Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский11.01.2006 

Споры «под газом» украинской политики
Соседям и братьям следует пожелать успокоиться

Здоровому — все на здоровье, больной, что ни пробует, — все во вред. Такими словами можно охарактеризовать ситуацию, сложившуюся после вчерашнего голосования Верховной Рады за отставку правительства Юрия Еханурова. 250 голосов депутатов при необходимом минимальном числе в 226 — Виктору Ющенко выставлен поистине разгромный счет. Ведь еще утром 10 января большинство экспертов сходилось во мнении, что парламент вряд ли соберется с духом, чтобы потребовать отставки отдельных, особенно надоевших персон — Алексея Ивченко и Ивана Плачкова, руководителей ТЭК, ответственных за переговоры с Россией по газу.

Отсюда недалеко до конституционного большинства в 300 мандатов, которым возможно хоть вносить изменения в Основной закон Украины, а хоть объявлять импичмент самому Президенту. Несомненно, что оформление парламентского полюса как открыто противостоящего исполнительной власти Киева является главным итогом вчерашних событий. При определенных условиях Рада способна отбросить партийные противоречия и выступить единым фронтом, потребовав от Ющенко и его «Нашей Украины» поделиться реальными полномочиями или даже насовсем уйти с политической сцены. Такой недвусмысленный сигнал был подан из-под стеклянного купола всему украинскому политическому сообществу и чиновничье-бюрократическому клану. В преддверие выборов этот сигнал не может быть не услышан и наверняка повлечет за собой серьезную перестановку сил и пересмотр перспектив, как общегосударственных, так и каждого из участников существующего политического процесса в отдельности.

Собственно, на это указывают последние заявления сторон. Так, спикер парламента В. Литвин официально предостерег В. Ющенко от забалтывания принятого решения. Отставку правительства, по его словам, необходимо воспринимать как отставку и никак не иначе. Лидер же фракции «Регионы Украины» Раиса Богатырева подчеркнула, что в вопросе отставки Кабмина нет «ни побежденных, ни победителей», однако парламент продемонстрировал свою готовность принять политическую ответственность и контролировать работу исполнительной власти.

Не забудем, что процесс оформления фракций в украинской Раде не окончен. Как внутри пропрезидентской «Нашей Украины», так и в некоторых других депутатских группах, представляющих интересы бюрократии и крупного капитала, таких как «Реформы и порядок», сильны разногласия; депутаты свободно переходят из одной фракции в другую. На фоне ослабления президентских позиций отток голосов в БЮТ или Народную партию Литвина может значительно усилиться. Выжидательную позицию заняла также Социалистическая партия. Члены этой фракции не голосовали за отставку правительства, но и не поддержали Ю. Еханурова, предпочтя не участвовать в голосовании вообще. Очевидно, хитрый лис и опытный тактик Александр Мороз решился-таки поиграть в игру против президента и с наибольшей выгодой для себя распорядиться имеющимися тридцатью голосами. Газовые соглашения с Россией им критикуются не менее категорично, чем Ю. Тимошенко или руководителем партии «Вече» И.Богословской. От того, в чью сторону качнется чаша весов — депутатского собрания или исполнительных структур — будет зависеть и последующая позиция социалистов.

Всякому, кто следит за событиями на Украине последних лет, все это не может не напомнить процесса собирания парламентской оппозиции Кучме в 1999—2003 гг., в период шумных массовых акций «Повстань, Украина!» и «Кучму — геть!», окончившийся, как мы помним, полной заменой власти. К традиционно радикально настроенным националистам тогда присоединились «обиженные властью» В. Ющенко и Ю. Тимошенко, за ними последовали социалисты Ю. Мороза и, в качестве молчаливой поддержки, украинские коммунисты. Нынешняя ситуация зеркально отображает прежнюю. В качестве активной составляющей на сей раз проявляют себя левые и «Регионы» В. Януковича, не менее воинственную позицию занимает «по жизни обиженная» Ю.Тимошенко. Как ключевая же блоообразующая сила выступает фракция Владимира Литвина.

Создавшееся положение особенно удобно последнему. Обострение противостояния президент-Рада автоматически выдвигает руководителя депутатского корпуса вперед и дает право контролировать соблюдение положений политреформы, согласно которой основные полномочия по руководству страной должны после мартовских выборов 2008 г. перейти в руки парламента.

Вчерашний антиющенковский демарш Рады диктуется, в основном, этим: заблаговременно начатой битвой вокруг политреформы. Ибо в последнее время стали отчетливо звучать голоса, говорящие о необходимости «еще раз хорошенько подумать», прежде чем перераспределять власть в государстве. Есть также серьезные опасения в том, что, на словах оставаясь приверженцем принятых решений, В. Ющенко после выборов, особенно в случае победы бело-голубых, де-факто не захочет делиться реальными полномочиями, а превратит реформу в формальность.

Противостояние президентских институтов с парламентом созрело давно. Неоднократно В. Литвин заявлял о неуважении к институту народных избранников со стороны Правительства и Президента. В. Ющенко со своей стороны характеризовал Раду как самое нестабильное и неэффективное звено украинской демократии. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал отказ И. Плачкова и А. Ивченко прийти на парламентские слушания 10 января по «газовому вопросу». Но одним лишь спонтанным раздражением на Кабинет министров отставку не объяснишь. Обе стороны загодя готовились к столкновению. Парламент, в частности, отказался подтверждать полномочия предложенного президентом состава Конституционного суда Украины и с большим скрипом, уже накануне Нового года принял бюджет на 2006 г.

Негодуя по поводу депутатского решения и называя его «антиконституционным», В. Ющенко прямо указывает на это: на готовность руководства Рады тотчас после вступления в силу с 1 января положений политреформы воспользоваться новыми правами. «Конечно же, — отметил украинский президент в интервью „Интерфаксу“, данном после прилета в Астану, — я подам соответствующие иски в Конституционный суд на предмет толкования этого неконституционного решения парламента. Хотя с другой стороны мы понимаем, что парламент сделал все для того, чтобы этот хаос был на Украине, чтобы Конституционный (суд) был не сформирован, чтобы как в системе исполнительной власти, так и в судебной системе власти царила неопределенность». Все дальнейшие уверения «гаранта Конституции» в том, что он «не допустит такого правового нигилизма», оказываются только попытками спасти собственную репутацию и пустым сотрясением воздуха. Все понимают, что как и Кучма накануне выборов-2004, Ющенко не располагает реальными возможностями ни для введения прямого президентского правления, к которому призвала «Наша Украина», ни для какого-либо существенного давления на Верховную Раду. Ибо разжигание конфликта приведет к еще большей консолидации фракций внутри парламента на основе отстаивания общей депутатской позиции и окончательно закрепит крайне невыгодное для главы государства разделение политикума на «коррумпированную, некомпетентную власть» и «оппозицию», желающую ее скорейшей замены.

Вероятней всего, наметившийся союз между Януковичем, Тимошенко и Литвиным будут пытаться деликатно «разобрать по частям», начиная, естественно, с наиболее сговорчивой части: со спикера — предлагая ему и его партии ряд конкретных преимуществ. Однако, не исключено, что, организовав голосование за отставку правительства, Владимир Литвин намеренно страховался от кампании политического компромата в свой адрес. Универсальный майор Мельниченко остается всегда под рукой, и в любой момент готов выдать очередную порцию уничтожающих пленок, на которых якобы зафиксирована причастность руководителя парламента к злосчастному исчезновению журналиста Георгия Гонгадзе. Если данное предположение верно, Литвин и в дальнейшем будет накручивать спираль противостояния с Банковой, дабы, занимая пост дирижера мятежной Рады, поддерживать версию о политической подоплеке преследований со стороны исполнительной власти.

Спустя сутки после голосования об отставке диспозиция борьбы в целом ясна: Ющенко и Кабинет министров настаивают на нелегитимности решения Рады и создают, как ни в чем не бывало, видимость напряженной работы. Депутаты же, не имея согласия между собой и четкого плана дальнейших наступательных действий, скорее всего продолжат критику руководства Минтопэнерго и «Нафтогаза», а также по-новой, в связи с изменением цен на газ, решат подвергнуть ревизии бюджет на текущий год. Тем не менее, ситуация остается накаленной, из уст ведущих политиков в адрес друг друга сыплются резкие упреки и обвинения. Дает о себе знать и общая специфика политической борьбы на Украине, где очень многие силы не мыслят будущего в спокойной, конструктивной работе, а желали бы повторить свалку годичной давности, в которой, как кажется, по чистой случайности не восторжествовала их точка зрения. Примерно таким же образом настроено и общество. У одной части — досада на Майдан и желание отомстить «оранжевым», у другой — острое ощущение «недоделанности» прошедшей бархатной революции и намерение во что бы то ни стало завершить ее в свою пользу.

Одно неосторожное, предпринятое впопыхах движение — и президент сорвется на Раду, та же в свою очередь объявит импичмент, приступит к формированию второго правительства и призовет народ выйти на улицы. Так что положение, вопреки заявлениям Ющенко, остается далеким от «штатного» и снова, как и минувшем сентябре, направляет предвыборное состязание в непредсказуемое русло, исполненное опасных стремнин. На конец года политическая диспозиция в стране приобрела-таки упорядоченный вид. Завязалась обычная тактическая баталия с презентацией и продвижением партиями своих идейных программ. Более или менее удачным для Ющенко и его блока НСНУ оказалась развернутая г-ном Ивченко «газовая кампания». Мало-помалу внимание аудитории удалось переключить на внешнего противника — Москву и через это выстроить относительно выигрышную пропагандистскую концепцию. Голосование по отставке правительства Еханурова не только поставило под сомнение успех украинской стороны на переговорах, но и переключило внимание на куда более серьезную проблему политреформы и антикризисного управления страной. Вопросы эти куда менее выигрышны для НСНУ. Во-первых, потому что первым номером в списке блока значится полулегитимный отныне Ю. Ехануров, который ко всему прочему на протяжении суток выглядел наиболее растерянным из всех и то и дело веселил публику весьма сомнительными пассажами: от «обиженных народ любит» до «мы никакие не исполняющие — это я просто ошибся, заявив вчера таким образом». Ведь половинчатая легитимность — проблема не только предвыборного рейтинга в электорате, но и доверия к режиму Ющенко со стороны Запада. На ближайшие недели Киевом, по всей видимости, намечалось продолжение газовой войны, новый ее раунд, связанный с пересмотром планов закупок российского газа и расширением доступа к более дешевому среднеазиатскому. В создавшихся новых условиях кабинет министров и «Нафтогаз» вряд ли отважатся идти на подобное обострение, ибо терпение Рады на этом может лопнуть, повторное же перекрытие вентиля «Газпромом» наверняка не вызовет у Европы желания дальше испытывать судьбу и вступаться в малопонятные для внешнего наблюдателя внутриукраинские дрязги.

Во-вторых, во всем этом нельзя не признать нарастающий кризис украинского национализма. Обе антироссийские группировки, стоящие за В. Ющенко и Ю. Тимошенко, стремятся уличить друг друга в сговоре с Кремлем, и хотя общая тональность рассуждений по газовой теме остается нездоровой и крайне негативной по отношению к России и русским, образ «злого москаля» отодвигается на задний план, уступая авансцену битве добра и зла внутри «оранжевой» украинской элиты. Тимошенко, пожалуй, в критике Ющенко выглядит более убедительной, тем более что народ с легкостью верит в кошмарные «коррупционные схемы», действующие во власти. В сравнении с этим «Нашей Украине» оказывается несколько сложней настоять на том, что это пресловутая «рука Москвы» направляет и вдохновляет подрывную работу Юлии Владимировны. Но так или иначе выбирать населению западных областей придется кого-то из двух (обещанного похода БЮТ на восток и юг страны не состоялось). Причем оба «оранжевых» лидера подкапываются под самые основания националистического движения — его традиционную антироссийскую риторику, планомерно доказывая, что даже такие проверенные и закаленные бойцы, как президент КУН Ивченко (КУН — Конгресс украинских националистов — А.Р.) легко могут встать на «путь прямого предательства национальных интересов» и отдать «рiдну неньку» в беспросветную кабалу северному соседу. В конце же концов можно надеяться, что у украинской аудитории набьют оскомину спекуляции относительно злонамеренной «руки Москвы». Куда естественней и проще увидеть во всем стычку нескольких не слишком умных «хохлов», нежели происки вездесущего и всеведущего «москаля», умеющего даже голосование по отставке правительства подгадать таким способом, чтобы застать президента страны на перелете из Киева в Астану и максимально подпортить тому настроение перед запланированной встречей с российским коллегой.

И, наконец, третье, что во всей истории с переговорами и правительственной отставкой удивляет и учит больше всего. Договор по газу оказался провалом, прежде всего, для России, однако, в России никаких потрясений или даже сомнений в компетентности власти не вызвал. Как годом ранее не имел никаких политических последствий аналогичный конфликт Белоруссии с «Газпромом», окончившийся передачей «Белтрансгаза» в собственность российскому поставщику. А еще несколькими годами раньше ко всеобщему удовлетворению и без потерь для суверенитета были решены проблемы с транспортировкой голубого топлива через Болгарию, Румынию, Словакию и Литву. «Здоровому — все на здоровье, больной, что ни пробует, — все во вред». Политического здоровья на постсоветском пространстве недостает каждому. И, тем не менее, украинское нездоровье заметно отличается от остальных. Ведь содержательная часть переговоров, как и последующей дискуссии по поводу их результатов, оказалась донельзя перегружена посторонней рефлексией. Вопрос об обеспечении газового баланса для экономики и жилищного комплекса Украины оказался едва ли не техническим поводом к прояснению темы национальной гордости, самостийности, геополитической роли, дележа наследства СССР и др. проблем, начиная с Переяславской рады. По сравнению с этим стремление «Газпрома» и Путина спросить по полной с «оранжевых» выглядело как эдакое примирительное и в доску простецкое: «Ты мне больше не дружок и не писай в мой горшок…»

Разгромный шквал критики в адрес переговорщиков, как и решение Рады об отставке правительства в очередной раз подтвердили печальное наблюдение: украинская политика, увы, по-прежнему не знает, что она есть. Видение национальных интересов «по господину Ивченко» разительным образом различается от версий «по Тимошенко», «по Морозу», «по Богословской» и т. д., не говоря уже о пророссийски или центристски настроенных партиях. Ревность и неприятие вызывает сама попытка кого-либо определиться с ориентирами, сделать конкретный шаг или, тем более, прийти к компромиссу. Ибо в современной украинской реальности никому не дозволяется быть «большим, чем я» патриотом и поборником украинской идеи. А от этого и сама упомянутая идея наряду с категориями самостийности, национальной свидомости и пр. лишаются силы архетипического убеждения, перестают представлять собой искусство возможного, а приобретают хаотический и даже самодурский оттенок.

Они — как та птица счастья, которая интересна до тех пор, пока ее не поймаешь. Будучи же схвачена, при всяком неосторожном движении лишается радужных перьев, пока наконец не становится похожа на обыкновенную тушку бройлера. Флюидами какого-то возвышенного, максималистического исканья все время веет от атмосферы украинского политикума. В этом ее коренное отличие в т. ч. и от ситуации в аудитории грузинских коллег, где каждый наверняка знает, какова на вкус и почем она, жизнь. И, вероятно, из-за этого ни на один практический вопрос Киеву никак не удается найти утвердительного ответа. Формула украинской политики выглядит уравнением, в котором огромное число неизвестных исключает возможность рационального разрешения. Среди известных, за пятнадцать лет опытно нащупанных составляющих — расплывчатое убеждение про Украину-не-Россию, искреннее восхищение Западом плюс, как мы сейчас убедились, еще бесконечно газ за пятьдесят долларов в качестве необходимого залога для самостийности.

Украине насущно необходимо что-то, что объяснило бы ее отправную константу и ее человеческое утешение. Также как для гражданина России константу исторически представило государство, большое и умное, быть частью которого означает приобщаться к большому и умному. Как для белоруса национальная жизнь — это подобие жизни семейной, в которой все радости и все недостатки — свои и странно искать для себя другого и лучшего «бацьку». Ничьим утешением, не исключая и Украины, не могут служить постоянные «подсидки», оригинальничанье и пустая соревновательность. Украине следует пожелать успокоиться. Проблемы самоидентификации и национального выбора на нетрезвую голову, «под газом» решать не рекомендуется.

http://rusk.ru/st.php?idar=104044

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru