Русская линия
Русская линия Сергей Скатов15.08.2006 

Травля
Вопреки протесту общественности и воле Президента чиновники уничтожают русский оркестр «Боян»

Как и любому журналисту, мне всегда чрезвычайно важно: а читают ли мои материалы? Не тщетны ли бдения за письменным столом? Доходят ли авторские размышления до читателя, до тех, от кого решение той или иной поднимаемой проблемы напрямую зависит? Но пусть даже и читают — не в этом главное. Главное, согласитесь, в том, чтобы от публикации польза была, на ощупь очевидные результаты, чтобы не ушли журналистские строки в никуда, превратившись в очередные ни к чему не обязывающие словеса… Так же было и с моим журналистским расследованием «Вакуум. О ситуации вокруг русского оркестра „Боян“». Материал был опубликован «Русской линией» в марте этого года, перепечатан многими интернет-порталами и сайтами, издан отдельной брошюрой, которая, передаваясь из рук в руки, «гуляла» по Москве… Другими словами, информация до «заинтересованных» лиц и прежде всего до высокопоставленных чиновников от культуры не могла не дойти.

«НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ? ЛИКВИДИРОВАТЬ!»


ВООБЩЕ-ТО, СИТУАЦИЯ ВОКРУГ оркестра нагнеталась годами. «Где надо» и «кому надо» она не то чтобы хорошо известна, а, что называется, плешь проесть успела. И — дошла до крайности! В Минкультуры РФ «Боян» зачислили в ликвидационные планы, а московские власти инициировали против оркестра арбитражные суды, пытаясь выселить его из занимаемого помещения на Таганке (здание бывшего кинотеатра «Зенит»): нет помещения — нет и репетиционной базы, нет слушателя и зрителя, нет, следовательно, самого «Бояна"… Моей задачей было «разжевать», «удобоваримо» изложить, безусловно, намеренно запутанные обстоятельства, связанные с «Бояном», показать, что настала пора бить в набат, во все колокола, поскольку жить оркестру оставалось считанные дни. Этот призыв, к счастью, был услышан: минувшей весной о судьбе «Бояна» с тревогой заговорили во множестве печатных и электронных СМИ.

Движение «Народный Собор» при поддержке Союза писателей России, ряда других общественных организаций организовали представительный «круглый» стол в защиту русской культуры и оркестра «Боян», провели митинг аналогичной направленности на Славянской пл. в Москве.

11 апреля 2006 г. с протестом выступил Второй Собор славянских народов Белоруссии, России и Украины, проходивший в Минске. Собор направил на имя Президента России В. Путина, премьер-министра М. Фрадкова, мэра Москвы Ю. Лужкова, министра культуры и массовых коммуникаций РФ А. Соколова официальное письмо, в котором подчеркивалось: «Всемирно известный, уникальный оркестр, управляемый Народным артистом СССР, вице-президентом международной славянской академии, профессором Анатолием Ивановичем Полетаевым, является подлинным достоянием славянской культуры», звучало настоятельное требование не допустить «произвола бездумных чиновников».

12 апреля за оркестр вступилась российская Общественная палата, обратившись в Минкультуры России и его министру А. Соколову: «Такие коллективы принято считать национальным достоянием. Сегодня нам важно понять, где тот рубеж, за который отступать нельзя, за которым начнутся необратимые процессы гибели отечественной культуры». Обращение подписали председатели сразу трех комиссий, в их числе Митрополит Калужский и Боровский Климент и народный артист России А.Калягин.

Но шли недели, месяцы (напоминаем, что последние в жизни оркестра!), а реакции от власть имущих не было никакой!

Ситуация складывалась, по меньшей мере, странная. Ведь совсем недавно, в феврале 2006 г., на юбилейном чествовании создателя и бессменного руководителя «Бояна» А.И.Полетаева были зачитаны в его адрес следующие правительственные телеграммы (их текст приводился в предыдущем материале, но не грех и повторить — в связи с их более чем убедительным содержанием):

от министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.Соколова:
«Сердечно поздравляю Вас — яркого музыканта и дирижера, замечательного человека… Природа щедро наградила Вас талантом, способным пропустить через сердце все великие проявления духа. Вы — музыкант от рождения, и все Ваши мысли, чувства, страсти, боль и радость — все это музыка благодаря Вашему высочайшему профессионализму, тонкому чувству музыкальных стилей. Руководимый Вами оркестр «Боян» получил признание как в России, так и за рубежом. Примите мою благодарность за все, что Вы сделали для нашей России, ее блага и духовного процветания»;

от Президента РФ В.Путина:
«Уважаемый Анатолий Иванович! Поздравляю Вас с 70-летием. За многолетнюю творческую жизнь Вы внесли существенный вклад в сохранение и приумножение лучших традиций, воспитание и просвещение молодого поколения. Возглавляемый Вами талантливый коллектив оркестрантов по праву славится поистине уникальным репертуаром, виртуозным исполнительским мастерством. Его выступления неизменно пользуются вниманием публики».

Стало быть, никого в державе в необходимости спасения «Бояна» убеждать и не надо! Нужны лишь конкретные решения и действия, причем на высоком самом уровне, поскольку оркестр «Боян» — федерального подчинения.

И вот к лету этого года широкая общественность, многочисленные поклонники творчества Анатолия Полетаева и оркестра «Боян», крайне обеспокоенные судьбой прославленного коллектива, наконец-то с облегчением вздохнули.

2 июня на заседании рабочей группы Правительственной комиссии по проведению административной реформы было принято решение «согласиться с предложением Минкультуры России и исключить федеральное государственное учреждение «Государственный академический русский концертный оркестр «Боян» из перечня 3 (ликвидация), включив указанную организацию в перечень 1 с сохранением в федеральной собственности». То есть: оркестр как «федеральную единицу» решено оставить. Это — во-первых.

А, во-вторых, в Минкультуры России поступило письмо за подписью зам. Руководителя Администрации Президента РФ В. Суркова от 10 июня этого года, в котором министр А. Соколов извещался: «При рассмотрении вопроса о деятельности Федерального государственного учреждения «Государственный академический русский концертный оркестр «Боян» Президент Российской Федерации В.В.Путин высказал мнение о необходимости его сохранения и поддержки. В связи с чем прошу Вас принять необходимые меры по выполнению данного указания и по итогам проинформировать Администрацию Президента Российской Федерации для подготовки доклада главе государства».

Итак, победа?! Безусловная, безоговорочная?! Общественность ликовала! Радоваться, однако, как показал разворот дальнейших событий, было рано.

Еще 12 апреля 2006 г. Арбитражный суд г. Москвы, рассмотрев дело по иску Департамента имущества столичного правительства к оркестру «Боян», вынес решение: «В части требования о выселении ответчика из занимаемых по договору помещений отказать». Суд посчитал, что «договор аренды истцом в установленном законом порядке не расторгнут, в связи с чем отсутствуют основания для выселения ответчика». В то же время суд решил взыскать с оркестра в пользу истца задолженность по арендной плате. Однако 2 июня Девятый арбитражный апелляционный суд под председательством М. Ядренцевой постановил: «Выселить…». Федеральный арбитражный суд Московского округа под председательством А. Жукова постановлением от 9 августа кассационную жалобу оркестра «Боян» отклонил. Таким образом, постановление суда от 2 июня о выселении оркестра «Боян» из помещения по адресу: Москва, ул. Таганская, д. 40−42, стр. 1, вступило в законную силу, и теперь со дня на день можно ожидать появления судебных приставов.

Насколько радикально могут действовать судебные приставы, страна недавно воочию убедилась на примере «переселенцев» из Южного Бутова.

Узнала страна и цену решениям, выносимым местными судебным органами в угоду своекорыстным интересам региональной властной элиты… Впрочем, цену эту мы и без того всегда знали.

Положение оркестра на данный момент, по правде говоря, аховое.

Оркестранты в отпусках, здание бывшего кинотеатра «Зенит» «держит» немногочисленный технический персонал «Бояна». Того и гляди, нагрянут приставы — трудно даже и представить, что станет с реквизитом, инструментами. Не говоря уже о том, что будет с оркестром, который лишают крыши над головой… Но более всего душа болит за Анатолия Ивановича Полетаева.

«ГДЕ ТОТ РУБЕЖ?»


СЕЙЧАС АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ на лечении. Хотя и энергичен, по-прежнему полон творческих планов и сил, но возраст берет свое. К тому же, его борьбе… нет, не за существование, а за банальное выживание оркестра — уже более десятка лет. Ну, кому, позвольте спросить, вообще по силам такое! Приведем краткую хронику этой борьбы.

В начале 90-х годов распоряжением премьера правительства Москвы «О передаче в пользование приходу Русской Православной Церкви Московского Патриархата церкви Власия в Староконюшенном пер. (ул. Рылеева, 20) памятника архитектуры XVII в.» оркестр в первый раз лишили его помещения. Здание церкви оркестр получил еще в 1982 г. в разрушенном состоянии, восстановил строго в соответствии с научным проектом, усилиями, конечно же, в первую очередь его руководителя, вложив немалые время и средства. Но — пришли новые времена. Русская Православная Церковь также стала подниматься из руин, и коллектив «Бояна» был только рад тому обстоятельству, что Божий храм вернется в лоно родной Церкви. Однако Москомимущества ничего оркестру взамен не предложил, и после череды арбитражных судов с привлечением тех же приставов и соответствующим образом настроенной «негодующей общественности» «Боян» попросту вышвырнули на улицу… Начались годы «хождения по мукам».

Сначала «Боян» ютился в трех сырых подвалах. Потом ему «предоставили» аварийное (под снос) здание бывшего детского садика. В сентябре 96-го постановлением правительства Москвы облагодетельствовали, передав на 15 лет в безвозмездное пользование один из залов действующего кинотеатра «Победа»: выданный оркестру на помещение ордер администрация кинотеатра тут же в арбитражном суде с успехом у вышестоящей инстанции (Москомимущества) опротестовала. Наконец, в июле 1997 г. появилось постановление московского правительства N528. В соответствии с этим постановлением театр «Новая опера» переезжал в реконструированное здание на Каретном ряду, а оркестр «Боян» занимал освобождаемые театром площади на Таганке. Однако договор аренды на помещения в «Зените» «Боян» заключил с тогдашним Департаментом государственного и муниципального имущества г. Москвы в лице О.М.Толкачева только в январе 1999 г. Договор в буквальном смысле на кабальных условиях был оркестру навязан.

Речь теперь шла не о безвозмездном пользовании, а о рядовой аренде, и сроком всего на 10 лет. При этом арендную плату Москомимущества установил «Бояну» такую, словно бы дело имел не с учреждением культуры, а с коммерческим предприятием. Помимо всего прочего, вместо 2730 кв. м площадей, обещанных постановлением правительства Москвы, по договору оркестру перешло всего 2113. 600 недостающих метров (а это гримерные и все прочие необходимые подсобные помещения за сценой) заняла некая госпожа Марго, устроив там частные пошивочные мастерские, в связи с чем оркестранты вынуждены были переодеваться в общих туалетах, а на сцену выходить через зал. В то же время здание требовало капитального ремонта, но в сложившихся условиях об инвестициях с чей-либо стороны не могло быть и речи.

То, что коллектив оркестра был поставлен в изначально неприемлемые условия, первым лицам в правительстве Москвы было хорошо известно. Вот лишь некоторые их визы на официальных письмах и документах, касаемых «Бояна»:

1996 г. Ю.М.Лужков — О.М.Толкачеву: «…отдайте „Бояну“ все…». 1997 г. Ю.М.Лужков — О.М.Толкачеву: «Почему вы создаете прецедент для жалоб. Даете на подпись несогласованные решения. Внесите исправления…». Он же — В.П.Шанцеву, О.М.Толкачеву: «…совместно… решите вопрос…».

1998 г. В.П.Шанцев — О.М.Толкачеву: «Прошу внимательно рассмотреть. Передача в аренду нереальна, так как средств у… оркестра нет».

2001 г. В.П.Шанцев — О.М.Толкачеву: «…еще раз вернуться к рассмотрению данного вопроса и найти решение, удовлетворяющее все стороны…».

В 2001 г. А.И.Полетаев вновь обратился к Ю.М.Лужкову, предлагая передать «Бояну» занимаемые помещения в хозяйственное ведение или безвозмездное пользование сроком на 25−49 лет, или же перейти оркестру под юрисдикцию правительства Москвы или его комитета по культуре, или — столичной Таганской управы. Любой из предложенных вариантов избавлял бы «Боян» от долговой петли. И вновь Ю.М.Лужков — О.М.Толкачеву, Л.И.Швецовой: «В кратчайшие сроки решите вопрос оформления помещения оркестру по одному из предложенных вариантов. Рассмотрите вопрос о придании оркестру… статуса муниципального».

Итогом мытарств стал приказ М.Швыдкого, тогдашнего министра культуры РФ: «10 Ликвидировать… 10.2 Государственный академический оркестр «Боян» (N191 от 04.02.04 г. «О мерах по выполнению мероприятий по оптимизации бюджетных расходов»). И хотя данный приказ Правительственная комиссия по проведению административной реформы в начале июня этого года, как уже говорилось ранее, «поправила» («Боян» решено сохранить в первозданном его виде и статусе), московские чиновники все-таки «дожимают» оркестр. И ведут себя нахраписто, безбоязненно, задействовав весь спектр «демократических инструментов», как модно сейчас говорить, «в правовом поле».

Но давайте рассуждать здраво: «дожимают» чиновники не оркестр, не конкретных инструменталистов и вокалистов, но — создателя и руководителя оркестра Анатолия Ивановича Полетаева. Потому что оркестр «Боян» — это и есть Полетаев!

Так есть, было и будет в любом творческом коллективе: музыканты, танцоры, артисты меняются, приходят и уходят, а коллектив жив, до тех пор, пока скрепляет его стержень — духовный лидер-вдохновитель. Несказанно грустно, к примеру, видеть (в особенности это характерно для «провинций»), как актеры того или иного театра до смерти съедают друг друга интригами и сведением счетов, а все потому, что в их театр десятками лет не ступала нога талантливого режиссера, существуют театральные подмостки не ради зрителя и творческого самовыражения, но ради самих подмостков… Год за годом любыми путями стремясь ликвидировать Полетаева, чиновники тем самым перечеркивают огромный пласт отечественной культуры, носителем которой Анатолий Иванович является. И — никакие авторитеты, пусть бы и сам Президент, им не указ!

Отчего же — так? Отчего столь наглы «ликвидаторы»? Отчего никто с них ни за что не спросит? Абсолютно они безнаказанны? Да оттого, господа, что давно уже перейден «тот рубеж, за который отступать нельзя». И пусть не обольщаются уважаемые члены Общественной палаты России: «необратимые процессы гибели отечественной культуры» уже идут, идут давно, полным ходом и — такое создается впечатление — в жестоко-плановом порядке, абсолютно безапелляционном для теряющего свое национальное самосознание народного большинства.

«РУСЬ ЕЩЕ ЖИВА, РУСЬ ЕЩЕ ПОЕТ…»


НЕ ТАК ДАВНО НА ЗАСЕДАНИИ Правительства РФ «схлестнулись» губернатор Нижегородской области В. Шанцев и министр экономики и развития Г. Греф. Губернатор посетовал на долгострой федерального значения — нижегородский цирк, на что министр отрезал:

— Клоунов у нас и так хватает: денег не дам!

Валерий Павлинович долго потом в центральных и местных СМИ возмущался:

— Что значит, не дам? Кто Греф такой, чтобы подобное заявлять?

Действительно — кто? Не царь же и не Бог, всего лишь один из многих чиновников по найму. Но ведь заявляет! Выходит, чувствует за собой и силу, и право. А забота нового нижегородского губернатора очень даже понятна.

Дело в том, что автор этих строк родился и вырос в Н. Новгороде, и знаете, какие мои самые яркие впечатления детства? Посещения цирка! Но в начале 1980-х гг. старое здание разрушили, на его месте стали возводить новое. С тех пор его строят, да не достроят, а нижегородская малышня, как, впрочем, и взрослые лишены огромного и не с чем не сравнимого удовольствия. Да и экономически это — ни в какие ворота: в голые стены вбуханы уже какие-то сумасшедшие деньги, эти средства «заморожены», теряются и возможные доходы от эксплуатации во все времена популярного объекта «соцкультбыта».

Ну, хорошо — цирки нам не нужны. А музеи? Видимо, тоже, поскольку краеведческий музей в Н. Новгороде уже многие годы закрыт на реконструкцию, и конца и края работам из-за нищенского финансирования не видно…

Но беда, представьте себе, вовсе не в этом. Жили же наши предки — столетиями! — без цирков и театров, музеев и симфонических оркестров, и — ничего: детей рожали и воспитывали, по камешку выстраивая великую Россию! Беда и даже трагедия наших дней в том, что на Нижегородской, исконно РУССКОЙ земле, где проживает в подавляющем большинстве РУССКОЕ население, все РУССКОЕ предельно выхолощено. Проявляется это повсюду, на каждом шагу и во всем.

В том, что в наших паспортах нового образца и в Конституции РФ — Основном законе, по которому мы, собственно, и живем, понятия «русский», «русские» напрочь отсутствуют. В сладкоголосых или лающих мелодиях, рвущихся с телеэкранов и мощных динамиков. В иноязычных торговых вывесках и рекламных щитах, заполонивших улицы. В коридорах русскоговорящих (но не РУССКИХ по духу) детсадах, школах и вузах. В состоянии так называемой культурной среды, само назначение которой — впитывать в себя и нести людям их самобытное, национальное, родное, то, что скрепляет, дает ощущение единения и будущности. Но «впитывать» почти нечего. И почти некому…

Москва, при всем видимом многообразии и богатстве ее культурной жизни, ничем от Нижнего или любого другого областного центра не отличается. Разве что иноязычных вывесок многократно больше и уровень унифицированных «общечеловеческих ценностей» несравненно выше.

Праздник 4 ноября, который наконец-то вернулся в Россию и который как в Москве, так и в Н. Новгороде широко отмечался в прошлом году, в этом смысле мало что дал. Содержание в него вложили: отнюдь не в честь победы Нижегородского ополчения над польско-литовскими оккупантами, но — во имя гипотетического единства неких обезличенных народов. А российские СМИ — те не только не разъяснили людям сути вновь обретенного празднества, но и здесь, как водится, от души порезвились в поисках очередных сенсаций: кто-то авторитетно заявлял, что Кузьма Минин — доподлинно крещеный татарин, хотя в Балахне, на его родине, татары сроду не селились, а кто-то всесторонне мусолил мыслишку, что национальный герой, будучи в Москве, нагулял с чьей-то еврейской дщерью наследника, отпрыски которого позже получили фамилию Мининзон (один такой по сей день здравствует, изучая родную флору и фауну на биофаке Нижегородского госуниверситета)… Понимая все это, поневоле затянешь вслед знаменитому Монастырскому хоралу Анатолия Полетаева на слова иеромонаха Романа: «Русь еще жива, Русь еще поет…».

Следуя этой логике, скоро еще одним РУССКИМ оркестром, которых сегодня и так по пальцам перечесть, в Москве и России станет меньше. Не петь скоро «Бояну»! Кто же будет петь? А пара-тройка пробивных голосистых дам в кокошниках, которых держат на эстраде, дабы подчеркнуть: кто бы что не говорил, как бы не стенал, а вот она, русская культура, убедитесь!
Но вернемся к «Бояну».

ТАЛАНТЫ И «ПОКЛОННИКИ»


СЛОЖНОСТЬ СИТУАЦИИ, на первый взгляд, в том, что оркестр попал в жернова между местной московской и федеральной властью: столица и «центр», как известно, давно и стабильно пребывают в некоторой конфронтации, в связи с чем столичный мэр Ю. Лужков и его первый зам. В. Шанцев ну никак и ничем «не смогли» помочь прославленному коллективу. А ведь могли бы! «Новая опера» — театр московской подчиненности, напомним, из «протекающего» кинотеатра «Зенит» переехал в отреставрированные, как теперь говорят, «валютные» помещения, не бедствуют в Москве и многие другие муниципальные учреждения культуры… И в то же время — губернатор В. Шанцев вступился за федеральный долгострой — нижегородский цирк (за что честь и хвала губернатору!). Значит… Значит, не в формах собственности дело, а в конкретной позиции конкретного человека. Такой человек в правительстве Москвы имеется.

Это зам. столичного мэра, курирующий имущественные отношения, О.Толкачев. Его имя и в предыдущей, и в нынешней статье упоминалось не раз, потому что от этого чиновника, к культуре отношения не имеющего, от его «мнения» и подписи зависела и зависит судьба уникального русского оркестра. Именно он и его подчиненные в свое время мытарили оркестр из одного подвала в другой, навязали «Бояну» кабальные условия аренды по кинотеатру «Зенит» и теперь добивают оркестр решениями арбитражных судов.

А сумма спора, знаете, какая? 390 693 р. 53 коп. — долг «Бояна» по арендной плате. По любым меркам, это смешные деньги — цена самой дешевой легковой «иномарки»! Две-три корпоративных вечеринки в «валютном» зале отреставрированной «Новой оперы»! Будь у «Бояна» должная материальная база, он бы и сам в два счета эти деньги заработал!

Как объясняют люди сведущие, «Зенит» оркестру О. Толмачев передавать не собирался, и сделал это лишь по настоянию мэра. У О. Толмачева и его соратников были и есть свои планы на здание бывшего кинотеатра на Таганке. Само здание планируется снести, а на его месте (элитный район столицы) возвести некую вышку стоимостью в десятки миллионов у.е. — это будет проект! Или люди сведущие ошибаются? Но тогда — к чему такое давление на оркестр и невероятная спешка с его выселением? Если судить по документам, то в «Зените"… давно уже нет оркестра, а у здания новый хозяин-пользователь!

26 июля 2005 г., то есть год назад, Ю.М.Лужков подписал постановление правительства Москвы N 549-ПП «О мерах в области молодежной политики по формированию гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде города Москвы». В нем, в частности, говорится:

«1. Поддержать предложения общественных молодежных и студенческих объединений города Москвы по формированию гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде…

5. Создать Государственное учреждение культуры города Москвы «Молодежный образовательно-досуговый клуб «Гражданская смена» (далее — ГУК «Гражданская смена»).

6. Комитету по культуре города Москвы:
6.1. Выступить учредителем Государственного учреждения культуры города Москвы «Гражданская смена» как учреждение культуры клубного типа и утвердить в установленном порядке устав учреждения по согласованию с Департаментом имущества города Москвы.
6.2. Назначить руководителя ГУК «Гражданская смена» и заключить с ним трудовой договор по согласованию с Департаментом имущества города Москвы.
6.3. Совместно с Комитетом по делам семьи и молодежи города Москвы в недельный срок подготовить и представить Мэру Москвы предложения по обеспечению деятельности киноконцертного комплекса «Зенит» для реализации мероприятий городского факультатива «Гражданская смена» в 2005 году.
6.4. Предусмотреть возможность использования совместно с Государственным учреждением культуры города Москвы «Московский Открытый студенческий театр» помещения по адресу: ул. Таганская, д.40/42 на период с 1 сентября 2005 г. по 1 сентября 2007 г. для реализации мероприятий городского факультатива «Гражданская смена».

7. Департаменту имущества города Москвы:
7.1. Передать помещение киноконцертного комплекса «Зенит» по адресу: ул. Таганская, д.40/42 в оперативное управление ГУК «Гражданская смена» после регистрации учреждения в установленном порядке в качестве юридического лица (п.5) для организации молодежного образовательного досугового клуба.
7.2. Оформить передачу помещения в установленном порядке…

9. Финансово-хозяйственному управлению Мэрии Москвы:
9.1. Выступить заказчиком по проведению текущих ремонтных работ помещения (п. 7.1) и представить до 1 августа 2005 г. в Департамент финансов города Москвы заявку на объем финансирования указанных работ для включения этих расходов в проект бюджета города Москвы на 2006 год.

10. Департаменту финансов города Москвы:
10.1. Учитывая непредвиденность расходов, выделить в III квартале 2005 года Комитету по культуре города Москвы 3 000 000 рублей на реализацию мероприятий городского факультатива «Гражданская смена» за счет резервного фонда, предусмотренного в бюджете города Москвы на 2005 год…».

Любопытный во всех отношениях документ.
Из него, например, явствует, что создается ГУК «Гражданская смена» конкретно ради одноименного городского факультатива, этому факультативу в III квартале 2005 г. из городской казны выделяется 3 000 000 рублей (тут дело не одной «иномаркой» попахивает), а работать факультативу предстоит в период с 1 сентября 2005 г. по 1 сентября 2007 г. Что это за период? Он предшествует очередным выборам в Государственную думу, а там и президентские выборы не за горой. То, что создается факультатив в сугубо тактических и конъюнктурных целях, подтверждает «Концепция формирования гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде города Москвы», которая принята приложением к вышеназванному постановлению. В разделе «Цели и задачи организации городского факультатива «Гражданская смена» читаем:

«В Москве действует свыше 118 высших учебных заведений, в которых обучается более 800 тысяч студентов по всем формам обучения, из них более 350 тысяч — на дневных отделениях. Молодые граждане сегодня не объединены в какие-либо значимые союзы или организации. Гражданские и политические ориентиры в основной массе молодежной среды размыты, что приводит к пассивной гражданской позиции по отношению к проблемам развития России, отсутствию интереса к действиям органов государственной власти всех уровней и иных институтов демократического государства». И далее: «С целью воспитания гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде предлагается организовать проведение городского факультатива «Гражданская смена» в ВУЗах Москвы, который будет представлять систему постоянно действующих мероприятий, в том числе:
— публичных лекций в ВУЗах;
— циклов углубленных трехдневных семинаров;
— постоянно действующего молодежного образовательно-досугового городского клуба»
.

Не будем вдаваться в детали того, что вкладывают авторы концепции в понимание «гражданского самосознания и патриотизма». Скажем только, что за истекший год «Гражданская смена» ничем особым себя в столице не проявила, если не считать участия ее юных представителей в каких-то «круглых» столах или пикете у гипермаркета «Рамстор» с требованием прекратить продажу алкоголя несовершеннолетним («Хватит спаивать наших детей!» — с такими плакатами в феврале этого года стояли у магазина молодые люди, многим из которых едва исполнилось 18 лет). И — подчеркнем особо: уже изначально сама патриотическая идея «Гражданской смены» была ее проводниками опорочена. Потому что молодежному движению, во-первых, всучили помещение, которое по сей день занято (спорное, как говорят в юридических документах), а во-вторых, теперь, козыряя картой, что, дескать, «ребятишкам заниматься негде», гонят на улицу уникальный русский оркестр «Боян» — в полном смысле патриотический и непреходящий (да многие-многие годы вперед) культурный проект!

По всей видимости, Юрия Михайловича его подчиненные из каких-то своих шкурных интересов вновь элементарно подставили. И можно не сомневаться, что с появлением на Таганке судебных приставов предстоит здесь, как и в Южном Бутове, нешуточная «баталия», потому что у оркестра «Боян» сотни, тысячи истовых поклонников, и они грудью встанут на защиту любимого коллектива!

Правда, ничего этого не случится, если мэр столицы сам приедет в «Зенит», все увидит собственными глазами и по душам поговорит со своим ровесником — народным артистом СССР и России замечательным музыкантом и человеком Анатолием Ивановичем Полетаевым. Убежден: двум этим незаурядным людям делить нечего, кроме своей персональной ответственности за подрастающие поколения, за будущее России!

А вообще-то, другому бы гостю побывать в оркестре. Кому это по должности, по чину положено. Ждут его здесь, не дождутся, причем долгие годы. Имею в виду в недавнем прошлом министра культуры РФ, а ныне главу Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Ефимовича Швыдкого.

КУЛЬТУРНАЯ «РЕВОЛЮЦИЯ»


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭТОГО ДОКТОРА искусствоведения, специалиста по истории английского театра, а по совместительству министра, главы федерального агентства и шоумена носит поистине скандальный и провокационный характер.

То он забесплатно, за здорово живешь хочет передать на Запад коллекцию бесценных раритетных рисунков. То судится со своим министром, потому что тот обвиняет М. Швыдкого, своего предшественника, в насаждении взяточничества. Потом заламывает такую цену за реставрацию Большого театра, что у мировой культурной общественности дух захватывает (после «уговоров» цену многократно снижает). Теперь выясняется, что в подведомственных ему музеях, в том числе в такой сокровищнице, как Эрмитаж, нет самого необходимого — учета хранения, прут из музеев ложками, вазами и картинами все, кому не лень!

М.Швыдкой ни разу не принял своего подчиненного — руководителя Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» А.И.Полетаева, не был ни на одном концерте известного на весь мир коллектива. Не помог даже малым рублем. Издал приказ: «Ликвидировать».

В то же время его ведомство неизменно находит сотни тысяч у.е. на оперные постановки, где академически выверено звучит мат, на фильмы с символичными и многоговорящими названиями типа «Сволочи».

Его самодовольная физиономия не сходит с экранов телевизоров. Говорит он взахлеб, и все больше об идеалах «общечеловеческих». О его телепередаче «Культурная революция» кто только не писал, и повторять не хочется, но выделим ее лейтмотив — недвусмысленный призыв к перевороту в культурной сфере, наподобие того, что совершили в ходе Культурной революции по приказу «реформатора» Мао китайские хунвэйбины.

Революция у нас, однако, — тихая, то есть куда более «культурная». Книг на площадях не жгут, за решетку певцов и поэтов не сажают. Просто «опасные» книги не издают, или же тиражи их столь мизерны, что влияния они на умы практически не имеют, на сцену, в теле- и радиоэфир не пускают. Все равно — ЛИКВИДИРУЮТ, но тихо-мирно, «в правовом поле», используя целый арсенал изощренных «рычагов», в том числе самый главный — финансовый. Соловья, как известно, баснями не кормят, но ведь и верно — до песен ли, когда кушать нечего?

Вот и стоят по всей стране недостроенные цирки (пусть, дескать, дети смотрят по телевизору «Кривые зеркала»), десятилетиями закрыты «на реставрацию» музеи (мол, о родной истории и по книжкам можно почитать, только где вот они — эти книжки?). Пустуют филармонии, театры («А что бы вы хотели — народ-то нынче малокультурный пошел!»)… Образован ли, не образован народ, но неизменно уныл, раздавлен и ни в какую не хочет размножаться (демографические проблемы вышли у нас на передний план)…

Но, быть может, и задача у швыдких такая — нас всех тихой сапой взять и ликвидировать? Говорила же бывшая английская премьерша Тэтчер, что достаточно в России и 15 млн. аборигенов, чтобы обслужить нефтегазоносную трубу, а «железная леди» просто так слова на ветер не бросает…

Нас и ликвидируют! Если мы не перестанем вести себя, как стадо бессловесных баранов! И если не защитим народное наше достояние — русский оркестр «Боян»!

* * *


На днях оркестр «Боян» подает кассационную жалобу в Верховный арбитражный суд РФ, последнюю судебную инстанцию. Так что какие-то надежды на то, что не окажется коллектив на улице, все-таки есть.
В конце концов, и поддержка Президента России — многого это стоит. Как уже говорилось, готовят В.В.Путину доклад по «Бояну». Интересно — что доложат?

Сергей Васильевич СКАТОВ, участник Ассоциации православно-патриотических СМИ, Координатор Движения «Народный Собор»

http://rusk.ru/st.php?idar=104461

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  www.goldkupol.ru    17.08.2006 15:49
Друзья, мы Фонд "Золотые купола Ярославии" с болью в сердце прочитали про русский оркестр "Боян" и молитвено просим Господа помочь вашему делу. Уповайте на милость Божию и будет так, как вам надо.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru