Русская линия
Русская линия Александр Каплин,
Анатолий Степанов
17.11.2005 

«Только вера дает силу жить…»
Профессор Андрей Сергеевич Вязигин (1867−1919)

Андрей Сергеевич ВязигинАндрей Сергеевич Вязигин родился 15 октября (по ст. ст.) 1867 г. в дворянской семье в родовом имении на хуторе Федоровка (Волчанского уезда Харьковской губернии), расположенном у самой границы Харьковского уезда. Огромную роль в воспитании А.С.Вязигина, выработке его миросозерцания, интереса к истории сыграла бабушка — М.А.Худашова, «умная старуха, крепкая в своих нравственных устоях. Она сумела внушить своему внуку с раннего детства твёрдые религиозные убеждения и непоколебимое чувство долга».

С детства полюбив деревню, А.С.Вязигин впоследствии «всегда близко принимал к сердцу нужды и запросы крестьянской и мелкопоместной Руси». И, несмотря на то, что уже в ранние годы он оказался в Харькове, тем не менее, не только на каникулах, но и в другое свободное время он часто приезжал на хутор.

Обучаясь в 3-й Харьковской гимназии, А.С.Вязигин обнаружил недюжинные способности к истории, нашёл поддержку в лице преподавателя прот. Тимофея Павлова и инспектора гимназии М.В.Алексеева, который называл гимназиста Вязигина «выдающимся учеником». В этом убедился и молодой приват-доцент Императорского Харьковского университета (а впоследствии университетский наставник А.С.Вязигина, известный профессор-антиковед) В.П.Бузескул, который тогда временно преподавал в гимназии.

В 1886 г. А.С.Вязигин поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета, где проявил такие выдающиеся способности, которые вызывали восторг у своего учителя — профессора В.К.Надлера. Сохранилось несколько тетрадей — конспектов лекций студента Вязигина, которые свидетельствуют о его старательности и аккуратности.

В 1890 г. А.С.Вязигин был удостоен золотой медали за сочинение на предложенную факультетом тему: «Борьба Генриха IV с Григорием VII до избрания Рудольфа Швабского (По источникам)». Автор проявил себя здесь не только как талантливый историк, но и как знаток иностранных языков. В.К.Надлер в своём официальном отзыве констатировал: «Труд этот во всех отношениях выдающийся <…>: он обнаруживает в авторе не только необыкновенное прилежание, но и недюжинные способности. Напечатанный с небольшими изменениями он мог бы смело служить магистерской диссертацией». Ещё студентом А.С.Вязигин подготовил в павленковской серии «Жизнь замечательных людей» книжку «Григорий VII, его жизнь и общественная деятельность», которая вышла в свет в 1891 г. и быстро разошлась.

Выдержав в том же году государственный экзамен с дипломом первой степени, А.С.Вязигин был оставлен с 1 января 1892 г. стипендиатом для приготовления к профессорскому званию по кафедре всеобщей истории. Это были годы напряженнейшего труда, когда появляется целый ряд его научных работ. В 1894 г. он выдерживает установленные экзамены на степень магистра всеобщей истории и получает звание приват-доцента по кафедре всемирной истории, где стал читать лекции по истории средних веков. Однако научная работа не только не затормозилась, но становилась всё более интенсивной. Причём, А.С.Вязигина признают (не только русские учёные, но и западноевропейские) как «выдающегося знатока вопроса с независимыми взглядами», выводы его считают «очень основательными», а критику «компетентной).

В 1898 г. А.С.Вязигин блестяще защитил магистерскую диссертацию на тему «Очерки из истории папства в XI веке», которая, как и прежние труды, получила высокие оценки научной общественности, в том числе авторитетнейшего специалиста по средневековью Е.Н.Трубецкого (переписка с которым частично сохранилась), который отметил такие качества автора как: «богатая эрудиция, тонкое историческое чутьё и завидное умение пользоваться тем обширным материалом источников, которыми он располагает».

И ещё нельзя не отметить одну отличительную сторону учёной деятельности А.С.Вязигина. В его трудах средние века не являлись чем-то мёртвым или чуждым современному человеку. «Наиболее жизненной стороной» в «возрождении средневекового настроения», с точки зрения автора, является «возврат к вере, признание за нею её прав и необходимости для разумного миропонимания». «Без веры, — констатирует он, — жизнь пустыня, наполненная ужасами, возбуждающая отчаяние». И он уверен, что «возврат к вере поведёт к возвращению блудных сынов в лоно любящей матери, св. Церкви, под руководством которой единственно может произойти полное обновление общества; иначе течение останется раздробленным на мелкие ручейки, вызовет частичные, местные улучшения, но не превратится в мощный поток, разносящий во все концы мира глубокую преданность заветам Спасителя и полную готовность осуществить свои верования на деле».

Несмотря на активную научную деятельность и уже будучи магистром, А.С.Вязигин по-прежнему оставался приват-доцентом. В 1899 г. у него родился второй сын. В это время последовали предложения перейти в Юрьевский, а затем в Киевский университеты с гораздо лучшими для него условиями, но А.С.Вязигин остался в Харькове (хотя и.о. экстраординарного профессора он был утверждён лишь 22 декабря 1901 г.).


+ + +


По переписи 1897 г. Харьков занимал 8-е место в Российской Империи (около 174 тыс. чел.), из них 89,09% составляли русские: 109 914 чел (63,17%) великороссы, 45 092 (25,92%) малороссы. В границах сегодняшней Украины это был город-стотысячник с самым высоким процентом людей, назвавших русский язык родным. Евреев было 9848 чел. (5,66%), 3969 (2,28%) поляков, 2353 немцев, более 1000 цыган, 760 магометан, 207 караимов и т. д.

Рост населения города был скачкообразным и очень быстрым: 1903 г.- ок. 205 тыс. чел.; 1907 г.- ок. 220 тыс. чел.; 1916 — ок. 283 тыс., т. е. за 19 лет прирост населения составил около 109 тыс. чел. Между племенными (этническими) группами процентное соотношение в начале ХХ в. существенно не менялось. Но вот активность малых племенных групп в различных сферах никак не соответствовала их процентной доле.

Важную роль в Харькове играли учебные заведения, особенно университет. И среди преподавательского, студенческого состава, и среди представителей так называемых свободных профессий всё заметнее становилось, что «инородцы ощутительно» проявляли «противоречащую исконно русским началам деятельность». В 1899—1901 гг. активизируются антиправительственные студенческие выступления. К этому времени в Харькове социал-демократами был уже создан комитет (1898 г.). Харьков был одним из центров эсеров. Здесь действовало ядро их боевой организации. Нельзя не вспомнить маёвку 1900 г. Городскую Думу возглавлял либерал.

Эти и другие факторы привели к тому, что наиболее выдающаяся русская часть харьковской профессуры принимает решение более активно включиться в общественную деятельность. В 1902 г. они направили заявление в Совет Русского Собрания с просьбой открыть Харьковский Отдел.

Вот как об этом рассказал один из инициаторов профессор-историк П.Н.Буцинский: «Основанием для возбуждения <…> ходатайства <…> послужила настоятельная необходимость в борьбе с надвигающимися силами космополитизма, влияние которого становится столь ощутительно в жизни русского провинциального общества».

Весной 1902 г. во время Великого поста между студентами Харьковского университета образовалась группа лиц (около 50 чел.) «пожелавших противодействовать возникавшим в то время забастовкам учащейся молодёжи и успевших воспрепятствовать студенческим сходкам и прекращению учебных занятий. На этот добрый почин отозвались некоторые профессора университета, принявшие под своё покровительство благонамеренную группу студентов… Но для достижения существенных результатов как в области духовного воздействия на молодёжь», так и с целью влияния на общественные настроения, необходима была организация русских людей.

Естественно, что А.С.Вязигин не мог оставаться равнодушным к тому, что происходило в университете и городе. Тем более, что он имел и организаторский талант и определённый организационный опыт (29 декабря 1899 г. его отправили в Москву на заседания предварительного комитета по устройству XII Археологического съезда в Харькове). Отличаясь широким историческим кругозором, «удивительно тонким критическим чутьём», свободно владея художественным словом, он пользовался «исключительным успехом у своих слушателей как лектор». Благодаря этим достоинствам преподавания аудитория А.С.Вязигина в конце года была «столь же многочисленной, как и вначале».

Первоначально предполагалось образовать в Харькове самостоятельное общество. Однако некоторые члены Русского Собрания, проживающие в Харькове, предложили создать отдел уже существующего Русского Собрания. Это позволяло ставить одни цели и получать поддержку из центра.

Учитывая местную специфику, решили выработать и некоторые особые положения. Для того чтобы не дать возможности провокаторам проникнуть в организацию, было решено просить Совет Русского Собрания:

«1) чтобы лица, проживающие в Харькове, могли быть принимаемы в действительные члены Русского Собрания не иначе, как по предложению Совета Харьковского Отдела, и 2) чтобы члены Совета Харьковского Отдела избирались из действительных членов Русского Собрания, а из числа членов названного Совета и председатель и делопроизводитель утверждались Советом Русского Собрания». Впоследствии к вышеназванному была добавлена просьба и об утверждении товарища председателя Отдела. Кроме этого право решения о закрытии Харьковского Отдела предоставлялось Совету Русского Собрания.

23 февраля 1903 г. Совет Русского Собрания в Петербурге получил разрешение учредить в г. Харькове первый Отдел, который должен был действовать на основании Устава «Русского Собрания» и «Особого к нему Добавления». Этот почин привел к тому, что вскоре отделы РС возникли практически во всех крупных центрах России. Ходатайство было одобрено и Харьковским губернатором И.М.Оболенским, на которого, кстати, в 1902 г. было совершено покушение.

22 марта 1903 г. учредители выбрали из своей среды для управления делами Отдела Совет из 6 профессоров: председателем был избран Вязигин, товарищем председателя — Яков Афанансьевич Анфимов, делопроизводителем — Яков Андреевич Денисов, казначеем — Василий Иванович Альбицкий, членами Совета Петр Никитич Буцинский и Николай Константинович Кульчицкий.

Следует обратить внимание, что Совет Харьковского Отдела Русского Собрания (ХОРС) состоял из выдающихся профессоров университета. Н.К.Кульчицкий, например, в 1897—1901 гг. был деканом медицинского факультета, а в 1916 г. стал последним министром народного просвещения Российской Империи; а профессор Я.А.Анфимов — возглавлял медицинские общества и т. д.


+ + +


С 1902 г. А.С.Вязигин начал издавать журнал «Мирный труд», ставший со временем лучшим провинциальным «толстым» журналом правого толка. Первый номер вышел в феврале 1902 г. Он открывался программной вступительной статьей редактора-издателя, которая представляла собой своего рода манифест. В полном соответствии с учением классиков славянофильства автор писал: «Вне народности нет мышления, нет познания, нет творчества. Стало быть, и каждый русский не может отрешиться от своей национальности, ибо еще ребенком, с первым своим лепетом, начал проникаться ею, постепенно все теснее и неразрывнее сливаясь всем существом с родной стихией». Причем, как и славянофилы, Вязигин специально оговаривался: «Нам нельзя поворачиваться спиною и к Западу стране святых чудес, по выражению родоначальника нашего славянофильства А.С.Хомякова». Редактор призывал читателя не предаваться унынию и пессимизму, стеная по поводу утраты русским народом самобытности: «Наш великий народ не утратит своего облика и своей духовной самобытности, пока на земле будет звучать живая русская речь».

В статье давалось объяснение и названию журнала. Редактор писал: «Не пустые и звонкие слова, не боевые кличи и громкие речи, способные сладким дурманом опьянить юные головы, нужны нашей дорогой, терзаемой столькими общественными недугами, родине… Наше отечество прежде всего нуждается в скромных тружениках, делающих свое „маленькое дело“ ради подъема общего культурного уровня, являющегося следствием настойчивой работы каждого из нас над самим собою, а не туманных стремлений к насильственным и коренным переворотам, заранее осужденным историей на полную неудачу: единственной зиждущей силой, выдержавшей вековые испытания, был и остается мирный труд».

В течение первого года вышло 5 выпусков журнала. Подводя итог первого года издания, в 5-м номере А.С.Вязигин отмечал, что журнал достиг своей цели, сплотив разрозненных доселе национально мыслящих представителей русского образованного слоя в Харькове. Свидетельством успеха, по мысли редактора, является, прежде всего, поход против нового журнала представителей либерального лагеря. Однако А.С.Вязигин был чужд победных реляций и откровенно говорил об ошибках. Во-первых, изначально ошибочно были ограничены только научно-литературными проблемами рамки журнала, что не позволяло высказываться по актуальным общественным вопросам. В результате журнал не мог иметь того звучания, какое нужно. Во-вторых, нужно было внести коррективы в периодичность издания. Чтобы быть эффективным органом печати, журнал должен быть ежемесячным.

В связи с этими соображениями редактор-издатель объявлял, что для решения этих вопросов он берет паузу и приостанавливает выпуск журнала, но с 1 января 1904 г. журнал станет выходить в обновленной форме с постоянным штатом сотрудников (за этот год журнал «содержал в себе 2405 стр. убористого шрифта»). В письме к К.П.Победоносцеву от 10 октября 1904 г. по поводу статьи Д.А.Хомякова «О классицизме» Н.М.Павлов высоко отзывается о А.С.Вязигине, как о «достойном всякой поддержки» редакторе «очень симпатичного по направлению, журнала «Мирный труд», «гонимому многокрайними недоброжелателями русского = православного направления».

В 1904 — 1906 годах «Мирный труд» выходил 10 раз в год, а с 1907 г. и до конца 1914 г., когда издание было прекращено, выходил стабильно 12 раз в год, даже в то время, когда редактор-издатель А.С.Вязигин был депутатом Государственной Думы III созыва. В первые годы журнал печатался в типографии Губернского правления. В 1907 г. начала работать электропечатня журнала «Мирный труд».

Издателю удалось привлечь к сотрудничеству многих видных правых публицистов и ученых, причем, не только из Харькова, но и всей Империи. О русских древностях писал акад. А.И.Соболевский, барон М.Ф.Таубе публиковал философские трактаты, помещал свои сочинения проф. В.Ф.Залесский, депутаты Государственной Думы Г. Г.Замысловский и Г. А.Шечков регулярно высказывались по актуальным вопросам в контексте русской самобытности, А.П.Липранди исследовал национальные и окраинные проблемы. В журнале также сотрудничали Н.И.Черняев, депутат III Государственной думы И.И.Балаклеев, педагог Н.Н.Родзевич, проф. Ф.С.Хлеборад, генерал М.М.Бородкин, проф. Я.А.Денисов, проф.-прот. Т.И.Буткевич, Н.М.Павлов, Д.А.Хомяков (сын А.С.Хомякова) и др. известные люди.

Один из инициаторов создания ХОРСа М.А.Остроумов — заслуженный ординарный профессор по кафедре церковного права Харьковского университета, с марта 1903 г. по апрель 1906 г. являлся редактором «Харьковских губернских ведомостей», которым, по его же словам, «придал строго консервативный характер». За время М.А.Остроумовым здесь было опубликовано более 230 собственных статей.

25 января 1904 г. в Харькове открывается религиозно-просветительное общество «Братство Озерянской иконы Божией Матери», которую А.С.Вязигин приветствовал как «новый оплот Православия в Харькове». В этом же году при епархиальном училище было создано Братство святой Великомученицы Варвары. К исходу 2-го года существования ХОРС насчитывал 273 члена, из них 54 были иногородними.

Несмотря на рост активности русских людей в 1905 г. в Харькове происходят довольно бурные события. В октябре 1905 г. университет на несколько дней был захвачен вооружёнными студентами и рабочими и окружён баррикадами.

Часть студенчества, поддерживаемая либеральной профессурой, решила бойкотировать членов ХОРС Т.И.Буткевича, А.С.Вязигина, М.А.Остроумова, Я.А.Денисова, не посещать и не записывать их лекции и требовать изгнания их из университета. Была выделена группа студентов, которые срывали лекции названных профессоров. Члены ХОРС подвергались различным притеснениям: отказ в приёме на работу, в кредите, в приёмке к оплате векселей и т. д. Требовались срочные активные меры.


+ + +


В декабре 1905 г. А.С.Вязигин выступил инициатором учреждения в Харькове отдела Союза Русского Народа, и уже 15 января 1906 г. Харьковский отдел СРН (ХСРН) был торжественно открыт. На то время в ХСРН насчитывалось около 1100 чел. Под правление Отдела на первых порах Вязигин предоставил помещение в своём собственном доме, а затем правление разместилось в Покровском монастыре. ХСРН благодаря усилиям А.С.Вязигина (хотя он не был его председателем, а только членом Совета) действовал весьма энергично. Стали поступать пожертвования. Союз начал издавать газету «Чёрная сотня», брошюры, листовки.

В первый год было осуществлено более 20 различных изданий общим тиражом 544 тыс. экз. Распространялись различные монархические издания. Стали открываться чайные-читальни, отделы в губернии. На всё это требовались немалые средства, поэтому в июле 1906 г. А.С.Вязигин выдвинул идею о самообложении русских людей хотя бы одной копейкой в день. Впоследствии эта идея приобрела всероссийскую известность, вылившись в стройную систему сборов «Мининской копейки». В 1906 г. активизируется деятельность «Кружка русских студентов». Открывается в декабре 1906 г. Кружок ревнителей православия при Харьковском обществе русских людей под рук. членов ХСРН прот. П.Н.Скубачевского и прот. И.П.Знаменского.

Андрей Сергеевич открывал Отделы СРН в Харьковской губернии, был активным участником практически всех всероссийских монархических форумов этого времени. На 1-м Всероссийском съезде Русских Людей в Санкт-Петербурге (8−12 февр. 1906 г.) он выступил с приветствием от имени ХОРС, в котором заверил делегатов, что в Слободской Украине нет сепаратизма, в его пользу здесь раздаются лишь отдельные голоса, но «древняя половецкая степь не думает и не желает отделения». На 2-м Всероссийском съезде Русских Людей в Москве (6−12 апреля 1906 г.) Вязигин был избран товарищем председателя Съезда. На 3-м Всероссийском съезде Русских Людей в Киеве (1−7 октября 1906 г.) он был одним из самых активных участников, избирался членом двух комиссий — по выработке проекта постановления по вопросу об избирательном законе и по вопросу об объединении монархистов. Выступая в прениях по вопросу об объединении патриотических союзов, А.С.Вязигин заявил: «Наша история знает формы объединения: община и Собор. По этому типу возможно и наше объединение. Европейские партии с их дисциплиной нам невыносимы; да и кто будет у нас вождем нашей партии. У нас есть один — Самодержец Всероссийский. Никому другому мы при нашем свободолюбии подчиняться не можем, и нет никакой принудительной силы для такого подчинения. В нашем деле одна общая команда невозможна… Я предлагаю организовать девять, так сказать, военных округов в крупных центрах, как Петербург, Киев, Одесса и т. д., которые и служили бы средоточиями, а не командами». По вопросу об объединении 3-й Съезд принял схему, близкую той, что предлагал вождь харьковских монархистов.

Деятельность ХСРН поддерживал генерал-губернатор Н.Н.Пешков. Правящий архиерей — архиепископ Харьковский и Ахтырский Арсений (Брянцев) в октябре 1906 г. освятил хоругвь Совета в честь св. вмч. Георгия Победоносца и стал почётным членом ХСРН. Почётными членами также стали св. прав. Иоанн Кронштадский, знаменитый генерал Е.В.Богданович и председатель Главного Совета Союза детский врач А.И.Дубровин, который в ноябре 1906 г. посетил Харьков.

Такая деятельность не могла не дать результатов. И если во время выборов в I Гос. Думу победу в Харькове одержали кадеты, правда с нарушением действующего законодательства, то в Государственный Совет (май 1906 г.) прошёл как представитель кадетов, так и представитель правых — протоиерей Т.И.Буткевич. Зато выборы во 2 Гос. Думу (нач. 1907 г.) кадеты в Харькове проиграли.

На выборах в III Гос. Думу А.С.Вязигину удалось грамотно организовать предвыборную кампанию. В частности, он привлек к составлению листовок и прокламаций для крестьян и рабочих черносотенцев из простонародья, которым были понятны чувства и мысли представителей своих сословий (вот где и понадобилось знание деревенской жизни, приобретенное на хуторе Федоровка!). На стадии избрания выборщиков выборной кампании победили представители правых организаций. 19 октября 1907 г. Вязигин одержал убедительную победу и был избран в Думу. Победа кандидата от монархистов в крупном городе была редким явлением, поэтому известие об этом вызвало бурю энтузиазма.

Победа правых в Харькове была обеспечена ещё и тем ещё, что с конца 1906 г. ХОРС и ХСРН совместно выступили против красносотенцев. К концу 1907 г. в губернии действовало 26 отделов ХСРН с численностью не менее 10 тыс. чел.

22 октября 1907 г. в день Казанской иконы Божией Матери состоялось чествование члена Государственной Думы А.С.Вязигина, превратившееся в крупную патриотическую манифестацию. Членом Государственного Совета прот. Т.И.Буткевичем в сослужении с о. П.Н.Скубачевским был отслужен молебен, по окончании которого о. протоиерей от имени Харьковского СРН благословил А.С.Вязигина образом Озерянской Божией Матери и сказал напутственное слово, отметив: «Мы знаем какую веру и какое благоговение Вы питаете к Матери Божией, теплой Ходатайнице нашей пред Богом».

С приветственными речами выступили председатель Харьковского СРН Г. К.Уткин, член Совета Харьковского РС проф. Я.А.Денисов, харьковский судья, член СРН И.М.Бич-Лубенский, который передал А.С.Вязигину завет харьковчан: «Не отдавать ни пяди родной земли ни внешним, ни внутренним врагам». Вязигина приветствовали также ораторы от русских женщин, студентов, рабочих и др. А один из активистов монархического движения И.А.Аносов прочитал стихотворение «Вождю», в котором сравнил лидера харьковских монархистов с «гранитным утесом»:
Была пора, и подлый враг
В чаду слепого озлобленья
Чернил твой каждый смелый шаг,
Грозил невзгодами отмщенья!..
На смену дням бежали дни —
Враги злорадно ликовали…
Но день настал, — и вот они, —
Теперь уже они — в печали!
И этот день, как все, пройдет…
И много в будущем быть может,
Таится горя и невзгод…
Но нас сомненье не тревожит:
Укор толпы, укор людей
Души высокой не печалит!
Пускай шумит волна морей, —
Утес гранитный не повалит!..

На патриотическом вечере были зачитаны также поздравительные телеграммы от епископа Белгородского Иоанникия (Ефремова), председателя Совета РС князя М.Л.Шаховского, Н.Н.Родзевича, А.С.Шмакова, Д.А.Хомякова, руководителя Тамбовского Союза Русских Людей М.Т.Попова, прот. Сергия Городцова (будущего митрополита Варфоломея) и др. видных политических и общественных деятелей.

Растроганный проявлениями уважения и любви, Андрей Сергеевич написал в своем прощальном послании: «Моя дорогая, многотысячная харьковская Черная Сотня! Еще раз шлю тебе свой низкий поклон и сердечную благодарность за ласку, за любовь, за неизменную поддержку и усердно прошу верно пестовать наше общее детище — „Харьковский Союз Русского Народа“. Ведь он еще не имеет и двух лет от роду, хоть и приобрел почетную известность по всей Руси Великой и Святой. Необходимо младенца-богатыря холить и лелеять, чтоб он стал славным и могучим богатырем, сокрушителем всякой неправды, смирителем всех темных сил — современных Соловьев-разбойников, Змеев-Горынычей и Жидовинов поганых». Вязигин просил своих соратников следовать завету апостольскому, — быть единомысленными и единодушными. Он выражал уверенность в конечном успехе борьбы монархистов: «Россию ждет много испытаний, но и конечное торжество, если все мы окажемся достойными сынами наших предков и сомкнутыми рядами дадим грозный отпор наглым притязаниям супостатов и недругов. Многократно они поднимались на Святую Русь, но каждый раз ложились под ее пяту, повергнутые в прах. Та же участь ждет их и ныне».

В III Гос. Думе А.С.Вязигин играл заметную роль. 1 января 1908 г. он был награжден вторым орденом — св. Владимира 4-й степени, а 22 октября того же года после смерти гр. В.Ф.Доррера Андрей Сергеевич, как один из самых авторитетных правых деятелей, был избран председателем фракции правых. От имени правых он резко выступал против посягательств Думы на права Монарха, против принятия законопроекта о переходе из одного вероисповедания в другое, внесенного октябристами и левыми и принятого Думой, за укрепление религиозного образования. Наиболее важными из его выступлений в Государственной Думе стали: «Незыблемость Самодержавия — основа государственного строя России», «Незаконность решения Государственной Думой религиозных вопросов», «Задача русского народного просвещения», «Цель похода против церковно-приходских школ». Во время одного из выступлений, когда Вязигин проводил анализ национального состава студенчества, отмечая непропорциональное преобладание в нем еврейского элемента, слева раздался выкрик, что выяснение национальности — это мракобесие, на что Андрей Сергеевич спокойно ответил: «Если до меня говорили представители различных национальностей и отстаивали свои интересы, то мне, как русскому человеку, можно отстаивать интересы того народа, к которому я принадлежу».

В период работы в III Государственной Думе А.С.Вязигин входил в Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей, которое состояло из трех членов Думы (А.С.Вязигин, Г. Г.Замысловский и гр. А.А.Бобринский) и трех членов Государственного Совета (А.С.Стишинский, М.Я.Говоруха-Отрок и кн. А.Н.Лобанов-Ростовский) под председательством члена Гос. Совета кн. А.А.Ширинского-Шихматова. Во время своего пребывания в составе Гос. Думы под влиянием В.М.Пуришкевича Вязигин наряду с другими правыми думцами сблизился с Русским Народным Союзом им. Михаила Архангела (РНСМА). В 1909—1912 гг. он был членом Главной Палаты РНСМА, в 1913 г. членом редакционной комиссии «Книги русской скорби» и членом Комиссии РНСМА для подготовки празднования 300-летия Дома Романовых. 8 ноября 1909 г. читал лекцию «Об основных законах Российской Империи» для членов 1-го Российского Экономического Рабочего Союза, созданного при Союзе.

Несмотря на активную общественную деятельность А.С.Вязигин продолжал заниматься и научной, преподавательской деятельностью. Так в 1906—1908 гг. он обработал, дополнил и издал второй том (в 2-х частях) «Лекций по всемирной истории» своего покойного коллеги М.Н.Петрова. Как подчёркивал проф. Я.А.Денисов, «обработка чужого труда является делом неблагодарным и невидным и требует известного самопожертвования от того, кто за него берётся. И эту жертву А.С.Вязигин принёс и, несмотря на исключительно неблагоприятные обстоятельства <…> справился со своей задачей блистательно».

А.С.Вязигиным была опубликована целая серия научных статей по истории попыток осуществить на практике идеи Августина Блаженного (идеи Царства Божия на земле). Эти статьи должны были стать основой докторской диссертации. Но избрание автора в Гос. Думу помешало её завершению. А.С.Вязигиным было написано и немало публицистических статей.


+ + +


После отражения революции в 1905—1907 гг. Андрей Сергеевич призывал единомышленников не почивать на лаврах, но произвести, прежде всего, обстоятельный анализ причин смуты и современного состояния внутренних и внешних врагов России. Во вступительной статье к своему сборнику «В тумане смутных дней» (1908), Вязигин писал: «Пережитое недавно Россией „освободительное безумие“ не было неожиданностью для многих, ибо подготовка революционного движения производилась у нас с редкой откровенностью: из года в год затаптывались все глубже в грязь наши исторические святыни, высмеивались народные верования… С ужасом и тревогой смотрели любящие Святую Русь люди на грозное будущее, сулившее великие потрясения для нашего Отечества, которое вдобавок ослаблялось экономическими нестроениями».

Он отмечал, что революция не стихийно созревала, но целенаправленно готовилась, десятилетиями «тайные общества и съезды работали над сплочением всех тех, кто с ненавистью и презрением относился к устоям русской жизни». Именно их лукавая пропаганда привела к тому, что русское юношество «лучшие годы своей жизни отдавало подготовке к революционным выступлениям, а не вдумчивому изучению родной земли». В результате «над Россией все гуще и гуще спускался сумрачный туман приближавшихся смутных дней».

Однако первый бурный натиск революции разбился о «черносотенную плотину, это неприхотливое сооружение стихийных народных чувств». Вязигин считал, что именно с созданием Союза Русского Народа произошло сближение до той поры разделенных и разрозненных «образованных русских людей, сознательных националистов с низами, носителями стихийного национализма». Однако опасность не миновала, революционный напор на Россию не прекратился, и «через плотину стали уже кое-где просачиваться предательские струйки». Поэтому он призывал своих единомышленников к бдительности и кропотливой работе: «Опасность отсрочена, но не миновала, и надо укрепить воздвигнутую народом преграду. Надо детищу стихийного, оскорбленного чувства придать стойкость убежденного сознания, и не позволить врагу обойти народное дело, подмыть и ослабить его устои».

Однако в 1907 году ХСРН столкнулся с рядом серьезных проблем. Главная из них — крайне неблагоприятные материальные условия. В 1907 г. касса ХСРН оказалась пуста. Более того, появились долги (свыше 1600 руб.), а также возникли трудности с выплатой кредитов по изданию «Чёрной сотни». В итоге всю вторую половину 1907 г. газета издавалась на деньги ХОРСа. Но это помогло лишь на время: к декабрю 1907 г. «Чёрная сотня» прекратила своё существование. Из-за отсутствия средств пришлось закрыть также чайные-читальни.

Несмотря отъезд А.С.Вязигина и материальные трудности в 1908 г. продолжался количественный рост харьковских монархических организаций. ХСРН в целом по губернии насчитывал 29 отделов с около 12 тыс. членов. В Харькове в это время действовали «Общество русских людей» (проф. В.И.Альбицкий); «Харьковский Национальный Русский Союз» (С.Д.Ильин, П.Н.Буцинский, В.Я.Воскресенский); «Кружок русских студентов» (В.В.Альбицкий), «Союз русских рабочих» (С.Наливайко, Ф. Коняев), «Кружок ревнителей святой Православной веры», «Кружок (впоследствии „Общество“) русских женщин» (М.Г.Клименко). В 1908 г. открылся Спасово-Скитский отдел ХСРН, членами которого были представители чёрного духовенства во главе с настоятелем монастыря игуменом Родионом. Кстати, значительным числом отделов СРН на Украине руководили священники.

Призыв Вязигина к единомыслию и единодушию, обращенный к своим харьковским соратникам, оказался пророческим. Вскоре оно было утрачено, в ХСРН начались распри, переросшие в 1909 г. в открытый конфликт. 24 члена Союза написали жалобу на председателя отдела Хоменко, в их числе был давний соратник А.С.Вязигина проф. В.И.Альбицкий. Совет исключил авторов жалобы из Союза. Они в ответ устроили скандал, попытались создать собственную организацию, тогда решением общего собрания, чтобы «не выносить сор из избы», они были снова приняты в организацию. В результате подал в отставку Совет в составе Вязигина, Хоменко, Ильина, Федоренко и Шенина. Собранием был избран новый Совет (председатель Е.Е.Котов-Конышенко, члены: прот. П.Н.Скубачевский и прот. И.П. Знаменский, а также Иванчин и Юрковей). Однако это не привело к примирению, началась борьба двух Советов. После тяжелых переговоров конфликт был улажен, но ненадолго. В 1912 он снова вспыхнул, к руководству Харьковским СРН вновь пришли противники А.С.Вязигина.

Конечно, внутренние неурядицы ослабляли ХСРН. Но стоит отметить, что противниками Вязигина оказались отнюдь не самые недостойные люди. Так, прот. П.Н.Скубачевский был известным проповедником-миссионером, а прот. И.П.Знаменский являлся редактором богословско-философского журнала «Вера и Разум», одного из лучших в России, а в 1894—1906 гг. — ректором Харьковской духовной семинарии. Определить кто был прав, а кто нет не просто. При изучении вопроса о разногласиях в ХСРН нужно немало потрудиться, чтобы правильно понять причины внутренних нестроений.

В любом случае внешние противники монархистов объединялись, укреплялись материально, стремилась занять ключевые посты в городе. С 1908 г. против СРН активно выступил новый губернатор, стремившийся закрыть отдел. С 1901 по 1917 гг. на пост Харьковского городского головы избирались только либералы.

Пользуясь моментом, А.С.Вязигина начали заманивать к себе националисты В.В.Шульгин и П.Н.Балашов. Однако от их предложений он категорически отказался. 19 апреля 1912 г. он сообщал жене: «К ним я не пойду, а значит остается один путь — полный уход с политической сцены».

Но он продолжал ещё некоторое время активно участвовать в деятельности монархических организаций. В 1911 г. А.С.Вязигин был членом ревизионной комиссии СРН (сторонников Н.Е.Маркова), 19 апреля 1912 г. он был кооптирован в состав Устроительного Совета Монархических Съездов, 4 мая 1912 г. в РС выступил с докладом памяти кн. М.Л.Шаховского, был также участником 5-го Всероссийского съезда Русских Людей в Санкт-Петербурге (16−20 мая 1912 г.), а 9 сентября 1912 г. выступил в Харькове с обстоятельным докладом об итогах III Гос. Думы.

В основу последнего доклада было положено выступление А.С.Вязигина в октябре 1911 г. перед харьковскими монархистами на тему «Перед последней сессией». Этот доклад привлек внимание своей обстоятельностью и глубиной, и был опубликован в «Вестнике Русского Собрания». В докладе, который состоял из двух частей (о еврейских притязаниях в Государственной Думе I-III созывов; о современной расстановке политических сил), Вязигин проанализировал политическую ситуацию накануне выборов в IV Гос. Думу. Говоря о требованиях ликвидации черты еврейской оседлости, он призвал к спокойствию и трезвомыслию. А.С.Вязигин убеждал единомышленников, что «не нужно преувеличивать еврейские силы», ибо в России перевес всегда будет за русскими, нужно только просвещать народ и освобождать его от экономической зависимости от евреев. Это, на его взгляд, является «неотложной, насущной задачей».
Во второй части доклада он констатировал, что раскол в СРН ослабляет позиции монархистов, и выдвинул идею объединения правых, националистов и октябристов (при отделении левых октябристов). По его убеждению, такая коалиция получит устойчивое большинство в Думе: «К такому объединению надо стремиться всюду, ибо иначе нельзя создать здание обновленной, свободной, в лучшем смысле этого слова, свободной от нищеты, от невежества, от бесправия, преданной, как один человек, своему Государю — России». Однако эта идея А.С.Вязигина не была поддержана ни монархистами, ни умеренными октябристами.

Андрей Сергеевич Вязигин был одним из самых трезвомыслящих политиков-монархистов. Он не только понимал, какие силы выступают против России, но и не строил иллюзий относительно состояния русского общества, особенно его высших слоев. Так, еще в 1908 г. он писал своей жене из Петербурга: «Все разваливается, все трещит. Самые черные дни у нас еще впереди, и мы быстрыми шагами несемся к пропасти. Для меня ясно, что у нас нет ни государственности, ни хозяйства, ни армии, ни флота, ни суда, ни просвещения, ни даже безопасности, но самое главное, у нас нет народа, а есть только население, обыватели. Нет веры, а без веры человек — труп». Он приводил примеры того, как вооружаются соседи, «в то время как русское общество тратит время в бесплодных разговорах и нелепых попытках порвать с прошлым».

В столь же пессимистических (и как показало будущее — реалистичных) тонах он описывал свои ощущения и мысли в письме к жене от 29 апреля 1912 г.: «Убежден, что разложение „народного представительства“ пойдет у нас с головокружительной быстротой, и нет людей, которые остановили бы падение России, давно разлагающейся. Тут непреодолимые действуют силы, и карающая десница Божия занесена над нашей Родиной. Впереди только чудо может спасти нас от общей участи — разложения государственности. Россия еще долго может сопротивляться, но ее мозг поражен болезнью, и эта болезнь главная. Сюда должны быть направлены все заботы врачебные. Увы, этого не видят, или не хотят видеть!».


+ + +


По окончании работ III Думы А.С.Вязигин не захотел участвовать в новых выборах и решил сосредоточить свои силы на научно-педагогической деятельности. Он никогда не расставался с мыслью снова вернуться на кафедру, а потому даже в Петербурге продолжал свои научные занятия и издал в 1912 г. книгу научных статей «Идеалы „божьего царства“ и монархия Карла Великого». С весны 1913 г. Вязигин приступил к исполнению профессорских обязанностей. Однако из-за консервативных политических убеждений он получил должность ординарного профессора только в мае 1913 г. да и то с прибавкой «и.о.» (либеральная цензура была похлеще государственной).

С весеннего полугодия 1914 г. А.С.Вязигин начал читать лекции и вести практические занятия по истории средних веков на Высших женских курсах при Товариществе трудящихся женщин. Великолепно зная предмет по первоисточникам, не менее блестяще он вёл и практические занятия, где с редким «терпением и настойчивостью» приучал своих слушателей «относиться вдумчиво к читаемым под его руководством памятникам давно угасшей жизни». Кроме того, он состоял членом Харьковской комиссии Народных чтений, выступая здесь в качестве лектора и составив краткий очерк её деятельности.

В 1914 г. он был избран гласным Харьковской городской Думы и работал в ряде комиссий.

А.С.Вязигин продолжал оставаться владельцем типографии, где печатался журнал «Мирный труд». Большой резонанс имела публикация в нём (в 1913 г.) «Заметок по поводу убийства Андрюши Ющинского», которые перепечатывали многие издания. Однако в N 11 за 1914 г. было опубликовано объявление: «Редакция журнала „Мирный труд“ доводит до сведения своих постоянных подписчиков, что по болезни редактора подписка на 1915 год открыта не будет». Такое объявление стало, видимо полной неожиданностью для многих читателей, потому что в следующем, последнем номере журнала, появилось более пространное объявление: «Редакция „Мирного труда“ считает своим священным долгом принести сердечную благодарность всем своим сотрудникам и подписчикам, громадное большинство которых возобновило подписку и на 1915 год, даже после объявления о приостановлении издания. Из разных углов России редакцией получены многочисленные письма, выражающие твердую уверенность, что здоровье редактора вскоре восстановится и он снова сможет продолжать служение родине содействием духовному объединению русских людей, верных заветам нашего славного прошлого и желающих самобытного развития России в будущем». Однако журнал возобновлен не был.

В 1911—1915 гг. А.С.Вязигин издавал и газету «Харьковские губернские ведомости» («Харьковские ведомости»), где c 1909 г. редактором-издателем была его жена, но 31 декабря 1915 г. и эта газета прекратила существование.

Не принимая формального участия в политической деятельности, А.С.Вязигин сохранил авторитет в кругах монархистов. В годы Первой мировой войны он вел обширную переписку с правыми деятелями, пытаясь через их посредство повлиять на ситуацию. 5 января 1915 г. в письме к Н.Е.Маркову он предлагал способ снять аграрное напряжение, используя антигерманские настроения в обществе. А.С.Вязигин отмечал, что «народ тяготеет к земле, а не к ограничению власти Государя. Удовлетворение этой тяги Царем должно быть первым и очередным делом, ибо искалеченные, потерявшие трудоспособность люди должны быть обеспечены не 2 руб. 50 коп. годовой пенсии, а по старинке — раздачей неотчужденной земли, отобранной у немецких колонистов, вознаграждение коих по мирному договору должно быть возложено на немцев. Иначе вся ненависть будет направлена на помещиков». 30 ноября 1915 г. в письме к князю Д.П. Голицыну (Муравлину) передавал настроения, царящие в среде простого народа в отношении власти: «Трудно сказать, кто более революционно настроен, правые ли низы или левые интеллигентские круги. Характерно, что недовольство объединяет и тех, и других, и сколько раз мне из правых уст приходилось слышать поговорку: рыба гниет с головы. В глазах русских людей власть имущие позорно оскандалились».

Монархические совещания 1915 г. прошли без участия А.С.Вязигина. На Совещание монархистов 21−23 ноября 1915 г. в Петрограде, которое организовали сторонники Н.Е.Маркова, от Харькова были приглашены противники А.С.Вязигина. В адрес Всероссийского монархического совещания в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26−29 ноября 1915 г., которое проводили сторонники А.И.Дубровина, он прислал доклад, но лично не поехал. В период подготовки к общемонархическому съезду в 1916—1917 гг. Н.Н.Тиханович-Савицкий включал А.С. Вязигина, как одного из самых авторитетных местных деятелей, в состав предполагаемого Монархического Совета, но Съезд так и не состоялся. В январе 1917 г. Вязигин получил предложение от председателя Гос. Совета И.Г.Щегловитова войти в состав Совета с целью укрепления фракции правых, но он отказался, сославшись на то, что желает продолжить преподавательскую деятельность. И это была не дежурная отговорка.

А.С. Вязигин был убеждён: «Чтобы справиться с выдвигаемыми жизнью жгучими и острыми вопросами, надо прежде всего знать. Ни одна наука не имеет в этом отношении такого значения, как история, дающая нам опыт длинной вереницы поколений. Наблюдаемое здесь пёстрое разнообразие учреждений и характеров, сталкивающихся идей, страстей, руководящих побуждений и сложных отношений помогает лучше и сознательнее разобраться в настоящем, избегать множества уже сделанных ошибок и неудачных попыток. Но чтобы быть благотворным, знание должно быть сознательным и точным.
Отсюда вытекает насущная необходимость обращения к первоисточникам, к человеческим документам… Они переносят нас в давно исчезнувшую среду, они позволяют постичь ея особенности, выработать собственное о ней суждение, они развивают такое драгоценное и необходимое качество, как самостоятельность. Обогатив себя знанием, приучившись вдумчиво и самостоятельно относиться к прошлому, человек спасает свою духовную свободу от тяжёлых оков партийности <…>. Такова назревшая, сознанная русским обществом потребность переживаемого нами момента».

Исходя из такого понимания науки, А.С.Вязигин задумал издать хрестоматию по истории средних веков (пособие к лекциям и практическим занятиям). За 1916 год им было издано 3 выпуска, которые были высоко оценены научной общественностью, как с точки зрения содержания, так и полиграфического оформления. Первую часть четвёртого выпуска он успел издать в 1917 г.

1 января 1917 г. исполнилось 25 лет его научно-педагогической деятельности. Учитывая обстоятельства переживаемого «времени кровавой борьбы за родину», решили придать торжеству самый скромный, «чисто семейный факультетский характер». После Рождественских каникул, 26 января это чествование и состоялось. А 12 февраля была издана брошюра, посвящённая юбиляру, автором которой выступил Я.А.Денисов.
В ней подчёркивалось, что А.С.Вязигин исходил из того, что наука должна не чуждаться жизни, но готовить к ней, помогать в неизбежной борьбе с её превратностями. И они в самом скором времени наступили. После февральского переворота, как и большинство монархистов, А.С.Вязигин не участвовал в политической деятельности.


+ + +


С приходом к власти большевиков он не собирался покидать Харьков и продолжал работать в университете, хотя и был отстранён от преподавания в народном университете. В различного рода изданиях (вплоть до сего дня), там, где упоминается А.С.Вязигин, общепринятым стало выражение «расстрелян за антисоветскую контрреволюционную деятельность». В советское время это по сути означало законность и правомерность такого «суда истории». Хотя «к происшедшему перевороту в смысле власти трудящихся», по словам самого Вязигина (пусть и вынужденно, на допросе), он относился «вполне лояльно».

Однако в начале апреля 1919 г. советом комиссаров высших учебных заведений («Сквозом») А.С.Вязигин был отстранён от преподавания, лишён профессуры, а с 13 мая (по старому стилю) заключён в тюрьму. И хотя революционный трибунал не нашёл за ним вины (по свидетельству В.П.Бузескула «уже несколько лет, как он со свойственным ему пылом и рвением всецело отдавался науке и преподаванию в университете и на высших женских курсах»), тем не менее его продолжали держать в заключении. О зверствах харьковской ЧК известно не много. Именно она являлась главным распределителем арестованных советской властью. Отсюда жертвы направлялись в концлагерь, каторжную тюрьму и особый отдел [Новая Россия. 1919. 21 июня]. В тюрьме А.С.Вязигин читал лекции по средней истории своим «соузникам». Один из них, его многолетний друг, проф. Я.А.Денисов сообщал из тюрьмы, что в качестве гонорара А.С.Вязигин получал от них «гнилое яблоко и, кажется, кусочек полусырого буряка» [Новая Россия. 1919. 10 октября].

В июне 1919 г. перед отступлением красных из Харькова большая часть узников тюрьмы и концлагеря была уничтожена, трупы были сброшены в яр и слегка присыпаны землёй. Деникинская комиссия три дня извлекала их из земли для передачи родственникам и перезахоронения. Оставшаяся часть узников была вывезена в качестве заложников. В их числе оказались прежде всего члены Русского Собрания, представители дворянства, члены семей промышленников, купцов (в том числе женщины, молодые девушки), «группа лиц судебного ведомства». Среди них находились и А.С.Вязигин, профессор-протоиерей Н. Стеллецкий, Я.А.Денисов [Новая Россия. 1919. 21 июня].

Сохранилось архивное дело «О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией», из которого видно, что «профессор всеобщей истории, домовладелец, семейный» А.С.Вязигин был взят в заложники именно за свою прежнюю политическую деятельность как активный деятель Харьковского Союза Русского Народа. Об этом свидетельствует сохранившийся протокол допроса Чрезвычайного Военно-Революционного Трибунала, произведенного в Орле, куда из Харькова через Сумы отправили заложников. Протокол представляет собой машинописный лист без даты, без номера и названия дела, без предъявления обвинения, с вписанными от руки краткими сведениями (никак не могущими быть основанием для расправы) с резолюцией Фельдмана: «Заложник».

Ещё в Сумах часть заложников (22 человека) была зверски казнена. Их закопали вблизи вокзала. Как сообщала газета «Новая Россия» (11 августа 1919 г.), в одной из могил, помещающейся среди огородов были зарыты 10 заложников, расстрелянных ещё в июне. «Все трупы, кроме г-жи Акименко, раздеты. Многие с раскрытыми ртами в позах, вызывающих подозрение, что они брошены в могилу и зарыты ещё живыми. Один из трупов весь изрублен. Остальные, кроме двух расстрелянных Акименко и Хусида, зарублены (следы сабельных ударов на шее). В другой могиле найден труп без головы, рук и ног; по остаткам одежды — военный. По указаниям жителей есть ещё могилы вблизи того места, где стоял вагон с заложниками и в других местах. Точно установлено, что большевики увезли с собою проф. Вязигина, Денисова и Орлова». Оставшихся харьковских заложников в Орле вначале поместили в центральной тюрьме, а потом в концентрационном лагере. По свидетельству нескольких чудом спасшихся заложников, на допросах в тюрьме, лагере А.С.Вязигин «держал себя с достоинством, с непоколебимым мужеством, как герой» [Новая Россия. 1919. 10 октября.].

8 октября 1919 г. в газете «Новая Россия» в статье «Чудом спасенные» сообщалось, что А.С.Вязигин был зарублен в Орле в ночь на 11 сентября (24 сентября н.ст.). А 10 октября в той же газете была опубликована статья проф. В.П.Бузескула «Памяти ученика, профессора-страдальца», где он сообщил о некоторых ставших известными ему фактах последних месяцев жизни своего ученика.

Перед нами предстает стойкий православный христианин. По словам В.П.Бузескула, накануне своей кончины, с 3 по 10 сентября (по ст. ст.), А.С.Вязигин вёл дневник («несколько маленьких листиков, написанных, карандашом, твёрдым, убористым почерком, самая большая запись — под роковым 10 сентября»), где излагал свои мысли о Боге, науке, семье. Ещё в одной из статей 1899 г. А.С.Вязигин высказал убеждённость в том, что «только вера даёт силу жить, зарождает упование на милость Творца, не оставляя человека беспомощным и одиноким». Эту веру и пронёс Андрей Сергеевич до последних земных дней.

К сожалению, нам пока не довелось узнать судьбу этих последних листков (хотя представить их вид, пожалуй, можно — сохранились записки некоторых заложников для своих родных, в том числе и зверски убитого несколько ранее о. Николая Стеллецкого, тело которого так и не было найдено).

Вместе со своим другом прошёл весь путь до конца и проф. Яков Андреевич Денисов. И был застрелен (или зарублен) в Орле 10 или11 сентября 1919 г. [Новая Россия. 1919. 8 октября]. Установившейся в Харькове власти большевиков, как следует из протокола дознания произведенного 29 июня 1919 г., Я.А.Денисов подчинился «как верующий человек». Однако чекисты инкриминировали ему то, что в июле 1918 г. Я.А.Денисов встречался с останавливавшимся в Харькове по пути в Киев В.М.Пуришкевичем (и сфотографировался с ним), хотя следователю допрашиваемый заявил, что Пуришкевича он не считает серьезным человеком, и оценил его как человека, который далеко не оправдывал той репутации, которой он пользовался. Денисов также заявил, что он «никогда не держался» принципа «бей жидов» и вообще не является сторонником преобладания какой-либо нации". Однако эти заявления не спасли его от расправы.

13 (26) октября 1919 г. была отслужена панихида в Николаевской церкви (одной из красивейших в центре Харькова, впоследствии разрушенной) «по зверски убитом большевиками проф. Вязигине» [Новая Россия. 1919. 13 октября]. А 17 (30) октября в Крестовой церкви харьковского Покровского монастыря «была отслужена торжественная панихида по замученным в Орле членам церковно-приходских советов в г. Харькове профессорам о. протоиерее Н.С.Стеллецком, А.С.Вязигине и Я.А.Денисове» [Новая Россия. 1919. 17 октября]. Вскоре Харьков вновь оказался под властью большевиков, которые уже на следующий год закрыли столь любимый А.С.Вязигиным университет.

Не сохранилось сведений (по крайней мере, пока ничего не известно) о могиле Андрея Сергеевича, поскольку на бывшем городском кладбище был устроен молодёжный парк. Не известно до сих пор и о дальнейшей судьбе замечательной русской женщины — Т.И. Вязигиной — супруги и верного друга Андрея Сергеевича. Именно она, в числе других родственников заложников (с А.К.Денисовой и др.) продвигалась на север, вслед за деникинскими войсками и привезла в Харьков тело своего мужа. Не найдены пока и сведения о его двух сыновьях (1896, 1899 г. р.). Его брат, полковник Владимир Сергеевич Вязигин (1863−1929), скончался в эмиграции в г. Нови-Сад (Югославия).

Во время революции и гражданской войны были уничтожены, лишились имущества все мало-мальски состоятельные православные русские (и великороссы и малороссы), а Харьков практически перестал существовать как русский город.
Харьков был разгромлен и интеллектуально. В июле 1920 г. университет был ликвидирован, хотя в нём уже не было ни одного правого профессора.

Губительно на судьбе русского Харькова отразилось и то, что до 1934 г. он был столицей Советской Украины. Была разгромлена и Харьковская епархия: из 12 монастырей и 1063 церквей к 1941 г. незакрытым оставался только один Свято-Казанский храм. Харьковцы превратились в харьковчан, а история дореволюционного Харькова стала объектом немалого числа спекуляций.



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
Александров И. Чествование члена Госуд. Думы, проф. А.С.Вязигина // Мирный труд. 1907. N11.
Аносов И. Деятельность Харьковского Союза Русского Народа. Отчет за первый год существования // Мирный труд. 1907. N3.
Аносов И. Состязание харьковских «черносотенцев» с «красносотенцами» // Мирный труд. 1907. NN8−9.
Аносов И. Годовой отчёт деятельности Харьковского Союза Русского Народа за 1907 год // Мирный труд. 1908. N2.
Аносов И. Третий год // Мирный труд. 1909. N3.
Багалей Д.И., Миллер Д.П. История города Харькова за 250 лет его существования. В 2-х тт. Харьков, 1912.
Беседа с гласным городской думы, председателем Харьковского союза русского народа Г. К.Уткиным // Харьковские губернские ведомости. 1910. 10 января.
Бузескул В. Памяти ученика, профессора-страдальца // Новая Россия. 1919. 10 октября.
Весь Харьков. 1902−1917.
Выборы в Государственный совет // Харьковские губернские ведомости. 1915. 20 августа.
Вязигин А.С. Григорий VII, его жизнь и общественная деятельность. СПб., 1891.
Вязигин А.С. Распадение преобразовательной партии при папе Александре II. Харьков, 1897.
Вязигин А. Новый оплот Православия в Харькове // Мирный труд. 1904. N1.
Вязигин А.С. Является ли «Русское собрание» противником всяких преобразований // Мирный труд. 1905. N6.
Вязигин А.С. Мининская копейка // Мирный труд.- 1906.- N9.
Вязигин А.С. Папа Григорий Великий как церковно-исторический деятель. Харьков, 1908.
Вязигин А. В тумане смутных дней. Сборник статей, докладов и речей. Харьков, 1908.
Вязигин А.С. «Гололобовский инцидент». (Страничка из истории политических партий в России). Харьков, 1909.
Вязигин А. Перед последней сессией // Вестник Русского Собрания. 1911. N27.
Вязигин А.С. Тридцатилетие научной деятельности профессора П.Н. Буцинского // Мирный труд. 1912. N2.
Вязигин А. Итоги Третьей Государственной Думы // Вестник Русского Собрания. 1912. N 9.
Вязигин А. Идеалы Божьего царства и монархия Карла Великого. СПб., 1912.
Вязигин А. Разные аршины. К вопросу о замещении университетских кафедр // Мирный труд. 1913. N. 12.
Вязигин А.С. Праздник мирного труженика. Харьков, 1913.
Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. В 2 вып. Харьков, 1916.
Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. Вып.3. Харьков, 1916.
Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. Вып.4.Ч.1. Харьков, 1917.
Государственный архив Харьковской области (ГАХО). Ф. Р-203. Оп.3. Ед.хр.43. О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией.
ГАХО. Ф. Р-1682. Оп.2. Ед.хр.6. Личное дело проф. В.И.Альбицкого.
ГАХО. Ф. Р-1682. Оп.2. Ед.хр.7. Личное дело В.В.Альбицкого.
Денисов Я.А. Профессор Харьковского университета М.А.Остроумов. Харьков, 1906.
Денисов Я.А. А.С.Вязигин: По поводу 25-летия научно-педагогической деятельности. Харьков, 1917.
Деяния первых двух Всероссийских Съездов Русских Людей. СПб., 1906.
Думские выступления А.С.Вязигина. Харьков, 1913.
Ив. Г. Чудом спасенные // Новая Россия. 1919. 8 октября.
Институт рукописей Национальной Библиотеки Украины им. В.И. Вернадского. Ф.13. Архив Синода. Ед.хр. 4624. Павлов Н.М. Письмо Победоносцеву К.П. от 10 октября 1904 г.
Історія міста Харкова ХХ століття. Харків, 2004.
Медик. Я.А. Анфимов // Харьковские губернские ведомости. 1913. 8 декабря.
Мельгунов С.П. Красный террор в России: 1918−1923. М., 1990.
Мирный труд. 1902, 1904−1914.
Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917 — 1997: В 6 т. / Сост. В.Н.Чуваков; Под ред. Е.В.Макаревич. Т.1. М., 1999.
Новая Россия. 1918, декабрь — 1919, январь, июнь-ноябрь.
Омельянчук И.В. Черносотенное движение на территории Украины (1904−1914 гг.). Киев, 2000.
Открытие кружка ревнителей православия при Харьковском обществе русских людей // Харьковские губернские ведомости. 1906. 13 декабря.
Петр Николаевич Скубачевский // Харьковские ведомости. 1911. 27 февраля.
Правые партии. Сборник документов и материалов: В 2-х тт. // Сост. Ю.И. Кирьянов. М., 1998.
Провинциальная ЧеКа (сборник статей и материалов). Харьков, 1994.
Скубачевский П., прот. Надо быть готовым к борьбе // Харьковские ведомости. 1914. 13 декабря.
Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. Киев, 1906.
Указатель к журналу «Мирный труд». Харьков, 1913.
Харьковские губернские ведомости (Харьковские ведомости). 1903−1915.
Хорсов Л. Праздник русского самосознания // Мирный труд. 1904. N1.
Хорсов Л. Вторая годовщина открытия Харьковского Отдела Русского Собрания // Мирный труд. 1905. N10.
Чествование члена Государственной Думы профессора А.С.Вязигина. Харьков, 1908.
Шудрик И.А. Жизнь, духовное наследие и мученическая смерть профессора протоиерея Николая Стеллецкого (к 80-летию его трагической гибели) // Віра і Розум. 2000. N1.
Южный край. 1902−1917.
Я.А.Денисов. (По поводу двадцатипятилетия его учено-педагогической деятельности). Харьков, 1912.

Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук, профессор, Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина
Анатолий Дмитриевич Степанов, главный редактор ИА «Русская линия«

http://rusk.ru/st.php?idar=103874

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

моон отзывы . автоматические выключатели в мск, дешево