Русская линия
Русская линия Игорь Алексеев08.05.2006 

«Политическое разъединение погубило русский народ, церковное объединение спасёт его…»
Страницы истории «Казанского Братства защиты Святой Православной Веры»

После прихода в октябре 1917 г. к власти в России богоборческого режима для многих русских людей единственной надеждой на спасение поруганного Отечества оставалась Русская Православная Церковь (РПЦ), которой в общественном сознании, как и в далёкое «смутное время», вновь стала отводиться роль не только религиозно-нравственного, но и государствообразующего «стержня», призванного «нанизать» на себя представителей различных общественно-политических взглядов и тем самым удержать страну от скатывания в пропасть братоубийственной гражданской войны. На волне пробуждающихся державно-патриотических настроений, сопровождавшихся острым недовольством социально активной части православного духовенства и прихожан репрессивными действиями большевиков в отношении РПЦ, начали создаваться различные церковно-общественные организации. Одной из таковых стало созданное в 1918 г. «Казанское Братство защиты Святой Православной Веры» (КБЗСПВ). Весьма показательно, что его главным вдохновителем и руководителем являлся один из известных в недалёком прошлом деятелей местного право-монархического движения — священник Николай Михайлович Троицкий (1873 — 1937), расстрелянный впоследствии в Казани по приговору «тройки» НКВД ТАССР.[1]

Идеология Братства, несмотря на несомненную опасность открытого следования «непролетарским» курсом, носила ярко выраженный консервативно-державный характер. Создание КБЗСПВ явилось выражением общественных надежд на национально-религиозное возрождение русского народа и его государственных традиций путём объединения вокруг РПЦ и единого духовного лидера — Патриарха Московского и Всея Руси Тихона (в миру — В.И.Беллавина), объявленного «единственным вождём православного русского народа». К сожалению, о деятельности Братства и его лидерах известно ещё немного, но и уже собранная и обобщённая информация позволяет утверждать, что это была достаточно влиятельная организация, пользовавшаяся авторитетом у представителей многих социальных групп местного русского населения.

Согласно сведениям, содержащимся в N 7 — 8 (от 8 — 22 апреля) «Известий по Казанской Епархии» за 1918 г., «особое «Епархиальное Братство защиты Православной веры» было организовано «с 1918 года» при «Православном Церковном Союзе Казанской Епархии», объединявшем в своих рядах клир, монашествующих и мирян. Триединой целью этого Союза, оформившегося в сентябре 1917 г., согласно его Уставу, являлась: «а) деятельность на пользу Православной Церкви — духовно-просветительная, благотворительная и материально-хозяйственная, б) представительство, поддержание и защита интересов Православной Церкви (как то: духовенства, монашества и мирян) Казанской епархии пред обще-Российскою и местной церковною властию, учреждениями гражданскими и всякого рода организациями; в) поддержание правильного порядка церковной жизни епархии и развитие и совершенствование пастырского дела».

Первое обращение КБЗСПВ под названием «Становитесь в ряды защитников Православной Веры!» начиналось словами: «Отечество погибает. Церковь — в опасности… Близок час, когда Русское имя будет вычеркнуто из списка великих народов; когда Православная Церковь придёт в состояние нищеты и унижения. Среди политических деятелей нет спасителя: оскудел государственный разум русского народа; убит в нём дух собирающий и созидающий. Спасение наше от БОГА: спасение придёт от ЦЕРКВИ». Призывая русских людей к духовному подвигу во имя спасения православной державной России по примеру, продемонстрированному Патриархом Московским и Всея Руси Тихоном, Братство призывало их объединяться «около святых храмов».

Цель Братства становилась понятной уже из его названия. «Оно, — говорилось в означенном обращении, — имеет в виду объединить и сковать в могучую христианскую рать всех христианских борцов, всех, кому дорога св. Церковь, кто не боится подвига, у кого душа наболела, у кого светильник веры не угас. Братство требует от своих членов мужества, чистой веры и христианского подвига, но оно обещает победу над злом и радость духовной победы. Становитесь же в ряды его чуждые страха Иудейска, умножайте рать христианских борцов. Впереди нас ждёт слава Церкви и духовное возрождение отечества.

Прочь страх и смущение! «Тецыте и Миру проповедуйте, яко воста Господь, умертвивый смерть», а с Ним воскреснет в духовной силе, правде и красоте наша «Русь Державная, наша Родина Православная».

В качестве своего главного покровительствующего церковно-государственного символа Братство выбрало образ Священномученика святителя Ермогена (Гермогена) — первого митрополита Казанского и Астраханского, а впоследствии — в 1606 — 1612 гг. — Патриарха Московского и Всея Руси, уморенного голодом польскими интервентами за свою непреклонную патриотическую позицию.

В феврале — марте 1918 г. члены КБЗСПВ принимали участие в проводившихся «Православным Церковным Союзом Казанской Епархии» многочисленных протестных собраниях и гражданских акциях против запретов преподавания Закона Божия и молитв в низших и средних учебных заведениях г. Казани, введённых декретами комиссара просвещения Казанской Советской Рабоче-Крестьянской Республики А.А.Максимова. Среди таковых значились: собрания прихожан (проходившие в Богоявленском храме г. Казани), родительских комитетов (имевшие место в актовом зале Казанского университета), представителей приходов (проводившиеся совместно «с приглашёнными депутатами Крестьянского Съезда» в Воскресенском храме г. Казани) и другие.

Своеобразным апофеозом этой деятельности стал визит 11 марта 1918 г. к А.А.Максимову особой депутации «представителей приходов г. Казани, Алафузовских фабрик и Порохового завода в количестве до 200 человек». По сообщению «Известий по Казанской Епархии», они в категорической форме потребовали отмены вышеозначенных декретов, после чего комиссар просвещения «обещал обо всём доложить Совету [Народных] комиссаров и дал обещание исполнить желание собравшихся». «Собрание в помещении Комиссариата, — говорилось там же, — как и следовало, закончилось по Русскому, православному обычаю молитвой, воодушевлённо пропетой всеми присутствующими».

Пик социально-правозащитной активности Братства пришёлся на май — июнь 1918 г. 5 — 6 мая 1918 г. в Свияжском Успенском Богородицком мужском монастыре состоялось многолюдное торжество перенесения мощей его основателя — святителя Германа (в миру — Г. Ф.Садырева-Полева) из тёплой церкви в собор, в которых, по сообщению «Известий по Казанской Епархии», помимо прочих, приняли участие «богомольцы — члены Братства Защиты Св. [Православной] веры, прибывшие из Казани на особом пароходе». Члены КБЗСПВ приняли также живое участие в проходившем 13 мая 1918 г. в г. Казани многотысячном крестном ходе «в честь и память» Священномученика Ермогена. 27 мая — в продолжение «Ермогеновских торжеств» — в актовом зале Казанского университета под руководством и ответственностью священника Н.М.Троицкого прошло духовное музыкально-литературное собрание в пользу Братства (с участием хора местного «Союза диаконов и псаломщиков»).

В то же время по инициативе и под руководством священника Н.М.Троицкого была сформирована специальная депутация «от лица духовенства и мирян» (включавшая в себя, помимо прочих, представителей «от Порохового, Алафузовского и Крестовниковского казанских заводов»), которая отправилась в г. Москву к Патриарху Тихону и в Совет Народных Комиссаров РСФСР. «Депутация, — сообщалось в «Известиях по Казанской Епархии», — имеет [цель] поднести Его Святейшеству в роскошной папке от церковной Казани сыновное приветствие и ознакомить печальника земли русской с деятельностью церковных организаций Казанской Епархии. Между прочим депутация посетит Совет Народных Комиссаров, где будут ею обжалованы действия Казанского Комиссара Просвещения и возбуждён ряд ходатайств по вопросам преподавания Закона Божия в школе, освобождения занятых по распоряжениям правящей власти учебных заведений и под.[обные]».

Как явствовало из докладов членов депутации КБЗСПВ присяжных поверенных Н.И.Миролюбова и А.П.Эрахтина, сделанных 18 июня 1918 г. на утреннем заседании I-го Епархиального Собрания Казанской епархии, её представители встретились с Патриархом Тихоном два раза. На первой аудиенции, состоявшейся «в епархиальном доме», членами депутации был зачитан приветственный адрес и произнесён целый ряд речей.

Особой пронзительностью при этом отличалось «Сыновнее приветствие Его Святейшеству, Всероссийскому Патриарху от Церковной Казани» (опубликованное в N 11 — 12 «Известий по Казанской Епархии» за 1918 г.), в котором говорилось:

«Ваше Святейшество,
Всеобщий отец и Печальник земли Русской!


Весь православно верующий русский народ преклонился перед подвигом дерзновенного стояния за правду Христову, какой принят на себя Вашим Святейшеством. В Вашем лице Господь воздвиг Пастыря по сердцу русского народа, дал ему во дни страшного лихолетья яко стену медяну: Святейший патриарх Всероссийский — это гранитная скала, о которую разобьются все козни врагов русской церкви и дорогого всем нам прежде, а наипаче теперь, отечества. Патриарх — святыня русской народной души, олицетворение лучших чаяний и стремлений, это — знамя борьбы, около которого собираются и объединяются лучшие силы русской церкви. На Ваше Святейшество смотрит вся Россия, истекающая кровью, но всё ещё верующая и в своё спасение и жаждущая избавления. От земных деятелей она, наученная горьким опытом, не ждёт помощи: всё своё упование она возложила на Церковь, возглавленную Вашим Святейшеством. Политическое разделение погубило русский народ, церковное объединение спасёт его. Ваше Святейшество — единственный Вождь, способный вывести русский народ с пути разрушения на путь созидательного и мирного творчества, Вы — тот пророк, по слову которого дух жизни войдёт в русские сухие кости, и оживёт мёртвое поле, и там, где была смерть и мерзость запустения, процветает[2] новая жизнь. Ведите же нас, Великий Пастырь, к этой жизни труда и взаимной, самоотверженной любви, по которой истосковалась русская душа. Мы готовы на подвиг, мы вверяем себя руководству Вашей любви апостольской и Вашего церковного разума. Казанское Братство защиты св. веры, возникшее в дни русского позора, по Вашему Архипастырскому призыву, напрягает все свои силы в борьбе за святыни русской земли. Борьба тяжела, она требует жертв, но мы — члены Братства, в единении со всеми приходами г. Казани и Казанской епархии, родительскими и рабочими организациями, и решили[3] поведать Вашему Святейшеству о нашей полной готовности продолжать борьбу до конца, до победы, надеяться на которую мы имеем много оснований.

Наша делегация повергнет к Вашим ногам воодушевляющие нас чувства любви к св. Церкви и погибающему отечеству и убедит Ваше Святейшество в том, что Вы не одиноки на поле брани, что Ваш голос слышит Россия, слышат и трепещут его враги Церкви[4]. Православная Казань дерзает просить Вас, наш Верховный Архипастырь: благословите нашу делегацию и в лице её всю Каз. Церковь иконою св. Свят. Ермогена, — нашего Великого Земляка — освящённою на его св. мощах — и, если сие не будет великою дерзостью с нашей стороны, разрешите вложить в неё частицу Его св. мощей. Ваше благословение вольёт в наши сердца дух мужества, и молитвами св. свят. Ермогена Господь да подаст борцам за веру радость духовной победы над врагами Церкви и отечества".

Отвечая на приветствия в свой адрес, Патриарх Тихон выразил пожелание, чтобы «прихожане принимали в Церкви более активное участие и в единении с духовенством устрояли приходскую жизнь», а также нашёл полезным, чтобы «твёрдое намерение родительских комитетов отстоять преподавание Закона Божия в школах и религиозное рвение рабочих и крестьян доводилось как можно чаще до сведения народных комиссаров, которые должны знать подлинный голос православного народа».

Во время второй аудиенции, состоявшейся в покоях Патриарха, он «просил передать православному населению Казанской епархии свой отчий привет и патриаршее благословение», а также вручил депутации икону Священномученика Ермогена (Гермогена) «с частицею мощей для передачи в благословение Казанской Церкви». В ответ члены депутации просили его посетить г. Казань. Патриарх Тихон «обещал побывать в Казани», но заметил при этом, что, «к сожалению, переживаемый момент и близость возобновления занятий Церковного Собора не позволяют Ему привести в исполнение это обещание в ближайшем будущем».

Удалось членам депутации КБЗСПВ посетить и Совет Народных Комиссаров РСФСР. «Не без труда добиваясь приёма у управляющего делами Совета народных комиссаров, — сообщалось об этом в докладах Н.И.Миролюбова и А.П.Эрахтина, — делегация заявила ему, в самой категорической форме, что православное население г. Казани требует свободного преподавания Закона Божия в православных русских школах и глубоко возмущается теми препятствиями, которые воздвигает на этом пути местная советская власть, тем более, что та же власть официально признала за мусульманскими учебными заведениями право на свободное преподавание их Закона веры. Члены делегации — представители рабочих и крестьян ясно и определённо заявили, что они не признают русской школы без обязательного преподавания Закона Божия, что они в такую школу посылать детей своих не будут, что все посягательства на церковное достояние вызывают в православном русском народе искреннее и глубокое возмущение и что они будут стойко защищать своё естественное и законное право свободно и публично удовлетворять свои религиозные потребности, в чём бы оне не выражались».

19 июня 1918 г. состоялось торжественное перенесение «крестным ходом всем составом Еп.[архиального] Собрания» патриаршего дара — иконы Священномученика Ермогена (Гермогена) — из Воскресенского храма в церковь Окружного женского духовного училища, в помещении которого проходили заседания I-го Епархиального Собрания Казанской епархии. Таким образом, во многом благодаря стараниям КБЗСПВ, эта святыня превратилась в один из основных символов духовного противостояния православных верующих и духовенства г. Казани и Казанской епархии политике открытого притеснения со стороны новых властей.

Также, по сообщению историка А.В.Журавского, члены Братства, совместно с представителями «Православного Церковного Союза Казанской Епархии» и крестьянами, добились освобождения до судебного разбирательства в революционном трибунале и отдачи на поруки настоятеля Богородицкой Раифской пустыни игумена Варсонофия, арестованного 27 апреля 1918 г. за проведения собрания по организации защиты обители от грабителей. Кроме этого, в июне 1918 г. под угрозой забастовки рабочих Алафузовского и Порохового заводов, организованных священником Н.М.Троицким, на поруки был также отпущен управляющий (на правах настоятеля) Свияжским Успенским Богородицким мужским монастырём епископ Амвросий (в миру — В. Гудко), арестованный по очередному «Раифскому делу».[5]

В августе 1918 г. — после занятия г. Казани частями «Народной Армии» и «белочехами» — КБЗСПВ активно откликнулось на изложенные в посланиях «по поводу переживаемых событий» к православным верующим и духовенству призывы митрополита Казанского и Свияжского Иакова (в миру — И.А.Пятницкого) молитвенными подвигами, материальными жертвами и личным участием в добровольческих частях и уходе за ранеными способствовать «полной победе над врагом за свободу нашей Церкви и за благо всей нашей страны». Но, к сожалению, силы сторон оказались неравными. После «освобождения» г. Казани частями «Красной Армии» — в условиях официально объявленного и открыто проводившегося массового «красного террора» — деятельность Братства стала невозможной, а многих его членов и сторонников постигла печальная участь большинства противников богоборческой власти.



СНОСКИ:
1. Материалы для канонизации в сонме новомучеников РПЦ XX века протоиерея г. Казани о. Н.М.Троицкого были подготовлены и сданы, в числе прочих, в 2005 г. Отделом по канонизации святых Казанской епархии Московского Патриархата РПЦ в синодальную комиссию по канонизации.
2. Так в оригинале.
3. Так в оригинале.
4. Так в оригинале.
5. Епископ Амвросий был очень неудобной фигурой не только для большевиков, но и для их «либеральных» предшественников, так как не скрывал своих монархических убеждений и открыто обличал губителей России. Ещё летом 1917 г., по доносу, ему в вину вменялось произнесение речи, которой он якобы «восстанавливал народ против Временного Правительства и нового строя», а также составление некой телеграммы, в коей Амвросий будто бы выражал «надежду на восстановление самодержавного строя». Будучи вынужденным оправдываться перед Казанской Духовной Консисторией, епископ ответил на это 31 октября 1917 г. что: «Всё изложенное о моей деятельности в донесении Г.[осподину] Товарищу Министра Исповеданий настолько далеко от истины, что я, по Архиерейской совести, должен назвать его самой наглой, бессовестной и злонамеренной ложью». «Не помню, — замечал он далее, — чтобы я посылал кому-либо телеграмму с выражением надежды на восстановление в России самодержавного строя. Думаю, что какая-то „Комиссия“ сообщает подложную телеграмму. Впрочем, если бы я или кто-либо другой и позволил себе выражать подобную надежду, как своё личное мнение, в частной телеграмме или письме, то, полагаю, после объявления революционным Правительством всех свобод и затем, при наблюдении всех тех ужасов, каких мы являемся очевидцами по всей России вообще и в соседней Казани в частности, — едва ли дозволившего себе подобную смелость можно [было] бы назвать преступником, особенно если бы он мечтал о самодержавии не в духе Николая II-го, а Александра III-го, когда Русь наша была славна, сильна, мирна, а всем её врагам и злодеям страшна».
Столь принципиальная жизненная позиция епископа Амвросия стоила ему — уже в большевистской России — сначала свободы, а затем и самой жизни. В июле 1918 г. он был зверски убит красноармейцами в Свияжске с санкции прибывшего туда для организации контрнаступления под Казанью наркома Л.Д.Троцкого. В 1999 г. епископ Амвросий (в миру — В. Гудко) был канонизирован как местночтимый святой Казанской епархии РПЦ, а затем — на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ, проходившем в Москве 13 — 16 августа 2000 года, — прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских.



Источники и литература:
Алексеев И.Е. Русское национальное движение в Казанской губернии и Татарстане: конец XIX — начало XXI веков (опыт словаря). — Казань: Изд-во «Мастер Лайн», 2004.;
Известия по Казанской Епархии. — 1918. — N 11 — 12 (8 — 22 июня).
Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (Казань)

http://rusk.ru/st.php?idar=104328

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru