Русская линия
Русская линия Александр Каплин28.12.2005 

Историк-монархист
К 165-летию со дня рождения заслуженного профессора В.К.Надлера (1840−1894)

Профессор Василий Карлович Надлер15 декабря 1840 г. (здесь и в дальнейшем все даты приводятся по старому стилю) в семье обрусевшего немца Карла Надлера — провизора, управлявшего аптекой при богоугодных заведениях Харьковского приказа общественного призрения — родился сын Василий. «Получив домашнее воспитание у родителя своего», как вспоминал впоследствии Василий Карлович, а затем в учебном заведении Цобеля, он выдержал вступительный экзамен в университет и в 1857 г. стал студентом историко-филологического факультета [1, с.283]. Императорский Харьковский университет был одним из лучших учебных заведений России. Именно здесь весьма быстро возросли, укрепились и проявились способности одарённого многими талантами молодого историка.

Закончив в 1862 г. университет, уже через два года, в возрасте 23-х лет В.К.Надлер защищает в Петербурге магистерскую диссертацию и единогласно избирается доцентом всеобщей истории в родном университете. Через три года он защищает уже докторскую диссертацию, а в 28 лет становится ординарным профессором. Для сегодняшнего времени в области исторических наук — это почти немыслимое явление. Правда, в ХIХ столетии такое бывало. Вспомним хотя бы старшего коллегу и наставника В.К.Надлера — харьковского профессора П.А.Лавровского (1827−1886), удостоенного докторской степени в 1854 г., а впоследствии (1869 г.) назначенного первым ректором Варшавского университета.

Если научная ценность магистерского сочинения В.К.Надлера «Причины и первые проявления оппозиции католицизму в Чехии и Западной Европе в Х? V и начале ХV в.» вызвала противоречивые отзывы, то докторская диссертация «Адальберт Бременский, правитель Германии в молодые годы Генриха? V» была единодушно признана значительным вкладом в науку. И спустя более чем столетие высокую оценку этого сочинения продолжают разделять современные историки [3, с.73; 4, с.137−138].

С 1869 г. Василий Карлович становится секретарём, а с 1875 г. деканом историко-филологического факультета Харьковского университета. Этот пост он занимал до самого своего отъезда в Одессу в 1891 г. Кроме этого временами исполнял и обязанности ректора. Был В.К.Надлер и одним из инициаторов создания и первым председателем Харьковского историко-филологического общества.

Большая часть собственно научных трудов В.К.Надлера до начала 1880-х гг. главным образом была посвящена средневековой истории. Хотя и здесь поражает диапазон интересов и широта охвата материалов: от «императора Оттона ??? и его времени» до «Османских турок и балканских славян во второй половине Х? V века». Его интересует и «Каннибализм в греческих мифах», и «Состояние Западной Европы в конце? Х и начале Х столетия», и «Культурная жизнь арабов…», и Юстиниан, и многое другое…

Но с конца 1870-х гг. занятия Василия Карловича постепенно сосредоточиваются преимущественно на новейшей истории, как всеобщей, так и русской. Главным трудом этих усилий явилось фундаментальное 5-томное (более чем 2300-страничное) сочинение «Император Александр? и идея Священного союза», где была представлена живописнейшая картина российско-европейской истории 1812−1815 гг. с экскурсами в предшествовавшие и последующие времена и события [5]. С 1884 г. благодаря усилиям и окормлению одного из знаменитых православных издателей (ранее одного из основателей «Душеполезного чтения») архиепископа Харьковского и Ахтырского Амвросия (Ключарева) начал выходить сразу приобретший широкую известность и уважение журнал «Вера и Разум». Его сотрудником и стал В.К.Надлер, именно здесь печатая впервые свой самый значительный труд, который тут же стал известен далеко за пределами Харькова.

Вот что сообщал обер-прокурор Святейшего Синода К.П.Победоносцев Государю Императору Александру ??? в письме из Ораниенбаума (24 июня 1884 г.): «Рассчитывая, что покуда длится путешествие, у Вашего Величества может быть более досуга, нежели в обыкновенное время, позволяю себе с последним курьером переслать прилагаемые три книжки харьковского журнала „Вера и Разум“ и обратить Ваше внимание на помещенные здесь статьи проф. Надлера „О религиозном развитии Императора Александра ?“. Статьи хорошо написаны и очень интересны и поучительны. Они содержат в себе печальную повесть о роковых недоразумениях высшего правящего сословия, о народе и его потребностях, — недоразумениях, коими наполнена новая история России с ХV??? столетия» [Цит. по: 6, с.395].

С выходом уже отдельных томов сочинения В.К.Надлера интерес широкой публики и специалистов всё более возрастал. Не замедлили появиться и рецензии. Характер их был различен и скорее больше свидетельствовал не о разбираемом труде, а о собственном мировоззрении критиков, почему-то пожелавших укрыться за литерами «П.М.». «Р.Г.Д.», «Р.Д.» [7,8,9]. Так, П.Н.Милюкову («П.М.»), только что ставшему приват-доцентом Московского университета явно не понравился провиденциализм «нового историка двенадцатого года», его объяснения исторических событий, где определяющее значение отводилось Промыслу Божию (Чуть позже, исследуя воззрения А.С.Хомякова, проф. Киевской Духовной Академии В.З.Завитневич подчёркивал, что идея провиденциализма «всегда неразлучно связана бывает с идеей телеологизма» [10, с.869]. «И нужно заметить, — продолжал он, — что надлежаще понимаемая, это есть единственно возможная точка зрения, с которою может примириться историк-христианин» [Там же]).

Не мог согласиться молодой либерал П.Н.Милюков с выводом В.К.Надлера о том, что идея Священного союза была единственной до начала ХIХ в. «серьёзной и искренней попыткой организовать международные отношения на чистых началах христианской нравственности» [5, т.?, с.3]. Правда, такая попытка Александра I вызвала «лишь всеобщее противодействие и глумление и прошла почти бесследно для человечества». На «печальную историю этой попытки» и обращал внимание В.К.Надлер (и эту «печальную повесть» так глубоко прочувствовал К.П.Победоносцев!).

Надо отдать должное не только эрудиции автора (хотя П.Н.Милюков пытался поправлять русского немца В.К.Надлера даже в переводе с немецкого [См. 6, с.147]), но и его смелости. Ибо он открыто выступил против господствовавших уже тогда «либеральных представителей исторической традиции». По его мнению, «всякий современный газетчик и кропатель передовых статей считает своим долгом глумиться и над идеею Священного союза, и над попыткою его осуществления». Понимание В.К.Надлером главных причин победы русских в Отечественной войне 1812 г. (он писал: «Помощь Всемогущаго спасла их (народ и царя — А.К.) вопреки всем громадным преимуществам противника, вопреки их собственной розни, их временному ослеплению и малодушию» [5, т.2, с.383]), значения Священного союза не могло быть принято и «умеренными историками и публицистами». И от их лица было заявлено: «… провиденциализм в той форме, в какой он является у проф. Надлера, вряд ли может быть допущен в строго историческом, научном труде» [8, с. 167].

Свой труд харьковский профессор посвятил «Его Императорскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу Великому Князю Николаю Александровичу» (будущему Государю Императору Николаю ??). Видимо, и это не располагало некоторых критиков к объективному содержанию сочинения.

Традиция искажения неугодного смысла, неприятия его, приобрела в последующее столетие ещё больший размах. Неудивительно поэтому, что не только широкому читателю, но и многим профессиональным историкам до сих пор неизвестны например «Рассуждение о нравственных причинах неимоверных успехов наших в настоящей войне. 1813 год» святителя (тогда архимандрита) Филарета (Дроздова) или многочисленные труды А.И.Михайловского-Данилевского (7-томное собрание сочинений, 4-х томное описание Отечественной войны 1812 года и т. д.).

В.К.Надлер писал своё сочинение значительно позже А.И.Михайловского-Данилевского, в другой общественной атмосфере и иного отношения к событиям начала ХIХ века. Но его неравнодушие и последовательность в обосновании принятого направления в оценках, манера изложения материала (о слоге В.К.Надлера даже идеологические оппоненты вынуждены были неоднократно повторять «превосходный», «увлекательный и живой рассказ» и т. д.) обеспечили В.К.Надлеру всероссийскую известность и признание широких читательских кругов (пятитомник практически параллельно издавался и в Риге).

Надо заметить, что и преподавателем, лектором, рассказчиком В.К.Надлер был удивительным. Тексты своих многочисленнейших лекций он никогда не записывал (за исключением первой пробной в университете) [1, с.44]. И только благодаря своим ревностным слушателям увидели свет его обширные курсы по русской истории (общий объём литографии около 1500 страниц) и средних веков.

Кроме службы в университете В.К.Надлер преподавал историю и географию в харьковских женских гимназиях (Первой и Филиппс) в специальном классе. Произносил публичные речи, которые впоследствии становились и самостоятельными научными сочинениями. Его чтение привлекало массу публики. В Харькове долго помнили целый лекционный публичный курс по истории ХIХ века, который впоследствии лёг в основу изданной им книги «Меттерних и европейская реакция» (Х., 1882). Но харьковцам было любопытно послушать не только о политике, но и например о «мифическом элементе в истории». Читал В.К.Надлер лекции и в пользу народных школ Харьковской губернии. Сотрудничал помимо «Веры и Разума» в других харьковских, столичных повременных изданиях — газете «Южный край», «Духовном Вестнике», «Журнале Министерства Народного Просвещения». Знали и уважали его в Петербурге, Москве, Риге, Одессе, Киеве….

Василий Карлович обладал редкой памятью, умел работать чрезвычайно быстро и основательно даже по меркам того трудолюбивого времени. По воспоминаниям В.П.Бузескула, писал он обыкновенно сразу, не переделывая написанного, не подбирая выражений, без всякого видимого труда [1, с.42]. Никогда не делал заранее выписок или каких-либо заметок: громадная память удерживала всё необходимое и существенное. В этом находили причину свободы и увлекательности изложения даже строго научных сочинений В.К.Надлера.

Но в то же время: и в трудах, и в жизни он никогда не гнался за эффектом. И его поведение, и его красноречие было простым и естественным. И что чрезвычайно важно, по мнению коллег — педантизм и сухой формализм (при его-то многолетних административных заботах!) были ему совершенно чужды, равно как и мелочное самолюбие и мстительность [1, с.44].

Как отмечалось выше, магистерскую диссертацию В.К.Надлер защищал в столице, в том числе и по причине разногласий со своим старшим коллегой М.Н.Петровым. Но это не сделало их врагами или недоброжелателями. И никто иной, как Василий Карлович, подготовил и выпустил в свет под своей общей редакцией известные «Лекции по всемирной истории» покойного М.Н.Петрова. Причём 2-й том он обработал и дополнил, перевёл и отрывки из всемирной истории Ранке [2, с.287] (в 1906—1908 гг. ученик В.К.Надлера — профессор А.С.Вязигин ещё раз переработал, дополнил и издал второй том в 2-х частях. Как подчёркивал проф. Я.А.Денисов, «обработка чужого труда является делом неблагодарным и невидным и требует известного самопожертвования от того, кто за него берётся. И эту жертву А.С.Вязигин принёс и, несмотря на исключительно неблагоприятные обстоятельства <…> справился со своей задачей блистательно» [11, с.14]).

Жизнь В.К.Надлера была насыщенной и напряжённой, но крепкое здоровье позволяло совершать трудновыполнимые дела. В 48 лет он заслуженный профессор. Однако обстоятельства вынуждают его оставить родной город и переехать в январе 1891 г. в Одессу, где он возглавил историко-филологический факультет Новороссийского университета.

Тревоги и заботы, случившиеся с ним во время переезда и на новом месте привели к болезни сердца и лёгких, Но В.К.Надлер по-прежнему неустанно продолжает трудиться. Одна за другой появляются его статьи по одесской старине, о Дюке де-Решилье и др. В 1892 г. завершается печатание труда об Александре? — выходит самый обширный 5-й том. Новому декану поручают написать к юбилею Одессы историю города. Но смертельный недуг останавливает столь благотворную деятельность. 31 марта 1894 г. 53 лет от роду В.К.Надлер завершает свой земной путь. О чём на следующий день, ссылаясь на «частные сведения», сообщила харьковская пресса [12].

Похороны Василия Карловича состоялись в Одессе 2 апреля. В университете отменили занятия. Панихида была отслужена в университетской церкви. За гробом шёл городской голова Г. Г.Маразли. Несли гроб студенты, для которых В.К.Надлер «был всегдашним и искренним печальником и заступником». В часовне старого христианского кладбища гроб находился до получения особого разрешения об отправке его в Харьков.

Спустя почти полтора месяца в газете «Южный край» от 15 мая в разделе «Местная хроника» сообщалось: «… Вчера же утром прах покойного профессора после панихиды, отслуженной священником университетской церкви о. Феодором Кианицыным в сослужении с священником кафедрального собора о. Григорием Виноградовым, при пении хора певчих университетской церкви под управлением И.М.Туроверова, был перенесен на Городское кладбище, где, по желанию покойного, и предано земле. Печальный кортеж <…> останавливался <…> около здания университета, где отслужена была краткая лития. За гробом, покрытым венками от университета, от студентов-юристов и др., следовали ректор университета, много профессоров, родные и знакомые покойного и др.» [13].

О вкладе В.Н.Надлера в науку, его человеческих качествах было сказано тогда немало добрых слов, в том числе и его талантливыми учениками, а впоследствии и известными учёными В.П.Бузескулом и А.С.Вязигиным [2, 14]. Затянувшееся революционное лихолетье не способствовало сохранению добрых чувств и трезвости сознания. «Советская историческая энциклопедия» не посчитала нужным даже упомянуть о том, кто немало потрудился на поприще исторической науки и образования.

В настоящей статье нисколько не ставилась задача идеализации Василия Карловича Надлера (этого не делали и обязанные ему ученики), его научного наследия, гражданской позиции или творческого поведения. Мы напомнили из жизни истинного труженика, историка-монархиста лишь некоторые факты, столь долго забываемые, что становится неловко от такого обедняющего нас забвения.



ЛИТЕРАТУРА:
1. Историко-филологический факультет Харьковского университета за первые 100 лет его существования (1805−1905). Харьков, 1908.
2. Бузескул В.П. В.К. Надлер (некролог) // Журнал Министерства Народного Просвещения. 1894. N5. С. 40 — 45.
3. Вестник Харьковского университета. 1991. N357. Вып.24.
4. Схiд-Захiд: Iсторико-культурологiчний збiрник. Харкiв, 1999.
5. Надлер В.К. Император Александр? и идея Священного союза. Тт. 1−5. Харьков, 1886−1892.
6. Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. М., 1993.
7. П.М. Новый историк двенадцатого года // Русская мысль. 1887. N2. С.145−154.
8. Р.Г.Д. Рец.: В.К.Надлер. Император Александр? и идея Священного союза. Томы? и ??. Харьков, 1886 // Журнал Министерства Народного Просвещения. 1887. N5. С.162−168.
9. Р.Д. Рец.: В.К. Надлер. Император Александр? и идея Священного союза. Томы ??? и? У. Харьков, 1887−1888 // Журнал Министерства Народного Просвещения. 1889. N9. С.138−148.
10. Завитневич В.З. Алексей Степанович Хомяков. Т.?. Кн.2. Киев, 1902.
11. Денисов Я.А. А.С.Вязигин: По поводу 25-летия научно-педагогической деятельности. Харьков, 1917.
12. Южный край. 1894. 1 апреля.
13. Южный край. 1894. 15 мая.
14. Вязигин А.С. Воспоминания о В.К.Надлере // Харьковские губернские ведомости. 1894. N86.

Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук, профессор Харьковского университета

http://rusk.ru/st.php?idar=103988

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Надлер Федор Николаевич    17.08.2008 20:33
Ищу свои корни, которые до 37-го года неизвестны. Отец и дед по фамилии родом из Винницкой области.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru