Русская линия
Русская линия Сергей Скатов19.09.2006 

Храм в обороне и наступлении
Восьмой год борется за свое существование Патриаршее подворье в Сокольниках (журналистское расследование)

Президенту Российской Федерации В.В.ПУТИНУ


«Уважаемый Владимир Владимирович!
Публикуя… свое журналистское расследование, прошу принять его в качестве моего официального к Вам обращения.
Как ниже из материала следует, развитие ситуации вокруг Подворья Патриарха Московского и всея Руси храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках зашло в тупик. Ни прокуратура, ни арбитраж, ни правительство, ни другие высшие в России инстанции, к сожалению, ее разрешить не в силах. Хотя факты — неопровержимы, глаза колют! Однако каждый раз так бывает, когда стоят „на кону“ большие деньги. И остается лишь уповать — на личное Ваше вмешательство и на волю Господа…
»

С такого обращения к Вам, Владимир Владимирович, я начал свое журналистское расследование под названием «Английский двор» на Патриаршем подворье", которое в начале декабря 2005 г. было опубликовано множеством информагентств, интернет-сайтов, порталов, форумов, вышло тысячами экземпляров отдельной брошюрой — в качестве спецвыпуска издаваемого Подворьем «Приходского листка"… Однажды я взялся подсчитать, сколько материалов о ситуации вокруг храма в Сокольниках, как моих собственных, так и коллег-журналистов, а также видных депутатов, политиков, общественных деятелей, представителей отечественной науки, культуры, искусства появилось с тех пор в электронных и печатных российских и зарубежных СМИ и… на очередной сотне со счета сбился. Но ведь не в количестве, согласитесь, дело. Дело в том, чтобы был толк хотя бы от одной такой публикации.

А потому сейчас, по прошествии значительного времени (сентябрь 2006 г. на дворе) уведомляю Вас, Владимир Владимирович: толку — нет!

Более того, в свете последних событий, о которых расскажу ниже, надежды на торжество справедливости, на возвращение Русской Православной Церкви ее исконной собственности, незаконно отторгнутой группой алчных мошенников, почти не осталось.

И вновь, как и прежде, остаюсь при твердом моем убеждении: надеяться в сложившейся ситуации остается лишь на Ваше непосредственное и деятельное в ней участие, да на волю Божию!

С уважением,
Сергей СКАТОВ, член Общественного комитета защиты храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках



ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ


НАЧНЕМ, КАК ГОВОРИТСЯ, с начала…

День 2-го октября 1998 г. отмечен Указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который гласил: «…руководствуясь стремлением возобновления духовной жизни в бывших порушенных храмах и обителях Русской Православной Церкви, считаем целесообразным при возвращаемом храме Рождества Иоанна Предтечи в Скольниках г. Москвы… учредить Патриаршее подворье, находящееся в Нашем непосредственном ведении». Для людей, от церковной жизни далеких, поясним: Патриаршее подворье — это не просто приход при том или ином православном храме, один из многих. Патриаршее подворье — это особый приход, особый статус. Находится Подворье в непосредственном ведении Патриарха в силу определенных причин, чрезвычайно важных как для прихожан данного храма, так и Церкви в целом.

Чтобы осознать цель и значимость предпринятого Его Святейшеством в Сокольниках начинания, необходим небольшой экскурс в историю.

Земли в нынешних Сокольниках, где расположен храм Рождества Иоанна Предтечи, издревле благословенны и намолены: до середины XVII в. принадлежали они Алексеевскому девичьему монастырю. Царь Алексей Романов их у монастыря выкупил, присоединил к своим охотничьим угодьям — Оленьей и Соколиной рощам, по правому берегу Яузы поставил охотничий «потешный» дворец. Во дворце был освящен домовый храм Спасо-Преображения: отсюда и название возникшему вокруг поселению — село Преображенское. А уже Преображенское — родина петровских «потешных» полков, прославленного Преображенского полка, ставших прообразом регулярной российской армии.

«Ни одна местность Москвы, кроме самого Кремля, не имеет такого значения в новой истории нашей, как село Преображенское…» — в начале прошлого века писал известный историк. Все так. Однако предназначение у этих заповедных мест было все же иное. Век от веку влекли они к себе людей духовно и телесно страждущих: был здесь Святой колодец (источник), а в конце XVIII в. открылась Екатерининская богодельня…

В начале XIX в. дворцовые земли попали в частные руки. Коммерсанты, промышленники, на потребу дня налаживая то одно производство, то другое, старые постройки сносили, возводили новые… Однако с конца XIX в. все возвращается на круги своя: городская управа скупает в Сокольниках частные наделы, разворачивая в районе сеть больниц и богоделен — православных благотворительных учреждений. Так появились Сокольническая и Бахрушинская больницы, Дом призрения им. братьев Баевых.

Часть территорий и зданий город отвел под Сокольническое отделение Московского работного дома и Дома Трудолюбия. В трех зданиях располагались администрация, общежитие, огородно-оранжерейное хозяйство, различные производства, отделения для нетрудоспособных, инвалидов, для людей ослабленных и хронически больных. Было и подростковое отделение, преобразованное в 1914 г. в приют им. Ф.П.Гааза — доктора, прославившегося на всю Россию своим самоотверженным и бескорыстным, то есть истинно христианским служением во благо человеку.

Деньги на строительство храма Рождества Иоанна Предтечи при детском приюте из личных средств выделила вдова фабриканта О.А.Титова, Светлая память Ольге Антоновне!.. Главный престол храма был освящен в январе 1917-го: «Храм великолепно отделан, — писал „Московский листок“. — Все иконы писаны во фряжском стиле по вызолоченному фону и помещены в роскошных резных дубовых иконостасах». А вскоре случаются известные события, нарушившие естественный ход русской истории.

Впрочем, какое-то время общественность, отчасти, и православная, пребывает в иллюзиях. Возрождается Патриаршество на Руси, повсеместно возникают и активно работают православные братства — однако время это коротко. «Народная» власть с первых своих дней предпринимает попытки закрыть храм Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Наконец, в январе 1923 г. богослужения здесь прекращены, церковь разорена. Не нужен и комплекс Работного дома: «Нечего тут богадельню разводить!»

К концу 90-х гг. прошлого столетия на территории бывшего Работного дома, в сохранившихся и вновь отстроенных зданиях давно и прочно обосновался Московский электромеханический завод N1 (МЭЗ-1). Завод выпускал продукцию оборонного назначения, а в храме размещался цех термогальваники.

И вот 11 сентября 1998 г. появляется Распоряжение Правительства РФ 1347-р (приведем его полностью, поскольку оно — основополагающий документ):

«Руководствуясь статьей 22 Федерального закона „О свободе совести и религиозных объединениях“ (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N39, ст.4465):
1. Принять предложение Минкультуры России, согласованное с Минимуществом России и правительством Москвы, о передаче Московской патриархии Русской православной церкви в безвозмездное пользование здания церкви Рождества Иоанна Предтечи в г. Москве, являющегося памятником градостроительства и архитектуры федерального (общероссийского) значения, с относящимся к нему земельным участком и расположенными на нем двумя строениями религиозного назначения.
2. Минкультуры России и Мингосимуществу России с участием правительства Москвы в месячный срок осуществить в установленном порядке передачу в безвозмездное пользование Московской патриархии Русской православной церкви здания церкви во имя Рождества Иоанна Предтечи в г. Москве, предусмотрев порядок и условия его использования как недвижимого памятника истории и культуры федерального (общероссийского) значения, а также относящего к нему земельного участка с расположенными на нем двумя строениями религиозного назначения».

Подписал Распоряжение и.о. Председателя Правительства Российской Федерации В.Черномырдин. Указ Патриарха Московского и всея Руси, последовавший спустя месяц, определил статус (изначально, как мы уже отмечали, особый) возвращенной в лоно Церкви собственности. Но за регламентными рамками Указа осталось главное — то, чего ради, собственно, Патриаршее подворье и создавалось.

Создавалось оно с одной единственной целью: возродить в Сокольниках былые традиции социального служения обществу. Те традиции, которых всем нам в наш жестокосердный век так сегодня не хватает — неотрывные от Православия милосердие, благотворительность, действенную помощь людям обездоленным, больным и сиротам.

По сути, в Москве с одобрения и при поддержке российского правительства начинался масштабный эксперимент, который мог дать толчок развитию инициативы в этом направлении по всей России. Не было еще в лоне Русской Православной Церкви таких центров. Нет и по поныне. В первую очередь по той простой причине, что предприятие это дорогостоящее, требует и территорий, и площадей, и больших финансовых вложений. А где же все это взять, когда средств не хватает на элементарное — восстановить многие из порушенных, пребывающих и по сей день в руинах православных храмов.

При всем при том Подворье с «расположенными на нем двумя строениями религиозного назначения» представляло большие возможности. Одно из этих строений — главный (то есть основной) корпус бывшего Работного дома, площадью ни много ни мало свыше 9 тысяч квадратных метров. Именно в этом здании некогда располагались Ермаковские мастерские, где проживали, работали и духовно окормлялись обездоленные и лишенные средств к существованию люди. Согласитесь, что такая, как сейчас говорят, «площадка», да в элитном районе столицы, многого стоит…

Итак, Патриарший Указ датирован 2 октября, а через неделю, 9 октября 1998 г. появляется совместное Распоряжение Минкультуры и Мингосимущества РФ N172/1288-р, которым, в соответствии с Распоряжением российского правительства, черным по белому прописано: «Передать Московской патриархии Русской православной церкви в безвозмездное пользование памятник истории и архитектуры федерального (общероссийского) значения — здания церкви во имя Рождества Иоанна Предтечи с относящимися к нему земельным участком и расположенными на нем двумя строениями религиозного назначения» (п. 1 Распоряжения). Передать здания обязывался их тогдашний владелец — Московский электромеханический завод N1 (МЭЗ-1) «на баланс Управления государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы» (п.2). Акт приемки-сдачи должен был быть представлен в Мингосимущества РФ, и уже департаменту недвижимого имущества этого министерства (п.3) предписывалось передать комплекс зданий непосредственно Московской патриархии…

Простейшая с виду, вроде бы, процедура? Как сказать. Оказалась она стараниями чиновников столь сложна, что не завершена и по сей день! Но об этом позже. А пока обратим внимание на следующее: нигде пока в официальных документах прямо не указано — а КАКИЕ конкретно здания передаются Церкви? Лишь в Распоряжении Минкультуры и Мингосимущества РФ оговаривается юридический адрес МЭЗ-1: «Москва, Колодезный пер., 3б». С храмом — с ним все понятно, ни с каким другим зданием его не спутать. Но отсутствовало и описание других «двух строений религиозного назначения"… Не было описания по той причине, что всем договаривающимся сторонам и без того было понятно, без лишних уточнений, КАКИЕ имелись в виду строения. Тем не менее, именно это, на первый взгляд, пустяшное обстоятельство дало шанс мошенникам погреть руки на церковной собственности.

ЗАХВАТЧИКИ


ДАВАЙТЕ РАЗБИРАТЬСЯ, что же передавалось Русской Православной Церкви в Сокольниках в 1998 г. Понимаю, что дальнейшие подробности немало могут «напрячь» читателя, но, поверьте, без них нам в нашем разговоре — никуда!

Как уже говорилось, передавался храм — «памятник истории и архитектуры федерального (общероссийского) значения» (1915−1917 гг. постройки, архитектор Н.Л.Шевяков). Согласно техническому паспорту МЭЗ-1 от 28 ноября 1996 г. он имел на заводе порядковый N1.0

Передавался, само собой, уже упоминавшийся главный корпус Работного дома (1860 г. постройки, архитектор Генрих И. фон Ниссен), N9, без которого ни о каком развитии и дальнейшем социальном служении на Патриаршем подворье не могло быть и речи.

И еще — два корпуса, тоже исторических, постройки второй половины XIX в. Корпуса эти и до революции, и в заводские времена имели вспомогательное или непроизводственное назначение, в одном из них когда-то располагалась богодельня — отделение для слабых и хронических больных. Красного кирпича, почти идентичной архитектуры, стоят они тык в тык, как бы продолжая друг друга. А лет сорок назад встроили между ними блочную конструкцию, и визуально они и вовсе «слились». И хотя в техпаспорте МЭЗ-1 они значились под разными номерами, в представлении заводчан, священнослужителей и составителей вышеназванных «постановительных» документов они представляли собой единое целое. Добавим к этому, что корпуса эти чрезвычайно запущенные, если не ветхие, в отличие от главного корпуса, который в производственных целях всегда поддерживался в хорошем состоянии.

Вскоре мошенники, захватившие завод, и прикрывающие их чиновники станут делать круглые глаза и уверять, что никто и не собирался передавать Церкви главный корпус Работного дома. Но в таком случае: какой смысл было Патриаршее подворье учреждать? Причем решать все — на высочайшем (выше некуда) правительственном уровне? Овчинка, что называется, выделки не стоила бы. Представим себе: обезглавленный, порушенный храм (цех термогальваники), рядом — мрачные вспомогательные корпуса, от которых, в общем-то, никакого вспоможения, а головная боль одна, поскольку требуют они на реконструкцию средств не меньше, если не больше, чем сам храм. И все это, заметьте, — внутри оборонного (секретного) предприятия, с пропускным режимом, за бетонным забором и колючей проволокой!

Лишь при наличии главного корпуса Работного дома Подворье можно было отделить, от завода обособить (визуальный осмотр вмиг любую непредвзятую комиссию в этом убеждает). И только в таком виде — храм, два вспомогательных и главный корпуса бывшего Работного дома — Патриаршее подворье могло представлять собой единый архитектурный ансамбль, который при возрождении действительно имел бы непреходящую историческую, культурную и духовную ценность.

Но — по порядку.

В мае 1999 г. решением Арбитражного суда г. Москвы МЭЗ-1 был признан несостоятельным (банкротом) и в его отношении было введено конкурсное управление. Завод в отсутствие оборонных заказов давно «лежал на боку», наделал долгов. Назначенный «со стороны» конкурсный управляющий, некто В. Борисенко, все силы бросил на подготовку заводского имущества к аукционной распродаже (торгам): дескать, иным образом никак было не рассчитаться с кредиторами.

Аукцион состоялся 14 июня 2000 г. Претендентов обозначилось всего двое — ЗАО «Страховая компания Паллада» и ООО «Новейшие технологии и связи» («НТиС»). «Сильнейшим» оказалось ООО «НТиС».

Приобретение было поистине выгодным и уникальным. Рассказывают, что цена, которую «победитель» выложил за несколько гектаров земли и многие тысячи квадратных метров офисных и производственных площадей в элитном районе столицы, равнялась платежам, которые сегодня «НТиС» получает с арендаторов (а это на бывшем заводе более 100 фирм) всего за месяц! Говорят, что и аукциона как такового не было, что «Страховая компания Паллада» и «НТиС» «случайным» — надо же такому случиться! — образом оказались меж собою связаны. По меньшей мере, обе компании являлись акционерами одного и того же АКБ «Новикомбанк», через который «НТиС» и осуществило платежи по итогам торгов — вот страховщики, по знакомству, и не стали вздувать цену («подстраховали»). Но главное даже не в этом. Главное, что в перечне приобретенных «НТиС» объектов недвижимости значился… главный корпус Работного дома! Каким образом он туда попал?

Конкурсный управляющий В. Борисенко в канун аукциона связался с территориальным БТИ «Восточное-1», оттуда пришли и по убедительной его просьбе перенумеровали заводскую недвижимость. При этом к имеющимся в наличии 14 строениям были добавлены еще 8 — различные времянки, ангары, пристройки, «самострои», которые прежде по документам нигде не проходили. Перемешали все и вся так, что мама родная не узнает…

А затем, для полноты «замутненной» картины, конкурсный управляющий сменил и заводской адрес: Колодезный пер. остался (тут некуда было деваться), а вот номер владения сменили — с 3 В на 2.

Теперь внимательно! Главный корпус Работного дома вместо N9 (техпаспорт МЭЗ-1) получает другой порядковый номер, а N9 присвоен одному из «историко-вспомогательных» корпусов.

Кое-что не менее любопытное предпринял В. Борисенко и в отношении храма. Тут была задачка посложней.

Беда (разумеется, для Борисенко и иже с ним) заключалась в том, что к зданию церкви, которая по документам заводской инвентаризации проходила, как уже говорилось, под N10, были в советское время сделаны 3 пристроя, в том числе газовой котельной, отапливающей весь местный индустриальный массив. У пристроев не хватает стен (на то они и пристрои), чтобы стать единицей самостоятельного учета, а раз так, то при покупке завода новый владелец терял котельную. А без тепла — какой же завод? Как быть? И вновь находится единственно возможное «решение»: ТБТИ «Восточное-1» фиксирует, что N10 отныне принадлежит не храму, а котельной. Правда, храм при этом «повисает в воздухе», остается вообще без какого либо учетного номера и регистрации…

Ну, и ладно! Ну, и хорошо! Пусть с этим самым храмом после хоть сам Господь Бог разбирается — аферистам-то что? Им было главное — побыстрей завод «толкануть»!

А УПАЛА, Б ПРОПАЛА…


ЗАТО НЕ СПЕШИЛИ чиновники, ни московские, ни федеральные. Ждали, вероятно, пока «пронумеруют» на заводе все, «как следует», пока аукцион пройдет — другого объяснения попросту не находим.

Судите сами: 14 июня 2000 г. торги состоялись, завод обрел новоиспеченного хозяина, 8 августа «НТиС» регистрирует результаты аукциона в Едином государственном реестре прав (ЕГРП) и лишь 1 ноября того же года — наконец-то! — появляется распоряжение за подписью зам. министра имущественных отношений РФ Н. Гусева (N920-р):

«Территориальному управлению Минимущества России „Агентство федерального имущества по городу Москве“ в установленном порядке принять строения N7 и N9, расположенные по адресу: г. Москва, Колодезный пер., N2, с последующей передачей Московской патриархии Русской Православной Церкви в безвозмездное пользование».

Констатируем: прошло более двух лет, как появились распоряжения Правительства РФ и (совместное) Минкультуры с Мингосимуществом, сколько воды утекло с тех пор, а церковное имущество Церкви все еще не передано!

Далее: речь в распоряжении идет уже более чем конкретно — о строениях N7 и N9, а это, по паспорту-«новоделу» завода, — те самые прежде в чиновничьем сознании «слившиеся», а теперь четко обозначенные «маловспомогательные» корпуса. О главном же корпусе Работного дома речи не идет — он с молотка и за бесценок продан! Ничего не сказано в распоряжении N920-р и о здании церкви. А что говорить, если его отныне в природе не существует?! Как позже будут писать чиновники в бесчисленных своих письмах-отписках, данные строения «решением собрания кредиторов ГП «МЭЗ-1"… (за исключением помещений котельной) были исключены из конкурской массы и на аукцион по продаже имущества должника не выставлялись».

Устарел и адрес, которым оперирует зам. министра Н.Гусев. Проданный завод, а с ним и остатки церковной собственности находились к этому времени по адресу: Колодезный пер., д.2а (было вначале, как мы помним, — 3 В, потом — 2, то есть в течение какого-то года трижды завод менял свою прописку!). Это, спросите вы, еще откуда? Это еще зачем? А затем!

Итоги аукциона по МЭЗ-1 показались настолько сомнительными, что один из кредиторов сразу же начал их опротестовывать: уже 28 июля 2000 г. Арбитражный суд г. Москвы наложил запрет на регистрацию результатов торгов в ЕГРП (запрет действовал до 15 августа 2002 г., но «НТиС» все-таки незаконно провел регистрацию — 8, как мы уже говорили, августа). Тот же суд решением от 23 октября 2000 г. вообще ПРИЗНАЛ СДЕЛКУ НИЧТОЖНОЙ, то есть — НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ!

В ходе судебного заседания выяснилось, что «на заводе осталось имущество, оборудование лаборатории, которое является имуществом специального назначения, в связи с чем может быть продано только на закрытых торгах» — засвидетельствовали это приглашенные на заседание представители Минобороны России. Помимо всего прочего выяснилось, что «мобилизационное задание, включенное в мобилизационный план страны», в отношении МЭЗ-1 никто не отменял! А потому при распродаже завода необходим был не только закрытый конкурс, но и «с условиями сохранения производства и выполнения работ по Государственному оборонному заказу».

Выявил суд и ряд других грубейших нарушений со стороны «заинтересованных» лиц — организаторов аукциона (например, не там и не в то время дали они объявление про торги, оттого, вероятно, и пришло на них всего два «случайно знакомых» участника). Но меркнут эти нарушение перед вопиющим свершившимся фактом: на ОТКРЫТЫЕ торги ОПТОМ (а не «в розницу», по отдельным наименованиям имущества, как законом полагается) было выставлено предприятие, от работы которого зависели около 180 оборонных смежников по всей России и имеющее в своем составе особо секретную спецлабораторию! Это было не только прямым нарушением действующего законодательства в отношении подобных предприятий-банкротов, но и преступлением, направленным на подрыв обороноспособности страны!

Кроме того, на аукцион конкурсным управляющим В. Борисенко был представлен «липовый», не утвержденный в установленном порядке органами власти техпаспорт завода, в который были включены дополнительно 8 единиц мало значимого «самостроя». То, что ТБТИ «Восточное-1» пошло навстречу, перенумеровав здания, ни о чем не говорит: как пишет на официальный запрос и.о. начальника этого учреждения Г. Варакина, «запись о владельцах в техническом паспорте ТБТИ носит учетный характер. ТБТИ не ведет реестра прав на объекты недвижимого имущества». Другими словами, мы тоже можем позвать Г. Варакину к себе домой в гости, и она, например, зафиксирует: стенка между ванной и туалетом сломана, получилась в итоге одна ванная комната. Изменится ли от этой записи собственник квартиры? Разумеется, нет. Но в нашем случае учетная запись стала первоосновой подлога, и главный корпус Работного дома в Сокольниках был у Церкви украден.

Вот и плутовали мошенники, меняли адреса, «явки», «пароли». Заболтать, ввести в заблуждение, облапошить, «замутить воду», где только можно, а в мутной воде, как известно, что-то да водится!..

Действовали они столь беспринципно, нагло и даже «бесстрашно», что просто диву даешься!

Но, с другой стороны, — а чего и кого им, собственно, бояться? Высшего суда? Так у них свой божок — мамона!

И чиновничий гнев им нипочем. Наоборот, с чиновниками аферисты очень даже дружат!

Ответственные лица из Минкультуры и Мингосимущества РФ тянули с передачей Церкви ее собственности, что называется, до последнего.

Префектура ВАО г. Москвы за короткое время дважды меняла им адрес, чтоб, значит, прохиндеев днем с огнем не нашли.

Мосрегистрация вопреки запрету Арбитражного суда внесла их неправедную сделку в Единый государственный реестр.

Арбитражные суды, конечно, нервы махинаторам потрепали. Но в конце концов с жалобщиками аферисты «поладили», пошли на мировую.

Оставалось, впрочем, решение московского арбитража от 23 октября 2000 г. о признании аукциона недействительным, которое в силу не вступило, но самой своей сутью глаза кололо, вопило о несправедливости. Был это глас вопиющего в пустыне: кураторы завода по линии Минобороны РФ, других ответственных министерств и ведомств о «неприятном» арбитражном решении напрочь «забыли».

Добиваясь справедливости, куда только потом не обращались за помощью служители и прихожане храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках — в следственные органы и прокуратуру всех уровней, в «заинтересованные» министерства и ведомства, в полпредство Президента, до вице-премьера правительства РФ А. Жукова дошли, до председателя Госдумы Б. Грызлова… Тщетно. Отписки, отписки, отписки… (целая библиотека уже накопилась).

Например, на прошлогоднее письмо игумена Иоанна (Ермакова), в котором настоятель предлагал вернуться к Распоряжению Правительства РФ 1347-р от 11 сентября 1998 г. и итогам его выполнения, нынешний глава Федерального агентства по управлению федеральным имуществом В. Назаров заверил: передача каких-либо других «объектов недвижимости в безвозмездное пользование Подворья Патриарха Московского и всея Руси храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках не представляется возможной».

ВО ВРАЖЬЕМ СТАНЕ


В СВОИХ ОТПИСКАХ ВИНУ за положение, сложившееся на Патриаршем подворье в Сокольниках, чиновники предпочитают свалить… на саму Церковь! Делают это хитро.

Так, на коллективную жалобу «Братства Иоанна Предтечи Крестителя Господня», существующего при Подворье, Генпрокуратура РФ в лице помощника Генерального прокурора В. Крошкина совсем недавно, 6 мая 2006 г. года в первых строках своего письма ответила:

«На основании совместного распоряжения Мингосимущества и Минкультуры России от 09.10.98 N172/1288-р, в соответствии с актом от 23.10.2000 г. иеромонах Авраамий от лица церкви принял у ГП „МЭЗ-1“ в освобожденном виде помещение храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках… В связи с чем между Московской патриархией и Главным управлением охраны памятников г. Москвы 23.10.2000 заключен охранный договор, согласно которому церковь взяла на себя обязательства по сохранности памятника истории и культуры.
Названные… строения религиозного назначения определены распоряжением Минимущества России от 01.11.2000 N920-р. Согласно указанному распоряжению Московской патриархии должны быть переданы два административных здания — строения N7 и 9. Данные строения приняты… по актам приема-передачи от 20.11.2000 и 20.03.2001. В дальнейшем 11.06.2002 между Минимуществом России и Московской патриархией заключен договор о передаче названных строений в безвозмездное пользование. В Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним 03.09.2003 внесена необходимая запись… о регистрации указанного договора»
.

Проглядывает в словах г-на Крошкина из Генпрокуратуры следующая скрытая информация: мол, приняла Церковь «указанные» строения? Приняла. Значит, и с результатами аукциона по продаже завода, и с распоряжением Минимущества России от 01.11.2000 N920-р полностью согласна.

Сразу же скажем: бывший настоятель Подворья иеромонах Авраамий, действительно, какие-то документы и акты подписывал, что-то у кого-то принимал. Спрашивается: ну, и что с этого? С той целью он и был на Подворье поставлен, чтобы прежде всего собственность Церкви, пусть и поэтапно, принять (без собственности — какое же Подворье?). С огромной радостью принял бы о. Авраамий и главный корпус Работного дома, который к этому времени в чужие руки был с молотка незаконно продан. И нет никакой вины Церкви в том, что «не спешили» высокие чиновники: Распоряжением российского правительства, напомним, комплекс Работного дома должен был быть передан Русской православной церкви еще в 1998 г., причем в кратчайший срок — месячный!

И кто это сказал, что Церковь «согласна»? Да никогда! И — в принципе! С самоуправством и бездельем чиновников, равно как с противоправными действиями хитроумных мошенников Церковь не могла и не может смириться, касается это самой Церкви или же любого рядового гражданина России! Подтверждением этому служит сам факт бесчисленных жалоб и ходатайств во всевозможные инстанции прихожан и священнослужителей храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках (а прихожане и священнослужители, к сведению господ крошкиных, — это и есть Церковь!). И мое журналистское расследование — разве не лишнее оно тому свидетельство?

А еще от чиновного люда мне приходилось не раз слышать, где полунамеком, а где и напрямик: мол, ходят слухи, что «взял» о. Авраамий у новых хозяев завода, и нам, уважая Церковь, не следует сегодня ворошить прошлого, лезть «в церковные штаны"… Все тут перевернуто с ног на голову!

Во-первых, «уважая Церковь», как раз и важно поймать махинаторов за руку, а с ними, не взирая на лица, и проплаченных ими взяточников. А после, изобличив их, — вернуть наконец Церкви законную ее собственность! Никто, однако, никого не ловит.

Во-вторых, с тем же успехом и я могу утверждать, что «взяли» у «НТиСа» все, кому не лень, — начиная с сотрудников уважаемого ТБТИ «Восточное-1» и кончая надзирающими чинами из грозной Генпрокуратуры. Но я этого — Боже упаси! — не утверждаю. Слухи ходят, — так мало ли что у нас люди болтают…

В-третьих, если осквернил свое монашество и священнический сан батюшка, как подло намекают, зачем же в таком случае понадобилось мошенникам мухлевать, «перенумеровывать» здания, меняя адреса, прятаться?

Слухи распускают сами мошенники! Им в их разбойном промысле всякое лыко в строку. И методы у них — самые подлые.

По сути, о. Авраамий, того не ведая, изначально оказался во вражьем стане. Месяц за месяцем, год за годом он ходил по инстанциям, писал ходатайства и обращения, чиновники ему мило улыбались и «завтраками кормили». Батюшка, как и велит нам Православие, долготерпеливо ждал радостного часа: ведь само Правительство России обещало! А за его спиной шла «напряженная работа», о которой настоятель не знал и, разумеется, знать ничего не мог.

А враг, надо сказать, оказался более чем серьезный. Нет, это был не В. Борисенко, конкурсный управляющий, — он подставное лицо и после череды арбитражных судов безвестно исчезает. Зато на передней сцене появляется истинный вдохновитель аферы — удачливый бизнесмен Б.Хайтович.

Вначале, по ходу «пьесы», роль его едва заметна — он всего лишь один из соучредителей ЗАО «Английский двор», которое, в свою очередь, является соучредителем ООО «НТиС». Но как только «НТиС» вступает на заводе в свои права, Б. Хайтович тотчас становится его генеральным директором, берет бразды правления в свои руки и правит, не скрывая, кто хозяин завода.

А вообще-то, Б. Хайтович — опытный и довольно известный в определенных кругах специалист по отъему чужой собственности, так называемый «черный» риэлтор. В свое время, например, пресса ярко живописала, как он активно участвовал в широкомасштабном захвате ЖСК «Альфа» (престижного коттеджного городка в Южном Бутове). В ход шли подлоги, фальсификации, в буквальном смысле захваты вооруженными людьми зданий и офисов, дело дошло до физической расправы над председателем ЖСК. Согласитесь — ну, как и кому с этаким специалистом тягаться?!

Даже я, журналист с высшим экономическим образованием, не раз писавший на подобные сложнейшие темы, и то не сразу разобрал те многоходовые изощренные комбинации, что предпринял Б. Хайтович в борьбе за личную «экономическую свободу»! Талант, правда, особого рода, — и ничего тут не попишешь…

А теперь посмотрим, что же принял на церковный «баланс» о.Авраамий.

АППЕТИТ ПРИХОДИТ ВО ВРЕМЯ ЕДЫ…


ВОТ ПИШЕТ ПОМОЩНИК Генпрокурора В. Крошкин, как приводилось выше, что административные здания — «строения N7 и 9… приняты… по актам приема-передачи от 20.11.2000 и 20.03.2001», что «11.06.2002 между Минимуществом России и Московской патриархией заключен договор о передаче названных строений в безвозмездное пользование» и что в ЕГРП внесена соответствующая запись. Но здания, в нарушение всех возможных законов и правительственного решения, были переданы Подворью без земли под ними, без охранной зоны вокруг них.

А раз так, то до сих пор впритык к одному из корпусов имеет место быть «холодный» металлический ангар (стр. N17): с его крыши-водосборника дождевые потоки из года в год разрушают фундамент здания «историко-культурного значения» постройки XIX в. Кроме того, оба исторических здания, «строения N7 и 9» (мы уже говорили об этом) «слиты» воедино «современной» встроенной конструкцией из железобетонных блоков (стр. 8). Надо ли напоминать, что и N17, и N8, по сути, времянки, получили свои номера в подложном техпаспорте накануне аукциона по продаже завода? Их нельзя было продавать, ни при каких обстоятельствах! Подлежали они сносу, либо — на усмотрение руководства Подворья, однако аппетит приходит во время еды…

Еще В. Крошкин пишет, что «иеромонах Авраамий от лица церкви принял у ГП в освобожденном виде помещение храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках… В связи с чем между Московской патриархией и Главным управлением охраны памятников г. Москвы… заключен охранный договор». Зря он это написал. Ибо, передавая храм, «МЭЗ-1» фактически ничего Подворью не передал.

По информации председателя Московского городского комитета по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним В. Урсова, зданием храма (стр. 10 по Колодезному пер., д.2а) и сегодня владеет… «Московский электромеханический завод 1″ Комитета Российской Федерации по машиностроению…, о чем в ЕГРП внесена соответствующая запись… от 8 августа 2000 г.». Знакомая дата. 8 августа 2000 г., вопреки решению арбитражного суда, махинаторы зарегистрировали в ЕГРП итоги аукциона! А как же пристрой к храму — котельная? Она по той же информации тем же числом и тоже под N10 «закреплена» на правах собственности за… «ООО «Новейшие технологии и связи»! Ай, да Хайтович! Ай, да… Что он сделал? Он не только лишил храм «порядкового номера», превратив его четвертой стеной собственной котельной, но и «приписал» храм во владение предприятию, и по документам, и фактически давно ликвидированному. И — тем самым окончательно запутал всех и вся!

В связи с вышеизложенным (это я к сведению г-на Крошкина и его прокурорских коллег), и охранный договор, будто бы заключенный «между Московской патриархией и Главным управлением охраны памятников г. Москвы», законной силы не имеет. Филькина это грамота, о чем московским властям хорошо известно. Потому что, как мы доподлинно только что выяснили, храм официально Русской Православной Церкви не передан, следовательно, и охранять нечего.

Единственное, на что за многие годы сподобились москвичи, так это закрепили землю под храмом — 0,4 га (решение Городской комиссии по предоставлению земельных участков и градостроительному регулированию от 18 декабря 2002 г.), правообладатель — ГУ «Главное управление охраны памятников г. Москвы». Но эти четыре «сотки» (садоводам при советской власти больше давали) опять-таки не предусматривают охранной вокруг храма зоны.

Официально не определен и статус храма, «являющегося памятником градостроительства и архитектуры федерального (общероссийского) значения» (цитирую по Распоряжению Правительства РФ 1347-р от 11 сентября 1998 г.). Минкультуры России еще 8 лет назад должно было осуществить все необходимые для этого процедуры — придать храму статус памятника федерального значения.

Но если бы случилось… Если бы «обнаружился» храм на бумаге, определили бы ему и должный статус, и землю, включая охранную зону? Как минимум, остался бы Б. Хайтович без водосборника-ангара и железобетонной «встройки», а главное — без милой его сердцу котельной. Храм и поныне с трех сторон облеплен несуразными пристроями-наростами, а Генеральная прокуратура все какой-то охранный договор поминает…

И получается: все эти годы прокуроры, министерские и прочие чиновники только и делали, что не храм, ценнейший памятник истории и архитектуры, охраняли, а заурядную котельную.

СПАСЕМ ХРАМ — СПАСЕМ РОССИЮ!


ПРЕДСТАВЛЯЮ, С КАКИМ настроением иеромонах Авраамий три года назад покидал Патриаршее подворье в Сокольниках. Представляю, с каким настроением иеромонах Иоанн (нынешний игумен) сюда пришел… Новому настоятелю терпения тоже не занимать. Но игумену Иоанну стали помогать.

Я.Я.Погребняк создал и возглавил при Подворье «Братство Иоанна Предтечи Крестителя Господня», шаг за шагом, словно бурелом, начал разгребать ситуацию, отделяя зерна от плевел.

— Было трудно, — вспоминает Яков Яковлевич. — И потому, что в реставрационном плане на Подворье мало что было сделано — кругом царили запустение и разруха. И потому, что, куда бы мы за помощью не обращались, неизменно натыкались на чиновничье непонимание, нежелание нам помочь…

А соседи… Они по определению не могли быть добрыми. Мало того, что нагло обворовали, так еще служителей храма, прихожан всячески притесняли, по сути — издевались! Периодически на несколько дней «вырубали» электроэнергию, оставляли Подворье без воды (энергообеспечение, коммуникации здесь общие). Исполнительный директор «Новейших технологий и связей» Ю. Сонин слал письма с угрозами: «С 1 июля 2006 г. будете полностью отключены по всем источникам инженерного обеспечения от наших сетей, а по электроснабжению — с 1 декабря 2005 года устанавливается лимит». «При превышении указанного лимита» также гарантировалось отключение. Ресурс котельной-пристроя к храму благодаря «новейшим технологиям» и «связям» к 2005 г. был полностью исчерпан, налаживали они другую «схему» своего безбедного жизнеобеспечения, и в эту «схему» храм Божий по понятным причинам никак не вписывался. Возникла проблема — как Подворью, отрезанному «Новейшими…» от мира, пережить зиму с 2005 на 2006 год.

Но в ноябре 2005 г. на Подворье появились представители Движения «Народный Собор».

Без преувеличения, «Народный Собор» провел колоссальную работу, чтобы, во-первых, донести до православной и шире — российской общественности правду о вопиющем беззаконии, творимом мошенниками и потворствующими им чиновниками в Сокольниках, и, во-вторых, добиться от властей действенных мер по защите конституционных прав граждан — православных верующих. Был брошен клич: «Спасем Храм — спасем Россию!». Призыв был услышан.

«Народный Собор» стал инициатором митинга в защиту храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Он состоялся 11 декабря 2005 г. на Славянской пл. в Москве у памятника равноапостольным св. Кириллу и Мефодию.

Перед собравшимися выступили выдающийся русский скульптор В.М.Клыков, известный русский писатель В.Н.Крупин, руководитель Союза Православных Братств и Союза Православных Хоругвеносцев Л.Д.Симонович-Никшич, депутат Государственной думы Н.В.Курьянович, иерей, проповедник Олег Стеняев, глава Союза Православных Граждан, главный редактор журнала «Православная беседа» В.В.Лебедев и многие, многие другие видные представители православно-патриотического движения. В мероприятии приняли участие более трех тысяч москвичей и гостей столицы, что само по себе стало нерядовым событием для заметно подуставшей в последнее время от «митинговой дипломатии» Москвы. А продолжались выступления более двух часов! Негодованию народному не было предела.

Непосредственно на митинге «Народный Собор» начал сбор подписей в защиту храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках под обращением на имя первых лиц государства. В последующие дни сбор подписей продолжился (всего их было собрано более 10 тысяч), и вскоре в истинном смысле послание народа его властям было передано по инстанциям — Президенту Российской Федерации В.В.Путину, Председателю Правительства России М.Е.Фрадкову, Генеральному прокурору РФ В.В.Устинову, мэру Москвы Ю.М.Лужкову и др. «Мы, граждане России, — говорилось в обращении, — требуем прекратить духовную агрессию против Русской Православной Церкви и дать правовую оценку конкретным фактам кощунственных действий вандалов-мародеров в Сокольниках».

18 января 2006 г. пришло известие: старший следователь следственного отдела при ОВД р-на Сокольники г. Москвы В. Киричевский, рассмотрев материалы уголовного дела 358 208, возбужденного Преображенской межрайонной прокуратурой по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество), установил факт мошеннических действий, направленных на изъятие из владения Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках зданий и земельных участков под ними. И постановил: Подворье и прихожан признать стороной потерпевшей.

Таким образом, борьба за спасение храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках после вмешательства широкой общественности вошла в новую фазу.

Было чрезвычайно важным, что по факту мошенничества в отношении собственности Русской Православной Церкви наконец-то возбуждено уголовное дело (добивались этого активисты православного прихода от «компетентных» органов, повторяем, годы). Далее: впервые Патриаршее подворье в Сокольниках, его прихожане в установленном законом порядке признаны стороной потерпевшей. Другими словами: для следствия стало очевидным, что верующим, Церкви нанесен реальный и немалый моральный и материальный вред, урон.

Как некий знак Свыше восприняли прихожане тот факт, что свое постановление СО при ОВД р-на Сокольники вынес именно 18 января, то есть в канун одного из величайших православных праздников — Крещения Господня.

Правда, праздник 19 января храму попытались подпортить. В этот день около полудня на Подворье в очередной раз отключили свет: как объяснил Ю. Сонин, исполнительный директор «НТиСа» — по распоряжению из правительства Москвы и лично мэра столицы Ю. Лужкова, мол, в наступившие холода (крещенские морозы) электроэнергию следует экономить. Представители Подворья и Движения «Народный Собор» провели с дирекцией «Новейших…» жесткие переговоры. Свет дали. Но оказалось, что энергозатраты Подворья не превышают и 3 процентов от общей потребности в электроэнергии завода. Вновь на храме хотели «сэкономить»! Или — мстили…

Информацию о беззаконии, творимом в Сокольниках, так называемые демократические средства массовой информации попытались замолчать. Не вышло! В борьбе за справедливость вокруг храма и «Народного Собора» сплотились наиболее тиражные и влиятельные электронные и печатные СМИ православно-патриотической направленности, и информация понемногу стала «проникать» и в светские, в том числе государственные СМИ.

Удалось прорваться и на ТВ — этот поистине оплот антихристианских сил: обширный сюжет о ситуации на Патриаршем подворье в Сокольниках и митинге в его защиту был показан в январе в одном из выпусков программы «Русский взгляд» («3 канал», телекомпания «Московия»).

31 января 2006 г. на большой пресс-конференции, традиционно раз в год устраиваемой Президентом России для отечественных и иностранных журналистов, телеведущий программы «Русский взгляд» А. Добров напрямую спросил В. Путина, что думает глава государства о ситуации вокруг Подворья Патриарха Московского и всея Руси Храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Ответ Президента всех, кому дорога судьба храма, не мог не встревожить. В связи с чем «Народный Собор» распространил специальное заявление.

«Ответ В.В.Путина был обстоятелен и подробен, — говорилось в заявлении. — В частности, со знанием дела он охарактеризовал нелегкое положение мусульман в Дании, испытывающих притеснения по вере. Однако в ответе не было главного — позиции Президента к происходящему вокруг конкретного православного храма.
Дело в том, что ни к мусульманам далекой Дании, ни к межконфессиональным и межнациональным отношениям, о которых также упомянул в своем выступлении Президент, ситуация в Сокольниках отношения не имеет. Здесь произошел элементарный захват государственной и церковной собственности, осуществленный путем подлога так называемыми „черными“ риэлторами: с молотка незаконно и за мизерную цену „ушел“ целый оборонный завод, часть территорий и зданий которого были переданы правительством РФ Русской Православной Церкви. 18 января этого года СО при ОВД р-на Сокольники г. Москвы в отношении махинаторов возбудил уголовное дело. Следствием уже на начальной стадии установлено, что Храму Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, его прихожанам нанесен немалый моральный и материальный ущерб. Они в законном порядке признаны потерпевшей стороной. Это стало возможным лишь после многолетней борьбы православных верующих за свои конституционные права, а также благодаря вмешательству широкой общественности…
Однако полной уверенности в том, что дело будет доведено до конца, по сей день нет. О ситуации в Сокольниках за последние месяцы стало известно всей России. 11 декабря прошлого года в центре Москвы прошел многочисленный протестный митинг, появилась масса публикаций на эту тему в электронных и печатных СМИ. В защиту Патриаршего подворья собраны тысячи подписей священнослужителей и мирян. Эти подписи, а также личные и коллективные письма, телеграммы, обращения граждан были переданы, и по сей день продолжают поступать, в самые высокие инстанции, в том числе в администрацию Президента РФ на имя В.В. Путина. Но невнятный и противоречивый ответ Президента на пресс-конференции не оставляет сомнений в том, что высшее должностное лицо до сих пор не знакомо с проблемой, взволновавшей десятки миллионов православных граждан России…
Совершенно очевидно, что конфуз произошел не случайно. Некие силы из окружения Президента намеренно дозируют поступающую в Кремль информацию, не информируют Президента должным образом о ключевых моментах общественной жизни или же вовсе лишают его объективной информации»
.

«Президент — в информационной блокаде!» — забил тревогу «Народный Собор». И — как в воду глядел!

12 мая 2006 г. уголовное дело в отношении мошенников было прекращено — на основании п. 1 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления). Сообщил об этом Подворью все тот же помощник Генпрокурора РФ В.Крошкин. Сообщил с большой задержкой во времени — в августе (письмо от 01.08.2006 г., чиновники, как видим, верны себе — не спешат).

Хотя всего за неделю до прекращения дела В. Крошкин писал (уже упоминавшееся письмо от 6 мая 2006 г.): «Ход расследования уголовного дела взят под контроль Генеральной прокуратурой Российской Федерации». Ничего себе контроль! Чего такого экстраординарного могло приключиться в майские празднично-выходные дни, о чем из межрайонной московской прокуратуры не сочли нужным сообщить в Генеральную?

ПОЧЕМУ МЫ ПРОИГРЫВАЕМ


МЫ ЖИВЕМ В НЕПРАВОВОМ государстве. Не будем сейчас охать и ахать по этому поводу — признаем как не зависящую от наших чувств и разума объективную данность.

В таком государстве опасны не всякие там хайтовичи и прочие «комбинаторы» — их хватало во все времена и при любой власти. Опасны те, кому эта власть волею случая дана и чьим покровительством хайтовичи пользуются.

В таком государстве, и довольно часто, по тем или иным насущным вопросам приходится обращаться к его главе, в нашем случае — к Президенту России. Ничего хорошего в этом нет, но к кому еще идти за помощью, если государственные чиновники иных уровней, мягко говоря, со своими обязанностями не справляются? Остается только посочувствовать Президенту — он у нас один, а вопросов много.

Но жить — надо. Значит, надо противостоять — чиновникам,

Как противостоять? Элементарно: так же, как они противостоят нам!

Для начала следует назвать всех поименно, кто вставляет «палки в колеса», изобличить их, сделать их «деяния» достоянием гласности. Огласки — вот чего более всего боится сегодня проштрафившийся чинуша! Рыльце у него в пушку, и если вывести его на свет, показать всем, кто он есть, начнет он паниковать.

В нашей истории чиновников столько, что не хватит и отдельной статьи, чтобы их перечислить и поведать о «подвигах» всех и каждого. Но некоторые персонажи, дабы не быть голословным, укажу.

Возьмем бывшего министра культуры РФ М.Швыдкого. Он и сейчас при власти, руководит в Минкультуры России федеральном агентством по культуре и кинематографии, как руководит — об этом много чего любопытного в последнее время сказано и написано. Это министр М. Швыдкой, следуя Распоряжению своего правительства, должен был еще 8 лет назад взять под державную охрану и защиту уникальный памятник архитектуры и культуры — православный храм. Распоряжение он не выполнил. В итоге храм, вроде бы, существует, а вроде, и нет, принадлежа «вымершему» оборонному МЭЗ-1, пребывая бесправным придатком-пасынком к заводской котельной.

Или возьмем Т.Найдёнову. Ее лично, тогдашнего руководителя департамента недвижимого имущества Мингосимущества РФ, совместным распоряжением Минкультуры и Мингосимущества России 172/1288 от 9.10.1998 г. обязали «оформить в установленном порядке передачу Московской патриархии… в безвозмездное пользование зданий» (здания в этом распоряжении, напомним, еще не конкретизировались). А на момент торгов эта дама уже сидела в кресле руководителя территориального управления Росимущества по г. Москве, которое было организатором и координатором аукциона по продаже МЭЗ-1. Как видим, Т. Найденова «оформила».

Любопытна в этом ракурсе фигура бывшего первого заместителя Генерального прокурора РФ Ю.Бирюкова. И вот почему.

Старший следователь следственного отдела при ОВД р-на Сокольники В. Киричевский, которому было поручено уголовное дело, связанное с храмом, поначалу несколько раз появился на Подворье. Был энергичен, уверял: разберемся, мол, беспокоиться не стоит, дело — на контроле в Генпрокуратуре РФ, аж у самого первого «зама» Бирюкова. По словам В. Киричевского, ездит к нему следователь докладывать чуть ли не через день. Большая честь, конечно, была тем самым оказана следователю и храму… Но затем В. Киричевский куда-то пропал. Затем дело прикрыли «за отсутствием события преступления». Затем, в июле, В. Устинова на должности Генпрокурора сменил Ю. Чайка, а шесть былых «замов», Ю. Бирюков в их числе, были отправлены в отставку. И первым шагом Ю. Чайки на новом посту стало возобновление следствия по так называемому «мебельному» делу (фирма «Три кита»). Что тут же дало ощутимый результат: на днях два десятка высокопоставленных чиновников, в том числе особ, «приближенных» к Президенту, разом лишились своих «хлебных» мест, никто от прессы и не скрывал, что в связи с «мебельным» делом.

А теперь короткая выдержка из стенограммы выступления заместителя председателя Комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы РФ А. Куликова на заседании этой самой Комиссии 18 декабря 2001 г, то есть пять лет назад:

«По личному указанию руководителей Генеральной прокуратуры Устинова В.В. и Бирюкова Ю.С. необоснованно, на наш взгляд, изъято из следственных органов МВД успешно расследуемое уголовное дело по контрабандной деятельности международной организованной преступной группы („Три кита“ и „Гранд“). Затем это дело, по нашему убеждению, было незаконно прекращено за отсутствием в действиях ряда лиц состава преступления, хотя ущерб, нанесенный государству, измеряется в сотнях миллионов долларов, но зато возбуждены уголовные дела в отношении честно исполнивших свой долг следователя МВД и начальника Таможенной инспекции за якобы допущенное ими превышение должностных полномочий».

Ясно, читатель, что за «контроль» мог быть установлен за ходом следствия? И какие неприятности сулили рядовому «следаку» действия, «не подконтрольные» высокому начальству?

Повторяю: противник очень серьезный. И удивительным образом спаян, сплочен. Этой-то сплоченности нам, патриотам, и православным, и светским гражданам России катастрофически сегодня не хватает. А потому — сплошь и рядом мы в противостоянии проигрываем.

На Славянскую пл. в защиту Патриаршего подворья в Сокольниках 11 декабря могли выйти не 3 тысячи, а 5, 10, 20 тысяч человек. Но многие о митинге, как ни старались его организаторы, попросту не знали. У православных, единых в Вере, нет, оказывается, единых средств оповещения. Вернее, их, этих средств, то есть православных печатных и электронных СМИ, много, и даже очень много, но каждый читает свои и у всякого такого средства — свой, особнячком, редактор, который хочет, напишет, а не захочет — слова от него не добьешься.

Люди вообще разобщены — по группкам, группам, «обчествам».

В некоторых храмах Москвы активистам «Народного Собора» тамошние служители и паства запрещали распространять листовки и подписные листы в защиту верующих в Сокольниках. Выходит, только мой приход меня интересует, а то, что по соседству, — не мое это дело?!

Около тысячи писем-обращений с просьбой о молитвенной и организационной поддержке разослал «Народный Собор» по храмам Москвы и Подмосковья, по епархиям России. Откликнулись единицы.

Зато сколько слез, стенаний, попреков, когда кто-то сам, лично попадает в беду: «А-а-у-у! Люди добры-я! По-мо-ги-ите!» Никто не отзывается? Бесчувственные? Но не мы ли сами эту душевную черствость плодим?

Еще одна наша беда — это нерешительность. И даже ничем не оправданная робость какая-то — в первую очередь во взаимоотношениях с властями.

Мне, например, совершенно не понятно, отчего в защиту храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках публично не высказался кто-то из высших православных иерархов? Ведь разорив Патриаршее подворье, мошенники и потворствующие им чиновники нанесли личное оскорбление Его Святейшеству, нашему Патриарху!

Но в любом случае: рука нечестивцев коснулась святыни — храма! И что же? Будем ждать окончания одного следствия, другого, третьего — и так до бесконечности, терпения, мол, хватит? А теперь представим, как бы в аналогичной ситуации повели себя, к примеру, мусульмане…

И такое наше «слабое место». Пятнадцать лет мы уже примеряем на себе рыночные отношения (плохие они или хорошие — вопрос другой), однако Церковь, на мой взгляд, в них не вполне пока встроилась.

«Народный Собор» специально изучал этот вопрос, в частности, был проведен круглый стол «Взаимодействие Церкви и общества по защите традиционных духовно-нравственных ценностей». И оказалось, что ситуация на Патриаршем подворье в Сокольниках отнюдь не единична, что многие другие православные приходы в Москве и по России в той или иной мере испытывают те же трудности.

В Патриархии, в епархиях нет сильных самодостаточных юридических и экономических служб (бухгалтерия не в счет). Чего не скажешь о тайных и явных недоброжелателях и противниках Русской Православной Церкви — у них-то как раз лучшие юристы, финансисты, PR-технологи, журналисты и пр., пр. В то же время Церковь, как общественный институт, постоянно обращена вовне, сама является хозяйствующим субъектом, и «хозяйство» ее день ото дня растет. Но в отсутствие профессионалов порой беспомощна в решении административных, правовых и многих других светских проблем, с которыми не может не сталкиваться на духовном своем пути. А общество — не всегда оно в состоянии Церкви помочь (не в каждой православной общине, согласитесь, есть среди прихожан опытный адвокат или экономист).

Как следствие, имущество, земли, отнятые у Русской Православной Церкви прежней богоборческой властью, ей по сей день в полном объеме не возвращены. А то, что новая власть на сегодня передала, находится большей частью в собственности государства, а значит, власти, потому что передано — пусть в безвозмездное, но ПОЛЬЗОВАНИЕ.

Правовые аспекты, регулирующие взаимоотношения Церкви и государства, настолько сложны, противоречивы, до конца не определены, что настоятель подчас большую часть своего времени уделяет администрированию, а не спасению душ человеческих. Плюс к этому — каждодневный поиск финансовых средств, чтобы содержать храм достойно. Но как содержать, если прихожане в большинстве своем — бедные или среднего достатка люди. И так, к сожалению, по всей России…

ПРОХИНДЕЕВ — К ОТВЕТУ!


СУЩЕСТВУЕТ НЕСКОЛЬКО ВАРИАНТОВ дальнейшего развития событий.

Как выше было сказано, игумен Иоанн (Ермаков) предлагает Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом вернуться к Распоряжению Правительства РФ 1347-р от 11 сентября 1998 г., к итогам его выполнения. По мнению В. Назарова, главы агентства, подобная ситуация «не представляется возможной». Еще как представляется!

Помните, 9 октября 1998 г. Минкультуры и Мингосимущества РФ выпустили совместное распоряжение 172/1288-р? Так вот: оно тоже недействительно! По информации директора департамента государственной политики в сфере федеральной юстиции Минюста России Е. Забарчука, «Распоряжение от 09.10.1998 г. 172/1288-р на государственную регистрацию в установленном порядке не представлялось». Поясню: порядок у нас в государстве такой — межведомственные договоры, соглашения, распоряжения и прочие акты должны проходить обязательную регистрацию в Минюсте России, в противном случае эти документы законной силы не имеют.

Таким образом, на сегодня единственным имеющим законную силу документом, определяющим судьбу Патриаршего подворья в Сокольниках, остается Распоряжение Правительства РФ от 11 сентября 1998 г. Остальное — либо недоразумение, либо откровенная «липа». Но тогда это уже компетенция не какого-то одного агентства, но — всего Правительства.

И есть смысл спросить у премьер-министра М.Е.Фрадкова: Правительство собирается по своим обязательствам отвечать или нет? Или подпись председателя правительства тоже уже ничего не значит?

Кабинет министров должен создать специальную комиссию, во всем добросовестно разобраться. Откровенно признать, что не выполнил своего же решения. Извиниться перед Патриархом и Церковью. Исправить ошибки.

Но тогда возникает вопрос: а как быть с главным корпусом Работного дома? Ведь он теперь принадлежит предприимчивому Хайтовичу? А приобрел он здание, если доверять Генеральной прокуратуре, честно, на аукционе?

Что ж, за ошибки тоже нужно платить: пусть государство выкупит у Хайтовича церковную собственность! Церковь ведь тоже за эти годы понесла огромный урон — и моральный, и материальный.

Но почему-то сдается мне, что в связи со сменой власти в Генпрокуратуре России у прикрытого уголовного дела есть бо-ольшие перспективы.

И прохиндеев, несмотря на все их «спайки», призовут к ответу!

* * *


В 2003 г., на Вербное Воскресение, состоялось новое освящение храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках — после долгих 80-ти лет забвения. Была совершена первая Литургия, с тех пор богослужения проходят регулярно.

Храм снова обрел купол, крест, небольшую звонницу. Иконостас восстанавливается.

Храм постоянно посещают, участвуя в таинствах Церкви, более ста прихожан, а по значимым православным праздникам собираются сотни москвичей.

Здесь окормляются участники Межрегиональной общественной детско-юношеской военно-спортивной ассоциации «Витязи». Действуют воскресные школы для детей и взрослых. Оказывается богословская и юридическая консультативная помощь людям, ставшим жертвами оккультных, сектантских лжеучений. Собрана обширная библиотека. Издается собственный «Приходской листок"…

Храм очень нуждается. Реставрационных работ и в храме, и в корпусах непочатый край — нужно платить рабочим, за стройматериалы. Темпы работ, разумеется, никого не устраивают.

Здесь все очень скромно.

Но храм — живет! Полноценной духовной жизнью, как и подобает храму!

Чудны дела Твои, Господи…

http://rusk.ru/st.php?idar=104537

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  zveroboy122    23.09.2006 02:36
Для православных – это испытание. Надо объединяться.

Россия – удел Пресвятой Богородицы.
Пресвятая Богородица, спаси нас!

Действительно, спасём Храм, спасём Россию!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru