Русская линия
Русская линия Игорь Алексеев26.04.2006 

«Нам теперь необходимо спокойствие и объединение…»
Правое дело купца А.И.Кукарникова и его соратников

Как известно, православная русская Казань дала черносотенному движению немало ярких, неординарных деятелей. Из них в общероссийском масштабе наибольшую известность получили руководитель «Царско-Народного Русского Общества», председатель Совета Казанского Губернского отдела «Союза Русского Народа» (КГО СРН) профессор В.Ф.Залеский и руководитель «Казанского Общества Трезвости» (КОТ), председатель Совета Казанского отдела «Русского Собрания» (КО РС) А.Т.Соловьёв.

Остальные же местные черносотенные лидеры, оказались в силу обстоятельств несколько оттеснены в тень этих знаменитостей, что по отношению ко многим из них вряд ли может быть признано справедливым. И, в первую очередь, это касается личности руководителя одновременно двух казанских право-монархических организаций — «Общества церковных старост и приходских попечителей города Казани» и Боголюбского отдела СРН купца А.И.Кукарникова.

Боголюбский староста


Андрей Иванович Кукарников родился в 1849 г. в купеческой семье, «приписанной» к заштатному городу Арск Казанской губернии. Русский, православного вероисповедания. Отец — купец Иван Андреевич Кукарников (1810 — 1872), мать — Агриппина Ильинична (урождённая Макарова), имел брата и сестру — Александра и Клавдию. Многочисленный купеческий род Кукарниковых (прежде, по сведениям казанского краеведа Н.Я.Агафонова, звавшихся Кукариновыми) был к тому времени уже достаточно известен не только в самой Казанской губернии, но и за её пределами.

Андрей Иванович был женат на Софии Ивановне Кукарниковой (урождённой Лебедевой) и имел шестерых детей (сыновей Ивана, Сергея, Александра и дочерей Марию, Агриппину и Веру), двое из которых — Агриппина и Александр, посвятившие себя служению Богу, прославились в дальнейшем в чине новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви (РПЦ).

Ещё молодым человеком А.И.Кукарников поступил на службу в имение знатных коммерсантов — купцов Ивана Николаевича и Михаила Николаевича Журавлёвых, с которой оказалась связана большая часть его жизни. Заведуя всеми их делами на протяжении тридцати восьми лет, Андрей Иванович внёс заметный вклад в социальное и хозяйственное развитие Казани. Так, в частности, известно, что именно под его непосредственным наблюдением здесь — под Крепостью (как раньше назывался Казанский Кремль) — был построен знаменитый бесплатный «журавлёвский» ночлежный приют на 288 человек («со всеми удобствами для ночлежников»), пожертвованный затем городу. Кроме этого, А.И.Кукарников несколько лет состоял главным агентом пароходной компании «Надежда» по транспортировке кладей. Известно также, что он являлся землевладельцем Казанской губернии (по состоянию на начало 1906 г. владел 205 десятинами удобной земли при деревне Твиритиновка Кощаковской волости Казанского уезда). А.И.Кукарников был награждён «двумя большими золотыми медалями на Аннинской и Станиславской лентах».

Боголюбская (Екатерининская) церковь Казани (1878 г.)
Боголюбская (Екатерининская) церковь Казани (1878 г.)
Будучи человеком консервативных взглядов и убеждённым ревнителем православия, Андрей Иванович много сил и времени отдавал делу возрождения приходских организаций, являлся организатором и председателем Боголюбского церковно-приходского попечительства. При этом местом его неизменного духовного притяжения всегда оставалась Боголюбская (Екатерининская) церковь[1], действовавшая в Адмиралтейской слободе Казани. Во многом благодаря усилиям А.И.Кукарникова в 1905 — начале 1910-х гг. она превратилась в настоящий центр черносотенного движения в Адмиралтейской и Ягодной слободах, представлявших собой крупный промышленно-рабочий район города.

«Общество церковных старост и приходских попечителей города Казани»


После казанской октябрьской «смуты» 1905 г., закончившейся победой монархических сил, в местных консервативных кругах окончательно созрело понимание того, что эффективное противостояние революционно-либеральной крамоле возможно лишь на путях организационного объединения всех черносотенных элементов. Практически одновременно с долгожданным официальным открытием деятельности КО РС (произошедшим 6 декабря 1905 г.) в Казани возникли ещё две право-монархические организации — «Царско-Народное Русское Общество» (ЦНРО) (созданное 4 декабря 1905 г.) и «Общество церковных старост и приходских попечителей города Казани» (ОЦСПП), которое возглавил купец А.И.Кукарников.

Не дожидаясь, пока представители казанского православного духовенства, размежевавшегося на политической почве на консерваторов и расписавшихся в своих симпатиях к октябристам «обновленцев», решаться, наконец, возглавить охранительное народное движение, местные монархисты решили обойтись своими силами, сделав ставку на объединение церковных старост, попечителей и уполномоченных представителей приходов.

1 (или, по другим источникам, 4) декабря 1905 г. «по почину старосты Боголюбской г.[орода] Казани церкви, Арского купца Андрея Ивановича Кукарникова, обратившегося к содействию известного печальника о храмах Божиих и патриота, Потомственного почётного гражданина, старосты Владимирского собора, Лаврентия Арефьевича Матвеевского», на квартиру последнего были приглашены более двадцати знакомых им старост, приходских попечителей и почётных прихожан казанских церквей (В.И.Веселов, Д.С.Войлошников, Е.Е.Дружинин, З.В.Журавлёв, С.А.Землянов, Г (Е).П.Отпущенников, И.С.Перов, А.П.Романов, Я.С.Смоленцев, Е.Е.Софронов, А.Т.Тихомирнов, П.В.Унженин и другие), которые и постановили образовать ОЦСПП «для проведения в жизнь мирным путём дарованных Государем Императором великих благодеяний русскому народу и для водворения мира и спокойствия в наше смутное и тяжёлое время».[2]

Одновременно участники собрания обратились с призывом ко всему русскому народу (и, прежде всего, «к церковным старостам уездных городов и селений Казанской губернии») присоединиться к их «союзу истинно-Русских людей» для «охраны Св.[ятой] Церкви, обожаемого Монарха и правительства» и «скорейшего и спокойного» проведения в жизнь Высочайших Манифестов 17 октября и 3 ноября 1905 г. «Когда враги Святой Церкви, Государя и Отечества, — говорилось, в частности, в первом постановлении ОЦСПП, — организованной партией колеблют основы нашей Родины, кощунствуют над Св.[ятой] Церковью и нагло посягают на священную Особу Государя, чтобы сделать из Святой Руси республику, всё верное и преданное Св.[ятой] Церкви и Государю население не сплочено и разрозненно.

Нам необходимо спешно объединиться и организовать из себя ту силу, какую мы в действительности представляем. И она будет истинно страшна не только крамоле, но и внешним врагам».

Заявляя, что их организация «основывается исключительно для мирной охраны, и не должно быть насилия над жизнью и имуществом граждан», «старостинцы» подчёркивали: «Нам теперь необходимо спокойствие и объединение, чтобы правительство вполне могло отдаться делу проведения в жизнь Высочайших Манифестов, а нам, объединясь, избрать из среды себя и послать из городов и селений достойных испытанных людей в Государственную Думу, где они пред Государем Императором, как дети пред своим отцом, обсудят наши нужды и облегчат наше положение».

Данное постановление, как и принятое вслед за ним «Обращение церковных старост, председателей церковно-приходских попечительств и прихожан церквей г.[орода] Казани к русскому народу», подписанное от имени «Комитета союза истинно-Русских людей», не содержали ещё в себе чётко сформулированных политических установок. Законченную право-монархическую направленность они обрели уже в последующих документах, отчасти подкорректировавших и конкретизировавших положения первых постановлений, обращений и заявлений ОЦСПП. Судя по всему, главная заслуга в этом принадлежала именно А.И.Кукарникову, который, сам до конца оставаясь убеждённым консерватором, не дал «старостинскому» обществу возможности эволюционировать в сторону октябризма, хотя ради этого в результате и пришлось пойти на значительные жертвы.

ОЦСПП выработало и приняло собственную программу, некоторые положения которой несколько отличались от положений аналогичных документов известных общероссийских черносотенных организаций. Главная задача общества заключались в том, чтобы возродить православные церковно-приходские организации и превратить их во всероссийскую «церковно-государственную» единицу (путём изменения системы выборов, которые ОЦСПП предлагало назначить по приходам). «Православной Церкви, — говорилось в первом пункте программы ОЦСПП, — должна принадлежать свобода самоуправления и жизни. Устройство прихода, как правоспособной церковно-гражданской общины, должно быть положено в основание всего церковного и государственного строя».

«Первою ступенью при голосовании выборных как в местные учреждения, так и в Государственную Думу, — разъяснялось далее, — должен быть приход». Для этого ОЦСПП намеревалось заручиться поддержкой духовенства, одновременно призывая декоммерциализировать и поставить его деятельность под контроль прихожан. «Нам необходимо, — говорилось в одном из первых обращений общества, — уничтожить в городах и в сёлах плату духовенству за каждую требу отдельно и сбор руги, заменив окладом жалованья; этим мы возвысим в глазах общества духовных особ, как наших духовных пастырей. Вопрос этот нужно бы обсудить совместно с духовенством, и сделать его выборным с условием, что, [если] оно любимо приходом, то не переводить ради повышения и наград, а награждать и повышать на месте служения, согласно ходатайства прихожан».

Подобно организаторам ЦНРО и КО РС, отцы-учредители «старостинского» общества выступили с резким осуждением революционной смуты, республиканской формы правления, стачек и забастовок (особенно на железных дорогах, почтах и телеграфах), подчёркнули своё благожелательное отношение к армии, а также призвали всех русских людей (и, что наиболее характерно для условий Казанской губернии, — старообрядцев и мусульман) собраться по своим приходам (соответственно — по молельным домам и под руководством мулл) и образовать местные комитеты ОЦСПП. Заметное место в программе последнего отводилось также постановке земельного вопроса и задач повсеместного реформирования самоуправления, участие в котором предлагалось предоставить «всему местному населению на началах всеобщего голосования без различия вероисповедания и национальности».

Давало о себе знать и то обстоятельство, что руководящее «ядро» ОЦСПП составляли представители «предпринимательских» сословий, не понаслышке знакомые с состоянием дел в торгово-промышленной сфере и понимавшие важность улучшения социального положения занятых в ней рабочих. Так, например, «старостинцы» выступали за принятие такого законодательства, которое улучшало бы положение российских рабочих «по лучшим образцам законодательства Европы», и акцентировали внимание на необходимости противодействия растущей в стране безработице. Кроме того, ОЦСПП выдвигало в качестве одного из своих главных требований постепенное введение в стране всеобщего начального образования «на средства местных самоуправлений под контролем и при денежном, если нужно, пособии от Государства».

Всеми делами общества управлял Совет (состоявший из пяти лиц), председателем которого с момента образования ОЦСПП и до самой своей смерти в апреле 1910 г. состоял главный его вдохновитель и идеолог — купец А.И.Кукарников. В первый состав Совета общества, помимо самого Андрея Ивановича, входили ещё три известных купца — староста Благовещенского Кафедрального собора Казани В.Ф.Булыгин («заступающий место председателя»), староста Тихвинской церкви Казани И.С.Перов и церковный попечитель Е.Е.Софронов[3] (казначей), а также преподаватель Казанской Духовной Семинарии, член Боголюбского церковно-приходского попечительства А.Г.Калиновский (секретарь).

Своих газет и журналов ОЦСПП не выпускало, ограничиваясь изданием различных листков и прокламаций, которое было возможным во многом благодаря безвозмездной помощи купца-типографа И.С.Перова. Так, например, по данным самого ОЦСПП, с 5 декабря 1905 г. по 25 августа 1906 г. было распространено (в том числе и на юге Российской империи В.И.Езелевичем) 153 тысячи экземпляров воззваний и постановлений общества.

Однако развёрнутая ОЦСПП деятельность по возрождению церковно-приходских организаций и привлечению на свою сторону представителей местного православного духовенства не принесла ожидаемых результатов. Не в последнюю очередь это объясняется тем обстоятельством, что образовавшемуся в декабре 1905 г. в противовес ОЦСПП умеренно-монархическому «Союзу пастырей и церковных старост г. Казани», удалось, используя тогдашнюю идеологическую неопределённость во взглядах общества на целый ряд принципиальных моментов (в частности, на установившуюся в России после издания Высочайшего Манифеста 17 октября 1905 г. форму государственного устройства, на реформирование РПЦ и социальную роль духовенства) заручиться поддержкой многих казанских священников и переманить на свою сторону (и соответственно — на сторону местных октябристов, к которым указанный союз присоединился) значительную часть церковных старост.

Тем не менее, согласно данным ОЦСПП, в первый год его существования в ряды общества входили: 29 церковных старост, 17 приходских попечителей (в том числе и 22 из 25-и основателей общества), 74 уполномоченных представителя от двадцати двух городских казанских приходов (итого: 123 человека), а также «по общественному приговору» — прихожане одиннадцати сёл и семи деревень пяти уездов Казанской губернии,[4] служащие «Усадского имения г[оспо]д Журавлёвых» (село Усады Казанского уезда) и «Черемышского имения баронессы Буксгевден» (село Черемышево Лаишевского уезда). Кроме всего этого, как свидетельствовал отчёт о деятельности ОЦСПП за первый год его существования, было заявлено желание о присоединении к обществу «разных лиц», подписи которых имелись в Совете общества «на восьми листах». Учитывая всё вышеизложенное, можно считать относительно точной приведённую в рапорте Казанского полицмейстера от 10 октября 1906 г. оценку численности членов ОЦСПП — «до 500 человек».

Однако уже к 18 декабря 1907 г. она сократилась до 35 человек. Как с сожалением подчёркивал в своём докладе на собрании КО РС 7 февраля 1907 г. один из известных казанских черносотенцев Ф.С.Гребеньщиков, «почти все» пастыри казанских городских церквей и церковные старосты («за исключением 5 или 10-ти лиц») «утекли от нас» в «Союз 17 Октября». Уже к концу того же года деятельность ОЦСПП стала почти незаметна для окружающих и властей. Даже Казанский полицмейстер заявлял в своём рапорте от 4 декабря 1907 г. Казанскому губернатору М.В.Стрижевскому о том, что «общество это можно считать распавшимся, так как число [его] членов чрезвычайно уменьшилось, заседаний Совета не было с апреля 1907 года, а общего собрания — более года». Однако на самом деле ОЦСПП продолжало существовать и далее, главным образом, за счёт неутомимой деятельности своего руководителя А.И.Кукарникова и заметного общественного влияния представителей своего руководящего «ядра» (в число членов ОЦСПП в разное время входили такие хорошо известные в г. Казани предприниматели и купцы, как Ф.С.Гребеньщиков, З.В.Журавлёв, М.П.Зобнин, Г (Е).П.Отпущенников, А.М.Петров, Я.С.Смоленцев, Е.Е.Софронов, домовладельцы П.Ф.Мойкин, Д.И.Образцов и несколько казанских священников).

Победа на выборах от Казани в Первую Государственную Думу кадета, поляка по национальности, профессора Г. Ф.Шершеневича вызвала взрыв негодования у местных черносотенцев. Причину того, что «Казань послала в Государственную Думу против своего желания инородца-иноверца» они честно объясняли «и нашей неподготовленностью, и нашей необъединённостью», а также — либеральным настроением многих представителей местного «белого» духовенства. «Большинство народа, — говорилось, в частности, в одном из заявлений, принятых по итогам выборов на заседании ОЦСПП, ЦНРО и КО РС, — сжившееся с понятием, что за него должны думать стоящие во главе народа, мыслило: куда-де нам маленьким людям обсуждать великие Государственные дела, — и дожидались, что им скажут „батюшки“. Нужно, к сожалению, сказать, что не малую услугу этому печальному событию оказало наше белое духовенство, сделавшееся партийным».

Одну из причин пагубного для интересов право-монархического движения политического «брожения» в умах местного православного духовенства, а также слабости православной миссии среди местного инородческого населения, «старостинцы» видели в недостаточной твёрдости и целеустремлённости здешнего епархиального руководства. Так, сразу после смерти архиепископа Казанского и Свияжского Димитрия (в миру — Д.И.Самбикина) (март 1905 г. — март 1908 г.), открыто благоволившего черносотенцам, но не отличавшегося в этом деле особой «напористостью», ОЦСПП обратилось к митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Антонию (в миру — А.В.Вадковскому) с просьбой о содействии к перемещению на вакантную архиепископскую кафедру в Казань известного монархического деятеля — архиепископа Волынского Антония (в миру — А.П.Храповицкого) в надежде, что он «укрепит наш край и предотвратит возможность возобладания в нём иноверия и инородчества». Однако призыв этот услышан так и не был.

Благодаря близости программных установок и дружеским контактам многих членов ОЦСПП и КО РС (возглавлявшегося А.Т.Соловьёвым), две эти организации в скором времени тесно сблизились, а затем ОЦСПП, оставаясь юридически самостоятельным, и вовсе превратилось в своеобразное общество-сателлит последнего. Сам А.И.Кукарников состоял членом Совета КО РС, активно проявляя себя в деятельности и этой черносотенной организации. Как явствует из протоколов её заседания, Андрей Иванович часто выступал на них по многим злободневным вопросам и являлся инициатором и автором целого ряда постановлений, запросов, воззваний и обращений. Вот некоторые из тем его докладов и сообщений, обозначенных в протоколах заседаний Совета КО РС и общих собраний этой организации: «о желательной постановке прихода (на почве благотворительности)», «о вреде распространения брошюр Л.[Н.]Толстого с направлением противоправославным», «о заседании группы центра Государственного Совета в Мариинском дворце об учреждении конституционной монархии в России и уравнении племён», «о современных событиях» и т. д.

11 марта 1906 г., в числе других выборных от казанских черносотенных организаций, А.И.Кукарников был представлен от ОЦСПП (вместе с С.Г.Безценовым, В.Ф.Булыгиным, А.Г.Калиновским, П.В.Кудряшёвым, Г (Е).П.Отпущенниковым, И.С.Перовым и Я.С.Смоленцевым) в Царском Селе Императору Николаю II. Обладая публицистическим талантом, он также много публиковался в столичной и казанской право-монархической прессе (в том числе в газетах «Русское Знамя» и «Казанский Телеграф»).

На первых порах руководимое им ОЦСПП также активно сотрудничало ещё с одной влиятельной в Казани и Казанской губернии черносотенной организацией — ЦНРО, возглавлявшейся В.Ф.Залеским. В декабре 1906 г. было объявлено о вхождении руководителей всех вышеперечисленных организаций в «Областную Управу Объединённого Русского Народа», ведению которой должны были подлежать все губернии Волжско-Камского края. Однако идея её создания так не нашла своего реального воплощения.

4 июля 1907 г. на заседании Совета КО РС были произведены выборы в «Губернскую Управу Объединённого Русского Народа», в которую, помимо двух человек от первой организации (Ф.С.Гребеньщикова и А.М.Тюфилина), вошли два представителя ОЦСПП (Г (Е).П.Отпущенников и И.С.Перов). Вместе с тем, уже в скором времени ОЦСПП оказалось втянуто на стороне КО РС (в составе так называемых «Объединённых монархических обществ и союзов при Казанском отделе «Русского Собрания», возглавлявшихся А.Т.Соловьёвым) в начавшееся многолетнее противостояние между ним и ЦНРО, обескровившее всё местное черносотенное движение.

Единомышленники и соратники А.И.Кукарникова по ОЦСПП


Известно, что в советское время официальная историческая наука старалась предать забвению имена тех, кто принимал участие в монархическом движении. Но слишком уж велики были заслуги большинства из них перед русским обществом и РПЦ, чтобы можно было вымарать их из отечественной истории и памяти народной. Из мелких крупиц информации, почёрпнутых из родословных и некрологов, скупых газетных сообщений и протоколов, статей, писем и расстрельных дел, постепенно воссоздаются сегодня биографии деятелей черносотенного движения. Конечно, информация, которая накоплена в настоящее время исследователями, носит ещё по большей части отрывочный, эпизодический характер, но ведь это только начало пути…

Из тех многих, кто вместе с А.И.Кукарниковым стоял у истоков создания ОЦСПП, мне пока удалось воссоздать в более-менее обобщённом виде лишь биографии трёх человек: В.Ф.Булыгина, И.С.Перова и Г (Е).П.Отпущенникова. Безусловно, они не меньше других достойны, чтобы их знали и помнили.

Булыгин Василий Фёдорович (4 января 1848 г. — 1919 г.) — казанский 1-й гильдии купец, потомственный почётный гражданин, известный благотворитель, активный деятель местного монархического движения.

Занимался торгово-промышленной деятельностью в Казанской и Вятской губерниях: основатель торгового дома «Булыгин и сын», владелец более десяти тысяч десятин земли, пяти винокуренных, а также пивоваренного, маслобойного и лесопильного заводов. В.Ф.Булыгин являлся старостой Благовещенского Кафедрального собора Казани. Жертвовал средства на ремонт последнего, учреждение стипендий для неимущих студентов Казанской Духовной Академии (1904 г.), деятельность КОТ, приобрёл здание для местной общины сестёр милосердия «Российского общества Красного Креста» (1904 г.), являлся попечителем четырёх училищ — Бурецкого (Малмыжский уезд Вятской губернии), Вараксинского (Царёвококшайский уезд Казанской губернии), Потанихинского (Казанский уезд Казанской губернии) и Царёвосанчурского городского училища (Вятская губерния). Состоял гласным Царёвококшайского (с 1885 г.) и Казанского губернского (с 1901 г.) земских собраний, почётным мировым судьёй Царёвококшайского уезда (1909 — 1911 гг.), занимал целый ряд других должностей.

В.Ф.Булыгин являлся одним из отцов-основателей и членом Совета ОЦСПП, почётным членом КО РС, а также состоял членом Казанского Губернского отдела «Торгово-Промышленной Партии». Согласно сообщению газеты «Казанский Телеграф», 3 марта 1906 г. на проходившем в здании Казанской биржи общем собрании «членов партии 17 октября», он был включён в список выборщиков по 2-му избирательному участку города Казани в Первую Государственную Думу. В период выборов во Вторую Государственную Думу В.Ф.Булыгин вошёл в «Список выборщиков в Государственную Думу от Русских Людей» по «2-й части» города Казани. В период избирательной кампании в Третью Государственную Думу он был включён по «1-му разряду» города Казани в списки выборщиков КГО СРН и ЦНРО. В начале 1912 г. В.Ф.Булыгин был избран одним из кандидатов в старшины «Казанского Русского Национального Клуба». Однако уже вскоре — во время избирательной кампании в Четвёртую Государственную Думу — он, вместе с В.Ф.Залеским, В.И.Гудочкиным, Г (Е).П.Отпущенниковым и Г. Н.Столыпиным, вошёл — по первой курии города Казани — в списки ЦНРО, большинство членов которого резко выступило против «националистов», категорично осудив любые соглашения с ними.

Перов Иван Семёнович (1849 г. или 1850 г. — 1 октября 1910 г.) — один из известнейших в г. Казани типо-литографов, активный сторонник и благотворитель местного монархического движения.

Принадлежал к купеческому сословию. В 1872 г., будучи ещё молодым человеком, И.С.Перов открыл в Казани скромную по размерам типо-литографию (к 1910 г. в ней было занято более шестидесяти рабочих). Как печатник прославился далеко за пределами города. Более двадцати лет состоял церковным старостой Тихвинской церкви Казани (за проявленное на этой должности усердие был награждён несколькими золотыми медалями и «благословением Святейшего Синода с грамотой»), а также — действительным членом «Церковного историко-археологического общества», членом Казанского отделения епархиального училищного Совета, отделения по наблюдению за церковно-приходскими школами и КОТ. Кроме этого, И.С.Перов в разное время занимал ряд других общественных постов и должностей.

В казанском монархическом движении И.С.Перов участвовал с 1905 г. Являлся одним из отцов-основателей и членом Совета ОЦСПП, а также — членом Казанского Губернского отдела «Торгово-Промышленной Партии» и «Казанского Союза 17 октября» (в частности, входил в «Комитет 2-го участка» этой организации). Помимо прочего, в типо-литографии И.С.Перова в Казани на Булаке в разное время выходили право-монархические газеты и журналы «Газета «Правых», «Казанский Раешник», «Русь Православная и Самодержавная», «Сошники», «Черносотенец», октябристская газета «Обновление», печаталось (в том числе и безвозмездно) большое количество брошюр и книг монархического содержания, а также отчётов различных черносотенных организаций и действовавших при них просветительно-благотворительных обществ. Одновременно, при непременном условии обязательного предварительного просмотра Казанским Комитетом по делам печати, инициированного самим И.С.Перовым, в его типографии издавались и некоторые газеты либерального направления, в результате чего в значительной мере снижалось политическое влияние последних.

В период выборов в Первую Государственную Думу он был включён в список выборщиков от Соединённого Совета ЦНРО, КО РС и ОЦСПП по 2-му избирательному участку города Казани. Кроме того, согласно сообщению газеты «Казанский Телеграф», 3 марта 1906 г. на проходившем в здании Казанской биржи общем собрании «членов партии 17 октября», И.С.Перов вошёл и в октябристский список выборщиков. В период выборов во Вторую Государственную Думу он вошёл в «Список выборщиков в Государственную Думу от Русских Людей» по «2-й части» города Казани. Одновременно И.С.Перов был намечен и в выборщики от «Казанского Союза 17 октября»

Умер И.С.Перов после тяжёлой и продолжительной болезни — от «грудной жабы», усугубившейся воспалением лёгких.

Отпущенников Георгий (Егор) Петрович (? — 9 января 1916 г.) — купец, видный деятель казанского право-монархического движения.

Один из учредителей Казанского общества приказчиков, долгое время являвшийся председателем его Правления. По общему признанию членов общества, Г (Е).П.Отпущенников немало сделал для его развития, за что ещё при жизни в помещении Правления был вывешен его портрет. Долгое время он являлся старостой Николо-Ляпуновской церкви Казани. В этом качестве Г (Е).П.Отпущенников выступил в конце 1905 г. одним из основателей ОЦСПП. Принимал активное участие в распространении его изданий. Известно также, что в одно время он входил и в Совет КО РС, а также являлся членом Казанского отдела «Торгово-Промышленной Партии». Впоследствии он стал одним из товарищей (заместителей) председателя Совета КГО СРН профессора В.Ф.Залеского, а также членом Совета возглавлявшегося последним ЦНРО.

Одновременно Г (Е).П.Отпущенников принимал активное участие в избирательных кампаниях. В период выборов в Первую Государственную Думу он был включён в список выборщиков от Соединённого Совета ЦНРО, КО РС и ОЦСПП по 2-му избирательному участку города Казани. Во время проведения здесь избирательной кампании во «второе издание» российского парламента он вошёл в «Список выборщиков в Государственную Думу от Русских Людей» по «2-й части». В период избирательной кампании в Третью Государственную Думу Г (Е).П.Отпущенников был включён по «1-му разряду» Казани в списки выборщиков КГО СРН и ЦНРО.

В период расколов в черносотенном движении Г (Е).П.Отпущенников занял антидубровинскую позицию, которая была подкреплена, в частности, отправкой в 1909 г., совместно с В.Ф.Залеским, порицательной телеграммы в адрес А.И.Дубровина и Е.А.Полубояриновой «за их отношение к Московскому Съезду». После «закрытия» Казанского Губернского («1-го») отдела СРН по решению возглавлявшихся А.Т.Соловьёвым продубровинских «Объединённых монархических обществ и союзов при Казанском отделе «Русского Собрания» и его идейно-организационной трансформации Г (Е).П.Отпущенников — в качестве и.д. председателя старого («ликвидированного») Совета — возглавил группу сторонников В.Ф.Залеского, отказавшихся сдавать дела, знамя и имущество новому председателю Совета П.П.Патрикееву.

10 сентября 1910 г. в составе депутации ЦНРО он был принят находившимся в Казани председателем Совета министров П.А.Столыпиным. После убийства последнего Г (Е).П.Отпущенников, номинально являвшийся в то время главой казанских «союзников», в числе прочих, откликнулся на призыв правого октябриста профессора Н.Ф.Высоцкого ко всем местным монархистам «объединиться в общем деле борьбы с революционным насильем». Вскоре он вошёл в «Казанский Русский Избирательный Комитет», а затем стал одним из учредителей и членом Совета Старшин «Казанского Русского Национального Клуба». Однако, несмотря на это, во время избирательной кампании в Четвёртую Государственную Думу Г (Е).П.Отпущенников, вместе с В.Ф.Залеским, В.Ф.Булыгиным, В.И.Гудочкиным и Г. Н.Столыпиным, был включён по первой курии города Казани в списки ЦНРО, большинство членов которого резко выступило против «националистов» и категорично осудило любые соглашения с ними. В «Предвыборной платформе» означенной черносотенной организации говорилось, что он — единственный член ЦНРО, состоящий в «Казанском Русском Избирательном Комитете» в качестве «частного лица». Причём, здесь же указывалось, что «это присоединение к чужой организации» не ставится Г (Е).П.Отпущенникову в вину «только в виду его почтенного возраста и больших заслуг перед ц.[арско]-н.[ародным] обществом».

По окончании выборов Г (Е).П.Отпущенников отошёл от активной общественной и политической деятельности. В последние годы, как говорилось в заметке, помещённой после его смерти в газете «Камско-Волжская Речь», Г (Е).П.Отпущенников, по слабости здоровья, «вёл жизнь тем темпом, о котором так мудро сказано: «прочия дни живота нашего в мире и покаянии скончати». Умер Г (Е).П.Отпущенников от воспаления лёгких в Казани. Похоронен на кладбище Казанского Успенского Зилантова (Зилантовского) мужского монастыря. 12 января 1916 г. Правление Казанского общества приказчиков на своём заседании «почтило память усопшего вставанием, записало имя его в своё поминание и во внимание к заслугам перед обществом постановило войти с ходатайством в общее собрание г. г. членов об учреждении стипендий имени Е.П.[Отпущенникова]: одной — в казанском коммерческом училище и другой — в торговой школе».

Боголюбский отдел «Союза Русского Народа»


Менее чем через год после образования ОЦСПП А.И.Кукарников выступил инициатором создания ещё одной черносотенной организации — Боголюбского (или — в других источниках — Адмиралтейского, а также — Адмиралтейско-Боголюбского) отдела СРН, функционировавшего в той же Адмиралтейской и прилегающей к ней Ягодной слободах города Казани. Впоследствии — в опубликованном в газете «Казанский Телеграф» некрологе Андрея Ивановича — сообщалось, что Боголюбский отдел СРН был открыт «им в тиши, на скромные средства, в кругу немногих близких ему людей». Однако, что касается деятельности последнего, то тихой её отнюдь не назовёшь.

В протоколе заседания Совета КО РС 15 ноября 1906 г., помимо прочего, говорилось: «Слушали заявление А.И.Кукарникова о ходатайстве по разрешению отдела „Союза Русского Народа“ в Адмиралтейской слободе. Постановлено: сообщить „Союзу Русского Народа“ и г.[осподину] Казанскому Губернатору об открытии Союза в воскресенье 19 ноября [1906 г.] в д.[оме] [П.П.]Патрикеева в 2 часа после молебствия». На следующем заседании Совета КО РС 22 ноября 1906 г. об открытии отдела СРН в Адмиралтейской слободе было заявлено уже как о свершившемся событии, а 13 декабря — было заслушано «предложение» Казанского губернатора о том, что «он не встречает препятствий к открытию библиотеки-читальни в Адмиралтейской слободе под наблюдением А.И.Кукарникова». Боголюбский отдел стал вторым — после КГО СРН — «союзническим» отделом, открытым в городе Казани.

Председателем Совета Боголюбского отдела СРН был избран А.И.Кукарников. В более поздних источниках, относящихся ко второй половине 1907 г. — первой половине 1908 г., в качестве товарища (заместителя) Совета отдела фигурировал П.П.Патрикеев, казначея отдела — А.Е.Жегалов, а «за секретаря» — Ф.Ф.Мельников. В рапорте Казанского полицмейстера А.И.Васильева Казанскому губернатору М.В.Стрижевскому от 10 июня 1907 г. сообщалось, что членами «Адмиралтейского» отдела СРН состоят «около 200 человек». Однако в рапорте того же А.И.Васильева в Канцелярию Казанского губернатора от 4 декабря 1907 г. говорилось уже о том, что в «Боголюбском» отделе, действующем в Адмиралтейской слободе, «членов менее 100 человек». Боголюбский отдел численностью 100 человек фигурировал и в документе под названием «Сведения о числе отделов „Союза русского народа“ и других монархических организаций, функционирующих в гор.[оде] Казани и Казанской губернии», подписанном и направленном 18 декабря 1907 г. Казанским губернатором в Департамент полиции министерства внутренних дел.

Как и в случае с ОЦСПП, душой отдела, главным вдохновителем и движителем его деятельности являлся А.И.Кукарников. Однако, к сожалению, слабое здоровье не всегда позволяло Андрею Ивановичу принимать личное участие в право-монархических событиях общероссийского масштаба, что делало его менее узнаваемым в столицах, чем, например, тех же В.Ф.Залеского и А.Т.Соловьёва. Так, на Третьем Всероссийском съезде Русских Людей, проходившем в октябре 1906 г. в Киеве, ОЦСПП (совместно с КО РС) представлял А.Т.Соловьёв[5] (хотя, по другим сведениям, 24 сентября 1906 г. на собрании ЦНРО, КО РС и ОЦСПП делегатом на этот съезд от последнего был избран Р.В.Ризположенский)[6]. А в 1907 г. Андрей Иванович вынужден был отказаться от участия в Четвёртом Всероссийском съезде Русских Людей, проходившем в Москве. В результате было решено «просить ехать депутатом от Боголюбского [отдела] „Союза [Русского Народа]“ Н.Н.Языкова[7] и депутатом К.П.Берстеля».

На протяжении всего своего существования Боголюбский отдел СРН, как и ОЦСПП, действовал в самом тесном соприкосновении с КО РС. В период раскола в местном черносотенном лагере он объединился с ними, Вторым отделом СРН в Пятницком приходе города Казани и целым рядом других отделов СРН, открытых к тому времени в Казанской губернии А.Т.Соловьёвым и его единомышленниками, войдя тем самым в так называемые «Объединённые монархические общества и союзы при Казанском отделе «Русского Собрания». Вполне понятным в связи с этим было также и то, что Боголюбский отдел СРН впитал в себя многое из того, чем жили «старостинцы» и местные «эрэсовцы» (и особенно — принципиальную установку на возрождение православных церковно-приходских организаций и их превращение во всероссийскую «церковно-государственную» единицу).

Вот что, к примеру, говорилось по этому поводу в телеграмме, отправленной в 1907 г. отделом на имя Императора Николая II: «Повели, — призывали боголюбские «союзники» царя, — распустить немедля теперешнюю Думу, пока она ещё не успела в конец погубить Твою Святую Русь. Повели, наш Неограниченный Самодержец, дать новый выборный закон, который бы не допускал изменников к участию в Твоём великом Государевом деле, не давал права участия в выборах не достигших сорокалетнего возраста и запятнанным по суду, а лицам Православного исповедания — в течении последних трёх лет не бывшим ежегодно у исповеди и Святого Причащения. Рассмотрение дел о неправильности выборов предоставь Твоему Сенату. Повели, Великий Государь, произвести избрание выборщиков по Православным приходам, а причитающееся по развёрстке количество выборщиков от инославных исповеданий по их религиозным общинам».

В сентябре 1908 г., по инициативе А.И.Кукарникова, при Боголюбском отделе СРН было открыто четырёхклассное патриотическое мужское частное заведение второго разряда по программе мужской классной прогимназии (заведующий — Ф.Ф.Мельников), обучение в котором осуществлялось на достаточно высоком уровне.

Однако судьба отвела Андрею Ивановичу не много времени для того, чтобы всерьёз заняться своим новым детищем. 13 апреля 1910 г. он скончался в Казани от «грудной жабы», избежав, в отличие от многих своих единомышленников, горькой участи стать свидетелем заката и падения Российской империи. Согласно своему пожеланию, с разрешения архиепископа Казанского и Свияжского Никанора (в миру — Н.Т.Каменского), А.И.Кукарников был погребён в ограде Боголюбской церкви г. Казани. Впоследствии — в 1930-е гг. — и сам храм, к которому он был столь привязан, и могила, в которой упокоился прах Андрея Ивановича, были стёрты с лица земли богоборческой властью…

После А.И.Кукарникова


После ухода купца А.И.Кукарникова из жизни судьба созданных и возглавлявшихся им организаций складывалась по-разному.

3 июня 1910 г. на пост председателя Совета ОЦСПП был избран его соратник, стоявший вместе с Андреем Ивановичем у истоков создания «старостинского» общества, — потомственный почётный гражданин Лаврентий Арефьевич Матвеевский. Однако ему не удалось удержать ОЦСПП от «сползания» в сторону «соглашательства» с умеренными монархистами. В начале 1912 г. известные активисты ОЦСПП Л.А.Матвеевский, В.Ф.Булыгин, Г (Е).П.Отпущенников и Е.Е.Софронов вошли в состав старшин и «кандидатов к ним» «Казанского Русского Национального Клуба», занявшего промежуточное положение между политическими организациями умеренно-монархического и черносотенного лагеря, чем, собственно и поставили окончательную точку в истории общества.

Боголюбскому отделу СРН повезло больше. 6 мая 1910 г. председателем его Совета был избран один из деятельных участников местного черносотенного движения — священник о. Николай Михайлович Троицкий (1873 — 1937) — человек с яркой и трагической судьбой, достойной отдельного рассказа.[8] В рапорте Казанского полицмейстера начальнику Казанского губернского жандармского управления от 14 января 1916 г., помимо прочего, о Боголюбском отделе СРН говорилось, что: «Цель союза — защита православия и Самодержавия, каковая и проявлялась с примерной энергией, но с началом войны действия союза постепенно сокращались и окончательно прекращены с Сентября 1914 года». Однако и после этого отдел не распался: председателем его Совета по-прежнему являлся о. Н.М.Троицкий, его «помощником» в рапорте назывался А.С.Степанов, а секретарём — домовладелец Адмиралтейской слободы Д.П.Катков, ранее упоминавшийся также в качестве товарища (заместителя) председателя Совета отдела.

P.S. Рассказав об Андрее Ивановиче Кукарникове было бы, конечно, неправильным не упомянуть и о его детях-новомучениках — Агриппине и Александре. Вряд ли когда-нибудь при своей жизни русский купец А.И.Кукарников всерьёз допускал мысль о том, что всего через несколько лет огромная Российская империя будет сметена с карты мира, а её монарх подло свергнут с престола и зверски расстрелян со всей своей семьёй. Наверняка, не мог он подумать и о том, что любимая им Боголюбская церковь, вместе с его могилой, будут уничтожены и преданы забвению, а на их месте возведён Казанский речной техникум. И уж, безусловно, даже не мог предположить, что сразу двое его детей станут новомучениками и исповедниками…

Вот справки о них, составленные мною на основе сведений из базы данных Православного Свято-Тихоновского Богословского Института и «Братства во Имя Всемилостивого Спаса» «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века»:

Священник А.А.Кукарников с женой и младшими сыновьями (1932 г.)
Священник А.А.Кукарников с женой и младшими сыновьями (1932 г.)
Кукарников Александр Андреевич (8 января 1885 г., город Казань — 9 мая 1938 г., город Мариинск Кемеровской области) — священник, сын купца А.И.Кукарникова. Был женат на Алевтине Ивановне Кукарниковой, имел несколько детей (сыновей Ивана, Германа, Николая). С 1910 по 1914 гг. служил священником в селе Новопоселённая Тулба в окрестностях города Мамадыш Казанской губернии. В 1914 г. был мобилизован в действующую армию, служил на фронте полковым священником до 1917 г. (семья в это время проживала в городе Чебоксары Казанской губернии). С 1917 по 1930 гг. служил в церкви Святого Германа Свияжского села Чекурча, расположенного в нескольких километрах от города Арск, с 1930 по 1932 гг. — в селе Шаранга Нижегородской области. Впервые был арестован в 1932 г., осуждён по обвинению в «неуплате в срок налогов» на один год принудительных работ и три года ссылки в Северный край (отбывал заключение и ссылку в Буреполомском ИТЛ около города Котельнич, в деревне Верхние Валдушки и селе Заостровье Архангельской области). После отбытия заключения вернулся к служению: в 1936 — 1937 гг. являлся священником в деревне Червяково в Кировской (ныне — Нижегородской) области. В 1937 г. был вновь арестован и осуждён на три года исправительно-трудовых работ и четыре года ссылки с отбыванием в Орлово-Розовском ИТЛ в городе Мариинск Кемеровской области. Здесь же и скончался от болезни кишечника. В 1940 — 1941 гг. аресту подвергалась также и его жена — Алевтина Ивановна.

Кукарникова Агриппина Андреевна (1882 г., город Казань — после 1932 г.) — монахиня, дочь купца А.И.Кукарникова. В 1899 г. окончила Казанскую Мариинскую гимназию, в 1907 — 1909 гг. прошла обучение в Казани на акушерских курсах. С 1911 по 1925 гг. состояла учительницей и служила в различных учреждениях. Была пострижена в монахини (являлась духовной дочерью протоиерея Александра Васильевича Лебедева). С 1925 по 1928 гг. жила в Богородицком женском монастыре (до его закрытия), затем — посещала Серафимовскую и кладбищенскую церковь, где иногда читала на клиросе. Проживала в Казани, где 27 июня 1931 г. и была арестована. Обвинялась в том, что «являлась участником контрреволюционной организации филиала „ИПЦ“ в г. Казани, активно участвовала в антисоветской агитации… собирала деньги и продукты на арестованных». В январе 1932 г. (по групповому «Делу членов Казанского филиала «ИПЦ») осуждена Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР по статье 58 — 10, 11 Уголовного Кодекса РСФСР и приговорена к трём годам ссылки в Северный край. С 1931 г. находилась в заключение в Казани и в селе Заостровье Архангельской области, после ссылки жила в городе Чебоксары Чувашской АСССР, работала в регистратуре поликлиники. Дата смерти неизвестна.



СНОСКИ:
1. Церковь эта имела давнюю и славную историю. Как сообщает современный казанский краевед А.М.Елдашев, ранее на месте Боголюбского храма стояла небольшая каменная однопрестольная церковь Во имя Святой великомученицы Екатерины — небесной покровительницы Императрицы Екатерины I. «С течением времени, — пишет он, — церковь пришла в ветхое состояние. И радением казанского 1-й гильдии купца Сергея Егоровича Павлова и его супруги Евдокии Никоновны в 1836 году был возведён теплый каменный трёхпрестольный храм. Правый придел был освящен в честь великомученицы Екатерины, левый — в честь Николая Чудотворца, а главный престол — во имя Боголюбской иконы Божией Матери. Поэтому с этого времени церковь и получила своё новое название, Боголюбская, хотя долго ещё её называли по-старому, Екатерининской, особенно простые прихожане». В Боголюбской (Екатерининской) церкви крестили, бракосочетали и отпевали многих жителей Адмиралтейской и Ягодной слобод. Известно также, что в ней крестили троих из четырёх родившихся в Казани детей троюродного брата А.С.Пушкина Александра Петровича Неелова (1798 — 1844) и его супруги Екатерины Семёновны (1806 — 1843). (См.: Елдашев А.М. Боголюбская (Екатерининская) церковь // Семинарский Вестник (журнал Казанской Духовной Семинарии). — 2006. — N 1(16). — С.с. 3 — 4.)
2. См.: Отчёт о деятельности общества церковных старост и приходских попечителей г. Казани. С 1 Дек. 1905 по 25 Авг. 1906 г. — Казань: Типо-литография И.С.Перова, 1906. — С. 1.
3. Известно при этом, что политические взгляды купца Егора Егоровича Софронова были более близки к умеренно-монархическим, а сам он в разное время состоял, по крайней мере, в трёх партиях (в том числе вошёл в первый состав Комитета «Казанской Партии Манифеста 17 октября», созданной в ноябре 1905 г.). Однако, несмотря на это, большинство черносотенцев, в силу личных качеств Е.Е.Софронова, считали его своим (так же, как и целый ряд других общественных деятелей, колебавшихся между правыми и умеренными монархистами). — И.А.
4. В число означенных населённых пунктов входили: сёла — Алат (Алаты), Васильево (Казанского уезда), Кодряково, Мансурово, Черемышево (Лаишевского уезда), Пичкасы (Спасского уезда), Богородское, Сибирчи (Тетюшского уезда), Кшлеевское (Цивильского уезда), Георгиево, Чурилино (уезды не определены), деревни — Верхние Кармачи, Кокушкино, Черемышево (Лаишевского уезда), Берёзовка, Сельцо Кагоп, Средние и Малые Кармачи (уезды не определены). Кроме них, по неподтверждённым газетным данным, к «союзу истинно-русских людей» (подразумевалось ОЦСПП) 25 декабря 1905 г. присоединились прихожане и причт села Шиньши (Царёвококшайского уезда). — И.А.
5. См. напр.: Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве / Издание организационной комиссии съезда. — Киев: Типография Товарищества И.Н.Кушнерев и К°, 1906. — С. 224.
6. См.: Казанский Телеграф. — 1906. — N 4097 (7 октября).
7. Пока деятельность дворянина Н.Н.Языкова в право-монархическом движении изучена достаточно слабо, хотя известно, что он являлся членом Главного Совета СРН первого созыва. Кроме того, Н.Н.Языков состоял членом КО РС и избирался в совет этой организации. Известно также, что после утверждения в августе — сентябре 1918 г. в Казани советской власти Н.Н.Языков стал одной из первых жертв развязанного большевиками «красного террора». Согласно воспоминаниям, сохранённым К.Н.Алексеевой (в девичестве — Боратынской), вечером 19 (по «новому стилю») сентября 1918 г. он был расстрелян вместе с её братом — известным общественным деятелем (в прошлом — одним из лидеров местных октябристов и предводителем дворянства Казанского и Царёвококшайского уездов) А.Н.Боратынским. (См. напр.: Боратынская К. Начало конца // Юность. — 1990. — N 10. — С.с. 79 — 80.)
8. Известно, в частности, что в 1920-е — 1930-е гг. о. Н.М.Троицкий подвергался постоянным преследованиям со стороны большевистских властей. По данным Православного Свято-Тихоновского Богословского Института и «Братства во Имя Всемилостивого Спаса», в 1928 г. он был впервые арестован в Казани, осуждён и с 1929 г. отбывал заключение в Соловках или Нарыме. Второй раз Н.М.Троицкий был арестован в 1937 г., а 29 ноября указанного года — осуждён «тройкой» НКВД ТАССР к «десяти годам без права переписки». Согласно информации, находящейся в распоряжении Казанской городской общественной организации «Историко-просветительское благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Н.М.Троицкий был расстрелян в г. Казани 2 декабря 1937 г. Впоследствии реабилитирован. Его фамилия, в числе фамилий прочих жертв сталинского террора, выбита на одной из стел «Мемориала расстрелянным — жертвам политических репрессий», установленных на Архангельском кладбище Казани. — И.А.



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 119. Оп. 1. Д. 1011. Л. 122., Ф. 420. Оп. 1. Д. Д. 77. Л. 25 и об.;
Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история «Казанского Общества Трезвости» и Казанского отдела «Русского Собрания» в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. — Часть I. Казань: Изд-во «Мастер Лайн», 2003;
Алексеев И.Е. Под сенью царского манифеста (умеренно-монархические организации Казанской губернии в начале ХХ века). Казань, 2002;
Алексеев И.Е. Чёрная сотня в Казанской губернии. Казань: Издательство «ДАС», 2001;
Архив Н.Я.Агафонова. Разрозненные листы работ Н.Я.Агафонова: […] 6) Род купцов Кукарниковых […] // Отдел редких рукописей и книг при Научной библиотеке им. Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета. — Ед. хр. 2304. — Л.л. 33 — 34 об.;
Долгов Е.Б. Булыгин Василий Фёдорович // Татарская энциклопедия: В 5 т. / Гл. ред. М.Х.Хасанов, ответ. ред. Г. С.Сабирзянов. Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 2002. — Т. 1: А — В. — С. 493;
Казанский Телеграф. — 1906. — NN 3928 (5 марта), 3937 (16 марта), 3941 (21 марта), 4149 (9 декабря), — 1907. — NN 4369 (18 сентября), 4181 (21 января), — 1910. — N 5114 (18 апреля), — 1912. — NN 5633 (2 февраля), 5805 (6 сентября); Камско-Волжская Речь. — 1916. — N 7 (10 января), N 10 (14 января); Черносотенец. — 1907. — N 6 (14 января);
Кукарникова Агриппина Андреевна // Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви ХХ века / Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет — http://kuz1.pstbi.ccas.ru/cgi-htm/db.exe/no_dbpath/docum/ans/newmr/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6Xbu8sueUs8qceeuWc00*cy0cfuycfO*UU8qYs8KZceqU**;
Кукарников Александр Андреевич // Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви ХХ века / Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет — http://kuz1.pstbi.ccas.ru/cgi-htm/db.exe/no_dbpath/docum/ans/newmr/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6Xbu8sueUs8qceeuW660fdOfVc8qYs00*fOHUdOKWeCQ*;
Отчёт о деятельности общества церковных старост и приходских попечителей г. Казани. С 1 Дек. 1905 по 25 Авг. 1906 г. Казань: Типо-литография И.С.Перова, 1906;
Устав Казанского Русского Национального Клуба. Казань: Типография Губернского Правления, 1912.

http://rusk.ru/st.php?idar=104299

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Степанов Вячеслав Вячеславович    29.10.2015 19:30
Торжество
Казанско-Богородицкой церкви Мариинского Посада
10 августа 1909 года


В настоящем году 10 августа исполнилось двадцатилетие существования придельных храмов Казанско-Богородицкой церкви Мариинского Посада во имя святого мученика архидиакона Лаврентия и святого Равноапостольного Князя Владимира, построенных на средства казанского купца 1-ой гильдии Лаврентия Арефьевича Матвеевского, и десятилетие открытой им богадельни. Прихожане, староста и причт Казанско-Богородицкой церкви единодушно пожелали ознаменовать это событие выражением благодарности своему благотворителю и храмоздателю и в молитвенное вспоминание ему поднести ему 10 августа святую икону. На прошении об этом причта, старосты и прихожан последовала резолюция Его Высокопреосвященства Архиепископа Никанора: «разрешаю и благословляю».
Церковное торжество совпало с избранием Собранием Городских Уполномоченных Мариинского Посада Лаврентия Арефьевича Матвеевского Почетным Гражданином Мариинского Посада и с поднесением ему по этому случаю адреса, что усугубило торжество. Торжество началось всенощным бдением, которое совершил местный причт при участии священника Успенской церкви Мариинского Посада Аристарха Александровича Бузановского, при пении двух хоров – местного и Успенской церкви. В свершении литургии 10 августа участвовал и соборный причт Мариинского Посада: священник Павел Петрович Васильевский и диакон В.Н. Петров, на молебен же выходил местный благочинный священник Михаил Матвеевич Некрасов. По окончании литургии икона святого мученика и архидиакона Лаврентия, предназначенная для предподнесения, была изнесена церковным старостою Сергеем Иокимовичем Гвоздковым к церковному амвону; местный диакон Алексей Александрович Чистосердов прочитал прошение притча, старосты и прихожан на имя Высокопреосвященнейшего Никанора о чествовании храмоздателя Лаврентия Арефьевича Матвеевского и резолюцию Владыки на этом прошении. За сим от прихожан В.И. Бандин в простых выражениях благодарил Лаврентия Арефьевича за все доброе, что он сделал для храма и прихода, и просил принять икону святого мученика архидиакона Лаврентия. После этого местный священник П.П. Тимяшевский сказал храмоздателю Лаврентию Арефьевичу Матвеевскому следующее приветствие:
Глубокоуважаемый Лаврентий Арефьевич, наш храмоздатель и благотворитель!
«Причт составляет необходимое и неделимое звено со своим приходом: радости и печали разделяются причтом совокупно со своими прихожанами, – поэтому причт святого храма сего всецело присоединяется к выраженному Вам, Лаврентий Арефьевич, прихожанами чувству глубокого уважения, восхищения и благодарности за Ваши постоянные жертвы на храм и за помощь, оказываемую приходу. Я не буду повторять всего доброго, что Вы сделали для храма и прихода и что уже высказано Вам в речи от прихожан, я должен только добавить, что причт Казанско-Богородицкой церкви всегда пользовался Вашей любовью и вниманием. Примите же, Лаврентий Арефьевич, от нас глубокую и искреннюю благодарность за доброе отношение Ваше к служителям храма, на Ваши щедроты воздвигнутого. Ваша благотворительная деятельность весьма симпатична нам по следующему соображению. Будущая деятельность прихода и причта представляется нашему мысленному взору как дело помощи немощным, слабым, неимущим. Мы надеемся, что придет время, когда на обязанности пастырей церкви сугубо ляжет долг не только совершать богослужение, таинства, учить, но и в согласии с прихожанами удовлетворять материальным нуждам прихожан. По пути к этой цели и теперь уже делаются пока слабые шаги. В истории церкви известно время, когда благотворительное служение членам приходской общины считалось одной из главных обязанностей церкви. Идеальное время это- апостольский век. Там диаконы и диакониссы были поставлены на служение бедным, немощным, больным. Ваш, Лаврентий Арефьевич, небесный покровитель, святой мученик архидиакон Лаврентий, был старшим над диаконами, которым было поручено дело милосердия. Если когда -либо Господь Бог приведет Казанско-Богородицкой церкви достигнуть совершенства приходской жизни апостольского века, то Вы, наш храмоздатель и благотворитель, на пути к этому совершенству уже заняли своею деятельностью видное место.
В настоящий день, когда исполняется двадцатилетие Вами созданных храмов и десятилетие открытой Вами богадельни, причт, староста и прихожане, одушевленные общим чувством благодарности к Вам, просят Вас принять от них икону святого мученика архидиакона Лаврентия в всегдашнее молитвенное вспоминание о постоянных Ваших заботах о храме и беднейших членах прихода его. Да укрепит Вас Ваш небесный покровитель, святой мученик архидиакон Лаврентий, в избранном Вами добром деле на многие годы на радость и счастье Вашей семьи».
Выслушав эту речь и приняв святую икону из рук отца благочинного, Лаврентий Арефьевич Матвеевский благодарил прихожан, причт и старосту за честь поднесения ему иконы и за выраженные ему благожелательные чувства, при этом, по своей скромности и религиозной настроенности, все то доброе, что сделано им для храма и прихода Казанско-Богородицкой церкви, относил к милости Божией, способствовавшей ему через некоторых лиц, усердствующих к храму, выполнить долг к родному своему храму и приходу. За сим совершен был молебен святому мученику архидиакону Лаврентию с провозглашением многолетия храмоздателю Л. А. Матвеевскому. По окончании молебна причт Казанско-Богородицкой церкви, господа Уполномоченные от города и многие молящиеся в храме, в преднесении иконы святого мученика архидиакона Лаврентия, перешли в здание богадельни Л.А. Матвеевского, где был совершен благодарственный молебен, по окончании которого Уполномоченный от Мариинского Посада А. П. Обозов, объявив постановление Собрания Городских Уполномоченных об избрании Л.А. Матвеевского Почетным Гражданином Мариинского Посада, прочитал и поднес Лаврентию Арефьевичу следующий адрес:
Высокоуважаемый и дорогой согражданин Лаврентий Арефьевич!
«В столь великий – каким является в Вашей жизни сегодняшний день- день искренно признательный Мариинский Посад, с чувством глубокого нравственного удовлетворения, через избранных депутатов, поздравляя Вас с днем Вашего Ангела, считает своим нравственным долгом принести Вам сердечную благодарность за Ваше постоянное попечение о нуждах Посада. Ваши добрые дела для Мариинского Посада являются живыми памятниками в глазах каждого Вашего согражданина и о некоторых из них нельзя не упомянуть здесь.
Благодаря подаренному Вами месту, в Мариинском Посаде существует прекрасная и образцовая больница, обслуживающая громадный район Чебоксарского уезда.
Неусыпные Ваши заботы и щедрые пожертвования дали возможность расширить и благолепно украсить местный храм Богоматери, под сводами которого семьдесят лет тому назад стояла купель, принявшая Вас в лоно святой православной церкви, где и теперь, удовлетворяя духовные нужды, тысячи людей с излияниями печали и радости, с раскрытыми сердцами приходят поклониться милосердому Богу.
Не забыли и призрели Вы, Лаврентий Арефьевич, и немощную старость, построив богадельню, и тем дали многим избавиться от повседневного недоедания и скитания под открытым небом; а сколько еще не перечислено других добрых дел, совершенных Вами для родного Посада?!…
Высоко ценя Вашу благотворительную деятельность, Собрание Городских Уполномоченных в заседании своем от 23-го июля сего года единогласно избрало Вас Почетным Гражданином Мариинского Посада и постановило выразить Вам, Высокоуважаемый Юбиляр, искреннюю признательность за Вашу любовь к Посаду, месту Вашей родины, а также высказать Вам пожелание, чтобы Господь Бог даровал Вам сил и здоровья продолжать Ваши благодеяния на многие лета!»

Местный врач Петр Сергеевич Петров, старожил Мариинского Посада, в своей речи напомнил Лаврентию Арефьевичу из далекого прошлого о его благотворительной деятельности.
Лаврентий Арефьевич благодарил город за оказанную ему честь избранием его Почетным Гражданином и поднесение адреса, а П.С. Петрова – за сказанную им речь.
С.П.Т.

Источник: Известия по Казанской епархии, 22 сентября 1909 года, №36.
  Тамара Петунина    20.06.2014 09:46
Уважаемый Сергей Иванович! К Вам обращаются из Шаранги, где ваш дед Александр Андреевич служил в церкви. Мы собираем материал о священниках, чтобы издать книгу о всех тех, кто у нас в районе служил в храмах. Может быть, вы пошлете нам отсканированные фотографии и воспоминания о детях Александра Андреевича.
  Кочерина Оксана Александровна    26.07.2011 21:53
Уважаемый Игорь Евгеньевич! Все казанские фото ,моего, прадеда,Матвеевского Леврентия Арьефьевича, находяться на хранении у моего дяди – Матвеевского Юрия Арьефьевича,он,является внуком Матвеевского Лаврентия Арефьевича,который является известным провессором по междунароному праву в МГИМО и выпустил несколько своих книг на тему – монография "Европейская Интеграция в Исторической Ретроспективе", его легко найти через поисковую систему интернета и вступить с ним в переписку.
С Глубоким Уважением Кочерина Оксана Александровна
  azinskiy    24.02.2011 02:56
Уважаемая Оксана Александровна!
Вы упоминаете казанские фото Лаврентия Арефьевича. А есть ли возможность их увидеть?
  Кочерина Оксана Александровна    07.06.2009 00:51
С большим интересом узнала информацию о своем прадеде – Матвеевском Лаврентии Арефьевиче.Я долго прожила со своим дедом Матвеевским Арефием Лаврентеевиче в г.Москве,он родился и умер в 1906-1988гг.Но,он ничего не рассказывал о моем прадеде,только сохранились старинные фото предков,сделанные в г.Казани,у деда был брат Матвеевский Лаврентий Арефьевич.У предков была традиция – имя Арефий и Лаврентий передовать по наследству сыновьям.Спасибо!!!
  Кукарников Сергей Иванович    10.07.2006 17:50
Уважаемый Игорь Евгеньевич! С большим интересом прочитал Вашу статью о моем прадеде Андрее Ивановиче Кукарникове. Узнал много нового о его жизни, о его делах. В нашей семье сохранилось несколько фотографий Андрея Ивановича и его детей. Если они Вас интересуют, то я могу послать их по электронной почте. Старший сын Андрея Ивановича- Иван Андреевич был артистом Александринского театра (театральный псевдоним- Слободской). После революции он переехал в Чебоксары и стал основателем и первым режиссером Русского драматического театра. Он писал стихи. У меня сохранилась книжка его стихотворений, отпечатанная в Казани в типографии И.С.Перова в 1907г. Моим дедом был младший сын Андрея Ивановича- священник Александр Андреевич. Два года назад я послал в ПСТБИ письмо о трагической судьбе моего деда, тем самым восстановил его доброе имя в нашей истории.
Игорь Евгеньевич, есть ли возможность получить копии Листов Н.Я.Агафонова "Род купцов Кукарниковых", находящихся в Научной библиотеке им. Н.И.Лобачевского КГУ (разумеется за плату)? Я писал по электронной почте в Отдел редких рукописей и книг КГУ, но, к сожалению, ответа не получил.
Читаю все Ваши публикации в "Русской линии". С нетерпением жду следующих.
Я работаю начальником группы в одной из лабораторий Объединенного института ядерных исследований в г.Дубне Московской области.
С уважением, Кукарников Сергей Иванович.
  Сергей Иванович    13.06.2006 14:08
С удовольствием прочитал информацию о Булыгине В.Ф. Я много лет занимаюсь исследованием торгово-промышленной деятельности семьи Булыгиных, и мне, конечно, любопытна любая информация. Новое для себя почерпнул дату смерти В.Ф. Булыгина. Хотелось бы также выяснить, отчего он умер и где похоронен, известно ли что-либо о его потомках. Буду признателен Вам за ответ.
С уважением
Сергей Иванович

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru