Русская линия
Русская линия Виктор Дауров28.12.2005 

Телевизор — это черная дыра в стене твоего дома
Из писем крестнику

Необходимое пояснение:
Это письмо было написано пять лет назад (я лишь чуть-чуть подкорректировал его), когда я, действительно, отказался от всяких услуг телевидения. С тех пор ТВ стало еще более безнравственным, еще более наглым и «отзвязным». Иногда одним глазом где-нибудь у родных, у знакомых я поглядываю на мерцающий в углу экран, и прихожу в тихий и неизреченный ужас. Этот ужас я, дабы не портить никому настроение, уношу с собой домой и потом долго еще изживаю его изнутри, как какой-нибудь личный и стыдный, хотя и давнишний как будто бы грех.
В грехах надо каяться. Каяться можно по-разному. Бывает, что батюшке всего не расскажешь. Что-то всегда остается. И давит… Тогда я сажусь и пишу письмо крестнику…

Телевизор — это черная дыра, через которую утекают: наше время, наши эмоции, наши нервы, наша любовь к Богу и ближним, наши души, благополучие наших детей, родившихся и не родившихся…

Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской.
(Посл. ап. Павла. 1-е Коринфянам, 10, 21.)

С!… Теперь насчет телевизора… Ты говоришь, что смотришь выборочно и что телевизор — это, в принципе, такое же изобретение человечества, само по себе ни плохое, ни хорошее, как, допустим двигатель внутреннего сгорания или телефонный аппарат на тумбочке в прихожей.

Совершенно с тобой согласен, сам по себе телевизор, пока он стоит на какой-нибудь тумбочке с погашенным экраном, конечно же, ни плох, ни хорош. На него даже можно будильник поставить или горшок с цветами. Но стоит только его включить, как ты будто бы собственными руками прорубаешь дыру в стене собственного дома, и туда врывается нечесть со всего белого и темного света. Выбирать-то практически нечего и не из чего. Разве только из тех, кто потемнее или посветлее…

Говорят, есть люди, которые зарабатывают себе на жизнь тем, что роются на гигантских городских свалках, иногда находя там вполне приличные вещи, а то и даже драгоценные металлы в виде всяких проволочек и мелких деталей от использованных и отслуживших свой век приборов. Говорят… Однако почему-то все же большинство людей брезгливо относятся к перспективе рыться в городских свалках и предпочитают зарабатывать себе на жизнь любыми иными способами, более чистоплотными и физически менее опасными (там ведь в конкурентной борьбе за какую-нибудь проволочку могут и по голове дать).

Странно, когда речь идет о телесной чистоте или чисто физической безопасности, люди все же более разборчивы, чем в отношении к собственной душе, к своему внутреннему миру. Я думаю, это оттого, что телесная чистоплотность человека (или ее видимость) предназначена для таких же, как он сам, человеков. А внутренняя, духовная, обращена все-таки более к Богу. Но люди привыкли считать, что до Бога высоко, до царя далеко, а человеки вот они, кругом, рядом. И надо, так сказать, соответствовать, не выпадать, не будь хуже, в смысле «марафета» и какого-никакого положения, статуса, а, по-возможности, даже и лучше, в том смысле, чтобы не ты завидовал, а тебе, твоей шубе, твоей машине, твоему телевизору…

Перво-наперво телевизор восхищает у человека время, которого и без того всегда не хватает. Вот ты жалуешься, что у тебя не остается «практически» времени на посещение церкви, однако «выборочно» смотреть телевизор время все-таки находится. Так кто у кого, в этом случае, восхищает время: церковь у телевизора, или телевизор у церкви? Скорее, нам надо бы признать, что для большинства наших сограждан телевизор сегодня стал вместо церкви. Или, точнее, заместо, как говорят в народе, т. е. потеснил, заместил собою церковь. Но восхищается время не только непосредственно затраченное на сидение перед экраном телевизора. Взвинтив себе нервы, наполнившись массой разнообразных и, в большинстве случаев, совершенно никчемных впечатлений, человек, уже даже выключив телевизор, продолжает переваривать эту плохо усвояемую «пищу». Иногда процесс продолжается ночью, в виде полукошмарных снов, иногда переходит на следующий день. Даже находясь на работе люди продолжают обсуждать теленовости или какое-нибудь очередное ток-шоу, или очередную серию какого-нибудь очередного нескончаемого слезливого телесериала.

Но ладно бы только время. Восхищая время, телевизор вместе с тем замещает в человеке часть его души, и очень значительную. А поскольку телевизионные информационно-развлекательные программы большей частью подаются тенденциозно, односторонне и недобросовестно смонтированными, поскольку телевидение в наше время — это инструмент промывки мозгов, орудие манипулирования общественным и индивидуальным сознанием, то можно представить себе, хотя бы гипотетически, как искажается природа человеческой души, которая дана нам «по образу и подобию Божиему». Но что это за душа и как сильно она отличается от изначального образа, если наполнена извращенными, однобокими, внушенными нам кем-то извне, да еще и непонятно с какими целями, представлениями о Божием мире, об отношениях между людьми, об отношениях, в конце концов, человека и Бога. Сама душа в результате такой обработки повреждается и пропитывается фальшью. Ибо не может быть здорова душа в целом, если больна ее часть.

Обрати еще внимание в словосочетании «информационно-развлекательная» на вторую его часть, несущую основную нагрузку. С течением времени, как-то незаметно, все телевидение превратилось в сплошное развлечение. Нас развлекают рекламой, развлекают всевозможными музыкальными шоу, игровыми шоу, ток-шоу, смехопанорамами, так называемыми остросюжетными фильмами (как будто еще остались неостросюжетные, без убийств, насилий и эротико-порнографии!), развлекают даже новостями, где на первом месте — сенсация, компромат, взрыв или какое-нибудь заказное (опять же) убийство. Нас раз-влекают. Не просто от-влекают и даже не ув-лекают (хотя и это), а РАЗ-ВЛЕКАЮТ. РАЗрывают, РАЗтаскивают, РАЗдризгивают, РАЗчленяют наше сознание, РАЗдевают (в противоположность есть слово — ОБлекают). Обнажают нашу душу. Срывают покровы стыда, брезгливости, природного целомудрия.

С телевизором человек превращает всю свою жизнь в один сплошной большой нескончаемый праздник. Но праздник тем и хорош, что бывает редко. Раньше человек ждал праздника, готовился к нему, праздник для него был неким ориентиром, к которому он подверстывал свои текущие дела, а, завершив их, позволял себе уже разговеться (или, по-нынешнему, расслабиться). Не зря наши предки говорили: делу — время, потехе — час, сделал дело, гуляй смело (нынешнее поколение уже и этих поговорок-то не знает). Теперь же праздник от будней отличается только большим, чем в остальные дни, приятием спиртного и закуски. Будни превратились в праздники, а праздники в будни. Даже встречи с друзьями и близкими не доставляют такой уж большой радости, когда случаются слишком часто — это знает всякий, — а с телевизором мы встречаемся ежедневно. Он нам и друг, и жена, и дети, родители, всё. Мы уже ненавидим его, но — включаем. Мы постоянно ругаем его (на нас разве угодишь!) — но опять же включаем. Мы даем себе обещание: «Вот посмотрю только новости и отключу». Собираемся выключать, но тут подсаживается жена и говорит: «Ну-ка, ну-ка, что-то там по второй программе? Я так сегодня устала…» А по второй — «паранормальный» фильм. То есть попросту, по-русски говоря, фильм для не совсем нормальных. Фильм про то, как в животе у человека заводятся какие-то жуткие, инопланетные, то ли черви, то ли крокодилы… Досмотрев фильм, ненавидя друг друга, с тошнотой у самого горла, муж и жена расходятся спать по разным углам квартиры — они уже сами себе и друг другу противны.

Да, теперь у современного обывателя не жизнь, а сплошное шоу (сплошная малина). Телевидение прямо-таки надрывается от перенапряжения, чтобы не только развлечь и развеселить нас, но с этим еще и РАС-слабить. Вспомни, в Евангелие расслабленный — это синоним больного, разбитого физически и нравственно, ни на что негодного человека. Одно молодежное ток-шоу (не помню, как называется) даже девиз себе выбрало, в виде «фразы-кувалды»: «Расслабься, и все будет хорошо». И это, как заклинание, как установка, как код, повторяется, именно что вдалбливается, по несколько раз в течение всей передачи. То есть: сними с себя все тормоза, отключи защитные и предохранительные природные механизмы, забудь об условностях и нормах поведения человека в обществе, и делай только то, что тебе приятно.

Всякий, кто занимался в молодости спортом, хорошо знает: расслабляться полезно только после больших физических нагрузок, и то ненадолго. Допустим, альпинисты знают, что, взбираясь на вершину, останавливаться в пути и отдыхать более, чем десять минут кряду, нельзя — можно потом вообще не подняться. Представь: какому-нибудь альпинисту говорят в самом начале пути: «А ты расслабься, ляг и гляди на сияющую вершину. И все будет хорошо». Абсурд. Но почему же мы не замечает абсурда, когда нашим детям, в самом начале жизненного пути, говорят: расслабься? И это, кстати, только один из примеров адресного зомбирования молодых телезрителей. И если Иисус Христос говорил: «встань и ходи», то нашим молодым говорят: лягте и — лежите, лежите… А кто всегда противоречил Христу? Надо ли поминать?..

Но расслабляют не только молодежь. Расслабляют всех, от мала до велика.

У каждого человека есть свой определенный потенциал эмоционального напряжения (вспомни электрофизику). То есть определенная предельная величина эмоциональных нагрузок (и перегрузок). Эмоции даны Богом обычному человеку для того, чтобы он расходовал их на любовь первым делом к самому Богу, к родителям, избранной женщине, к детям, отечеству, на сопереживание с близкими, на адекватное восприятие окружающей природы. Этот данный Богом потенциал ровно распределен на всю человеческую жизнь, как и его, человека, физическое здоровье. И, в принципе, этого потенциала, этой величины должно бы хватить — на всё и на всех. Но тут вмешивается телевидение. Оно опять же — восхищает, уворовывает, оттягивает значительную часть этих эмоций на себя. У человека мать больна и неухожена, а он (телезритель) сопереживает какой-нибудь «мадонне» из латиноамериканского телесериала. У него дочь пошла по рукам и начала попахивать неведомыми травками, а он сочувствует проститутке и наркоманке из американского триллера. Сын деньги из материнской сумки потаскивает, а отца за уши не оттянешь от фильма про сицилийскую мафию. Ему, как отцу семейства, возмутиться бы и принять меры, да хоть выпороть разок ремнем своего непутевого отпрыска, но все его возмущение уже ушло на какого-нибудь проворовавшегося политического деятеля, а другого, сказавшего, по его мнению, не совсем то, что ему бы хотелось услышать, он уже сам мысленно выпорол прилюдно розгами. А потом он читает газету, где говорится, какой процент у нас в стране проституток и наркоманов, и выплескивает весь свой гнев на правоохранительные органы: «Эти-то куда смотрят, олухи? Распустили, понимаешь, молодежь!»

Как-то, лет пять назад, был в гостях у одного нашего общего знакомого, Р. (знаешь). Сидели в большой комнате, где, как полагается, в углу, как раз в том самом месте, где раньше в любой православной семье, находилась божница, стоял цветной телевизор. Перед этим он мне хвастался, что недавно подключился к кабельному телевидению. Время было около девяти часов вечера. Он взглянул в программку местного телевещания и включил телевизор. Как раз шли начальные титры какого-то немецкого фильма. Перед телевизором вертелась его дочь, лет пяти-четырех. Он усадил ее рядом на диван — чтобы не мешала лучшему обзору, — и вот видим… Первые кадры — гольный, что называется, половой акт — под развеселенькую музыку, в цвете, в прекрасном изображении, на весь громадный экран. Я оторопел, говорю: «Саша, ты что ж делаешь? Дочь-то убери…» — «Да ничего. Ей еще рано спать. Это же легкая эротическая комедия. Крутое порно идет после двенадцати». То есть для него — это — в порядке вещей. У человека полное смещение понятий. Он не говорит (хотя бы так): «Что-то они рановато, однако; дети еще не спят». Он говорит: ей еще рано спать. А, значит, поэтому — можно. И подобные сидения-радения у телевизора с детьми, более или менее взрослыми, уже не исключение — рядовое явление. «Да, ну, а что? — говорят некоторые из них. — Пусть привыкают. Им в этом мире жить». Люди настолько очарованы (от слова чары — колдовство) этим ящиком в «красном углу», что даже не способны чисто прагматически, элементарно просчитать, в какие слезы (да и деньги) им потом вся эта близорукая философия выльется. Ну, тебе-то не надо объяснять: ты знаешь детей кое-кого из наших общих знакомых: один уже в колонии, другой рок-сатанист и наркоман, третий едва не прорубил топором голову собственному отцу…

Дети для зомбированных телевидением людей становятся помехой, обузой, досадным раздражающим фактором. Они мешают им наслаждаться потусторонней красивой жизнью (многие ведь рассуждают как: сами плохо живем, так хоть в телевизоре поглядим). Умом многие, может быть, и понимают, что детьми надо заниматься, отдавать им свободное время, читать им хорошие книжки, но чувствами, эмоциями, всем своим существом они там, в телевизоре. И поэтому когда ребенок теребит их: «Мам, мам… (или: «Пап, пап"…) — их это раздражает, внутренне бесит. В лучшем случае, они переключатся на первую программу и дадут своему чаду возможность посмотреть «Спокойной ночи, малыши». Если же и после этого ребенок не возжелает заснуть, они, пожалуй, чтобы поскорее утомить его, дадут ему посмотреть кусок из своего, взрослого фильма. Ну, а что там сейчас во всех взрослых фильмах — надо ли повторять. Вспомни, какой с тобой шок был, когда тебе пацаны-старшеклассники первый раз показали в подъезде колоду карт с обнаженными тетками. А тут — вживую, в цвете, да еще под присмотром родителей. Плюс все эти «благородные» головорезы, все эти паранормальные рожи (иначе их не назовешь)… Может ли после этого ребенок просто нормально уснуть? Может ли вырасти со здоровой душой или психикой, по научному говоря (что, в общем-то одно и то же: психо — по гречески — душа). Но родителям — наплевать. Они там — в черной дыре — воспаряются!..

Захочет ли такая зомбированная мамаша иметь второго ребенка?! Ой, как сомнительно, как проблематично. «Зачем? — скажет она почти обязательно. — Плодить нищету?». Она еще не родила, а у нее уже ее возможный будущий ребенок ассоциируется с грязным брошенным алкоголиками-родителями уличным попрошайкой. Подобным заявлением она сама себе уже вынесла приговор. У того родители вино-водочные алкоголики, а она — теле-алкоголичка, вот и всё. И вся разница. Это ж надо кормить, пеленки стирать, а когда ж сериалы смотреть?! Вот и получается: мало того, что телевизор восхищает время, душу человека, он еще и — страшно вымолвить — восхищает у нас детей, тех, не родившихся, то есть, по сути дела, выполняет роль виртуального абортария. Ведь он, телевизор, еще и ориентирует, дает образец — как жить. А жить надо — весело, припеваючи, играючи, в постоянно расслабушном состоянии. Когда уж тут до детей! Телевизор никогда не скажет вам, как Господь Бог: «Плодитесь и размножайтесь». Никогда не скажет: «Любите друг друга», как Сын Божий и апостолы. Он скажет (и постоянно говорит и показывает): занимаетесь сексом, ловите кайф, расслабляйтесь. Причем, «безопасным» сексом, ибо иметь детей — это опасно. Дети, стало быть, зло. А еще лучше — однополым сексом: и удовольствие получите, и «зла» никакого. Кто так может говорить, кто завидует роду человеческому, кто строит ему постоянно всяческие козни, кто изводит его на нет? Надо ли пояснять?..

Вот давай поглядим как бы чуть издалека, как бы чуть со стороны… Происходят удивительные, вообще говоря, вещи. Просто поразительные и совершенно противоестественные. Женщины, матери, наши жены впускают к нам в дом, буквально своими руками вводят, добровольно, заметь, и даже, кажется, с удовольствием, всяких расхристанных, развинченных, легкомысленных, развратных, полуобнаженных, а то и вовсе голых женщин. А мужчины (то есть мы), отцы и мужья, позволяют своим «избранницам» и дочерям часами пялиться на хорошо «упакованных», холеных, сытых, самодовольных, всегда и во всем преуспевающих, сладко и гладко говорящих мужиков. Не кажется ли тебе, — вот так издалека, со стороны, — что все просто с ума посходили? Может ли на таком фоне появиться искреннее уважение у жены к мужу, и наоборот. Ведь, совершенно автоматически, на полубессознательном уровне, и те и другие прикидывают и постоянно сравнивают: «С кем я живу?» Что же после этого удивляться, когда мы читаем в газетах: 80% браков у нас в стране заканчиваются разводами. Скажут, это от того, что жизнь такая тяжелая. Да не жизнь такая тяжелая. Бывали времена похуже, но такого легкомысленного отношения к бракам на Руси отрадясь ни бывало. Мы уже арифметически вырождаемся: по миллиону человеческих душ в год. Куда он, этот миллион вдруг стал проваливаться? Не в эту ли чертову черную дыру? (Сравни: до революции 17-ого года во Владимирской губернии, к примеру, на одну тысячу браков в год давалась одна «разводная», и то это чаще всего бывало в случае или гибели мужа, или преждевременной кончины жены).

Это страшный ящик, если только дать себе труд хорошенько задуматься. Увы, люди предпочитают даже не задумываться. Телевизор и от этого отучает — думать своими мозгами. Зомбированному телезрителю только кажется, что он думает. На самом деле он лишь транслирует, как телевышка или антенна, чужие заемные мысли. Иной раз с кем-нибудь разговариваешь, а твой собеседник начинает тебе возражать в точности теми же самыми формулировками, какими накануне жонглировали Сванидзе или Леонтьев, или любая другая «говорящая голова». Но «говорящие головы» говорят по разному и порой прямо противоположное друг другу. Тогда у человека происходит расщепление сознания («щизо» — в переводе на обратный, греческий). Человек даже не всегда понимает, что «говорящие головы» тоже говорят не всегда свое, а являются, в большинстве случаев, лишь интерпретаторами мыслей своих хозяев.

Со строго христианской же, православной точки зрения, телевизор вообще смотреть недопустимо.

«Вы слышали, что сказано древними: не убивай… А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». То есть не только «не убивай», но даже в помыслах этого не держи.

Телезритель же постоянно, если не сам, то мысленно, в воображении, во гневе или без (то есть совершенно равнодушно, что еще, по-моему, хуже) вместе с «героями» телефильмов со-участвует в убийствах.

«Вы слышали, что сказано древними: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействует с нею в сердце своем».

Ну, скажи мне, только честно, а как же еще иначе можно смотреть на размалеванных телевизионных дев? Без вожделения? Извини, но это не правда. Если тебе, конечно, не восемьдесят с гаком или ты нездоров от рождения. Ты скажешь, что не все они такие — телевизионные девы. Согласен, не все. Допустим, через одну. Не слишком ли густо для «домашнего очага»?

А гордыня — матерь всех грехов? Разве мы не видим ее в переизбытке на лицах телеведущих и тех, у кого берут интервью, не слышим ее в их манере говорить, давать нам советы, рассуждать на любые темы — так, как будто каждый из них пророк, не меньше, в мимике и в жестах практически всех американских «супер-героев» и их политических деятелей. Ты скажешь: ну это ведь они, не я. А я скажу тебе словами из псалма: блажен муж, иже не иде на совет нечестивых.

А тщеславие — да им все телевидение прямо-таки насквозь пропитано. Это уже даже не «ярмарка тщеславия», а какая-то вселенская выставка пороков, хвастовства и тщетного желания ославиться, прославиться любыми средствами — кто кого перещеголяет. Достаточно посмотреть на вручения премий «оскаров» и наши доморощенные на них пародии, с подъездами на шикарных, взятых на прокат лимузинах, и проходами в коридоре из их истеричных поклонников.

А бесконечное празднословие и словоблудие на всех этих ток…ток… ток… шоу.

А сребролюбие, многостяжание и скверноприбытчество? Разве не телевидение спровоцировало десятки миллионов людей в нашей стране отнести — и ведь, главное, «добровольно»! — свои кровные сбережения во все эти «ммм», «тибеты», «хоперы"… Мало показалось. Теперь сидят и целыми семьями играют в угадайки. Говорил ведь Создатель: «В поте лица своего будете добывать хлеб свой насущный». Нет, не слушают. Слушают шоуменов, которые говорят: «Да какой там в поте лица! Что вы, ребята! Буковку надо отгадать, всего одну буковку. Или циферку. Или три нотки: тра-ля-ля! И счастье в ваших руках!»

А чревоугодие — все эти «смаки» и реклама всяческих майонезов и «райских наслаждений"… А ленность и праздное времяпрепровождение? Можешь ли ты представить, чтобы наши предки часами сидели по углам своих изб и, не отрываясь, смотрели в одну точку. Это ж было б какое-то царство зачарованных (заколдованных), окаменевших людей, которое, конечно же, скоро бы вымерло. В Оренбургской области есть одна деревня (я тебе уже, кажется, рассказывал), где люди давно не разводят скотину, кур, гусей (хотя рядом и лес, и луга, и пруд); практически ничего, кроме картошки, лука и тыквы не сажают. Им абсолютно некогда. Они по вечерам (когда и днем) смотрят латиноамериканские (да какие угодно, подряд) сериалы, смехопанорамы и особенно любимую ими «Поле чудес». Дороги у них там заросли бурьяном, крыши покосились и залатаны не весть чем, в сараях и кладовках гуляет ветер, в полях — одни «чудеса», а они, открыв рты, смотрят в «тяливизоры». И говорят: «А что, мы хорошо живем, вона — макароны едим на «курином» бульоне. Кубик бросил, и все — «Бьянко-Бланко», никаких тебе кур — ишо разводить, дураков нынче нет!». Их там, правда, уже немного осталось. Одни бабки (деды все перемерли от пьянок), один дурачок, одна сорокалетняя блудница, два бывших зека, остальные — городские дачники.

Ты скажешь: что же мне теперь, совсем не смотреть телевизор?

Дело, конечно, твое, С. Но если ты себя считаешь настоящим, а не номинальным верующим, православным человеком, то лучше вообще-то — совсем. Я понимаю, это нелегко, особенно поначалу (говорю так, потому что сам через это прошел). По сути, это сродни отказу от пьянства или табакокурения. Тут нужна некоторая воля и решимость. Первые дни ты не будешь находить себе места. У тебя даже будет нечто вроде «ломки». Ты будешь искать любой повод, любое оправдание, чтобы хоть немножечко (ну совсем немножечко) посмотреть. В точности, как алкоголик, который говорит себе: «Я вот сейчас только сто пятьдесят выпью, и завтра — точка». Мне, например, бес долго нашептывал: «Ну, послушай, ну как же так. Ты же современный человек. Все смотрят, и ничего. Ты же должен быть в курсе, что там, где происходит. Кто что кому сказал, и как тот тому ответил… Тебе же не о чем будет с людьми говорить. А вдруг война? Или переворот?..». Я сказал (себе): «Ничего. Война уже и так идет (по крайней мере, духовная, информационная, психологическая). Переворот — придут соседи, друзья позвонят и доложат. А кто там, что кому сказал — мне это совершенно не интересно. Ну, просто совсем. Это их жизнь — не моя».

Так что оказалось!.. Представь, я в курсе всех последних событий. Три дня назад, на автовокзале, один изрядно помятый интеллигент, держа меня за пуговицу пальто, дыша перегаром и табачищем, пересказал диалог (хотя я его и не просил) Явлинского и Чубайса в каком-то там ток-шоу у Киселева. Интеллигент очень переживал за Явлинского: «Я его так уважал, а он такому человеку — Чубайсу! — бросил в лицо: «Вы лжец!». Да как он посмел?! Чубайсу!..» Вчера пришли гости и подробненько изложили, как Доренко «мочил» с экрана Лужкова. Что ты!.. Зачем телевизор? У нас народ ходит, и весь прямо-таки светится люминесцентным (отсвеченным) телевизионным сияньем. Загляни кому в глаза — там тебе и доренки, и киселевы, и чубайсы, и хакамады, и новодворские, и «поле чудес», и — «райское наслаждение"… Не переживай. При всем желании, без информации и развлечений тебя не оставят (тебе и анекдот, если надо, из последней «маски-шоу» или смехопанорамы расскажут). Ну, хоть время сэкономишь. Время!

Шутки, конечно, шуточки… Хотя тут плакать бы, по хорошему, надо. Как нас всех повязали — эти бесы и бесенята из телевизора, на каком коротком поводке водят!.. Просто поразительно, как же это человечество тысячи лет, вплоть до 1939 г. (кажется) обходилось без телевизоров! И как хорошо все-таки, что его не было уже в 19 веке. Разве Пушкин написал бы тогда: «Подъезжая под Ижоры, я взглянул на небеса…»? Разве сейчас кто-нибудь смотрит в небеса? А если и посмотрят иной раз, то что там видят? Небеса. Да. Только «пустые», как Александр Сергеевич назвал их в стихотворении «Не дай мне Бог сойти с ума». Небеса у нас теперь пустые, в них нет Бога, зато телевизор, который стал заместо небес, полон чертовщины. Еще двести лет назад люди боялись сойти с ума: «…сойди с ума, и страшен будешь как чума», теперь почитают — за благо. Иметь в доме дорогой, цветной телевизор, да еще с «видюшником» (как все-таки точен русский язык: видио + гадюшник), считается признаком благополучия. Люди получили благо… А если учесть, что нам оттуда, из этого благо-полученного ящика вещают ежедневно всякие «вести», то что мы, в конечном итоге, имеем?.. Какой подлог, прикрытый святыми для нас словами?..

Домыслить предоставляю возможность тебе самому.

Впрочем, выбор между «совсем не смотреть» или «не совсем», или «выборочно», как ты пишешь — тоже тебе. Даже от алкоголизма не лечат, если человек сам того не желает. Тем более, если такой человек уверен, что он не алкоголик. Или как сказал бы батюшка, упорствует во грехе.

Могу только сообщить, в качестве положительного стимула, что времени у тебя действительно прибавиться. И на книжки на твои любимые и даже, возможно, на церковь. Возможно, у тебя найдется время, чтобы уделять чуть больше внимания жене, и она пореже будет «втихаря закладывать за воротник». Может быть, и с сыновьями разберетесь, что-нибудь придумаете, и судьба их переменится в лучшую сторону. Наверняка у тебя быстрее пойдет строительство дачи. Ты чаще начнешь вспоминать детство и юность, причем в таких мельчайших подробностях и красках, что тебе давно и не снились. Твои мозги и твоя душа начнут потихоньку освобождаться от всякого мусора. Ты, в конце концов, чаще начнешь поглядывать на небо и кое-что там замечать…

Больше пока ничего не могу сообщить тебе, потому что сам всего лишь полгода, как совершенно отказался от телевизора. Кстати, освободилось очень много места в углу. Причем как раз в том, что смотрит на восток, то есть в красном, где раньше у людей размещалась иконы… Есть над чем подумать. Вот сейчас как раз этим и занимаюсь.
Подумай и ты. Подумай. И хорошенько…

Р.S. Если надумаешь, но жалко будет телевизора (он ведь у тебя японский, «широкоформатный», предмет гордости всей семьи и зависти соседей), можно поступить так: поменять его для начала с кем-нибудь из соседей на простой, какой-нибудь пензенский, черно-белый, с неважной резкостью и дрожащей картинкой, с дребезжащим звуком, постоянно ломающийся при перепаде напряжения. Но чтобы не было так уж обидно, половину стоимости японского возьми деньгами и купи на них стройматериалы. Домашним скажи, что тебе срочно понадобились именно деньги — на достройку дачи, иначе не поймут и перестанут общаться. Через полгодика все попривыкнут, начнут его долбать кулаками, пинать ногами, жена говорить: «Да хоть бы ты его выбросил, что ли». В один прекрасный момент он сам от такого к нему отношения сломается. Окончательно. Вызванный телевизионный мастер осмотрит его и скажет свое резюме: ремонту не подлежит, можете выбросить в мусорный контейнер. Все — ты свободен! Стройматериалы перевезете с сыновьями на дачу, и достроите, наконец, свой садовый домик. Там у тебя наверняка останутся короткие обрезки досок — на божницу. Ну, а иконы у тебя есть; только в «стенке», между книжками и хрустальными рюмками им, конечно, не место…

Есть, как говорится, и другие варианты. Один мой родственник, художник, поменял, к примеру, и давно, лет семь уж, пожалуй, назад, свой тоже довольно дорогой японский телевизор на краски и кисти, и начал писать иконы. Неплохо, кстати, получается: ему даже некоторые храмы и монастыри дают теперь заказы. Успел за это время, с женой, моей двоюродной сестрой, «настрогать» еще трех прелестных детишек — теперь у них четверо. Оставшиеся невостребованные от телевизора эмоции употребляют на воспитание детей, и совершенно, представь себе, не жалеют. И никакой нищеты! Мало того, я не могу вспомнить — озираясь вокруг — еще хотя бы один такой же счастливый, здоровый, наполненную внутренним светом и смыслом дом (семейный очаг).

Еще одна наша знакомая семья, недавно воцерковившаяся, вот уже несколько месяцев, как просто перестала смотреть этот ящик, и всё. Оставили только для того, чтобы иногда показывать мультики своей пятилетней дочке (да и то: строго и исключительно под присмотром, и только наши)… «А нам он, — говорят, — совершенно неинтересен». Ребята занимаются реставрацией и заполняют пустоты в душе чтением Писания, «святыми отцами», посещением служб в храме и прогулками на природе… Очень дружная семейка… Ты скажешь: исключения из правил. Правильно! Совершенно согласен: они сами исключили себя из правила ежедневного многочасового, ставшего для иных почти ритуалом, погружения в черную дыру в стене своего дома, под названием телевизор. И вот — результат налицо. Дай Бог, чтобы таких исключений было побольше.

Пути Господни, как говорится, неисповедимы. Было бы только желание. Вообще неплохо бы объявить (я вот тут размечтался) такую, знаешь, всеобщую войну телевизорам. Всем миром, как говорили раньше. Или создать какое-нибудь общество по типу Общества Анонимных Алкоголиков. Назвать его как-нибудь… ну, скажем, Обществом Анонимных Телеголиков… Ну, или как-то иначе… Подумай там, на досуге, в свободное-то от телевизора время.
Твой крестный, Виктор

http://rusk.ru/st.php?idar=104001

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Смотрите изготовление печатей и штампов на сайте.