Русская линия
Русская линия Леонид Болотин25.11.2005 

Правда Твоя — правда вовеки!
23 ноября день памяти следователя Николая Соколова

Николай Алексеевич СоколовВ российской криминалистике и следственном делопроизводстве личность Николая Алексеевича Соколова занимает исключительное по значению место. Именно он расследование убийства Царской Семьи вывел на дорогу истины в свете Евангельского вероучения: тайное зло должно быть обличено явно. «Николай Алексеевич Соколов вступил в дело, составляющее эру в истории России и Русского Народа» (М.К.Дитерихс). Он не смог довершить свое эпохальное расследование — внезапная смерть прервала его невыносимо скорбный труд, которому он, начиная с 7 Февраля 1919 года, посвятил весь остаток своей короткой жизни. Благодаря своему жертвенному служению Христа ради Н.А.Соколов заложил идейно-нравственные и духовные основы правоохранения и судопроизводства грядущей России, грядущего Православного Самодержавного Царства. Именно с надеждой на то, что в будущем истина об убийстве Царской Семьи когда-то будет утверждена не только в России, но и перед лицом всего оторопевшего человечества, поскольку эта истина в самый корень поразит все тайные ухищрения по насаждению мировой революции и установлению глобального антихристианского правления, совершал своё служение Н.А.Соколов. Сам он никогда не сомневался, что свидетельство Иисуса Христа о тайном и явном имеет абсолютное — Божественное значение. Именно поэтому на его могиле во французском городе Сальбри были начертаны слова из Псалтири «Правда Твоя — правда вовеки!»

23 Ноября 2005 года исполнилось 81 год со дня загадочной кончины судебного следователя по особо важным делам Н.А.Соколова, которому в 1924 году исполнилось всего сорок два года (родился он в 1882 году в городе Мокшане Пензенской губернии). Для ведения Царского Дела его рекомендовал в Омске бывший Пензенский губернатор князь Голицын, который, как и большинство людей, с ним знакомых, очень высоко ценил профессиональные качества следователя.

Куратором следственного Царского Дела был генерал-лейтенант М.К.Дитерихс, именно он передавал делопроизводство только что утвержденному следователю и в момент передачи так запечатлелся в памяти Михаила Константиновича:
«В ту минуту по побледневшему, серьезному выражению его лица, по нервно дрожавшим рукам было видно, что он глубоко и убежденно сознавал ответственность, принимавшуюся им на себя перед своим народом и историей. Он понимал, что впредь вся его дальнейшая жизнь должна быть посвящена исключительно работе по раскрытию этого кошмарного преступления и оставлению будущей России всестороннего, обоснованного и, главное, правдивого материала для истинного понимания русским человеком истории трагической кончины прямой линии Дома Романовых и правильной оценки национально чистых и верных вере своего народа Главы и Членов Августейшей Семьи».

М.К.Дитерихс дал такую очень неоднозначную с обывательской точки зрения психологическую характеристику Н.А.Соколову:
«Среднего роста, худощавый, даже просто худой, несколько сутулый, с нервно двигавшимися руками и нервным, постоянным прикусыванием усов; редкие, темно-шатеновые волосы на голове, большой рот, черные, как уголь, глаза, большие губы, землистый цвет лица — вот внешний облик Соколова. <…> Когда, бежав от большевиков из Пензы, он переоделся простым, бедным крестьянином, из него создался характернейший тип бродяги, босяка, хитровца из повестей Максима Горького. Многие в то время, сталкиваясь с ним, выносили по внешнему его облику сомнение в благонадежности передачи ему следственного производства по Царскому делу и высказывали это даже Верховному Правителю. А многие, вообще недоброжелательно настроенные к расследованию этого дела, пользовались внешностью Соколова, чтобы в глубоком тылу вперед подрывать доверие к работе Соколова и представлять постановку следствия и расследования как совершенно несерьезное предприятие некоторых досужих высших чинов.

Соколова надо было знать, во-первых, как следователя, а во-вторых, как человека, человека русского и национального патриота. Первое определится само собою из всего последующего рассказа. О втором необходимо сказать несколько слов теперь же, так как оно в данном деле имело то же значение, какое в художестве имеет талант подбора красок для приближения изображаемого на полотне предмета к истинно природному виду по точности, цвету и яркости светового впечатления.

Экспансивный, страстный, он отдавался всякому делу всей душой, всем существом. С душой несравненно большей, чем его внешность, он был вечно ищущим, жаждущим, жаждущим любви, тепла, идеальности. Как человек самолюбивый и фанатик своей профессии, он нередко проявлял вспыльчивость, горячность и подозрительность к другим людям. Особенно это случалось на первых порах, при первом знакомстве, когда он сталкивался с людьми, близко стоявшими к покойной Царской Семье. Отдавшись этому делу не только как профессионал и глубоко русский человек, но и по исключительной преданности к погибшему Главе Царствовавшего Дома и Его Семье, он склонен был видеть по своей экспансивности недоброжелательство со стороны этих свидетелей, если они не могли дать ему ответа на задававшиеся им вопросы.

С детства природный охотник, привыкший к лишениям бродячей охотничьей жизни, к высиживанию по часам глухаря или тетерева на току, он развил в себе до максимального предела наблюдательность, угадывание примет и бесконечное терпение в достижении цели. Постоянное общение на охоте с деревней, с крестьянином, родили в нем с детства привязанность к простому народу, любовь к своему русскому, патриархальному, и большое знание крестьянской души, достоинств и недостатков своего народа, своей среды.

Окончив университет, как молодой юрист, он возвращается снова в народ и на этот раз проникает в другую среду народа — среду преступную, уголовную, порой жестокую до зверства. Но она не отталкивает его, не заставляет разлюбить свой народ; наоборот, как развитой, образованный, начитанный и идейный человек, он и тут находит место любви, ибо видит всегда основные причины, корень зла преступности в большинстве обследуемых им объектах — темноту и некультурность и привязывается к народу еще больше по основному качеству русского человека — жалости. Он приобретает способность разговаривать с преступником, добиваться от него правды, исповеди, признания; он беседует с ним, гуляет, живет, пьет чай, курит, и еще накануне упорствовавший уголовник, назавтра начинает говорить, рассказывать, увлекается, плачет даже иногда. Поразительно, что преступники, выводившиеся им на свет Божий, почти никогда не питали к нему чувства злобы; чаще всего их отношение к нему выражалось словами: „ловко он меня поймал“, с тоном удивления, а не злобы.

Скрываясь во время своего бегства из Пензы от большевиков и направляясь к нашим линиям, в одной деревне он наткнулся на мужика, который года за три до этого был изобличен им в убийстве и ограблении своей жертвы. Мужик судился и был присужден к большому наказанию. Революция дала ему возможность вернуться к себе в разоренное за его отсутствие гнездо. Он узнал Соколова, и Соколов узнал его. Кругом были красноармейцы. Мужик мог легко отомстить. Но он не сделал этого, взял к себе в избу, накормил и дал переночевать. А наутро, отправляя Соколова, принес ему старую, продранную шапку и подал со словами: „Одень эту, а то твоя не хороша, догадаются“.

Как сын русской, простой и честной семьи, Соколов воспитывался, вырос и созрел в твердом, непоколебимом сознании, что Россия и русский народ „без Бога на Небе и Царя на Земле“ не проживут. Образование и университет не только не поколебали в нем этой веры, но укрепили еще более, а страстность натуры и любовь к законности делали его исключительно преданным монархистом по убеждению. Керенского и все порожденное и оставшееся в наследство от керенщины он ненавидел до глубины души, а самого Керенского иначе как „Ааронкой“ не называл. Нелюбовь к нему разжигалась у Соколова и чисто на профессиональной почве юриста, так как Керенский дал доступ присяжным поверенным в ряды прокуратуры, чем, по мнению, Соколова, подорвал в корне „святая святых“ всего нашего судопроизводства. Вот таков был краткий внутренний облик судебного следователя Соколова» (Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. М.: Скифы, 1991. Ч. 1. С. 165−168).

Через несколько дней после внезапной смерти Н.А.Соколова 14−19 Декабря 1924 года в четырех номерах русской газеты «Новое Время», входившей в Белграде, были опубликованы мемуары человека, близко знавшего следователя. А три года назад эти воспоминания «На могиле Н.А.Соколова» были тщательно прокомментированы большим знатоком Царского Дела Сергеем Владимировичем Фоминым, дополнены малоизвестными фактами и вновь опубликованы в книге «…И даны будут Жене два крыла. Сборник к 50-летию Сергея Фомина» (М.: Паломник, 2002. С. 644−660, 701). Из этих материалов становится ясно, что смерть Н.А.Соколова была не естественной, а тщательно подготовленным убийством, совершенным тайными силами, для которых расследование убийства Царской Семьи представляет прямую угрозу. Наступит время, и это тайное Мученичество за Христа, за Царя, за России станет явным.

Историческим и духовным памятником Н.А.Соколову является именно свод документов по расследованию убийства Царской Семьи, но никак не широко известная книга, на которой стоит имя следователя, — «Убийство Царской Семьи», которая впервые увидела свет во Франции на следующий год после смерти Н.А.Соколова стараниями князя Н.В.Орлова. Эта книга неоднократно переиздавалась и в России, начиная с 1991 года. В части русской эмиграции к этой книге высказывались подозрения, что авторский текст был отредактирован и сокращен в ряде существенных моментов относительно обстоятельств цареубийства, его участников и организаторов, относительно судьбы части Царских Останков и смысла каббалистической надписи в расстрельной комнате Ипатьевского дома. Сравнение книги «Соколова» с работами других участников расследования — М.К.Дитерихса и Роберта Вильтона — давали для этого основания, в частности в вопросе об увозе головы Государя в Москву. Такие подозрения, например, высказывал русский филолог П. Пагануцци в своей работе «Правда об убийстве Царской Семьи» (Джорданвилль, 1981) и в отдельных статьях, посвященных каббалистической надписи и критическим замечаниям в связи с выходом книги «Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве Царской Семьи (Август 1918 — Февраль 1920). Составитель Николай Росс» (Франкфурт на Майне, 1987).

Но попыток обосновать эти подозрения в литературе до сих пор не встречалось. И вот доктор филологических наук Татьяна Леонидовна Миронова опубликовала замечательную статью «Кто был автором книги „Убийство Царской Семьи“ Н.А.Соколова» (Русский Вестник. 25.12.2003), в которой прямо и, с научной точки зрения, совершенно справедливо был поставлен вопрос не только о «цензурной» редактуре, о сокращениях в посмертном издании, но и о наличии в книге «Соколова» целых вставных фрагментов и главок, которые не могли принадлежать перу следователя в силу очевидных противоречий между последовательной методологией практического юриста и содержанием этих вставок. Статью можно прочитать в новой книге Т.Л.Мироновой «Из-под лжи» (Краснодар, 2005), в целом посвященной различным литературным фальсификациям и подлогам, которые продолжают множиться вокруг Царского Дела до сих пор. Но заслуга Татьяны Леонидовны Мироновой не только в том, что она как ученый подошла к проблеме фальсификации.

В этом вопросе она совершила подлинный духовно-нравственный подвиг освобождения собственного сознания от кровавого заклятия цареубийства, каббалистическая печать которого, увы, пока ещё держится на сознании и самосознании большинства Русского Народа. И это ей позволило дать всем нам освободиться от обаяния полуправды и клеветы. И это подлинный, конкретный пример покаяния! Не в унылых слезах и раздирании одежд, а в освобождении из-под нагромождений лжи! В утверждении основ истины и в следовании покаянными делами по пути истины. Именно такого покаяния, всенародного покаяния ждет от нас Господь и Святой Царь-Мученик Николай. Как по этому поводу сказал священник-монархист отец Павел Буров: «Вот пример белого платочка, исцеляющего Отечество!» — подразумевая известное пророчество: «белые платочки спасут Россию…»

Нравственное очищение имени и трудов следователя от приписанной ему клеветы против Государя-Искупителя, против Святой Царицы-Мученицы Александры и против Друга Царской Семьи — Г. Е.Распутина — достойный вклад в почитание памяти тихого подвижника и тайного Мученика за Христа Николая Алексеевича Соколова. Вечная ему память! А рабе Божией Татиане и её мужу Борису с сыном Иваном многая и благая лета!
Составил Леонид Болотин
Москва, 23 Ноября 2005 года по Р.Х.

http://rusk.ru/st.php?idar=103895

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  владимирова татьяна    30.10.2011 02:25
спасибо Татьяне Леонидовне,что помогает своему народу видеть дальше и глубже,чтобы служить верой и правдой своему Отечеству и воспитать глубокую любовь к нашей Родине,к Богу и Русским людям в наших детях и внуках.
  Петр Гуляев (Ветютнев)    08.10.2009 12:58
Так гже настоящая могила царя? Ермаков разрубил тела и сжег. Юровский закопал в болотистом месте. И оба с пеной у рта спорили до последнего! Значит, кто-то из них врал. Или оба. Может кто-то третий (Войков, Ваганов, Голощекин) тайно прикопал тела царственных мучеников, а этим умникам довел легенду, оставив детали на их усмотрение?! Вот они и стапраются переврать друг друга…
  петр ветютнев (гуляев)    08.10.2009 12:53
Так кто же и где именно похоронил останки царя Николая? Комендант Янкель Юровский уверял, что похоронил трупы (девять или одиннадцать) в низине – в болотистом месте, и холм тот могильный легко разровнял да так здорово, что сорок восемь опытных местных горных мастеров НИЧЕГО не заметили, хотя шли по следам кровавой красной экспедиции уже через две недели! Это были не насильно мобилизованные пришлыми нерусскими комиссарами люди – им прежний.ненавистный многим, царский режим "был милее милого", и потому они горели желанием во что бы то ни стало отыскать могилу бывшего государя! Помощник Юровского и командир отряда местных боевиков бывший каторжник Ермаков в пику своему начальнику (Янкель Хаимович был заместителем главы местной ЧК и член Уралсовета, а Ермаков – всего лишь командир одного из отрядов) уверял, что разрубил все тела и сжег, а что не сгорело, то притопил в болоте!
Что из этого следует? Да только то, что один из них врет (говорит неправду, вводит в заблуждение, искажает истину)!! А может и оба врут??? Может был кто-то третий (Степка Ваганов, Медведев, Голощекин, Войков, Сухоруков), кто на конечном участке операции стратегического значения (на кону стояла война с разьяренной Германией, а войска генерала Гофмана уже стояли у ворот Петрограда!) все выполнил, не поставив никого из этих участников в известность?! То есть им (Юровский, Ермаков, Кудрин и прочие) довели УСТАНОВКУ – трупы унижтожены! А детали оставили на совести последних! Вот они и изгаляются, перебивая друг друга, иногда даже публично : " Я (Ермаков) ехал за вами и ничего не видел, никакой могилы под мостиком тогда не было!" Дьявол ведь, как всем хорошо известно, кроется в деталях… Тот же Ермаков не раз говорил, что тогда (в июле 1918) они специально сделавли крошево из костей, дабы "дурные люди принимали их за настоящие (царские) и поклонялись им!" …Я не верю ни Немцову (дальнему родственнику Свердлова и ближнему Ельцина), ни Радзинскому (чей дедушка якобы расстреливал царя, если верить Олегу Платонову), ни полковнику Соловьеву (все-таки гос.служащий!). Все запутано, закручено, плотно укутано туманом лжи и дезинформации! В любом, даже самом идиотском поступке, должна быть логика! Ну, допустим потомственный алк. и сам. Ельцин ( я служил под его началом в семидесятые застойные в Нижнем Тагиле и потому все его загогулины и эксперименты над народом прекрасно помню!) перед ликом вечности решил покаяться и потому срочно решил похоронить якобы царские кости (а может и местного купца Филатова, как решил суд ФРГ?). А нашитм демократам какая польза или выгода?! Покрасоваться на фоне королевских особ (Россель, Собчак, Немцов)??? Или все же все примитивнее – интерес чисто материальный?! Царь вывез тысячи тонн золота (если Верить профессору Сироткину – 2600 тонн) под благовидным предлогам в Англию ближайшим родственникам (двоюродному брату Георогу Пятому , дяде, бабушке и прочим). Может Немцов и прочие хотят вернуть золото империи??? Ну это вряд ли, как говаривал Федор Сухов! Хитрые бритты внаглую заявят, что какой-то клерк играл на бирже в Гонконге(на Макао, на Багамах – поди проверь!) и проиграл все "золото (царское) империи"!!! Осталось ждать немного , тем более что кризис начался в мире…..
  Щербинина Светлана    19.04.2006 19:24
Впервые имела возможность прочитать правду о Царе Батюшке, о том страшном времени. Хочется надеяться, что это – правда. Мы все устали от лжи. Личный вклад Татьяны Леонидовны Мироновой неоценим. Спасибо! Дай, Господи, многие лета и желания нести правду людям всем тем, кто открывает русским людям глаза на нашу русскую историю.
Низкий поклон!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru