Русская линия
Русская линия Ирина Дергачева15.02.2006 

Жанровые новации в современной литературе (на материале книги А.Ю.Хвалина «Прославление царской семьи»)
Доклад на XIV Международных Рождественских образовательных Чтениях

Первый этап развития русской литературы, т.н. древнерусская литература, ограничена хронологическими рамками XI—XVII вв.еков и своим возникновением обязана принятию на Руси христианства. Именно в связи с распространением христианства и появлением славянских переводов греческих богослужебных книг и толкований на Священное Писание и появляется на Руси литература. Вместе с христианским учением, принятым князем Владимиром из Византии, канонами и обрядами пришла на Русь и система жанров древнерусской литературы, видоизменившаяся на Руси в связи с особенностями национального сознания русского народа. Большинство древнерусских авторов были монахами или церковными деятелями, реже князьями. Скриптории — мастерские по переписыванию и изготовлению книг существовали при крупных монастырях, являвшихся древнерусскими центрами культуры и распространения книжности. Новое христианское мировоззрение, на семь столетий ставшее основой мировоззренческих представлений древнерусских книжников, формировало средневековые представления о мире и человеке, которые просуществовали почти в неизменном виде на протяжении почти семи столетий — до начала XVII века.

Эти представления, в свою очередь, влияли и на художественную специфику древнерусской литературы, имевшей, безусловно, отличия от литературы Нового времени, затрудняющие понимание ее современным читателем. Христианский символизм для древнерусских книжников не был художественным приемом, как, например, для писателей-символистов Серебряного века, а являлся способом мировосприятия, когда видимый материальный мир воспринимался лишь как символ, результат отражения мира невидимого, вечного, Божественного. При этом мир материальный, временный, тленный, противопоставлялся миру невидимому, нетленному. Символ становится главным способом познания и отражения мира, а потому и главным художественным приемом. В Древней Руси символичны числа (3; 7; 9; 12; 40; 50); камни (на окладах книг и икон и ризах священнослужителей); цвета (золотой-символ совершенства, синий-символ веры; красный-мученичества и любви, зеленый-молодости), геометрические фигуры (круг и квадрат-символы совершенства и вечности). Символична древнерусская архитектура, особенно устройство храмов, символичны все исторические события. Дуализм мировосприятия оказывал влияние и на представление о самом человеке, двойственном по природе — обладающем тленным телом и вечной, нетленной душой, после смерти тела судимой Господом и, если человек при жизни совершал благие поступки, такая душа отправлялась в рай, если же был грешен — оказывалась в аду.

Отсюда вытекала другая особенность древнерусской литературы — ее дидактический, учительный характер. Поскольку понять сущность «вечного мира» человек может лишь с помощью «умных очей», то именно эту цель — раскрыть для читателей смысл Божественной воли и ставил перед собой древнерусский автор.

Историзм литературы, христианский провиденциализм. Древнерусские авторы и читатели были уверены в том, что мир имеет свое начало и конец. Начало мира, его Сотворение Богом (о чем подробно рассказывается в книгах Ветхого Завета) отстоит на 5508 лет от другой важнейшей даты — Рождества Христова. История Иисуса Христа, Сына Божия, подробно описана в книгах Нового Завета (Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна). Поскольку в современном летоисчислении счет лет ведется от Рождества Христова, то для перевода древнерусских дат (особенно часто они встречаются в погодных записях летописей) на современное летоисчисление необходимо от них отнять 5508. Конец света для христианина связан с представлением о Страшном суде, который будет вершить Иисус Христос живым и мертвым в зависимости от грешной или праведной их жизни. Время Второго Пришествия, на сей раз в Славе, неизвестно людям, которые должны постоянно помнить о неизбежности воздаяния и стараться при жизни заслужить право войти в земной Иерусалим вместе с праведниками, который Иисус Христос перенесет с небес на землю после Страшного Суда и ее Преображения. Основа христианского эсхатологического учения отражена в Апокалипсисе Иоанна Богослова. При таком вертикальном видении истории человек проживал ежегодно и постоянно повторяющийся циклический круг, закрепляемый церковным и народным месяцесловами, строящимися на воспоминаниях о конкретных датах и событиях Священной истории, а также на смене природных и сельскохозяйственных циклов. Соответственно в литературе господствовал историзм, когда все, что говорили древнерусские книжники (о военных походах, хожениях в дальние страны или даже в загробный мир, о чудесах святых и их подвигах и пр.), воспринималось как историческая реальность, вымысел был неприемлем.

Я не буду оригинальной, напомнив о том, что некоторые жанры древнерусской литературы перешагнули за ее границы, условно очерченные XVII веком, несмотря на секуляризацию литературного процесса. Так, например, Синодики-Помянники, просуществовавшие вплоть до революции и бывшие на Руси «народной книгой», в настоящее время испытывают своеобразное Возрождение, когда игумены вновь открытых для своего назначения монастырей разыскивают их синодики в рукописных хранилищах для возобновления чтения вечных Помянников, соединяя тем самым «разорванную нить времен». Или вспомним о Житиях. Возможна ли была бы канонизация сонма Новомучеников и Исповедников Российских XX века, на Русской земле воссияших, без написания их житий? Чьи же судьбы в результате жестоких гонений первой четверти XX века остались неизвестными, «Имена же их, Веси, Господи».

Сейчас мне бы хотелось подробно остановиться на книге православного писателя А.Ю.Хвалина, «посвященной одному из важнейших вопросов нашего времени — усвоению опыта церковно-государственных отношений в эпоху правления Царя-Мученика Николая II Александровича». Канонизация царской семьи в 2000 году открыла широкое поле исследователям для осмысления державных уроков.

Если проанализировать эту книгу с точки зрения ее идейно-художественного содержания, то мы увидим, что она не только продолжает лучшие традиции средневековой литературы, но и представляет интереснейший симбиоз самых разнообразных жанров, подчиненных единой идее — прославлению Царской Семьи.

Во Введении духовника Андрея Юрьевича, протоиерея Александра Иванникова, дается отсылка к любимому жанру древнерусских писателей — Слову (они бывали торжественные, учительные — поучения экзегетического, нравственно-моралистического, обличительного характера). Все эти разновидности жанра Слова собраны вместе в рассматриваемой нами книге. Часть первая, названная Краткий Летописец, имеет самоназвание «Краткая летопись почитания, канонизации и прославления святых Царственных Страстотерпцев». Открывается она эпиграфом, заимствованным из Откровения Иоанна Богослова, повествующим о снятии пятой печати и появлении душ убиенных за Слово Божие, в чем читатель видит недвусмысленную параллель с судьбами Новомучеников, о которых далее повествует автор.

В первой части мы встречаем и аналог исторического сказания, встречающегося только в составе летописи, касающийся истории канонизации святых, и летописные погодные записи, сообщающие о начале и победоносном шествии по России прославления Новомучеников: «Прославление святой Царской Семьи в России продолжается. Благодатные дары Их помощи страждущему народу не иссякают. Полнится новыми свидетельствами наша малая и краткая Летопись» (Кстати, такое уничижение собственного труда, над которым автор работал с 1991 по 2004 г.- 13 лет!, также характерно для христианского сознания древнерусских писателей, стремившихся донести до читателя истину и тем самым спасти и душу читателя, и свою бессмертную душу тоже). Спустя века тем же занимается и А.Ю.Хвалин, описывая то, как русский народ приносит покаяние за великий всеобщий грех отступничества от Царя!

Вторая часть, озаглавленная «Золотые буквы», имеющая эпиграфом цитату проф. Казанского «Царствование Государя Императора Николая II будет вписано золотыми буквами в историю русской государственности», на глубоком историческом материале показывает, как достойно развивалась идея «Москва-Третий Рим» во время правления династии Романовых, вплоть до последних времен ее существования. Это исследование нельзя назвать только историческим по жанру: в тех местах, где мы встречаемся с образами будущих Новомучеников, в том числе и великим духовным подвигом патриарха Тихона, повествование становится необычайно драматичным, изложение живым и чтение захватывает не только сознание, но и самые глубокие душевные струны. Произведение, которое можно назвать и обширным Житием-мартирием, мученическим Житием, дает нам с помощью описания откровений святых Угодников господних непоколебимую веру в лучшее будущее России, в чем тоже состоит его очень большое значение для того потерянного поколения России, которое так любит описывать нам современная литература: «Старец Анатолий Оптинский в первые же дни революции, в феврале 1917 года описал пророчески будущее России: «Будет шторм. И русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках и обломках люди спасаются.

Явлено будет великое чудо Божие, да… И все щепки и обломки, волею Божией и силой Его, соберутся и соединятся и возсоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет явное всем чудо».

Третья часть книги, «С Крестом и Евангелием», состоит из нескольких произведений. Первое представляет собою торжественное Слово святого новомученика протоиерея Иоанна Восторгова в день Священного Коронования Государя Императора Николая II Александровича, произнесенное 14 мая 1909 г. Далее А.Ю.Хвалин публикует найденную им в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока текст Записки К.П.Победоносцева о церковно-приходской школе. Комментарии А.Ю.Хвалина о необходимости возрождения системы православно-церковного образования и воспитания убедительно доказывают, что в нем и заключается «наша, родительская, надежда. В нем заключается и упование России на то, что через десяток-другой лет взрастут невидимые пока миру молодые православные богатыри, которые сумеют выстоять и победить на новом поле Куликовом».

Глава «О епископе Евгении (Зернове) и его секретный противосектантский доклад» представляет собою Слово-инвективу на сектантских проповедников с пометками Генерал-Губернатора Приамурской области, дополненное комментариями автора. Заканчивает аналитические исследования откомментированная А.Ю.Хвалиным брошюра Г. Некрасова «Император Николай II как полководец», в которой развенчивается укоренившийся «в российском общественном сознании за долгие годы тоталитарного господства атеистической и марксистской пропаганды… миф о якобы полной непригодности Государя Николая II как полководца».

Последняя глава третьей части является очень личным дневником великой княгини Ольги Александровны «Детство Тихона», где образ этой мужественной, стойкой и необычайно талантливой женщины раскрывает нам новую грань в наших представлениях о членах рода Романовых. Пришла, наконец, пора освобождать Образы Новомучеников от всевозможных фальшивок, так долго навязываемых русскому читателю. Отрадно видеть, как для выполнения этой благородной задачи современный православный писатель использует все лучшее, что выработала за долгие века своего существования русская средневековая литература.
И.В.Дергачева, доктор филологических наук, зав. кафедрой Истории и теории литературы

http://rusk.ru/st.php?idar=104102

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru