Русская линия
Русская линия02.10.2006 

Как решить проблему Косова? (6)

Редакция сербской газеты «Глас jaвности» продолжает публиковать полемику ученых и общественных деятелей на самую животрепещущую тему новейшей сербской истории

Драголюб Петрович, историк: «Изменять границы — дело непростое»

По своей актуальности вопрос о статусе Косова и Метохии сегодня, безусловно, является внеочередным государственно-правовым вопросом. Исторические детерминанты и этнический состав в наибольшей степени предопределяют статус края.

В прошлом веке Косово и Метохия вошли в состав Сербии после Балканской войны 1912 года. Так называемая Первая Югославия была централизованной монархией. Но после того как выяснилось, что это не решение для многонационального образования, Вторая Югославия была создана уже как федеративная республика. Это творение АВНОЮ (т.е. Антифашистского вече народного освобождения Югославии — прим. переводчика) было составлено из шести федеральных государств и двух автономных единиц, входивших в самую большую федеральную единицу (имеются ввиду Воеводина и Косово и Метохия, находящиеся в Сербии — прим. переводчика), и функционировало без значительных потрясений почти полвека.

Воеводина и Косово и Метохия находились еще со времен зародыша федеративной Югославии 1943−1945 гг. в составе как Сербии, так и федерации. Они направляли в союзный парламент своих депутатов, только в меньшем количестве, чем Республика. Всеми послевоенными конституциями автономным краям гарантировалось то, что они являются конституционными элементами Югославии. Конституция 1974 года придала официальный характер ослаблению федерации, к чему тяготели все республики и автономные края.

В ходе великого общественно-политического перелома 1990-х годов страны Восточного блока распались по федеральным швам — границам. Никаких столкновений за территории не было (понятно, что автор, сознательно или нет, идеализирует ситуацию — достаточно упомянуть кавказский регион — прим. переводчика). В СФРЮ, однако, произошли жестокие столкновения. В общество была запущена идея о том, что федеральные границы подлежат изменениям. Но это безосновательный тезис, т.к. все конституции устанавливают нерушимость не только так называемых внешних, но и внутренних границ. Государства внутри федерации обладают неполноценным суверенитетом в отношении федерации, но в любом случае это государства с нерушимыми границами.

На основе моей сорокалетней исследовательской деятельности я пришел к убеждению, с которым, вероятно, многие не согласятся. Оно состоит в следующем. Редко, когда в истории проводились настолько справедливые границы, как те, что были проведены по решениям АВНОЮ. Они уважали исторические, этнические и регионально-политические принципы. Тогда Сербия получила большую территорию, чем имела в средние века и новое время. Западная граница с Боснией всегда проходила по Дрине, гора Шар это естественная граница между Сербией, Македонией и Албанией.
Данную констатацию можно принимать или оспаривать, но двух мнений быть не может: границы в Европе менять тяжело, или даже их вообще нельзя менять.

Другой очень важный вопрос состоит в том, в состоянии ли Косово существовать как государственно-правовой субъект? Возможно ли вообще принять какое-то окончательное и четкое решение по данной проблеме или она останется открытой? Вошла бы эта «Приштинская республика» в какие-то политические отношения с Албанией?
Я слышал от албанских интеллектуалов из Косова и Западной Македонии, что Албания для них отсталое государство, которое по всем основным показателям ниже уровня развития в этих областях [1].
И что бы этот сомнительный акт о независимости означал для государственности Македонии?

Вероятная независимость Косова явилась бы опасным прецедентом для Европы, отягощенной не просто национальными, но и террористическими движениями и организациями.

В любом случае, на международном сообществе лежит огромная ответственность и оно должно серьезно заняться этой проблемой. Прежде всего, необходимо обеспечить соблюдение прав человека и возвращение выселившихся на прежние места жительства в Косове и Метохии.

В девяностые годы Белград проводил ошибочную политику, и это бесспорно. Но все же, Сербии нужна финансовая и инвестиционная помощь. Это верный способ умиротворения страстей и принятия окончательного решения, с которым нельзя тянуть.

1. Мне уже доводилось писать о том, что албанцы из собственно Албании совершенно не горят желанием объединяться с «братьями» из Косово и Македонии. Как единого народа албанцев не существует. Есть две большие албанские этнические общности — геги и тоски. Тоски живут на юге Албании. Считается, что они автохтонное население Балкан, произошедшие еще от иллиров. А на севере Албании, в Косово и Македонии проживают геги. Так вот, по одной из версий они потомки переселенных когда-то Османской империей с Северного Кавказа народов и местных жителей. Тоски испытывают мало восторга от мысли об объединении с гегами Косово и Македонии. В чем геги Косова и Западной Македонии действительно превосходят тосков Албании, так это в необузданном нраве и исламистском фанатизме (прим. переводчика).

Драголюб Петрович, историк прав, преподавал на факультете политических наук Белградского университета, в Софийском университете. Работал в Правительстве Сербии, ныне работает в белградском Институте современной истории.
«Глас jавности», 1 октября 2006 года
http://www.glas-javnosti.co.yu/danas/srpski/T06093002.shtml

Воин Йоксимович: «Косово важней вступления в Евросоюз!»

Проблема Косова и Метохии не менее сложна, чем палестинский вопрос или тема Кашмира, и спешка здесь не только непродуктивна, а даже наоборот, она может нанести вред. СБ ООН, надеюсь, поймет, что необходимо больше времени, чтобы прийти к долгосрочному устойчивому решению, которое приведет к стабильности в регионе. Поскольку Путин обещал воспользоваться правом вето, то США не будут настаивать на голосовании в СБ ООН. К тому же, Америка потерпела ряд неудач, включая провал санкций против Ирана.

Белград ни в коем случае не должен поддаваться огромному давлению, потому что все правовые и моральные козыри на сербской стороне. Англо-американский аргумент о том, что Косово и Метохия это особый случай, не похожий на другие «замороженные» конфликты, как в бывшем СССР, так и на другие, можно понимать как законченное лицемерие. Всего лишь рассмотрение вопроса независимости Косова и Метохии уже привело к референдуму в Приднестровье, где 97,1% его участников проголосовали за независимость. Запад проигнорировал этот референдум. А Путин сказал, что Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия это случаи идентичные косовскому. Можно добавить Нагорный Карабах как пример «замороженного» армяно-азербайджанского конфликта.

Белград в последнее время предпринял ряд важных шагов. Так, в новой Конституции Сербии будет абзац о том, что Косово и Метохия является составной и неотъемлемой частью Сербии (проект Конституции с данным положением был единогласно принят на заседании сербского Парламента 30 сентября — прим. переводчика.). Премьер Коштуница четко заявил, что сербские аргументы имеют приоритетное значение, т.к. основываются на принципах права, на международных законах, демократических ценностях и европейских стандартах. При таких аргументах сербской стороны албанцы не заинтересованы в переговорах. У них нет иного плана действий за исключением насилия, что международное сообщество не может потерпеть. Албанцев уже предупредили, чтобы они следили за тем, что говорят.

Также Коштуница сказал, что Косово для Сербии важнее, чем вступление в Евросоюз, что ни одна страна не пожертвовала бы 15% своей территории, чтобы стать членом ЕС. Коштуница сказал, что Сербия никогда не примет независимость Косова и Метохии. Сербия заявила в СБ ООН, что к устойчивому и долгосрочному решению проблемы Косова можно прийти только путем постепенных, ответственных и последовательных переговоров.
Сербия должна еще раз подумать в ее ли интересах членство в НАТО или же выгоднее независимость.

В заключение хочу сказать, что не вижу такого сценария развития событий, который привел бы к навязыванию нам решения по Косову до конца года. Немецкий министр иностранных дел сказал, что стабильности нельзя достичь, удовлетворив желания только большинства.

Воин Йоксимович родился в 1930 году в Белграде. Закончил электротехнический факультет университета. В 1965 году эмигрировал в Великобританию. Получил докторскую степень по ядерной физике. В 1972 году уехал в США, где занимался безопасностью АЭС. С 1989 года активно участвует в деятельности сербской диаспоры в США. Два года возглавлял Конгресс сербского объединения.

Подготовил Боголюб Стоимирович, Белград
«Глас jавности», 26 сентября 2006 года
http://arhiva.glas-javnosti.co.yu/arhiva/2006/09/26/srpski/T06092502.shtml
Перевод с сербского Михаила Ямбаева

http://rusk.ru/st.php?idar=104566

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru