Русская линия
Русская линия Михаил Назаров02.11.2005 

Правые и способы решения «еврейского вопроса»: история и современность
Доклад на конференции «Право-консервативные проекты выхода из социально-политического кризиса в начале ХХ века и современность. К 100-летию Союза Русского Народа». Москва, 28 октября 2005 года

Выступает М.В.НазаровВ анализе этой темы, предложенной мне организаторами конференции, сначала придется вспомнить общеизвестные вещи, которые, однако, в некоторых важных религиозных аспектах мало исследованы и часто игнорируются даже духовенством (разумеется, «прогрессивным»).

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Сначала сделаю чисто методологическое замечание о понятиях «еврей» и «иудей». Первое относится к национальности, второе — к вероисповеданию. Однако раввины в большинстве случаев отождествляют эти понятия и могут например, сказать о перешедшем в христианство: «бывший еврей». Правда, встречается у раввинов и такое мнение, что евреи-атеисты и евреи-христиане — все равно евреи постольку, поскольку до конца жизни сохраняется возможность их возвращения в иудаизм. То есть иудаизм является критерием высшего уровня принадлежности к еврейству, хотя не отвергаются и более низкие, чисто племенные.

Как бы то ни было, если христианство многонационально (есть православные русские, сербы, румыны, арабы со своими национальными Церквами — являясь частями единой вселенской Церкви, они сохраняют свои национальные особенности), то иудаизм — религия одного единственного «богоизбранного» народа, религия сугубо национально-племенная. (Случающиеся переходы в нее неевреев, жидовствующие секты в других народах, наподобие «субботников», или случай с религиозной оккупацией правящего слоя Хазарии — лишь курьезные исключения. Впрочем, по хазарскому варианту ныне усиливается иудаизация всего западного мiра вообще — но это явление просто апостасийное, отступническое, оно не означает перерождения иудаизма в открытую общечеловеческую религию, предназначенную для всех.)

Таким образом понятия «еврей» и «иудей» неразрывно взаимосвязаны — прежде всего идеей особого всемiрного призвания еврейского народа. Поэтому, когда я говорю о «еврействе», — то именно в таком объединенном смысле.

Итак, «еврейский вопрос», то есть несовместимость евреев с другими народами, существует везде столько времени, сколько в среде этих народов евреи живут, при этом, как правило, имея большое финансово-экономическое и идеологическое влияние в своих целях, несмотря на свою малочисленность. Как отмечал еврейский исследователь С.Я.Лурье в примечательной книге «Антисемитизм в древнем мiре» (1923), эти цели всегда противоречили целям основного народа, ибо разрушали его национальные традиции — в таком ослабленном народе евреям было проще действовать — и это вызывало ответную неприязнь к евреям. Так было с древнейших времен. Следовательно, причина возникновения этого вопроса лежит в особенностях евреев, а не в народах мiра, очень разных по складу характера, традициям, религии.

Сразу отмечу, что основных способов решения «еврейского вопроса», то есть преодоления этой несовместимости, в христианской истории было три: 1) перевоспитать евреев, превратив в лояльных граждан «как все» (католики пытались это делать даже насильственно — но безуспешно, породив лишь явление «марранов», притворных христиан); 2) избавиться от евреев как от чужеродного тела высылкой или погромами (что следовало из осознания неудачи первого способа); 3) изолировать евреев в «гетто», обезопасив от их влияния основную часть народа (что следовало из нереальности первого и второго способов; впрочем, это и евреев вполне устраивало: как признавали лидеры сионизма, гетто евреи создавали себе сами для самосохранения как неподконтрольное властям «государство в государстве»).

Польская шляхта пыталась применить еще один (четвертый) способ решения вопроса, прямо противоположный: во взаимовыгодных целях использовать корыстные качества евреев как инструмент более жесткой эксплуатации малороссийского крестьянства. Это породило восстание Богдана Хмельницкого, грандиозный погром евреев и воссоединение Малой России с Великой — отчасти это произошло как бы «благодаря евреям».

История также показывает, что ни один из отмеченных способов не приводил к верному разрешению «еврейского вопроса», то есть устранению конфликта, ибо для этого необходимо прежде всего верное установление его причины. Без этого, даже обладая огромной военной мощью, как гитлеровская Германия, этот вопрос невозможно было разрешить: так, политика Гитлера, в конечном счете, оказалась услугою «полезного идиота». Она сыграла на руку международному еврейству в разгроме всего мiрового национального сопротивления еврейскому господству и способствовала созданию еврейского государства на Святой земле.

Надо сказать, что создание такого еврейского государства с конца XIX пропагандировалось сионистами как самое надежное решение «еврейского вопроса» (в нашем перечне — пятое) с обещанием, что все евреи уедут в Израиль и таким образом наконец-то перестанут досаждать всем народам. Это находило поддержку политиков в Европе и США. Но надежды на этот способ также оказались наивными: созданное с американской и советской помощью агрессивное еврейское государство стало причиной постоянной военной напряженности на Ближнем Востоке. А тем самым и причиной повсеместного обострения «еврейского вопроса», поскольку еврейская диаспора в Израиль полностью не переселилась, а осталась в странах прежнего проживания, где усердно лоббировала израильскую политику вплоть до ведения другими государствами, вопреки их собственным интересам, агрессивных войн в пользу Израиля (как в Ираке). Более того: Израиль через мощное лобби в США стал посредством этой сверхдержавы активно вершить судьбами всей планеты и вплотную приблизился к осуществлению своей заветной мечты о всемiрном царстве мошиаха со столицей на оккупированной Святой земле — в этом духовном центре мiра.

ДУХОВНАЯ СУТЬ «ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА»

Итак, причина «еврейского вопроса» лежит в особенностях самих евреев, что частично признают и они сами. Например, они считают, что причина в особой «талантливости» еврейского народа, которая из зависти вызывает так называемый «антисемитизм» — тем самым весь вопрос они сводят к зависти и кровной ненависти (раньше ее называли еще расовой), что, конечно же, призвано лишь замаскировать суть вопроса, свести его к примитивному животному инстинкту. Другие еврейские толкователи подходят к сути дела ближе, признавая, что евреев не любят из зависти, что Бог избрал их и возвысил из прочих народов для выполнения Божьего плана по устроению мiра.

В какой-то мере это объяснение частично правильно, ибо в ветхозаветные времена еврейский народ выделялся среди прочих своими пророками, через которых Бог объяснял людям смысл бытия. И несмотря на то, что еврейский народ постоянно убивал своих пророков и впадал в грех идолопоклонства, — Господь хранил его в столкновениях с другими народами ради этой избраннической пророческой миссии. И прежде всего — ради подготовки пришествия Мессии-Христа, Спасителя человечества от власти сатаны. От ветхозаветных пророков и праведников, составивших Ветхозаветную Церковь, мы, православные, в отличие от юдофобов-язычников, отрекаться не собираемся. Иначе — без осознания избранничества еврейского народа и его отказа от этого избранничества вследствие сатанинского соблазна — не понять смысла истории.

Но оставим сейчас ветхозаветные времена, нас интересует «еврейский вопрос» в христианскую эпоху. И тут надо рассмотреть, как еврейские «талантливость» и «избранность» проявляются уже более двух тысяч лет — на основе морали и идеологии, еще более несовместимых с нормальной жизнью всех прочих народов. В сжатом виде эта «избранность» выражается в убеждении, что только евреи — люди, которым их «б-гом» уготовано мiровое господство над всеми остальными, которые не люди, а подобны скоту, с которым и надо поступать соответственно. Эта мораль, исключающая мирное сосуществование со всеми другими народами, ярко выражена в Талмуде, который считается «священным» и стоящим выше Библии (более популярна выжимка поведенческих законов Талмуда — Шулхан арух).

По мере секуляризации еврейства, выявлению его решающей роли в построении стяжательного капитализма и соответствующей мiровой финансовой системы (такие выводы сделаны в классических трудах М. Вебера и В. Зомбарта) эта иудейская мораль, как писала еврейский социолог Ханна Арендт, стала основой еврейского национального самосознания даже на нерелигиозном уровне и свойственна многим евреям-атеистам почти в такой же степени, отличаясь у них порою даже большей алчностью в стяжании земных богатств. Это также штрих к методологическому замечанию, кого считать евреем и велика ли разница между религиозным и национальным уровнями еврейства, в любом случае «избранного» для богатства и власти.

Разумеется, столь горделивая человеконенавистническая мораль не может иметь своим происхождением обетования истинного Бога, как это утверждают о себе иудеи. Исток этой морали указал им Сам Христос: «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8: 19, 44). С распятием истинного Мессии-Христа еврейский народ связал себя и страшной клятвой богоубийства: «Кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27: 25). Сделано это было евреями сознательно, ради принятия «иного» мессии (Ин. 5: 43), который поставит еврейский народ господствовать над человечеством. И так же, как члены Церкви мистически связаны друг с другом в таинствах, в общей молитве и любви к Богу, в сострадании, но также и в допускаемых грехах — как члены одного соборного тела в пространстве и времени, так и дети диавола мистически связаны друг с другом в совершенном и совершаемом преступлении богоубийства в некое прочное единство с иным духовным знаком, ощущаемое ими интуитивно и проявляющееся вовне как еврейская солидарность.

Этот мистический уровень «еврейского вопроса» как кровно-родовой повязанности клятвой богоубийства, конечно, нуждается в более углубленном богословском исследовании, как и многие другие вопросы, связанные с подражательной логикой действия системы зла, обратно-симметричной относительно добра (сатана ничего не может сотворить сам, может лишь подражать и похищать), но совершенно очевиден результат: так же, как Бог создает в человечестве инструмент Своего спасительного действия — Церковь, так и сатана, пытаясь соперничать с Богом за власть над мiром, создает в нем свой инструмент в виде своего «избранного» народа, похищая его у Бога.

Лишь полное и искреннее обращение в Православие может спасти еврея от этих мистических сатанинских пут (для этого уже в первые века в Церкви был выработан специальный чин крещения евреев, ибо у них обращение ко Христу происходит не с «нуля», как у язычников, а из минусовой зоны в духовной системе координат). Это было бы идеальным решением «еврейского вопроса» с православной точки зрения.

Но способны на это, к сожалению, очень немногие. И поскольку еврейство в своей основной массе до сих пор не хочет освободиться от этой клятвы и от своей расовой гордыни, то его активность во всех сферах жизни вольно и невольно, сознательно и безсознательно направлена на разрушение Божиих начал в мiре и на утверждение начал сатанинских, выдаваемых за «благо для человечества». Это отмечали даже такие философы-интеллигенты, как о. Сергий Булгаков, А.Ф.Лосев и даже отчасти о. Александр Мень, которых никак не заподозрить в пресловутом «антисемитизме». Даже если не все евреи сознают этот сатанинский обман, они являются главными носителями «тайны беззакония» (2 Фес. 2), ведущей мiр к гибели.

Все эти достаточно очевидные истины Священного Писания (основанные на положениях как Ветхого, так и Нового Завета) — неотъемлемая часть учения Православной Церкви, которое необходимо осознавать для правильного решения так называемого «еврейского вопроса»: он коренится в противоборстве диавола Закону Божию и не разрешим до конца истории. Слуги сатаны дождутся своего «иного мессию», который будет править мiром три с половиной года и будет побежден Христом в Его втором пришествии для спасения достойной части человечества к жизни вечной в Царствии Божием. В том числе и спасения какой-то части раскаявшихся евреев. Вот таким и будет подлинное разрешение «еврейского вопроса».

Все это хорошо известно православным людям: предотвратить воцарение антихриста и конец истории, описанный в Священном Писании, — не в наших силах. Поэтому утопическую цель земной победы над антихристианским еврейством ставить себе не следует, да это и ни к чему, ибо обетование вечного Царства Небесного непреложно — и это главная победа и награда православных. Можно лишь пытаться отодвинуть конец истории для спасения к жизни вечной как можно большего числа достойных людей. Это долг каждого члена Церкви.

Однако в зависимости от исторического отрезка, на котором происходили русско-еврейские столкновения, сила православной власти и сила ее сатаноизбранного противника была различной. Соответственно и правые русские силы считали уместными разные меры обороны от иудейской «тайны беззакония».

«ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС» В РУССКОЙ ИСТОРИИ

В средневековой Европе, как мы знаем, бушевали христианско-еврейские конфликты: были установлены первые случаи ритуальных убийств и происходили массовые еврейские погромы и выселения, предпринимались антиеврейские меры католической инквизиции (казни, насильственные крещения), сжигался Талмуд.

В сравнении с этим российская православная государственность долгое время не имела особых столкновений с сатаноизбранным народом. Впрочем, хазарское иго и затем разгром князем Святославом иудейской Хазарии в IX веке дали прививку против возможного еврейского проникновения на Русь и после ее Крещения способствовали четкому осознанию линии фронта в идущей Мiровой войне сил добра и зла — как это отражено уже в слове «О законе и благодати» митрополита Илариона — первого русского первоиерарха. Изгнание евреев из Киевской Руси, жесткие меры против ереси жидовствующих в XV—XVI вв. были естественной и безкомпромиссной защитной реакцией.

В Московской Руси, когда и правители и народ были самыми православными во всей нашей тысячелетней истории, для обороны достаточно было простых правительственных указов и силовых мер по недопущению слуг сатаны на Русь или по искоренению тайно проникнувшей заразы (наподобие того, как эти меры принимались в средневековье и в западных христианских государствах, изгонявших еврейские общины в полном составе.)

В Петербургский имперский период мы этой православной безкомпромиссности в действиях властей уже не находим, а видим ползучую апостасийную оккупацию в высшем слое общества в виде масонства и западничества, смешанных браков дворян с иудеями (один только Шафиров через своих пятерых дочерей оставил огромное потомство во многих дворянских родах, наградив их и причастностью к кроваво-родовой клятве).

Положение усугублялось тем, что с возвращением из-под польской оккупации западно-русских земель Россия получила вместе с ними и еврейство, угнездившееся там благодаря эгоистичному попустительству польской шляхты. В результате основная часть самого антихристианского народа оказалась на территории самого христианской в мiре Империи — этим Господь Бог попустил, чтобы два главных народа-носителя противоборствующих замыслов о мiре вошли к непримиримое, решающее для всего мiра столкновение. Оно было и неизбежно (случилось бы рано или поздно), и необходимо для наглядного вразумляющего раскрытия нам сути каждой из этих двух сил.

Однако такое осознание этого столкновения, к сожалению, не стало всеобщим из-за пассивного отношения к нему и духовных властей, и наивных чиновников, не вникавших в духовные причины «еврейского вопроса». В XIX веке некоторые оборонительные меры правительством все же были приняты, ибо разрушительная роль сатаноизбранного народа была очевидна. Но эти меры носили преимущественно ограничительный характер в социально-экономической и административной областях, без четкого духовного разоблачения врага как носителя тайны беззакония. К тому же и эти меры, включая царские указы по запрещению масонства и по ограничениям иудаизма, в немалой мере саботировались западническим чиновничьим аппаратом. Даже судебные процессы по целому ряду доказанных ритуальных убийств христианских детей не стали причиной духовного уточнения правительственной политики.

Так называемые славянофилы, а затем Данилевский и почвенники, возникли в образованном слое как русская национальная реакция на его западническую апостасию и на западную враждебность (нашествие наполеоновской Европы, Крымская война). Но в основном они ограничивались защитой и утверждением национальных ценностей без учета эсхатологической перспективы развивающегося процесса. Например, Достоевский в знаменитом «Дневнике писателя», хотя и откровенен в «еврейском вопросе», но недостаточно четок именно с точки зрения православной эсхатологии.

Видимо, главной причиной слабости правых сил в этот период было то, что даже Св. Синод не уделил должного внимания раскрытию в глазах правящего слоя духовной сути созревавшего столкновения двух указанных мiровых сил. Духовенство занималось своей обычной пастырской работой, лишь отдельные подвижники предостерегали свою паству от явных носителей тайны беззакония, но для правящего слоя эти предупреждения, видимо, не были достаточно «авторитетны».

Если бы предпринятые административно-ограничительные меры дополнялись раскрытием духовной сути русско-еврейского конфликта, то они вполне могли бы принести лучший результат. А именно: русская православная монархия могла бы официальным разоблачением сатанинской сути иудаизма лишить еврейство общественного влияния (не только в России), пояснив: раз уж Господь Бог попускает на земле существование человеконенавистнической религии, то, видимо, для наглядного вразумления прочих народов, чтобы не поступали так же. (Замечу, что в этом качестве талмудическая религия могла бы быть терпима и сегодня, но ныне уже другое соотношение сил. Вернемся к этому далее.)

В конце XIX века возникли революционные организации, в которых была очевидна роль еврейства, с несомненным финансированием революционеров еврейским капиталом, в том числе заграничным, с установившимся еврейским контролем над печатью. Соответственно возникла и необходимость более активного русского противодействия сатаноизбранному народу. В православном осознании этого большое значение имели проповеди св. прав. Иоанна Кронштадтского, священномученика Иоанна Восторгова, таких архиереев, как архиепископ Никон (Рождественский) и др.

Так называемая первая еврейская революция 1905 года наконец-то вызвала действенный народный ответ в виде многих черносотенных организаций, из которых Союз Русского Народа стал наиболее крупной. Замечу однако, что так называемые погромы в тогдашней России были искусственно спровоцированы: так же, как в 1881 году народовольцами с целью разжигания общих безпорядков, так и в начале 1900-х годов — самими евреями для мобилизации всего мiра против «антисемитской России». Погромов как физического метода борьбы с еврейством ни одна черносотенная организация не предусматривала. «Еврейский вопрос» этими организациями рассматривался в православном духе.

Меры решения «еврейского вопроса», предлагавшиеся тогда правыми организациями, при власти православного Государя были вполне осуществимы на законных основаниях. Например, второй Всероссийский Съезд Русских Людей 6−12 апреля 1906 года в Москве предлагал приравнять евреев к иностранцам, полностью закрыть им доступ в государственные и общественные учебные заведения (с разрешением учиться только в еврейских), не допускать евреев на государственную и воинскую службу, заменив ее уплатой военного налога; удалить евреев из печати; строго соблюдать черту оседлости и др. Фактически этим предлагалось устрожение уже существавших ограничительных законов, которые плохо выполнялись.

Предлагались и более решительные меры. Так, уже во время Мiровой войны, спровоцированной международным еврейством для сокрушения главных монархических государств в Европе и упрочения своего мiрового финансового контроля, Всероссийское Монархическое Совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26−29 ноября 1915 года предлагало следующие давно назревшие меры по «борьбе с еврейским засильем»:

— Пересмотреть государственные законы об иудаизме и признать его «изуверной религией, губящей христианские Царства». «Желательно раскрытие пред правительством и обществом тайны талмудическо-жидовской, которая имеет своим девизом государство в государстве, причем создает свою административно-политическую и экономическую систему, принять меры неотложной борьбы с этим злом включительно до применения к жидам-талмудистам, предателям и изменникам, законов военного времени, чтобы оградить Русский Народ от уголовных кар, когда он, ввиду бездействия власти, учиняет самосуд над своими насильниками».

— «Провести закон об обязательном изучении науки по обличению талмудического жидовства во всех низших, средних и высших учебных заведениях Российской Империи, особенно же в православных духовно-учебных заведениях» — «для избежания величайшего, столь ужасного по своим последствиям недоразумения, происходящего от смешения талмудического жидовства с древним ветхозаветным благочестивым иудейством пророческим». Такое обязательное изучение современного жидовства настоятельно необходимо, поскольку оно представляет собою «terra incognita» для русского общества.

— Ввести государственную монополию на важные прибыльные отрасли, захваченные еврейством, «ради немедленного пресечения всех их гибельных для населения начинаний по эксплуатации и развращению народа». «Организовать при монархических отделах дружины ревнителей по ограждению родины от действия в ней тайной жидовской системы».

— Св. Синоду также предлагалось «признать талмудическое жидовство изуверной религией, несовместимой с Православием ни в каком отношении, погибельной при современном положении жидовства в России не только для государства, но и для Церкви, а потому ходатайствовать об ограждении Церкви Русской от талмудического жидовства изгнанием его из России во имя имперских законов, неоднократно издававшихся по этому вопросу и ожидающих своего осуществления, хотя бы в данное время, когда жиды и немцы задались целью сокрушить православную Россию».

В отличие от европейского средневековья, в ХХ веке выселение евреев, конечно, вызвало бы всемiрную атаку по всем фронтам против «антисемитского самодержавия». Однако эта атака в те годы совершалась и сама по себе в тайном виде, она всего лишь перестала бы скрываться. А на фоне войны и проходившей тогда резни армян турецкими масонами, высылка из России «талмудического жидовства» либо в главную их базу — США, либо в какую-нибудь Уганду для создания еврейского государства (этот вопрос одно время рассматривался самим еврейством) выглядела бы вполне гуманным актом в военных условиях.

Но коварство войны, спровоцированной евреями для столкновения между собой главных европейских монархий, состояло именно в том, что главные подконтрольные еврейству страны — Англия, Франция и США — стали в этой войне союзниками России, от поставок и кредитов которых русская армия, неподготовленная к ведению боевых действий, сильно зависела в первое время. Как показывает стенограмма обсуждения русским правительством в августе 1915 года ультиматума еврейских банкиров об отмене черты оседлости, принятие серьезных мер против еврейства в ходе войны было невозможно.

К чему все это привело и как поступили с православной Россией ее «союзники» — мы знаем. Знаем и о последовавшем в 1920—1930-е годы геноциде русского православного народа и его «черносотенной культуры» и о роли в этом евреев. Книга А.И.Солженицына «Двести лет вместе» несмотря на все свои недостатки (главный из них — отсутствие православных историософских координат) может служить достаточно объективным описанием этих десятилетий.

Не станем рассматривать в данном докладе и дальнейшие ключевые события, включая содействие СССР созданию Израиля, попытку антиеврейских чисток Сталина и его устранение, затем Великую криминальную революцию 1990-х годов, проведенную по признанию Л. Радзиховского евреями на основе еврейской идеологии (знаменитая его статья «Еврейское счастье»).

Отметим лишь, что нынешняя Великая криминальная стабилизация — стабилизация еврейской оккупации России в ее симбиозе с правящим слоем РФ, состоящим наполовину из лиц русского происхождения — представляет собой шестой, еврейский способ решения «еврейского вопроса», в котором в сравнении с методом польской шляхты, правители и евреи поменялись ролями: правящий слой РФ признает еврейское мiровое господство и подчиняется ему, строя свое благополучие на эксплуатации российских ресурсов в рамках сложившегося оккупационного режима.

«ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС» В НАШЕ ВРЕМЯ

Нынешнее время отличается от большевицкого геноцида в том, что тогда евреи-большевики не выступали в виде национальной еврейской силы, а громили православный народ как главное препятствие своей интернациональной власти. Убивающим тело не всегда удавалось убить душу, свидетельство тому — сонм Новомучеников Российских. Сейчас же потомки тех большевиков, олигархи и члены высших властных структур открыто заявляют о своей принадлежности к еврейским организациям и не стесняются издавать Шулхан арух. Их главная «демократическая» цель — убийство православной души народа для легализации своего сатанизма как нормы. Причем президент РФ лично поощряет самую агрессивную юрисдикцию талмудистов — хасидов Б.Лазара.

Изменилась и расстановка сил в мiре. До второй Мiровой войны мiровое господство евреев было еще не столь прочно, оппозиция этому развивалась во многих европейских странах, — но после ее уничтожения печатание мiровой валюты стало неоспоримой еврейской монополией, как и контроль над мiровым экономическим механизмом, США превращены в военно-политического жандарма евреев для построения Нового мiрового порядка антихриста. В то время еще не было еврейского государства, основанного на законах Шулхан аруха, — сегодня оно обладает атомным оружием, диктует свою волю и США, и России, игнорирует все осуждающие решения ООН и готовится к воссозданию третьего храма для мошиаха. Не было ранее и таких тотальных электронных технологий по глобальному контролю над человечеством, которые повсеместно внедряются сейчас.

При таком положении зададимся вопросом: каковы сейчас способы русского решения «еврейского вопроса» и есть ли они вообще?

Поскольку в последние времена торжествующее зло уже невозможно ограничить в каком-нибудь гетто, апостол советует в последние времена удаляться от зла (2 Тим 3: 5). Такой преградой злу могла бы стать автаркия — по возможности самодостаточная социально-экономическая система. Если бы у нас была русская православная власть, на этой основе еще можно было бы предпринять достаточные оборонительные меры. Но автаркия сама по себе недостаточна, она должна дополняться положительным содержанием государственности, удерживающей мiровое зло. К великому сожалению, пока что даже церковные власти не прилагают к этому усилий, а «идут вместе» с раввином Лазаром в Новый мiровой порядок (см. «Еврейская газета», 2005, N 11).

Мы уже отметили, что это царство антихриста, предсказанное в Священном Писании, нам предотвратить не удастся. Своим сопротивлением мы можем лишь его отсрочить с Божией помощью, чтобы спасти для жизни вечной как можно больше достойных людей. Тем не менее, и в нашей земной жизни — личной, общественной, культурной, экономической, политической — православный человек должен себя вести так, чтобы заслужить эту награду Божию. И заслужить ее можно только постоянной борьбой как со своими внутренними грехами, так и с внешними силами зла, угрожающими нашим близким и нашему Отечеству, попирающими наши святыни и строящими греховное царство антихриста. Непротивление этим богоборческим силам, не говоря уже о помощи им — грех страшнейший. Поэтому минимальным нравственным императивом каждого православного должно быть, по крайней мере: «Даже если зло господствует — пусть не через меня!» А максимальным: «Я должен жить так, как если бы от меня зависело спасение России».

Это имеет самое прямое отношение и к разрешению «еврейского вопроса» в наше время: он нам дан Богом как испытание нашей мудрости в деле спасения соотечественников, «не ведающих, что творят», нашей стойкости в сопротивлении глобальной агрессии «ведающих» врагов, и нашей верности Христу до самой смерти.

Поэтому, даже сознавая невозможность построения совершенного общества на грешной земле, мы в качестве ориентира для правильного жизненного пути должны хранить верный идеал русской православной государственности и стремиться к ее воссозданию, надеясь на помощь Божию, ибо Россия не такая страна «как все» (на это надеялись многие наши святые в своих предсказаниях: что наша катастрофа попущена Богом для нашего вразумления и возвращения к истине). Подлаживать же Православие под требования окружающего нас антихристианского мiра, что часто выдается за «мудрость», а наше сопротивление ему за «провокацию» — это не что иное, как соучастие в апостасии, предательское принятие за норму ее, а не истину Православия.

В последнее время дискуссия на эту тему обострилась в связи с нашим Обращением 500−5000−15 000, о чем я выпустил уже второе расширенное издание сборника под названием «Жить без страха иудейска!» — так называется и наше стихийно возникшее движение, ставящее себе первой целью растабуирование «еврейского вопроса», расширение границ свободы в его обсуждении. Один из важных документов этого движения — «Письмо пятерых» патриарху Алексию по «еврейскому вопросу», помещенное в этом сборнике.

Первыми результатами этого движения стало то, что прокуратура признала кодекс Шулхан арух оскорбительным для неевреев, а в вопросах, поставленных нашим Обращением, не нашла антисемитизма, за который нас требовала судить еврейская сторона. Дискуссия вокруг Обращения помогла также лучше выявить духовный облик многих деятелей, считающих себя православными — кто готов к сопротивлению антихристу, а кто лукаво мудрствует «страха ради иудейска» (см. изданный от имени анонимной «редакции» шабесгойский сборник В.П.Семенко и др. «Анатомия провокации», М., 2005). Даже прокурорский и судебный отказ применить к издателям человеконенавистнического кодекса Шулхан арух нормы российского законодательства (ст. 282 УК РФ) продемонстрировали всю степень еврейского засилья: евреи в РФ неподсудны, каких бы преступлений они ни совершали. Этот вывод полезен для осознания истинного положения.

Но напомню, что мы и не надеялись в этом деле на судебный успех. Наше Обращение диктовалось уже упомянутым нравственным императивом каждого участника нашего движения: «Жить так, как если бы от меня зависело спасение России». А главная цель Обращения была — вскрыть в глазах нашего народа на всех социальных уровнях подлинные причины нашей катастрофы и линию фронта в идущей Мiровой войне сил добра и зла, сорвать маску с последних, показать, в каком историческом отрезке времени мы живем. А также напомнить о вселенской ответственности перед Богом именно русского народа за исход этой Мiровой войны.

Все это необходимо напомнить для облегчения личного выбора каждым русским человеком своего места в этой войне, ведь в мiре нет нравственного вакуума и от ответа перед Богом за это никому не уклониться — ни прокурорам, ни судьям, ни митрополитам, «идущим вместе» с иудеями. Это необходимо и для сохранения нашего единственного шанса оказаться достойными пророчеств наших святых о восстановлении православной России перед концом времен. Пусть даже это восстановление произойдет лишь на малой территории на малое время.

Это не утопия. Об этом прямо говорится в 20-й главе Апокалипсиса. Там упоминается «стан святых и город возлюбленный» (Откр. 20: 8), который обороняется от сатанинских полчищ до самого конца времен и возносится Господом на Небо. Этот «стан святых» — несомненно, Церковь, вернее ее малая часть, которая от нее останется к тому времени. Следовательно, упоминаемый наряду с нею «город возлюбленный» — это не Церковь. Но и явно не географический Иерусалим, поскольку именно там в восстановленном третьем храме воссядет антихрист. В этом «городе возлюбленном» можно видеть некое последнее государственное образование, сопротивляющееся антихристу и завершающее удерживающую миссию Третьего Рима.

В книге «Вождю Третьего Рима я пытаюсь размышлять об этом как обосновании возможного последнего назначения России (точнее, ее малого остатка) перед концом истории, в которое каждый читатель волен верить или не верить. Исполнение же нашей веры, с Божией помощью, зависит от того, хотим ли мы сами нанести упоминаемую в Апокалипсисе рану апокалипсическому зверю и остаться последним «станом святых» и «градом возлюбленным», ставим ли мы себе эту задачу своим историософским идеалом (русской идеей на последнем этапе), к которому готовы стремиться несмотря ни на что, ибо другого столь же высокого и достойного идеала не видим.

Таковой, с моей точки зрения, должна быть сегодняшняя цель тех современных правых сил, которые сопротивляются еврейскому засилью, сознавая смысл истории и свою ответственность в ней. Наше стихийно возникшее движение «Жить без страха иудейска!» считает себя важной частью православного сопротивления для разоблачения нашего главного врага и для избавления от страха перед ним. Это необходимое условие для выполнения задания, поставленного перед нами в апокалипсическое время Самим Господом Богом.
Михаил Викторович Назаров, историк, директор издательства «Русская идея» (Москва)

http://rusk.ru/st.php?idar=103811

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru