Русская линия
Русская линия Артем Маркелов03.01.2006 

Попытка догнать «опередившего время»
Тихое чудо Прокопия Вятского (память 21 декабря / 3 января)

3 января 2003 года православные Вятской страны отметили 375-летие со дня кончины блаженного Прокопия. Отметили торжественной службой, краеведческой конференцией. Но хочется понять главное: кем был блаженный Прокопий прошедшие столетия для Вятской земли, для вятчан?

прп. Трифон и блж. Прокопий, Вятские ЧудотворцыМне кажется, от декабря 1917 года верующие Вятки ожидали не разгорающейся революционной смуты. Они ждали совсем другого… 21 декабря должно было праздноваться 290-летие со дня кончины блаженного Прокопия Вятского. Но после февральского переворота смута все сильнее захлестывала Россию, с корнем выворачивая устои национального бытия. 1917-й год стал последним, когда память блаженного праздновалась по «старому» стилю. Почил-то святой Прокопий в конце декабря, а новый стиль «перетащил» ее в 1918 году уже на январь следующего, 1919-го, года. Даже в этих метаморфозах дат проявилось своеобразное юродство!

Житие блаж. Прокопия, его небесное покровительство земли Вятской — подлинное чудо, тихое чудо русского православия. Даже имя «Прокопий» переводится с греческого как «опережающий», «успевающий». Действительно, святой Прокопий опередил свое время.

«ОДР — ЗЕМЛЯ, ПОКРОВ — НЕБО…»

Блаженный явил себя миру в конце 16-го века, когда подвиг юродства проявился на Руси с необычной силой. Как писал в начале 20-го века ключарь собора Василия Блаженного свящ. Иоанн Ковалевский: «<…> ни в какой другой стране подвиг юродства так не процветал, как в древней Руси: в 14-м, 15-м и 16-м вв. <…>». За это время в русских святцах можно найти не менее 10 юродивых (только прославленных!). А ведь во всех странах времен высшего расцвета христианства в 5−10-м веках канонизированных юродивых можно насчитать в два раза меньше.[1]

Прокопий родился в 1578 году в дер. Корякинской недалеко от главного вятского города Хлынова в крестьянской семье[2] (или как уважительно уточняется в одном из старинных житий, «художеством бяху земледельцы»).[3] Господь сохранил имена родителей святого — Максим и Ирина. Детишек у них долго не было. Поэтому Прокопий стал желанным моленным сыночком[4].

Рос младенец папе с мамой на утешение. Но в 12 лет с мальчиком случилось несчастье. Во время работы в поле его застала сильная гроза с молниями. Испуганный ураганом, Прокопий упал с лошади и потерял сознание. С плачем молились Максим и Ирина свят. Николаю Чудотворцу о сыне, и тот очнулся. Но болезнь совсем не прошла. Мальчик, точно полоумный, рвал на себе рубашку и ходил нагим. Как тонко пишет вятский священник Сергий Гомаюнов: «Безумство это не было притворным. Прокопий, по попущению Божию, ради славы будущих его подвигов подвергся демонскому нападению. Он увидел врага лицом к лицу. Можно предполагать, что это событие во многом определило его дальнейший жизненный путь».[5]

Тогда родители повезли больного отрока в г. Хлынов в Успенский монастырь, настоятель которого преп. Трифон отслужил молебен, покропив тяжко болящего святой водой. По молитвам преподобного Трифона мальчик получил исцеление.

Это встреча стала воистину судьбоносной не только для двух святых, но и для всей Вятской земли.

Но пока внешняя жизнь вновь вошла в привычное русло. В 17 лет, то есть примерно в 1595 году, Прокопий ушел в г. Слободской, где три года прислуживал священнику Екатерининской церкви о.Иллариону. Но когда юноше исполнилось 20 лет, родители решили его женить (такая же история была в свое время и с преп. Трифоном!).

Прокопий же видел свое предназначение совершенно в другом. Он ушел в Хлынов, где и начал юродствовать. По церковному преданию, и на отказ от женитьбы, и на крест юродства Прокопия благословил Трифон Вятский. Предание отразилось в акафистах, посвященных обоим святым. Так, в 1-м икосе акафиста блаж. Прокопию говорится:

«Радуйся, на подвиг юродства Христа ради свыше призванный. Радуйся, от преподобного Трифона на путь спасения наставленный и благословенный».

…Три десятилетия подвизался в Хлынове блаженный Прокопий, став живой легендой города. Шло время, Прокопий мужал, старился, но по-прежнему не имел крыши над головой, спал где придется, ходил по улицам почти нагим, дареную одежду отдавал другим или рвал. Летом он терпел укусы многочисленных мух и комаров, зимой переносил стужу. Поистине, пишет один из вятских историков начала 20-го века, одром ему была земля, а покровом — небо: «Это — жизнь юрода».[6]

Блаженный почти не разговаривал, поэтому многие его считали немым (только духовник юродивого священник Иоанн Калашников[7] знал, что Прокопий мог изъясняться нормально, но юродивый просил скрывать это до своей смерти). Особенно поначалу многие его считали полоумным, глумились над юродивым, били и издевались.

Но постепенно стали замечать, что многие действия «безумного» прозорливы. Блаженный предсказывал недуг или смерть, исцелял от болезни (например, жену своего духовника). Если предузнавал о грядущем пожаре, то забирался на колокольню и звонил во все колокола.

Придя к сосланному в г. Хлынов боярину Михаилу Татищеву, Прокопий подавал узнику хлеб и воду, показывая через окошко, что вытащит его на свободу. И, действительно, вскоре опальный чиновник был освобожден.

Однажды блаженный зашел в приказную избу и снял с воеводы Жемчужникова шапку. Воевода уступил ему свое место. Тогда Прокопий взял Жемчужникова за руку и увел его в арестантскую. И что же? Вскоре пришло царское повеление на несколько дней заточить воеводу за провинность.

В Слободской Предтеченской церкви во время службы юродивый втолкнул в алтарь Корнилия Корсакова, который впоследствии стал священником, а позже игуменом Киприаном.

Жена вятского воеводы Александра Даниловича Приемникова-Ростовского Наталья очень почитала блаженного. Она приглашала его в свой дом, ухаживала за святым, угощала, одевала в чистые одежды. Но Прокопий, уходя из гостей, разрывал подаренную одежду, валялся до того, пока снова не запачкается.

Успенский собор Трифонова монастыря. Около него упокоился блаженный
Успенский собор Трифонова монастыря. Около него упокоился блаженный
Для внешнего взора он умер неожиданно, но сам провидел свой последний час. 21 декабря 1627 года блаженный последний раз стоял у заутрени в Сретенской церкви, затем зашел на службу в храм женского Преображенского монастыря, где пробыл до отпуста. Затем святой отправился к Раздерихинскому оврагу, где после молитвы о вятских людях, о благостоянии святых церквей, о Государе отошел ко Господу.

Блаженного похоронили у северной стороны Успенского собора. За 15 лет до этого здесь же упокоился и преп. Трифон Вятский.

ДВА СОБРАТА…

Начиная с 17-го века, жития преп. Трифона и блаж. Прокопия неизменно на соседствовали в вятских рукописных сборниках. Святые словно показывали: «Мы два — собрата. Как нас можно разделять?»

Об этом же — единственное широко известное посмертное чудо блаж. Прокопия. 3 марта 1666 года одержимой нечистым духом девице Марфе Тимофеевой после усердной молитвы в Вятском Успенском монастыре (напомню: именно здесь покоятся преп. Трифон и блаж. Прокопий) явились два светоносных мужа. Они называли друг друга Трифоном и Прокопием и обещали болящей скорое исцеление. И она, действительно, вскоре выздоровела.[8]

Но вот после этого чуда — тишина. Было вообще непонятно, кем был Прокопий для вятчан, почитали они его? Но вот случайно нашел рукопись — не маститого ученого, не церковного историка — дипломную работу студентки вятского вуза С.Юферевой. И Божиим промыслом это тоскливое неведение исчезает. Светлана пишет: у известного историка В.О.Ключевского еще в 19-м веке хранилось рукописное житие блаж. Прокопия, которое Ключевский датировал концом века 17-го. И вот неожиданная версия С. Юферевой — блаженный был прославлен благочестивым вятским архиепископом Ионой (Барановым).[9]

Владыка Иона возглавлял Вятскую кафедру в 1675—1699 гг., он вошел в историю Вятки тем, что начал строить каменные храмы, был основателем ряда обителей, усердным молитвенником и почитателем святынь, собирателем вятского церковного предания. Одним из главных деяний архиеп. Ионы стало прославление преп. Трифона Вятского. Владыка Иона даже почил в день памяти преподобного — 8/21 октября, и у его гробницы вятчане постоянно служили панихиды.[10]

Подтвердится ли смелая версия о том, что Владыка Иона прославил и блаж. Прокопия — покажут время и новые сведения. Но все-таки это предположение должно заставить нас еще раз посмотреть на свою историю с радостью…

Ведь того же преп. Трифона Вятского до середины 19-го века почитали на Вятке очень скромно (даже день памяти преподобного 8/21 октября проходил практически незамеченным). Только в 1860—1870-е годов в честь преподобного начали освящать храмовые престолы, повсеместно устраивать крестные ходы. Эта многолетняя напряженная миссионерская работа принесла, в конце концов, свои плоды: почитание святого Трифона возрастало, он стал воистину Вятским! Довершил дело 1912 год, когда без преувеличения вся Вятская страна отмечала 300-летие преставления преп. Трифона.

С лихвой преподобный испил чашу теплохладного отношения. И зная горечь этой чаши, словно за руку повел своего младшего собрата, блаж. Прокопия, по тернистым путям истории к нашим душам. Преподобный словно спрашивал: «Для вас я Вятский? Так вот, Прокопий тоже Вятский!»

На иконах святых стали изображать вместе. Такое соседство было ярче многих слов, оно стало свидетельством евангельской истины: «Ваши же блаженны очи, что видят» (Мф., 13, 16). Эти иконы распространялись во время крестных ходов, посвященных Трифону Вятскому.[11]

А в 1880-х годах в Успенском Трифоновом монастыре на отпустах стали постоянно произносить имена преп. Трифона и блаж. Прокопия. Такое новшество было столь необычно для пожилых священников, что они с большим трудом привыкали к нему[12] (хотя справедливости ради надо сказать, что еще в синодике Слободского Богоявленского собора, ведущегося с 17-го века, поминали «Прокопия юродивого"[13]).

Первым вятским архиереем, начавшим постоянно произносить на отпустах имена свв. Трифона и Прокопия, стал еп. Никон (Софийский). Вятскую кафедру возглавлял в 1901—1904 годах. 28 мая 1908 года, будучи экзархом Грузии, принял мученическую кончину от рук террористов, которые нанесли ему восемь ран.

Но все-таки почитание блаженного Прокопия отставало от почитания Трифона лет на двадцать-тридцать и было более скромным, более тихим…

Преп.Стефан (Куртеев) много писал о блаженном
Преп.Стефан (Куртеев) много писал о блаженном
Мне кажется, это почитание распространялось примерно так. Во-первых, благодаря преподобному Стефану (Куртееву)[14]. В конце 1880-х годов батюшку сослали в Успенский Трифонов монастырь из-за того, что при основании Александро-Невского Филейского монастыря у него не было письменного разрешения (Владыка Аполлос (Беляев), устно благословивший создание обители, к тому времени скончался).

Но, как говорится, нет худа без добра. Находясь в ссылке в Успенском монастыре, отец Стефан мог молиться преп. Трифону и блаж. Прокопию. Батюшка черпал силы у своих предшественников, которые также претерпели непонимание и злобу со стороны окружающих. Во время своего вынужденного затворничества (жил батюшка в специально построенной келье) преп. Стефан писал много духовных сочинений. Возможно, именно тогда составил и выпустил жития обоих святых.

Сочинения о. Стефана (Куртеева) были очень популярны, и, конечно, посеяли немало благих зерен в сердцах вятчан. Причем, о. Стефан не просто переложил житие Прокопия, но и рассказал о блаженном Уаре, который жил в Вятке в первой половине 19-го века и был похоронен в Успенском Трифоновом монастыре. Его могила у Трехсвятительской церкви находилась рядом с могилой другого юродивого — Антипы. Обе могилы верующие вятчане очень почитали, постоянно служили здесь панихиды (к сожалению, могилы не сохранились).

Так вот, блаженный Уар тоже ходил летом и зимой в одной рубахе и терпел мороз до 30-ти градусов. Этот рассказ, пишет о. Стефан, нужен «для того, чтобы мы не сомневались в таком сверхъестественном подвиге блаженного Прокопия». В сильный морозный вечер, продолжает батюшка, Уар стучался в двери одного из домов, но его не пустили. Утром видели, как блаженный вылез из сугроба, где пролежал всю ночь…[15]

Этими книжечками о.Алексанр Флоров пробуждал у вятчан память о Прокопии
Этими книжечками о. Алексанр Флоров пробуждал у вятчан память о Прокопии
Вторым миссионером во славу имени блаж. Прокопия стал священник с. Бобино Александр Флоров. Он не только продолжил дело преп. Стефана (Куртеева) и писал о блаженном, но решил сделать другое благое дело — построить храм на родине блаженного Прокопия в дер. Митино (находится от Бобино в нескольких километрах).

Но самое главное — идею строительства горячо поддержал архиепископ Вятский и Слободской Алексий (Опоцкий). Надо сказать, о Владыке Алексии, возглавлявшем кафедру в 1896—1901 годах, у вятчан осталась самая добрая память. Приезжавший через несколько лет в Вятку св. праведный Иоанн Кронштадтский, увидев портрет Владыки, очень тепло отозвался о нем: «Мой знакомый; добрый симпатичный епископ».[16]

Особенно радостно, что позже, уже служа на Тверской кафедре, Владыка стал одним из восстановителей почитания св. праведной княгини Анны Кашинской, которое торжественно свершилось в 1909 году.[17] Здесь стоит напомнить, что хотя в 1649 году на Соборе Русской Церкви было установлено почитание св. Анны, в Кашине освятили ее храм, а от мощей святой происходили многочисленные исцеления, в 1677 году ее имя вычеркнули из святцев. Официальное объяснение — пальцы княгини сложены в двоеперстие. Только при Государе-мученике Николае II почитание Анны Кашинской было восстановлено. На прославление приехала Великая княгиня Елизавета Феодоровна. А непосредственным организатором этих масштабных торжеств стал Владыка Тверской Алексий (Опоцкий).

Это был огромный труд во славу Божию. Своеобразным прологом ему стали и вятские труды еп. Алексия, связанные с прославлением блаж. Прокопия. 21 мая (3 июня н. ст.) 1897 года после литургии в с. Бобино был свершен крестный ход в деревню Митино, на родину блаженного Прокопия, Это день особенный — начало Великорецкого крестного хода! И замечательно, что именно тогда в Митино при большом стечении народа и освятили часовню.[18]

Еп.Алексий (Опоцкий) заложил и освятил на Вятке первый Прокопьевский храм
Еп.Алексий (Опоцкий) заложил и освятил на Вятке первый Прокопьевский храм
А 17/30 сентября уже следующего, 1898 года еп. Алексий (Опоцкий) лично освятил первый на Вятской земле храм, посвященный блаженному[19] (при храме, построенном усердием о. А. Флорова, также открыли второклассную школу).[20]

Поистине промыслительно, что почил архиеп. Алексий в 1914 году 20 декабря[21] - то есть накануне дня памяти блаженного Прокопия. Верим, что молитвами святого Владыка сподобился стяжать Царствия Небесного…

И еще одна праведная кончина связана с именем блаженного. Впрочем, «верно слово: если мы с Ним умерли, то мы с Ним и оживем» (2 Тим., 2, 11). Спустя три недели после освящения храма Прокопия Вятского неожиданно, 6/19 октября 1898 года, острым воспалением легких заболела настоятельница Слободского Христорождественского женского монастыря игумения Мария (Попова). Сестры обители молились об исцелении матушки, но она уже предвидела исход болезни, часто повторяя: «не держите меня! домой пойду!..»

Через три дня, утром 9/22 октября, на следующий день после празднования памяти преп. Трифону Вятскому, игумения Мария тихо отошла в вечность. Современники писали, что «редким в мире и обителях приходится умирать такою тихою и мирною смертию, какой скончалась матушка игумения Мария».[22]

Перед кончиной игумения Мария благословила свою преемницу, матушку Олимпиаду, образом преп. Трифона и блаж. Прокопия (и случилось это, скорее всего, именно 8/21 октября, в день памяти преподобного). Сейчас эта икона с собственной надписью иг. Марии находится в Троицкой церкви г. Слободского.[23]

Спустя несколько лет, в 1903 году, иг. Олимпиада побывала в Сарове на прославлении Батюшки Серафима. И вот нечаянная радость! Там матушка была представлена Царской семье. Более того, Великим постом следующего, 1904 года, игумению Олимпиаду вызвали в Петербург, где она была принята императрицей Александрой Феодоровной. Матушка привезла Государыне в подарок образ преп. Трифона и блаж. Прокопия, написанный сестрами обители.[24]

А 18/31 августа 1913 года в том же г. Слободском, но уже в мужском Крестовоздвиженском мужском монастыре был освящен придел во имя преп. Трифона и блаж. Прокопия.[25]

ЖАЖДА ПРАЗДНИКА

И все же упоминаемый выше еп. Никон (Софийский) упустил поистине исторический шанс сделать имена свв. Трифона и Прокопия общим достоянием вятской православной жизни. В 1901 году Св. Синод начал, не побоюсь слова, великое дело. Всем епархиям было велено представить имена местночтимых святых, не занесенных в синодальные святцы.

Занялись этим и на Вятке. Сведения собирались со всех благочиний. Вот тогда и выяснилось, что блаж. Прокопия вместе с преп. Трифоном чтут в ряде сел Вятского, Глазовского и Уржумского уездов.[26]

В 1903 году Синод выпустил «Верный месяцеслов всех русских святых, чтимых молебнами общецерковно и местно».[27] Были в нем и имена преп. Трифона и блаж. Прокопия. Но Владыка Никон не довел начатое до конца, не разослал по приходам указание обязательно служить в дни памяти вятских святых.

Так что, к сожалению, почитание блаженного прочно не укоренилось. Наверное, было мало и таких деятельных искренних батюшек, как о. Александр Флоров. Да и сами верующие не взогревали в своих сердцах почитание Прокопия. Даже в 1915 году прот. Иоанн Осокин писал: «Торжественное служение в день памяти блаж. Прокопию совершается, как нам известно, только в Вятском Трифоновом монастыре, во всех же других церквах совершается простодневное богослужение».[28]

Вот так… Зато было отмечено 300-летие кончины св. Прокопия, которое пришлось на 1928 год. Отмечено, как положено, крестным ходом вокруг Успенского собора с участием духовенства Троицкого Кафедрального и Спасского соборов. Все хорошо, благолепно, только вот все эти храмы были к тому времени захвачены… обновленцами.[29] Сам лже-митрополит Александр Введенский собирался приехать на торжества.

А если взглянуть с другой стороны, блаженный и здесь поюродствовал, словно обращаясь к православным: «Может, хоть сейчас меня вспомните». Думается, православные не могли равнодушно отнестись к тому, что юбилей св. Прокопия используют раскольники и сами отметили памятную дату.

Впрочем, потом было не до праздников. В 1940 году закрыли одну из главных святынь, связанных с блаж. Прокопием — церковь в с.Митино. Для этого использовали стандартный сценарий: надавили на членов приходской двадцатки, заставив их написать отказные заявления. Итоги этой работы подытожены в бойком отчете: «Всего в двадцатке при Митинской церкви состояло <…> 18 человек, из них 15 человек подало заявления об отказе, <…> один психически больной, двое по возрасту более 70 лет находятся в больнице».[30]

Правда, в ноябре 1943 года верующие с. Бобино обратились к властям с просьбой открыть митинский храм. Православные настаивали: бобинскую церковь сломали в 1930-е годы, а митинская, находящаяся от села всего в 3,5 километрах, была в свое время построена именно на деньги бобинских прихожан.[31] Прокопьевская церковь в военные годы не была снесена, в ней находилась школа.[32] В феврале 1944 года кировский облисполком без лишних объяснений отказал в открытии храма.[33]

Но как росточек пробивается сквозь мертвую толщу асфальта, так и имя блаженного Прокопия не ушло в небытие. Вновь, как и в начале 20-го века, протянулась ниточка между преп. Серафимом Саровским и вятским святым. Тогда, в 1903-м, вятские купцы-единоверцы, приехав с саровских торжеств в честь прославления преп. Серафима, решили построить храм святому. И построили, да такой, что любо-дорого глядеть. Но и он не избежал участи закрытия в годы гонений. К началу Великой Отечественной в Вятке не осталось ни одного действующего храма. Ни одного!

Но именно Серафимовскому собору с 1942 года суждено было стать на несколько десятилетий центром местной духовной жизни. Тогда, в день Тихвинской иконы Божией Матери, в храме после нескольких лет отслужили первую службу — и этот день чтится наравне с престольными праздниками.

Спустя годы в Серафимовском соборе обустроили нижний пещерный храм. И один из приделов посвятили преп. Трифону и блаж. Прокопию. Еще не было масштабного открытия и строительства храмов 1990-х годов, и такое освящение было важно — вятские святые благословляли вятских людей.

Но, к сожалению, бесполезно искать в православной периодике свидетельства о помощи святого. Безмолвствует и церковное предание. Хотя, конечно, возможно, что какие-то рассказы до сих пор под спудом. Впрочем, может, главная причина в нас самих?

Если бы вы приехали 2 января 2002 года на всенощное бдение в вятский Успенский собор, где покоятся мощи блаженного, вас встретила бы полу-темень. Двое служащих священников, с два десятка прихожан. Не праздник, а тоска. Но если бы через год вы попали в тот же Успенский собор, вы бы удивились перемене. 3 января 2003 года, в день памяти блаженного, литургию возглавлял архиепископ Вятский и Слободской Хрисанф с сонмом духовенства. Собралось много верующих. Многая лета вятскому Владыке за то, что он понял жажду праздника и своим архипастырским решением превратил службу блаженному в подлинное торжество.

Святой нужен нам — нужен своими молитвами «за страну Вятскую и люди ея». За последние годы на Вятке прославлены несколько новых святых. Дело благое. Только вот о блаж. Прокопии вспоминаем не часто, чтим худо. Разве таким пренебрежением мы не гневим Бога?

УЛЫБКА СВЯТОГО

Так удалось ли нам догнать «опередившего время»? Сказать «да» — значит покривить душой. Но все же, все же… Меня поразило, когда на ряде интернет-сайтов нашел одинаковые сведения, что в с. Прокопьевском Шабалинского района Кировской области есть храм Прокопия Вятского. А дело-то в том, что храм посвящен небесному покровителю юродивого — блаж. Прокопию Устюжскому. Но эта неожиданная ошибка дает нам урок: если в виртуальном пространстве Интернета Прокопьевский храм есть — значит, должен быть и на Вятской земле.

И еще. В конце 19-го века при храме Прокопия Вятского была открыта школа. Вот и первый в нынешней Вятке православный детский сад и воскресная епархиальная школа наречены во имя блаженного Прокопия. Наверное, это промыслительно. «Не плотские дети, суть дети Божии» (Рим., 9, 8).

Только ребенок может встречать каждого с улыбкой. Никогда не забуду, как в Почаевской лавре мы, вятские паломники, поднимались после литургии из пещерного храма во имя св. Иова Почаевского. Наверх из этого храма ведет галерея, на стенах которой изображены все святые земли Русской в хронологическом порядке, начиная с девятого столетия. И так радостно было найти лики преп. Трифона Вятского и Леонида Устьнедумского. И блаженного Прокопия с веселой-веселой улыбкой…[34]

Вот так он встретит и нас, если будем достойны, в Царствии Небесном.

Артем Владимирович Маркелов, Вятка (Киров)
Автор будет благодарен за любые свидетельства о современном почитании блаженного Прокопия Вятского — за рассказы о случаях его молитвенной помощи; за сведения о храмах и иконах, ему посвященных или о людях, нареченных в честь святого.
Писать можно по адресу: 610 000 г. Киров (Вятка), главпочтамт, до востребования. Маркелову Артёму Владимировичу.
E-mail: avkimarkelov@mail.ru

СНОСКИ:
1. Ковалевский И., свящ. Юродство о Христе и Христа ради юродивые Восточной и Русской Церкви. Исторический очерк и жития сих подвижников благочестия. М., 1992 (Репринтное издание 1902 г.). С. 141.
2. Вехи жития святого даются по книге: Житие преподобного Трифона и Блаженного Прокопия Вятских Чудотворцев (Составил иеромонах Стефан). Б.м., б.г. (Воспроизведено с издания 1893 г.). С.36−40.
3. Цит. по: Блаженный Прокопий, Христа ради юродивый, Вятский чудотворец (составил свящ.А.Флоров). Вятка, 1898. С. 6.
4. Живые иконы (Святые и подвижники Вятской земли). Авторы-составители Гомаюнов С., свящ.; Маркелов А. Киров, 1999. С. 36.
5. Там же. С. 37.
6. Одоев А. К канонизации преп. Трифона и блаж. Прокопия, вятских чудотворцев // Вятские епархиальные ведомости (далее — ВЕВ). 1903, N10 (отд. неофиц.). С. 423.
7. Бехтерев Н., Васильев С. История Вятского края с древних времен до начала 19 столетия. Вятка, 1870. Т.1. С. 186.
8. Житие преподобного Трифона и Блаженного Прокопия Вятских Чудотворцев (Составил иеромонах Стефан). Б.м., б.г. (Воспроизведено с издания 1893 г.). С. 40.
9. Юферева С. Житие Прокопия Вятского как исторический источник (Дипломная работа). Киров. 1993 // Кировская областная научная библиотека им. А.И.Герцена (2019/П14). С. 46.
10. Cм.: Живые иконы (Святые и подвижники Вятской земли). Авторы-составители Гомаюнов С., свящ.; Маркелов А. Киров, 1999. С. 63 — 77; Архиерейская дорожка (Материалы к жизнеописанию святителя Ионы (Баранова), архиепископа Вятского и Великопермского). Автор-составитель Маркелов А. Киров (Вятка), 2005.
11. Исторический очерк почитания преп. Трифона, Вятского чудотворца // Труды Вятской ученой архивной комиссии. 1912, вып.1−2. С. 42.
12. Там же. С. 43.
13. Рукопись хранится в Кировской областной научной библиотеке им. А.И.Герцена (Д1431/П10), Л.4.
14. В 2002 году прославлен в лике местночтимых святых Вятской епархии. Память 17/30 августа.
15. Жизнь преп. Трифона и блаж. Прокопия вятских чудотворцев. Вятка, 1899. С. 47.
16. ВЕВ. 1905, N17. Приложение. С. 22.
17. Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания, документы. Москва, 1996. С.114−115, 234.
18. ВЕВ. 1897, N11 (отд. дух.-лит.). С. 552.
19. ВЕВ. 1898, N19 (отд. дух.-лит.). С. 1010.
20. ВЕВ. 1897, N10 (отд. дух.-лит.). С. 480.
21. Архиепископ Алексий // ВЕВ. 1915, N1−2 (отд. неофиц.). С. 18.
22. Цит. по: Чураков Д. Подвижницы благочестия Слободского Христорждественского монастыря // Конференция «Обретение святых» (г.Киров (Вятка, 2001). Б.м., Б.г. С. 41.
23. По данным диакона Димитрия Чуракова.
24. Кедрова С. Христорождественский женский монастырь в гор. Слободском Вятской епархии // ВЕВ. 1905, N6 (отд.дух.-лит.). С.354−355).
25. ВЕВ. 1913, N39 (отд. дух.-лит.). 1160−1163.
26. Исторический очерк почитания преп. Трифона, Вятского чудотворца. С.51−52.
27. Там же. С. 56.
28. П.И.О-н. Памяти Прокопия Вятс., Христа ради юродивого // ВЕВ. 1915, N51. С. 1489.
29. Государственный архив Кировской области (далее — ГАКО), ф. Р-1258, оп.1, д. 1787. Л.6; Маркелов А. Под эгидой обновленцев // ВЕВ. 1998, N2. С. 4.
30. ГАКО, ф. Р-2169, оп.44, д. 197. Л.20.
31. Там же. Л.48.
32. Там же. Л.52.
33. Там же, д. 12. Л.30.
34. Маркелов А. Трещинка на часовом стекле // Воскресенiе (Православное приложение к газете «Киров вечерний»). 1999, 20 августа. С. 2.

http://rusk.ru/st.php?idar=104025

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru