и многоквартирные дома самой современной формы, которые разрабатывали самые модные западные архитекторы. Багдад вновь стал красивым романтическим, и при этом очень современным городом.

Благодаря хорошему развитию медицины, что помогло резко сократить детскую смертность, восточной традиции многодетности, а также государственной программе поощрения рождаемости, которая действовала и в годы войн и блокады, Ирак переживал демографический взрыв. Население страны с 1970 по 2000 года выросло с 9 до 24 миллионов, несмотря на огромные потери в войнах и эмиграцию. Средняя продолжительность жизни достигла 70 лет (напомним, что в «демократической» России начала ХXI века продолжительность жизни у мужчин — 57 лет).

Саддамовские власти решительно пытались искоренить наркоманию, процветавшую в королевском Ираке. Наркоторговцев без пощады расстреливали, а наркоманов отправляли на лечение на физические работы на вольном воздухе в глухих горных районах.

Расправлялись при Саддаме и с гомосексуалистами. Для извращенцев применялась специфическая мера наказания, заключавшаяся в том, что в задний проход содомитам заталкивали толченое стекло, пока те не помирали.

Как видим, иракские лидеры, среди которых на первое место все более выходил Саддам, не тратили нефтедоллары на покупки футбольных клубов, не закупали западные шмотки, не складывали деньги в кубышки Стабфондов, чтобы иметь заначку на черный день, а очень грамотно распорядились сырьевым богатством страны.

Багдадское правительство установило тесные связи с СССР. Еще в 1972 году был подписан советско-иракский договор о сотрудничестве, по которому Ирак превратился в основного стратегического партнера нашей страны на Ближнем Востоке. Вообще Саддам установил связи с советским спецслужбами еще находясь в Египте в начале 60-х гг, когда познакомился с советским журналистом, ученым и одновременно резидентом КГБ в регионе, Евгением Примаковым. В целом сотрудничество с Ираком было очень выгодно нашей стране. Ирак стал одним из самых крупных покупателей нашего оружия, причем честно расплачивался за него. В 1980 году в Ираке работало 55 тысяч (!) советских специалистов (больше, чем в любой стране «социалистического лагеря»). Из них 1200 советников были советскими военными, помогавшими иракцам усваивать современную военную технику. Многие иракцы учились в СССР, русский язык стал вторым по распространению иностранным языком в стране. Представить себе, что в этой стране могут напасть или убить русского человека, было просто невозможно.

ЕГО КАДИСИЯ


16 июля 1979 года Садам Хусейн стал президентом. Но заниматься ему приходилось уже не только развитием страны. Даже вечная война в Курдистане не была основной проблемой. В соседнем Иране в результате исламской революции пришло шиитское духовенство во главе с аятоллой Хомейни. Это обстоятельство весьма встревожило иракских лидеров и ускорило передачу власти из рук старого Аль-Бакра его заместителю. Хомейни рассматривал Ирак с его многочисленным шиитским населением как следующую страну, которая пройдет этап мировой исламской революции. Учитывая традиционную вражду арабов с персами и наличия территориальных вопросов между двумя странами, а также личную неприязнь между Саддамом и Хомейни, которого он выслал из иракского города Неджефа, то война стала казаться неизбежной. Следует заметить, что исламская революция в Иране оказалась пустоцветом. Пришедшие к власти муллы не собирались проводить социальные преобразования, давать автономию нацменьшинствам (включая и иранских арабов). Понятно, что для отвлечения внимания масс война с соседним светским (то есть «безбожным») режимом с целью захвата шиитских святых городов Кербела и Эн-Неджеф была даже очень кстати. Впрочем, и сам иракский лидер, наблюдая за притеснениями арабов, компактно проживавших в нефтеносной провинции Хузестан, которая еще недавно называлась Арабистан, был не прочь освободить их от персидского ига, заодно увеличив нефтяные богатства Ирака.

Вскоре после исламской революции у соседей, Саддам предложил аятолле Хомейни принести публичные извинения за прошлые обиды. Однако аятолла высокомерно и в грубой форме отказался от этого, (а на Востоке это считается смертельной обидой). Хомейнисты немедленно начали пропаганду исламского государства и свержения светских властей Ирака. Некоторые шиитские группы в Ираке оказались восприимчивы к такой пропаганде. Шиитские боевики при прямой поддержке из Тегерана осуществили ряд террористических актов против ряда высокопоставленных деятелей багдадского режима, в том числе и против Тарика Азиза. Впрочем, большинство шиитов остались лояльны саддамовскому правлению.

В сентябре 1980-го года обстановка на границе Ирана и Ирака обострилась до предела. Инциденты, в которых участвовали сотни солдат и применялась артиллерия, стали непрерывными. 22 сентября 1980 года иракские войска по приказу Саддама Хусейна перешли иранскую границу на всем ее протяжении. Так началась ирано-иракская война, продолжавшаяся ровно 8 лет без одного месяца, и ставшая одной из самый значительных и кровавых войн в ХХ веке. Хотя войну начал Ирак, однако нельзя не признать, что в равной мере ответственность за развязывание войны лежит и на Тегеране.

В этой войне были одинаково заинтересованы и противоборствующие сверхдержавы. Как это бы цинично не звучало, но Ирак своей войной оказал громадную услугу Советскому Союзу, который в декабре 1979 года вошел в Афганистан. Война с Ираком отвлекла от Афганистана внимание тегеранских исламистов. Кроме того, сама война между двумя мусульманскими странами не позволила создать единый мусульманский фронт против СССР в афганской войне. Наконец, Ирак в 80-е гг. закупал у нас огромное количество вооружения, что привело к тому, что Ирак стал вторым по значению источником валютных поступлений в СССР. Американцы тоже были рады, что иранская исламская революция «спотыкнулась» об Ирак. США продавали Ираку оружие и предоставляли разведданные об Иране. Впрочем, опасаясь быстрой победы Ирака, администрация Рейгана санкционировала нелегальную продажу Ирану американского оружия, что стало известно в ходе расследования скандала, получившего названия «ирангейт».

В Ираке эту войну назвали Кадисией по названию места, где в VII веке арабы, только что приявшие ислам, разгромили войска персов — огнепоклонников, в результате чего Месопотамия стала арабской и мусульманской. Давая такое название войне с Ираном, Саддам напоминал иракцам, уже много веков не знавших, что такое военная победа, о подвигах их великих предков, а также пропагандистки умело проводил аналогию между древними персами -огнепоклонниками и персами времен исламской революции.

В первые дни войны иракские войска с тяжелыми боями и значительными потерями продвинулись вглубь соседа на 50 км., заняв город Хорремшехр и блокировав крупный порт с крупным нефтяным производством Абадан. Однако уже вскоре иракское продвижение остановилось. Это объяснялось не только военными причинами, но и стремлением иракского лидера, продемонстрировав силу, вступить в переговоры. Впрочем, аятолла Хомейни занял непримиримую позицию, игнорируя все мирные предложения иракского президента. Иранские муллы воспользовались патриотическим подъемом в своих интересах и приняли решение воевать не только с целью изгнания арабов со своей территории, но и через Багдад идти на Иерусалим и свершать мировую исламскую революцию. Вооруженные силы персов консолидировались вокруг правящего режима, в стране был отмечен подъем национально-патриотических чувств всего народа и усиление религиозного фанатизма на почве борьбы за достижения исламской революции. Это позволило иранским войскам за счет перевеса в живой силе и в противотанковых средствах постепенно остановить иракцев, перехватить у них стратегическую инициативу и к середине 1982 года оттеснить их к линии границы. Иракцы потерпели серьезное поражение. В этих условиях, учитывая так же начавшуюся летом 1982 года очередную арабо-израильскую войну, президент Саддам Хусейн предложил Ирану прекратить войну и вернуться к положению status qvo ante bellum (положение, существующее до войны). Этот дало бы возможность обоим странам выйти из войны, сохранив лицо.

Саддам крупно просчитался, начиная войну, так как переоценил развал иранских вооруженных сил после революции и слабость революционного исламского режима в Тегеране. Поражения иракцев к середине 1982 года, оставивших иранскую территорию и потерявших в боях почти всю кадровую армию, показали, что военный перевес склоняется на сторону Ирана. И Хомейни решил продолжать войну с целью свержения Саддама и установления в Багдаде исламского шиитского правления.

Собственно, с самого начала войны соперники были в неравных «весовых категориях». Население Ирана в 1980 году составляло свыше 40 миллионов человек, в то время как в Ираке — 14 миллионов. Соответственно, мобилизационные возможности Ирана были выше, чем у саддамовского Ирака. Аналогичным образом Иран превосходил Ирак по промышленному производству — ВНП Ирана перед войной равнялся 188 млрд. долларов против 34 млрд. Ирака. Но основные свои надежды тегеранские муллы возлагали на иракских шиитов. Поскольку шииты составляли от 55 до 60% всего населения Ирака, много веков были угнетены, и даже при светском режиме баасистов занимали подчиненное положение, то, полагали в Тегеране, они непременно восстанут против «безбожника» Саддама. И поэтому Хомейни отверг очередную оливковую ветвь, протянутую из Багдада. Хомейни выдвинул свои, заведомо неприемлемые условия мира: Ирак должен был выдать голову Саддама Хусейна (в самом буквальном смысле слова), установить у себя правление шиитского духовенства, выплатить контрибуцию в 500 миллиардов (!) долларов, и пр. Понятно, что на такие условия были не согласны подавляющее большинство иракцев.

14 июля 1982, в день национального праздника Ирака (дату революции 1958 года), иранские войска перешли теперь уже иракскую границу. Война продолжалась с прежним ожесточением. Но теперь для Ирака эта война стала отечественной.

Вопреки надеждам Хомейни, подавляющее большинство иракских шиитов сохранили верность своей стране. Вокруг Верховного Главнокомандующего Саддама Хусейна сплотился весь народ. Перевес Ирана в живой силе Багдад нейтрализовал тотальной мобилизацией. В вооруженных силах, жандармерии, «народной армии» (ополчении членов партии Баас), частях ополчения Ирака сражались 2, 2 миллиона человек. Подсчитано, что не менее 20% взрослого населения сражались на фронтах. На войну расходовалось свыше 50% ВНП Ирака. Подобную мобилизацию проводили лишь СССР и Германия в годы Второй мировой войны. Ирак также добился технического превосходства над иранской армией, благодаря закупке вооружения в Советском Союзе и на Западе, в том числе и США. И это уравновесило силы сторон.

Шесть лет иранцы упорно стремились «опрокинуть» иракцев, предпринимая все новые и новые наступления, но линия фронта почти не менялась. В боях на маленьких пятачках земли возле Басры и в предгорьях восточнее реки Тигр сражались и погибали сотни тысяч солдат. Обе стороны использовали самую современную военную технику. Советская техника, которую получал Ирак, показала себя с самой лучшей стороны. Так, в январе 1981 г. в долине Хархи в районе Сусенгерд во встречном сражении впервые участвовавшая в боях 3-я президентская иракская бронетанковая бригада с 300 танками Т-72 полностью разбила 91-ю иранскую дивизию на 300 британских «Чифтенах» и американских М-60. Иранцы потеряли 214 машин, а иракцы — 50. Это было самое крупное танковое сражение после Второй мировой войны. Один из уцелевших «Чифтенов» с многослойной броней наш Главный военный советник переправил в Союз, за что получил орден.

Впрочем, на той войне применялось и оружие массового поражения. Зимой 1984 года, когда иранцам уже почти удалось выйти к реке Тигр, иракские войска применили химическое оружие, произведенное по технологии, предоставленной США. В дальнейшем обе стороны во всех своих крупных сражениях применяли газы.

Война закончилась в 1988 году, когда иракцы в результате хорошо спланированного наступления выбили персов со всей своей территории. Даже муллам в Тегеране стало ясно, что Ирак не станет вассалом персов. 20 августа 1988 года выстрелы смолкли. Война, в которой погибло не менее миллиона иранцев и от 250 до 400 тысяч иракцев, закончилась.

Война завершилась на тех же рубежах, что и началась. Но считать результат войны ничейным, было бы несправедливо. Хомейни не получил ни головы Саддама, ни миллиардов контрибуции, ни исламистского режима в Ираке. И не случайно в арабском мире итог войны 1980−88 гг расценили как победу Ирака и лично Саддама.

У арабов постоянные поражения в войнах с Израилем, продолжавшихся лишь по несколько дней, породили комплекс неполноценности. И вот Ирак, выдержавший 8-летнюю войну и не уступивший ни дюйма своей земли, своей кровью смыл военный позор арабов.

Одновременно с разгромом персов армия Ирака начала операцию «Анфаль» против курдов, продолжавших свою войну в горах. Закаленные иракские войска быстро нанесли поражение курдам, часть войск которых ушла за границу. Часть курдского гражданского населения была переселена с гор на равнину. Впрочем, курдский вопрос вовсе не был закрыт, вялотекущая партизанская война в Курдистане продолжалась.

МИСТИФИКАЦИЯ В ПУСТЫНЕ


После окончания войны с Ираном иракское государство оказалось в сложном положении. Страна имела внешний долг в 80 млрд. дол., заплатить который было нереально. В середине 80-х гг. произошло падение мировых цен на нефть, что сразу поставило под вопрос возможность послевоенного восстановления страны. Предложение Ирака повысить свою квоту на добычу нефти в рамках ОПЕК, натолкнулось на противодействие аравийских монархий. Запад был враждебен к Ираку по-прежнему. В 1989 году иракский президент выступил с речью, в которой предложил шире использовать против Запада мощь «нефтяного оружия», причем доходы от нефти должны были направлены на помощь малоимущим слоям в арабских странах, а не на роскошь аравийских шейхов. После этой речи США ввели экономические санкции против Ирака. Горбачевская «перестройка» привела к тому, что надежда на получение помощи от советского союзника, которому Ирак оказал такие значительные услуги, стала проблематичной.

Между тем, в 1990-ом году в мире происходили важные геополитические изменения. СССР разваливался под треск слов о «новом мышлении». Но благодаря некоторому ослаблению мировой напряженности произошло объединение двух разделенных стран. 22 мая объединился Йемен, шли переговоры об объединении Германии, закончившиеся тем, что в ночь со 2 на 3 октября страна стала единой. На иракского лидера эти события произвели сильное впечатление. Он, как и все иракцы, считал Ирак также разделенной страной. Эмират Кувейт, выделенный англичанами в отдельное владение с целью лучшей эксплуатации нефти, населенный бедуинскими племенами мутейр, рашаида и хавазим, большая часть которых жила в Ираке, был слишком важен для Запада, чтобы позволить ему быть частью Ирака. Однако Саддам Хусейн полагал, что если безболезненно смог объединится Йемен и Германия, то почему не может Ирак закончить собирание своих земель вокруг Багдада?

О стремлении воссоединить свою страну, присоединив к Ираку Кувейт, Саддам сообщил Горбачеву. Ответ меченого генсека был чисто горбачевским, то есть пустословным и непонятным. Но поскольку не было сказано «нет», иракский президент решил, что это означает «да». Посол США в Багдаде Дональд Рамсфельд заявил, что его страна не будет вмешиваться во внутренние арабские дела. И Саддам принял решение.

2 августа 1990-го иракские войска вошли в Кувейт, почти не встречая сопротивления, и заняли его. Было объявлено о присоединении Кувейта как провинции к Ираку. И вот тут то выяснилось, что именно это и ожидали американцы.

Американские лидеры, наблюдая за тем, как Горбачев сдает вторую сверхдержаву, собирались громогласно объявить миру, кто теперь здесь хозяин. Лучшего варианта, чем примерно-показательная экзекуция над страной, которую так ненавидело могущественное еврейское лобби, трудно было придумать. При этом американцам необходимо было унизить и свергнуть самого популярного на тот момент арабского лидера, который имел наглость контролировать почти 20% мировых запасов нефти, и при этом тратить нефтяные доходы на нужды страны, а не покупки западных товаров. Правда, для экзекуции был необходим благовидный предлог, чтобы война с Ираком выглядела как отражение агрессии, а не агрессия. И вот американцы мастерски провели многоопытного Саддама, фактически спровоцировав его на присоединение Кувейта.

Американцам удалось собрать международную коалицию, получить одобрение в ООН, перебросить в район Персидского залива полмиллиона солдат. Началась операция «Щит пустыни», а 17 января 1991 года началась «Буря в пустыне». Сначала коалиция непрерывно бомбила Ирак, и лишь 24 февраля началась наземная часть операции. К 28 февраля военные действия были приостановлены, так как Ирак согласился с резолюцией ООН об освобождении Кувейта. Такова общепринятая версия этой кампании. Об этой операции много написано и уже снят ряд типично голливудских фильмов. Однако все было не так просто.

Как выясняется только теперь, не было никаких потрясающих способностей «умного оружия» США, примененного в ту войну. Авиационные удары американцев лихо уничтожили тысячи макетов иракских танков и техники, так что официальные сообщения коалиции об уничтожении 4 тысяч иракских танков, мягко говоря, полная ерунда. Не было даже сухопутной фазы операции, поскольку буквально накануне, иракцы подожгли нефтяные скважины Кувейта и, создав таким образом, дымовую завесу, сквозь которую было невозможно наблюдать даже со спутников, просто незаметно ушли. Танковый удар войск коалиции пришелся, таким образом, на пустое место в буквальном смысле.

Однако все же кадры хроники, показывающие разбитую технику, тела сгоревших людей, на шоссе Эль-Кувейт — Басра, все же были реальностью той войны. Но дело все в том, что массовое уничтожение с воздуха иракских частей произошло уже после того, как было объявлено прекращение огня.

Война 1991 года была действительно войной нового типа. Именно в Ираке США до степени совершенства отработали новую модель демонстрации обществу так называемой «чистой» или «виртуальной» войны, когда отсутствие реальных боевых успехов, сопряженных со значительными людскими потерями, с лихвой компенсировалось непрерывными демонстрациями и «презентациями» видеозаписей атак и поражений иракских военных объектов передовым «умным» американским оружием. При этом за скобками остались факты того, что большая часть этих видеозаписей была фальсификацией или просто полигонными съемками. В условиях тотальной информационной блокады Ирака и раскрученной пропагандистской антииракской кампании это уже не имело никакого значения…

Итак, иракцы оставили горящий Кувейт и организованно отошли на свою территорию, хотя часть уходящих войск на шоссе была уничтожена с воздуха. Потери иракцев были не столь значительны, как уверили западные СМИ. Первоначально американские генералы пропаганды объявили, что уничтожено полмиллиона иракских солдат. Затем западные СМИ ограничились лишь ста тысячам «убитым» иракцам. Потом, по мере того, как американский пропагандистский дурман стал проходить, военные аналитики пришли к выводу, что реальные военные потери Ирака в войне 1991 года составляют 20 тысяч погибших. Наконец, уже в новом веке выяснилось, что всего Ирак потерял тогда около 9 тысяч солдат убитыми. Потери коалиции по официальным данным составили 500 человек убитыми, 44 самолета, 17 вертолетов. Как видим, «Буря в пустыне» была, в сущности, грандиозным информационным блефом, в который, однако, поверил весь мир.

Впрочем, президент США Буш — старший владел всей полнотой информации, и именно поэтому он остановил американские войска после ухода иракцев из Кувейта, не дав своим генералам перенести войну на собственно иракскую территорию. Он прекрасно понимал, что в Ираке уже не ограничится бомбардировками с воздуха, а придется вести наземные бои, которые могут затянуться на месяцы и стоить американцам больших потерь. При этом Буш понимал, что «Буря в пустыне» уже дала необходимый пропагандистский эффект, обеспечив возможность произнесения речи об установлении «нового мирового порядка» под управлением США. С Саддамом Хусейном можно было разделаться потом, задушив Ирак блокадой и устранив его лидера путем переворота или покушения. И для войск коалиции последовал «стоп-приказ».

Для Ирака это было все же поражением. Пользуясь американскими бомбежками, с севера на территорию Ирака продвинулись отряды курдов, вновь овладев горными районами, откуда их в 1988−89 гг. вытеснили в ходе операции «Анфаль», создав в Курдистане сразу два своих племенных государства. В некоторых шиитских районах одновременно произошло восстание исламистов, впрочем, быстро подавленные правительственными войсками. Началась блокада Ирака со стороны звездно-полосатых сил «нового мирового порядка».

ШАХИД


12 лет Ирак жил в блокаде. Ни продовольствие, ни лекарства, ни другие предметы первой необходимости почти не попадали в страну. По иракским данным, каждый год блокады обходился Ираку в 300 тысяч умерших от недоедания и отсутствия лекарств. Американцы надеялись, что голодный народ поднимется против «тирана», ведь именно к этому призывали западные радиостанции, которые «кровавый диктатор» Саддам не собирался глушить.

Одновременно ЦРУ упорно работало по организации в Ираке переворота, набирали группы киллеров для устранения иракского лидера. Но все было тщетно. Иракцы совсем не жаждали увидеть у себя демократию, благо они хорошо ее помнили по эпоху монархии. Стало ясно, что саддамовский режим весьма крепок. Стало быть, блокада себя не оправдала и пришлось думать о новой военной кампании. При этом каждый год блокады подрывал уверенность Запада в том, что экономическое удушение само по себе может уничтожить «страну — изгоя». Не случайно сразу после теракта в США 11 сентября 2001 года 40 видных американских политиков и бизнесменов еврейского происхождения потребовали от президента Буша — младшего нанести «удар возмездия» по Ираку, а затем и по Сирии и Ирану. В этом ультиматуме (по другому это «заявление 40» и не назовешь) зловеще утверждалось, что отказ от удара будет означать капитуляцию США перед неким «международным терроризмом». И Буш — младший ответил «Слушаюсь!».

Правда, в современную эпоху было необходимо найти благовидный предлог для новой войны. В чем только не обвиняли Саддама западные СМИ. Сообщались о сотнях тысяч казненных диктатором (мы в России то же помним о том, какие жуткие цифры «сталинских репрессий», в реальности преувеличенные на несколько порядков, сообщала наша «перестроившаяся» пресса). В одной западной газете всерьез утверждалось, что Саддам каждый день принимает ванну из крови! Иракского лидера, всю жизнь боровшегося с исламистами, обвинили в поддержке террористов, виновных в нападении на США. Правда, поскольку все эти обвинения были слишком нелепы, Саддама обвинили в разработке оружия массового поражения (ОМП).

В принципе, ОМП в Ираке действительно применяли войны с Ираном, но после 1991 года Саддам честно разоружился. И именно потому, что у Ирака была нефть, но не было ОМП, американцы и начали вторжение в страну. Это произошло 20 марта 2003 года, в день еврейского праздника Пурим, когда иудеи торжественно празднуют, как их предки когда-то убили много своих врагов.

Характерно, что американцы предлагали Саддаму гарантии его безопасности в случае капитуляции. Последнее такое предложение было передано находящемуся тогда в Риме Тарику Азису буквально за день вторжения. Но Саддам поступил достойно, оставшись до конца на капитанском мостике.

Начав вторжение, американцы были уверены в немедленном успехе. И они имели для такого оптимизма много оснований. Они знали, что иракская армия вооружена лишь устаревшим оружием времен войны с Ираном, что у них, американцев, полное господство в воздухе. Но самые главные надежды американцы возлагали (и, как оказалось, справедливо), на измену иракских военачальников. Им удалось элементарным образом купить за деньги командующего Республиканской Гвардией, начальников гарнизона Багдада и Тикрита, и командующих родами войск. В общем, по замыслу пентагоновских стратегов, война должна была быть не более, чем телевизионной картинкой: американцы продвигаются вперед, демонстрируя уникальные качества сверхнового оружия, иракская армия сдается, «освобожденный» иракский народ ликует, а Саддама судят и торжественно вешают. Но события пошли не совсем так.

В первые же часы новой войны захватчики натолкнулись на сопротивление народного ополчения. Похоже, подкупив генералов армии, американцы не учли, что народное ополчение «федаины Саддама», вооруженное только «Калашниковыми», может сражаться. За всю первую неделю войны американцы так и не смогли овладеть ни одним городом. В анналы мировой военной истории навсегда войдет оборона маленького иракского городка Умм-Каср. Этот город достоин войти в книгу рекордов Гиннеса — за первые 5 дней войны американскими военными было официально трижды объявлено о его взятии, но при этом бои за Умм-Каср продолжались даже после сдачи Багдада.

Но измена ряда иракских генералов сделала свое дело: полумиллионная иракская армия растаяла, причем не взлетел ни один иракский самолет, отборные части Республиканской гвардии не сделали ни одного выстрела, в Багдад американцы вошли без боя. Как видим, не было никакого разгрома иракской армии, так что не американский солдат, а только американский доллар смогли одолеть Ирак. Но это было только начало войны.

Страна была оккупирована, но буквально сразу же началось сопротивление. То, что при Саддаме большинство мужчин служило в армии и очень многие имели боевой опыт, и что оружие есть практически в каждой иракской семье, значительно облегчили организацию партизанского движения. Но искусно спровоцированная оккупантами рознь между суннитами и шиитами значительно ослабляет силу сопротивления.

Саддам был арестован в результате очередного предательства. В третий раз в своей жизни он оказался в тюрьме. Оккупанты устроили над ним судилище, которое, разумеется, не может считаться законным судом. И, разумеется, этот «суд» приговорил вождя Ирака к смерти. 30 декабря 2006 года Саддам Хусейн был казнен. Даже западные СМИ отмечали, что Саддам вел себя достойно и не склонял головы.

Но в самой этой скорой расправе чувствуется страх оккупантов. Иракское сопротивление продолжает сражаться. И как раз на следующий день после казни, 31 декабря 2006 года в Ираке нашел конец уже 3-тысячный американец. Убито также 250 солдат из армий американских сателлитов, отправивших свои войска в Ирак. На деле, потери оккупантов значительно больше. Не забудьте, что контрпартизанская война — это война спецназа. У американцев спецназ подчинен ЦРУ, а эта контора никогда не сообщает о своих потерях. Охрану иракских нефтепроводов несут откомандированные в Ирак специалисты охранных фирм стран Запада, не являющиеся военными, и поэтому их гибель не отражается в официальной статистике. Да и среди личного состава американской армии не менее 40% служащих считаются гражданским вольнонаемными специалистами, и поэтому их потери идут по статистике гражданских ведомств.

Иракская война уже по своей длительности превзошла участие американцев во Второй мировой войне, уступая только Вьетнаму, с которым все чаще сравнивают нынешнюю войну.

О том, что война в Ираке фактически проиграна, признал отставной генерал Колин Пауэлл, в 1991 году командовавший войсками коалиции, и госсекретарь при Буше-младшем, один из организаторов вторжения. О поражении США в Ираке прямо признаются семь американских военачальников, в том числе У. Кларк (главком НАТО в Европе в 1997 -2000), Э. Зинни (главком Сентком 1997−2000), адмирал С. Тернер (директор ЦРУ 1977−81). Даже средний американец стал критически оценивать американскую политику в Ираке, проголосовав за партию демократов.

Саддам Хусейн, погибнув от рук оккупантов, теперь стал в глазах миллионов арабов и мусульман шахидом — мучеником, погибшим за веру. Как бы цинично это не звучало, ничего лучше для посмертной славы Саддама не придумать. И теперь можно не сомневаться, что будущие историки признают иракского президента величайшим арабом ХХ века (и, может быть, также и XXI-го).
А это значит, что история Саддама Хусейна продолжается.
Сергей Викторович ЛЕБЕДЕВ, доктор философских наук, профессор (Санкт-Петербург)

http://rusk.ru/st.php?idar=104694

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru