Русская линия
Русская линия Вячеслав Вальков17.12.2005 

Блажени чистии сердцем
К выходу в свет книги о протоиерее Александре Воскресенском

Это было в конце 90-х годов прошлого века. На Даниловском кладбище Москвы, у могилы схиархимандрита Аристоклия, тогда еще не прославленного Церковью, собрались для общей молитвы его почитатели. После заупокойной литии разговорились. Зашла речь о религиозной жизни Москвы 40-х годов. Две женщины преклонных лет — их звали Мария и Антонина — сокрушались, что до сих пор никто не догадался издать книгу о протоиерее Александре Воскресенском. «А уж о ком писать, как не о нем!» — с горечью восклицали они. Это были духовные дочери настоятеля храма святого мученика Иоанна Воина на Большой Якиманке в Москве митрофорного протоиерея Александра Георгиевича Воскресенского.

В нынешнем году желание Марии и Антонины исполнилось. К 55-летию со дня кончины отца Александра вышла книга, рассказывающая о его жизни и служении («… и Бог в нем пребывает». М., 2005). Не знаю, дожили Мария и Антонина до наших дней или нет. Если дожили, то, наверное, радуются появлению этой книги. Думаю, она не оставит равнодушным ни одного читателя, болеющего душой за церковное дело.

«Любовь ко всему и ко всем — вот что было главным в его жизни», — говорили Мария и Антонина о своем духовном отце. Потому составители и назвали книгу об отце Александре словами из послания апостола любви святого Иоанна Богослова, точнее последней частью фразы, которая полностью звучит так: Бог любы есть, и пребываяй в любви, в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает (1 Ин. 4, 16). Именно эти слова избрал эпиграфом к кандидатской диссертации выпускник Московской Духовной академии Константин Нечаев, будущий митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, посвятивший ее блаженной памяти своего духовного отца — протоиерея Александра Воскресенского, которому он прислуживал в юности в качестве алтарника. В предсмертном интервью, которое вошло в видеофильм «Осень митрополита», Владыка Питирим, вспоминая людей, сыгравших особую роль в его судьбе, называет протоиерея Александра Воскресенского своим «воспитателем и наставником». Надо сказать, что в последние годы жизни митрополит Питирим и внешне напоминал отца Александра. Знаменательно, что именно Владыке Питириму Святейший Патриарх Алексий I передал митру отца Александра, к которому она в свое время перешла от священномученика протоиерея Иоанна Восторгова, расстрелянного большевиками в 1918 году. С отцом Александром состояли в общении и такие выдающиеся иерархи Русской Православной Церкви, как митрополит Вениамин (Федченков), архиепископы Димитрий (Градусов) и Филипп (Ставицкий). У отца Александра находили приют возвращавшиеся из ссылки епископы. В числе его воспитанников — протоиереи Василий Серебрянников и Александр Толгский, архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

«Любовь ко всему и ко всем». Это сказано о человеке, жизнь которого с молодых лет была исполнена множества скорбей. Священник пережил смерть пятерых из восьми своих детей. Первой скончалась старшая дочь Соня, лучшая ученица выпускного класса гимназии. Вскоре после ее кончины грянула революция, перевернувшая всю жизнь семьи. Новая власть закрыла пристанционный храм в его родном городе Павловском Посаде — храм, которому отец Александр отдал 17 лет священнического служения.

В Павловском Посаде отец Александр оставил по себе добрую память не только как церковный пастырь, но и как неутомимый общественный деятель. При его ближайшем участии в городе были созданы общество трезвости, которое он сам и возглавил, городское попечительство о бедных и комитет помощи беженцам военного времени, открыто реальное училище. Обращаясь в городское общинное управление, отец Александр писал: «Только школа и Церковь, взаимно дополняя друг друга, могут воспитать настоящих граждан, истинных сынов Церкви, Царя и Отечества».

Революция положила конец его благотворительной деятельности. Храмы, в которые переводили отца Александра, один за другим закрывались. После десяти лет скитаний и лишений Промысл Божий привел его в московскую церковь святого мученика Иоанна Воина на Большой Якиманке. Это был один из немногих столичных храмов, не покорившихся обновленцам. Здесь отец Александр и приобрел широкую известность как любвеобильный, беспредельно преданный Церкви пастырь. Господь наделил его даром прозорливости. По молитвам отца Александра совершались исцеления и другие чудеса. Во время налетов вражеской авиации на Москву в годы Великой Отечественной войны он горячо молился у дверей храма, осеняя крестами его территорию. Совсем близко рвались бомбы, но ни одна из них на церковь святого Иоанна Воина не упала.

Священство — всегда подвиг. А в годы воинствующего безбожия — подвиг особый. В эпоху государственного атеизма угроза расправы постоянно висела над всеми священнослужителями, сохранившими верность Христу и Церкви. Отца Александра Воскресенского одолевали тягостные раздумья, но духом он не падал. Отец Александр всюду появлялся только в священническом облачении, хотя вслед ему на улице часто неслись проклятья и летели камни. Самим видом своим он бесстрашно утверждал незыблемость Церкви Христовой. Нам, живущим в другую эпоху, трудно даже отдаленно представить себе, какому давлению подвергалась Церковь и ее служители в советское время. Надо было обладать огромной внутренней силой, чтобы противостоять нажиму властей.

Протоиерей Александр Воскресенский не оставил богословских трудов, проповеди его не записывались. Сохранились только письма отца Александра. Тем дороже любовно собранные в книге свидетельства прихожан храмов, в которых он служил в разные годы. Это и благодарственные адреса его духовных чад из Павловского Посада и Москвы, дневниковые заметки писателя М.М.Пришвина, воспоминания митрополита Питирима и его сестры, одного из старейших клириков Москвы протоиерея Сергия Вишневского и многие, многие другие уникальные документы.

Вскоре после войны, когда политика государства в отношении Церкви и религии несколько смягчилась, в «Журнале Московской Патриархии» появилась информация о праздновании 50-летия священнослужения отца Александра, в котором принял участие Святейший Патриарх Алексий (Симанский). Это было, наверное, первое упоминание имени отца Александра в послереволюционной печати. А через два года тот же журнал опубликовал печальное известие о его кончине. Для прощания с протоиереем Александром Воскресенским в храм святого мученика Иоанна Воина прибыл сам Патриарх Алексий. Чин отпевания совершил митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич). За несколько дней до кончины отец Александр, обращаясь к домашним, неожиданно произнес слова из Нагорной проповеди Спасителя: Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят. Они и начертаны на мраморном кресте, который установлен на могиле священника. Сюда часто приходил помолиться митрополит Питирим…

Книгу об отце Александре особенно полезно было бы прочитать тем, кто недавно вошел в церковную ограду. Эта книга учит стойкости в вере и воспитывает уважение к служителям алтаря Господня, которые пронесли огонь христианской любви к Богу и ближним через все испытания жестоких лет. С фотографий, помещенных в книге, смотрят на нас архиереи и священники, одухотворенные лица которых несут на себе отчетливую печать избранничества.

http://rusk.ru/st.php?idar=103952

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru