Русская линия
Русская линия Дмитрий Стогов05.01.2006 

Черносотенец и патриот
Слово о Михаиле Яковлевиче Говорухо-Отроке

Михаил Яковлевич Говорухо-Отрок являлся одним из лидеров правомонархического движения, членом Государственного Совета, активным участником кружка А.А.Римского-Корсакова и салона Б.В.Штюрмера.

Михаил Яковлевич Говорухо-ОтрокОн родился в 1866 году в семье артиллерийского офицера в имении близ Белгорода, образование получил в Полтавском кадетском корпусе и Николаевском кавалерийском училище, которое окончил в 1886 году в звании корнета. До 1889 года М.Я.Говорухо-Отрок состоял на военной службе, вышел в отставку по болезни в звании гвардейского поручика, а с 1890 года в течение 11 лет служил земским начальником одного из участков в родном Белгородском уезде Курской губернии, после чего занялся сельским хозяйством (он был крупным землевладельцем) и общественной деятельностью. В 1901 году Михаил Яковлевич был избран председателем Белгородской уездной земской управы.

В 1905 году, в разгар смуты, М.Я.Говорухо-Отрок вместе с графом В.Ф.Доррером стал организатором Курской Народной Партии Порядка (КНПП), впоследствии слившейся с Курским отделом Союза Русского Народа (СРН). Эта партия выросла из кружка идейно близких графу Дорреру лиц, среди которых, помимо М.Я.Говорухо-Отрока, были князь Н.Д.Касаткин-Ростовский, Н.Е.Марков, Г. А.Шечков и другие. 10 октября 1905 года КНПП напечатала в виде прокламации свою платформу «Чего желает Курская Народная Партия Порядка», которая произвела на многих оппозиционеров отрезвляющее действие.

В этой платформе были четко обозначены цели, к которым стремились монархисты. Главными из них авторы документа называли: 1). «Признание за Русским народом первенствующего значения среди инородцев, населяющих Русское Царство, признание, что в русской избе хозяином должен быть не захожий цыган, а вековечный строитель и собиратель Земли Русской — Русский Православный народ»; 2). «Восстановление чистоты Православной веры и возрождение древнего церковного прихода»; 3). «Сохранение целости и единства Русской Империи под скипетром Самодержавной Царской власти».

19 октября 1905 года, в самый разгар революционных беспорядков, В.Ф.Доррер, М.Я.Говорухо-Отрок и другие лидеры КНПП, собрав своих немногочисленных сторонников, отправились к центральной площади Курска. По пути к ним присоединились многочисленные благонамеренные горожане. На центральной площади при огромном стечении народа прибывший туда владыка Питирим (Окнов) отслужил молебен с провозглашением многолетия Самодержцу Всероссийскому. После этого уличные беспорядки и революционные демонстрации в Курске прекратились, а либеральные газеты со злобой называли Курскую губернию Вандеей. КНПП удалось тогда добиться победы правых в Курской губернии как на выборах в Государственную Думу, так и в Государственный Совет.

Благодаря энергии и авторитету М.Я.Говорухо-Отрока аграрное революционное движение, охватившее многие районы Курской и Харьковской губерний, не коснулось его родного Белгородского уезда, получившего вскоре в печати наименование «Курской Вандеи».

В начале 1908 году М.Я.Говорухо-Отрок был избран председателем Курской губернской земской управы, в том же году назначен членом Совета по делам местного хозяйства при Министерстве внутренних дел, а в августе 1909 года избран членом Государственного Совета от Курского губернского земского собрания (в 1912 г. переизбран на новый трехлетний срок). В Госсовете он состоял в группе из 12 правых (назначенные — С.С.Бехтеев (старший) и А.С.Стишинский и выборные В.М.Андреевский, В.А.Бутлеров, М.Я.Говорухо-Отрок, В.А.Драшусов, В.И.Карпов, А.А.Нарышкин, А.Н.Наумов, С.С.Стромилов, А.П.Струков и Я.А.Ушаков). Кроме того, М.Я.Говорухо-Отрок был избран членом комиссий: финансовой, по внесению узаконений о неприсутственных днях, о волостном земском управлении. В период легислатуры Третьей Государственной Думы М.Я.Говорухо-Отрок входил в Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей, которое состояло из трех членов Думы (А.С.Вязигин, Г. Г.Замысловский и граф А.А.Бобринский) и трех членов Государственного Совета (сам М.Я.Говорухо-Отрок, князь А.Н.Лобанов-Ростовский и А.С.Стишинский), под председательством члена Государственного Совета князя А.А.Ширинского-Шихматова.

Широкую известность в свое время приобрела речь М.Я.Говорухо-Отрока на заседании Государственного Совета 6 марта 1913 года. Она является образцом русской предреволюционной политической риторики. М.Я.Говорухо-Отрок говорил о школьной литературе тех лет: «Здесь нет ни одного слова ни об Ослябе, ни о Пересвете, ни об Архипе Осипове, ни об Агафоне Никитине, ни о Суворове, ни о Скобелеве, ни о Нахимове. Их в этом учебнике совсем нет». Красноречивое описание — ведь рассказы о национальных героях составляют фундамент начального идеологического образования, и игнорирование этого государствообразующего пантеона всегда свидетельствует о болезненном состоянии общества. Общество без «маяков» (советское определение национального героя), без святых, бывших участниками истории родного государства, без предвосхищающего пантеон святых пантеона героев, теряет традиционную взаимосвязь авторитетов, а на обломках иерархии вырастает великая смута…

Публицист ставил патриотизм в эпицентр развития науки и просвещения. Без этого, как сказал Говорухо-Отрок в завершении выступления, «не может существовать великий русский народ, без них погибнет и развалится та великая страна, которую мы до сих пор называем Россия».

За все время своей многолетней гражданской службы М.Я.Говорухо-Отрок принципиально отказывался от присвоения ему гражданских чинов, считая особой честью оставаться «отставным гвардии поручиком». М.Я.Говорухо-Отрок являлся членом Совета Объединенного дворянства, активным участником съездов Объединенного дворянства, на которых выступал с обстоятельными речами по ряду вопросов. В 1912−15 годах он вошел в состав Постоянного совета Объединенного дворянства.

М.Я.Говорухо-Отрок входил в руководящие органы монархических союзов: с 25 марта 1910 года по 15 марта 1912 года был членом Совета Русского Собрания, с 3 ноября 1909 года — членом Главного Совета Союза Русского Народа, участвовал в деятельности ряда комиссий Русского Народного Союза имени Михаила Архангела. В разгоревшемся вскоре конфликте между Н.Е.Марковым и А.И.Дубровиным М.Я.Говорухо-Отрок поддержал Н.Е.Маркова.

На обвинения со стороны либеральных и левых политических деятелей в «черносотенстве» Михаил Яковлевич отвечал: «Нас вы называете черносотенцами. Пусть так, и мы не спорим против будто бы обидного названия — великих патриотов, освободивших страну от иноземного ига. Да, мы верим, простая, серая, черная Русь идет на спасение Великой и Малой и Белой России. Но да не будет красной, республиканской России!». М.Я.Говорухо-Отрок выступал решительным противником Прогрессивного блока. В одном из своих выступлений он так охарактеризовал программу этой организации: «Программа Прогрессивного блока — все та же прекрасная незнакомка, которая уже появлялась 10 лет тому назад в 1905 и 1906 гг. Правда, черты этой незнакомки в кадетской программе несколько подкрашены, несколько смягчены, она пришла к нам без приданого, в ней нет пункта об отчуждении частновладельческих земель, но это приданое, конечно, будет заработано».

Накануне Февральского переворота 1917 года М.Я.Говорухо-Отрок являлся членом кружка сенатора А.А.Римского-Корсакова (с 1914 по февраль 1917 г.), а с 1914 по январь 1916 года — салона Б.В.Штюрмера, объединявших наиболее активную часть правых государственных деятелей Российской Империи. М.Я.Говорухо-Отрок вошел в политическую историю России прежде всего как автор двух так называемых «Записок», адресованных Императору и содержавших в себе программу спасения России от революционной угрозы.

Осенью 1916 года кружок А.А.Римского-Корсакова в очередной раз активизировал свою деятельность, и в ноябре того же года через князя Н.Д.Голицына Николаю II передали «Записку». Этот документ остался без подписи. Активный участник кружка А.А.Римского-Корсакова С.П.Белецкий в показаниях Чрезвычайной Следственной Комиссии (ЧСК) Временного правительства в 1917 году отмечал, что «Записка» составлена в кружке А.А.Римского-Корсакова в конце премьерства Б.В.Штюрмера, который не подал ее Царю, боясь, что «она не отвечает либеральному настроению его декларации». Записка была вторично отпечатана и передана князю Н.Д.Голицыну, который в последние дни премьерства Б.В.Штюрмера все-таки передал ее Императору от своего имени. По словам другого активного участника кружка Н.А.Маклакова, первоначально пытались передать документ через министра внутренних дел А.Д.Протопопова, но «ему не очень верили»; утверждали, что это лучше сделать с Н.Д.Голицыным, «потому что все время ждали ухода Протопопова».

Что же это за документ? Следователям Чрезвычайной следственной комиссии (ЧСК) Временного правительства стало известно, что «Записка», текст которой, по утверждению Н.А.Маклакова, составлен М.Я.Говорухо-Отроком, действительно была доставлена Императору. В переписке Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны, однако, отсутствуют сведения о том, что Государыня получала что-либо подобное. По словам Н.А.Маклакова, М.Я.Говорухо-Отрок и в январе 1917 года считал, что его записка не дошла до Императора, хотя на самом деле документ достиг своего адресата.

Текст документа был опубликован в книге известного поэта и сотрудника ЧСК А.А.Блока «Последние дни императорской власти» как вышедший из кружка А.А.Римского-Корсакова. Создателя записки Блок не указывал, поскольку он не был известен С.П.Белецкому, со слов которого устанавливалось ее происхождение. М.Я.Говорухо-Отрока обычно считали лишь автором только примечания ко второму пункту этой записки, однако из показаний Н.А.Маклакова следует, что весь текст был написан М.Я.Говорухо-Отроком. Документ предлагал «целый план мероприятий, направленных на подавление революционного движения и буржуазной оппозиции».

В «Записке» были рекомендованы следующие меры: назначить чиновников, преданных царской власти, способных «к борьбе с анархией»; распустить Думу манифестом без указания нового срока ее созыва; изменить некоторые статьи Основных законов; ввести в обеих столицах военное (или даже осадное) положение; снабдить гарнизоны пулеметами для подавления мятежа; закрыть органы левой печати; милитаризировать заводы, мастерские, работающие на оборону; назначить правительственных комиссаров в Союз земств и городов и в военно-промышленные комитеты с целью пресечения революционной пропаганды; предоставить местным начальникам право удалять участников антиправительственных выступлений; обновить состав Государственного совета, убрав тех, кто симпатизирует Прогрессивному блоку. Относительно дальнейшего созыва Государственной думы предлагалось: «выборы должны быть одностепенные, непосредственные от городских и уездных бытовых и сословных групп», с последующим отбором или по жребию, или, «лучше, по Высочайшему соизволению» (участники кружка А.А.Римского-Корсакова считали, что формула «народу мнение, а Царю решение» является «единственно приемлемой для России»); следить за думой, правительству создавать «большинство в думе»; в распоряжении председателя Совета министров иметь особое лицо, «особую и притом серьезно поставленную организацию и крупный специальный фонд для ведения внутренней политики в самой Думе с единственной целью создания и поддержания прочного постоянного большинства, благоприятного правительству».

В отличие от А.А.Римского-Корсакова, М.Я.Говорухо-Отрок видел главную опасность не в деятельности Думы и либеральной оппозиции, а в народном движении. Он считал бессмысленным всякий сговор с буржуазной оппозицией, ибо «эти элементы столь слабы, столь разрозненны и, надо говорить прямо, столь бездарны, что торжество их было бы столь же кратковременно, сколь и непрочно». Уступки либералам М.Я.Говорухо-Отрок рассматривал как начало необратимого процесса полевения страны. Поэтому, несмотря на ряд существенных отличий, конечная точка зрения автора документа совпадала с общей позицией правых — восстановить Самодержавие в полном объеме. С.П.Белецкий считал, что «только нерешительность правительства, борьба за местничество из-за личных интересов помешала провести сразу то, что в записке намечено».

Кроме того, при непосредственном участии М.Я.Говорухо-Отрока была составлена еще одна «Записка», рекомендовавшая для борьбы с надвигающейся революцией совершить новый государственный переворот — изменить статус о Государственной думе и выборах в нее и ввести в стране военное и, более того, осадное положение. Документ, датированный, согласно исследованиям историка В.И.Старцева, 16 января 1917 г., дополнял один из пунктов «Записки» А.А.Римского-Корсакова. Дата передачи документа установлена по дневникам Николая II. Н.А.Маклаков утверждал, что он лично отдал документ Царю, подробно рассказав следователям об истории передачи этой «Записки».

Прибыв из Тамбова в Петроград, Маклаков испросил разрешения у Царя прибыть к нему. 7−8 января 1917 года он побывал в кружке А.А.Римского-Корсакова, где встретил М.Я.Говорухо-Отрока. Последний придерживался собственной политической позиции и считал, что «над старой политической верой <…> после 17 октября уже само самодержавие поставило крест». Он рассказал Н.А.Маклакову о своей записке, адресованной Императору, и высказал пожелание доставить ее анонимно, «потому что здесь авторского ничего нет», чтобы Император прочел документ и, «может быть, что-нибудь его внимание на себе остановит».

После этой беседы Н.А.Маклаков поехал в Царское Село, испросив предварительно разрешения на аудиенцию у Николая II. На Царскосельском вокзале Маклаков лично просматривал записку, в затем передал ее Императору, сказав при этом следующее: «Если вы мне позволите, меня очень просили передать, я бегло посмотрел, с моей точки зрения, здесь есть много дельного и серьезного». На это Государь ответил: «Пожалуйста, оставьте, я посмотрю». О том, какова была реакция Царя на прочитанный документ, неизвестно.

Февральский переворот 1917 года положил конец деятельности кружка А.А.Римского-Корсакова. М.Я.Говорухо-Отрок, как и другие правые, оказался в опале. О его судьбе после 1917 года у нас нет никаких сведений.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ:

1. Блок А. А. Последние дни императорской власти. Пг., 1921.
2. Дневник Николая II // Красный архив. 1927. N 1 (20).
3. Замостьянов А. Школьная подготовка революции — в прошлом и настоящем (продолжение старинной полемики). М., 2001.
3. Кризис самодержавия в России: 1895−1917 / Отв. ред. В.С.Дякин. Л., 1984.
4. Падение царского режима. Стенограммы допросов и показаний ЧСК Временного правительства (1917 г.) / Под редакцией П.Е.Щеголева. Т. 1−7. М.-Л., 1924−1927.
5. Правительствующий Сенат. СПб., 1912.
6. Степанов А. Говорухо-Отрок М.Я. // Святая Русь. Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О.А.Платонов, сост. А.Д.Степанов. М., 2003.
7. [Иванов А.,Степанов А.] Черносотенец и патриот. Сегодня мы вспоминаем М.Я. Говорухо-Отрока // Русская линия / http://www.rusk.ru/st.php?idar=206 904.

http://rusk.ru/st.php?idar=104029

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru