Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский13.03.2006 

Новые мушкетеры: 300 лет спустя
«Польский план» в геополитике терпит неудачу — России следует использовать благоприятный момент

Приход к власти польских правых, партии «Право и справедливость», еще более усилил антироссийскую направленность политики этой страны. Играть на стратегических противоречиях между Западом и Россией, США и европейскими странами лидеры Польши впервые попытались еще в конце 1990-х. С тех пор и особенно после вступления в состав ЕС в 1999 г. страна приняла на себя роль форпоста американских интересов в регионе и источника беспокойства как для Москвы, так и для ведущих столиц старой Европы.

Метод, который используют поляки, до гениального прост: вступив на волне интеграционного пафоса в Евросоюз, сделать остальных 24 государства-участника заложниками ультимативных «да» и «нет» из Варшавы. Механизм принятия решений в ЕС чрезвычайно хрупок. Несогласие даже одной стороны приводит согласовательный процесс в тупик. Более или менее общая позиция в вопросах строительства «общеевропейского дома» позволяла до сих пор избегать кризисов. В случае с Польшей Евросоюз встретил с иную и более сложную реальность: элиты здесь в большей степени являются проамериканскими, нежели проевропейскими. Пропасть, исторически разделяющая поляков от немцев, придала политике Варшавы оттенок известной независимости, предпочтения своей выгоды и демонстративной апелляции к внешнему арбитру — США. Страна-новичок не пожелала оставаться на вторых ролях, а стала тянуть одеяло на себя. На протяжении последних пяти лет она вытребовала из коллективной копилки ЕС сотни миллионов дополнительных субсидий, в основном под предлогом помощи своим фермерам. Крупнейшие европейские доноры — Германия, Франция и Великобритания — вынуждены соглашаться со всевозрастающими аппетитами польских представителей, ибо в противном случае те угрожают заблокировать бюджетный процесс.

Другую выгоду для себя поляки извлекают от близости с бывшим СССР, его осколками: Россией, Прибалтикой, Белоруссией, Украиной. В геополитической шахматной партии последних лет это — одно из ключевых направлений. По обе стороны Атлантики сегодня проявляют заинтересованность в том, чтоб окончательно разрешить «русскую проблему», включить постсоветское пространство в реорганизуемый каждым из центров на собственных условиях мировой порядок. Варшава оказывается на острие данных усилий. И Вашингтон, и Брюссель по необходимости прибегают к услугам поляков в таких деликатных вопросах, как оказание поддержки «цветным революциям» и курирование антироссийских акций в Литве, Латвии и Эстонии. Традиционные великодержавные притязания поляков на подчинение окраинных народов, создание Речи Посполитой «от Черного до Балтийского моря» находят в этом свое непосредственное выражение.

Соперничество с Россией — один из основных лейтмотивов польской политики. Тщательно режиссированные кампании, наподобие разоблачения агентов влияния Кремля, действующих внутри местных партий и во властных структурах, получают молниеносное развитие в западных представительных структурах и СМИ. Головная боль Варшавы последних лет: растущие экономические и финансовые возможности Российской Федерации как крупного экспортера нефти и газа. «Газовый кризис» конца прошлого — начала нынешнего года во взаимоотношениях Москвы и Киева развился в соответствии с польским сценарием и под непосредственным руководством польских политиков. Ко внутриукраинским реалиям споры вокруг поставок голубого топлива относились лишь во вторую очередь. Главная же и окончательная цель в этом — это формирование т.н. «транзитного союза», а по существу геополитического и геоэкономического буфера на пути экспортных потоков сырья. Для справки: на нынешний момент через территорию Польши и Украины осуществляется до 90% всех нефтегазовых поставок из России в западном направлении. Применяя к данной ситуации ту же ультимативную схему, которая с успехом опробована в рамках членства в ЕС, Польша выстраивает принципиально иную структуру энергообеспечения, в которой едва ли не главный решающий голос и значительная доля прибыли достаются стране-транзитеру, а не поставщику с получателем. Посредник, сидя на трубе, держит в своих руках ситуацию с поставками, и обеим сторонам, при отсутствии надежных рычагов давления, приходится соглашаться на его условия во избежание чрезмерного риска для инфраструктуры добычи и потребления.

Однако, пока что «транзитный союз» остается только в отдаленных мечтах Варшавы. Причина проста: крупнейшие европейские страны стоят на самом конце экспортной цепочки, и всякое несогласование в предыдущих звеньях тотчас отражается на состоянии их энергетического баланса. Тем более, что дело касается непомерных амбиций Польши, которые с некоторых пор Западная Европа ощутила на собственном опыте. Определенно маячит за Варшавой и тень Соединенных Штатов, которым на руку создавать противоречия вокруг главного конкурента, ЕС, и обращать энергетические потоки в свою пользу. Все это создает вокруг Польши завесу недоверия и тормозящим образом сказывается на большинстве польских начинаний, в т. ч. в поддержке прозападных сил на Украине и скорейшей интеграции этой страны в евроструктуры.

Инициатива выскальзывает из рук официальной Варшавы, особенно по мере того как внимание высоких покровителей в Белом доме оказывается поглощено бурно развивающимися событиями вокруг Ирана, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и проч., а внутри страны авантюристическая линия становится довлеющей и обнаруживает признаки перезревания (см. выборы осени 2005 г., на которых совсем не были представлены умеренные кандидатуры и партии). Западноевропейские страны спешно закрываются от экспансии Польши. По-прежнему ограничен допуск польских рабочих и специалистов на рынок труда Италии, Франции, Великобритании и Германии (безработица в Польше является одной из острейших проблем: рабочего места лишен каждый пятый трудоспособный поляк). Польскому влиянию поставлен заслон в Белоруссии. Также и ситуация на «подшефной» Украине накануне выборов в Раду развивается совсем не так планомерно, как полтора года назад, в преддверии выборов президента. Отсутствие четко выраженной внешнеполитической перспективы вносит сумятицу в ряды «оранжевых», ориентирует их на разнородные группы влияния, присутствующие в Евросоюзе и за океаном.

Год-другой в подобном положении — и Польша рискует оказаться в депрессии; на место триумфа по поводу побед дипломатии придет общее разочарование действиями власти. Ибо прошедшие годы были потрачены, по существу, на бесплодные геополитические метания и грезы о новом могуществе Речи Посполитой. В сравнении с ближайшими соседями, Венгрией, Чехией и Словакией, страна имеет на порядок худшие экономические показатели по объему инвестиций, росту производства и пр. Во многом по политическим мотивам ведущие европейские концерны предпочли основать новые заводы вне пределов Польши, американские капиталы, несмотря на ультралиберальную правительственную политику, не проявили особой заинтересованности в сотрудничестве. В упадке пребывают наука и технологии. Банковская система отдана иностранцам, промышленная база времен СЭВ почти прекратила работу. Национальная польская экономика сегодня — по существу, доиндустриальная, основанная на сельскохозяйственном производстве и простейшей «отверточной сборке» готовых агрегатов, с гипертрофированным развитием в городах сферы услуг и торговли. Бум мелкого производства начала 1990-х постепенно сошел на нет, Польше не удалось вырасти в «европейскую мастерскую», квалифицированный аналог Турции и Китая. Посреднические операции, главным образом, по перепродаже и транспортировке энергоносителей и сырья составляют основу бюджета. Однако, как полагают, и эти скромные достижения могут оказаться временными. По прогнозам экспертов, уже через 5 лет Российская Федерация коренным образом перестроит свои экспортные схемы: создаст новые трубопроводные коридоры в обход польской территории, построит новые транзитные базы и порты, организует операции со сжиженным газом. Не нужно говорить, что Восток и Запад прекрасно проживут и без Варшавы. Ее связующая роль признается до тех пор, пока запрос польской стороны остается разумным. Нынешнее же положение, когда целому миру предлагают решать за поляков их всевозрастающие проблемы, ни кого не устраивает.

Только наивный наблюдатель, несведущий в текущей политической и экономической проблематике способен не замечать реального положения дел в Польше сегодня, а восторгаться «польским опытом» и принимать за чистую монету презентацию польских властей. О тупике и безысходности свидетельствует и последнее изобретение польской политической мысли — идея «энергетического НАТО», сформулированная и преподанная сообща с Дж. Соросом и З. Бжезинским, представителями крайнего течения в американском демократическом лагере. Напомним, что впервые о согласованных действиях Евросоюза и США по противодействию «русской энергетической угрозе» речь зашла на февральских заседаниях Всемирного экономического форума в Давосе. Миллиардер-махинатор Сорос заявил тогда о необходимости обуздать «энергетического террориста» — Россию, для чего, по его мнению, нужно мобилизовать коллективные возможности Польши, Грузии и Украины. За ним неожиданно для всех с той же идеей выступил польский официальный руководитель, премьер К.Марцинкевич. Уже одного участия в проекте одиозной фигуры «дядюшки Джо» оказалось достаточно, чтобы участники слушаний отнеслись к нему с недоверием. Но польская сторона продолжала наращивать усилия. Угрожающий образ «энергетического НАТО» был заменен на иное, более романтическое название: «пакта мушкетеров». Имелся ввиду девиз: «Один за всех и все за одного», — однако для всех очевидной была попытка игрой слов втереться в доверие к европейским элитам и, прежде всего, к французам.

В соответствии с соглашением, страны-участницы пакта:
А) страхуют потребление нефти и газа параллельными закупками из двух-трех источников,
Б) создают резерв и
В) принимают обязательство восполнить недостающие энергопоставки в случае конфликта с поставщиками.

После этого открывается возможность диктовать условия последовательно, одному за другим арабскому Востоку, России, Венесуэле и пр. независимым энергопроизводителям. Также участники соглашения должны были взять на себя функцию распределения ресурсов между растущими экономиками, решая сколько и по каким ценам достанется нефти и газа Китаю и Индии. Налицо попытка организации монополистического сговора, основания эдакого «энергетического золотого миллиарда» с притязанием на диктат мировых нефтегазовых цен. Идея чудесная, за исключением того, что в подобной пестрой коалиции нельзя достичь настоящего единства интересов. Месяц после Давоса прошел в почти беспрерывных переездах первых лиц Польши из одной столицы в другую. Так, президент Л. Качиньский успел за это время посетить Вашингтон, Рим, Ватикан, Прагу, Киев, Париж, Берлин и Вильнюс. «Энергетический пакт» повсюду являлся главной темой переговоров. Но, вопреки ожиданиям Качиньского, отношение к польской активности почти во всех случаях было сдержанным. Впервые за долгое время польское руководство в реальности ощутило негативные последствия своей прежней линии на демонстративное игнорирование общих интересов и ценностей. Результатом продолжительного турне явилось глубокое разочарование. В интервью немецкой Die Welt глава польского государства разразился градом язвительной критики, назвав ЕС беспомощным образованием с «символическим бюджетом», которое совершенно безосновательно присваивает себе национальные полномочия. Из этого и по многим другим признакам можно понять, что, по крайней мере, два крупнейших и наиболее важных соседа Польши: Германия и Франция — встали на жесткую позицию, решив приструнить беспокойного соседа. Наиболее определенно недовольство «польским планом» выразил уходящий премьер Италии С.Берлускони. Вопреки пропагандистской кампании, ставящей России в вину начало «газового кризиса», он открыто признал, что ответственность за срыв январских поставок лежит на властях Украины и, через них, на польских политиках. Этим итальянский глава недвусмысленно дал понять, что страны-получатели российских энергоносителей более не намерены мириться с рискованными экспериментами Варшавы.

Польше отказано в представлении европейских интересов на Востоке, в ближайшее время ей придется умерить свои притязания, отказавшись от поучающего тона. В ходе визитов, которые недавно нанес В. Путин в Будапешт и Прагу, этим странам было предложено передать преференции в торговле с Россией. Не исключено, что венгерские и чешские политические круги, по-своему также раздраженные навязчивым польским лидерством, предпочтут прямые выгоды от сотрудничества с Москвой прежнему курсу на сдерживание российского влияния.

Как прямую истерику в этой связи следует расценить резко возросшую польскую активность на НАТОвском направлении. Надежды Качиньского и Марцинкевича обращены ко скорейшему, до 2008 г., вовлечению Украины в структуры Североатлантического альянса и провоцированию напряженности в связях Москвы и Киева. После этого Европе можно будет предъявить факт начавшейся конфронтации и протолкнуть вперед забуксовавший «польский план» стратегического передела. Но то, что звезда Варшавы близка к закату, сознает и украинское руководство. Заявление В. Ющенко от 9 марта о необходимости проведения референдума по вопросу о вступлении в НАТО для антироссийски настроенных сил прозвучало, как гром среди ясного неба. Фактически, его можно расценить как отказ следовать польским сценариям и предпочтение более умеренного курса. Напомним, что ранее некоторые высокопоставленные лица в Киеве выражали готовность присоединить страну к западному блоку административным решением, без широкого публичного обсуждения. Теперь, когда польская опека ослабла, существует высокая вероятность того, что в следующем украинском правительстве не будут представлены крайние русофобы и атлантисты, такие как действующий глава МИД Б. Тарасюк и его заместитель А. Огрызко, министр обороны А. Гриценко и некоторые другие.

Кризис правой польской идеи наверняка не замедлит сказаться и на внутренней ситуации в стране. Положение дел в экономике оставляет желать лучшего, а предвыборные обещания партии «Право и справедливость» давались без оглядки на возможную перемену внешнеполитических ветров. Стена отчуждения между Польшей и ее соседями неуклонно растет — Европа стремится к более долговременному и устойчивому балансу, в т. ч. и на основе учета интересов России. Выборы 26 марта на Украине будут играть решающую роль в определении лица Восточной Европы на ближайшее будущее.

Сознавая сложившиеся благоприятные обстоятельства, России как никогда прежде необходимо сосредоточить внимание и силы на поддержке ориентированных на нее партий, пойти на сотрудничество со всеми заинтересованными политиками, добившись формирования в Раде коалиции по принципу противовеса польской партии влияния, а также не допустить блокады Приднестровья и послевыборных беспорядков в Белоруссии. Это, как и тесное взаимодействие с политическими элитами Германии, Франции и Италии, остановит тенденцию к полонизации европейской геополитики, надолго отобьет у «новых мушкетеров» вкус к осуществлению масштабных антироссийских авантюристических кампаний и провокаций.

http://rusk.ru/st.php?idar=104188

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Саша    13.03.2006 18:12
"Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания. В 1919 году это была страна, которую победа союзников после многих поколений раздела и рабства превратила в независимую республику и одну из главных европейских держав. Теперь, в 1938 году, из-за такого незначительного вопроса, как Тешин (имеется в виду Тешинская Силезия) поляки порвали со всеми своими друзьями во Франции, в Англии и в США, которые вернули их к единой национальной жизни и в помощи которых они должны были скоро так сильно нуждаться. Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии. В момент кризиса для английского и французского послов были закрыты все двери. Их не допускали даже к польскому министру иностранных дел. Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, доблестны, обаятельны, постоянно проявляет такие нехватки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости"
Уинстон Черчилль,. Вторая мировая война. Кн.1. М., 1991. С.147.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru