Русская линия
Русская линия Владимир Рылов01.11.2005 

Вопросы дефиниций правого движения в России в начале ХХ века
Доклад на конференции «Право-консервативные проекты выхода из социально-политического кризиса в начале ХХ века и современность. К 100-летию Союза Русского Народа». Москва, 28 октября 2005 года

Выступает В.Ю.РыловВ любых науках, в том числе и в гуманитарных, всегда значимыми являются вопросы терминов и определений. Данное утверждение касается и исторической науки, особенно в разделах соприкасающихся с политологией и изучением политических партий, идеологий, общественной мысли и т. д. В данных разделах термины определения несут немалую идеологическую, политическую нагрузку. Нередко в исторической науке в качестве терминов и определений используются клише, ярлыки и таким образом существенно подменяются понятия и искажается смысл. В результате научные позиции смешиваются с публицистическими. Поэтому при изучении вопросов дефиниций правого движения необходим сущностный подход, т. е. рассмотрение сначала сути явления и лишь затем терминологическое обозначение того или иного явления, а не наоборот. Данное утверждение в полной мере относится к правому движению, которое в силу обстоятельств несло (и несет) тяжелый груз прежних идеологических оценок и стереотипов.

Правое движение — весьма сложный и малоизученный феномен. Правое движение являлось весьма значимым сегментом политического спектра дореволюционной России. Почти двадцать лет, во время последнего царствования, оно существовало наряду с оппозиционным или лево-либеральным движением. Правое движение, как и любое политическое движение, являлось массовым, оно преследовало, как и политические партии, политические цели, но не имело, четкой организационной структуры, фиксированного индивидуального членства и постоянно действующих координирующих органов.

Правое движение или «правый лагерь», по определению советского историка А.Я.Авреха, представляло собой пирамиду, состоявшую из двух уровней — высшего и низшего. К первому относились царь, члены императорской фамилии, официальное правительство. Ко второму — различные правые партии и организации, в том числе Всероссийский национальный союз и Объединенное дворянство, представлявшие собой основу правого движения. Несмотря на фактический переход части правых в стан оппозиции в годы мировой войны, многие правые оставались верны самодержавию вплоть до его свержения.

То есть, в вертикальном срезе правое движение объединяло — царя, двор, власть в целом, а также широкие слои населения, поддерживавшие самодержавие. Так называемый «беспартийный монархизм» (включавший в себя как представителей титулованной знати и высшей бюрократии, так и людей самого простого звания, эти социальные слои, несмотря на повсеместное распространение антимонархических и социалистических идей, не стали республиканскими), являлся весьма существенным сегментом дореволюционной партийно-политической жизни.

В горизонтальном срезе правое движение представляло собой широкий спектр консервативно-монархических сил от праволиберальных и умеренных до крайних правых и реакционных. Согласно определению Б.Н.Чичерина, общественно-политическое движение в целом можно разделить на четыре основных лагеря: революционеры, либералы, консерваторы, реакционеры. Он отмечал, что в переломные исторические эпохи, либеральные силы тяготеют к революционному лагерю, а консервативные к реакционному. Действительно, в тех исторических условиях, особенно в 1905—1907 гг., правое движение объединяло как праволибералов, так консерваторов и реакционеров.

Основу правого движения в России, его лицом были правые партии. Первое научное определение правым партиям дал Ю.И.Кирьянов в своих последних публикациях. Отметим, что Кирьянов в сущности дал определение лишь правым партиям, которые являлись объектом его исследования, в то время как правое движение находилось в его работах на втором плане. Интересно также отметить, что в двух монографиях С.А.Степанова 1992 г. и дополненное издание той же книги 2005 г. так и не были даны точные определения ни правым партиям, ни правому движению.

Свое название правое движение получило от правых партий, возникших в 1905—1907 гг. Как известно, «правыми» консервативно-монархические партии называются потому, что в парламентах европейских стран (с 1906 г. и в Гос. Думе России), сторонники этих партий занимали правую от председателя сторону зала, тогда как приверженцы либеральных и радикальных взглядов занимали места с левой стороны. Русские монархисты начала XX в. не случайно согласились с этим общеевропейским термином. Дело в том, что в русском языке слово «правый» ассоциируется со следующими понятиями: правда, православие, праведность, правопорядок, правильность, справедливость и др. То есть консерваторы-монархисты использовали в политической лексике архетипы массового сознания.

Согласно определению Ю.И.Кирьянова, правые партии (консервативно-монархические партии умеренного и крайнего толка) — это легальные партии, которые отстаивали существовавшие в России политические, экономические, социальные, духовные, религиозные, бытовые устои общественной жизни. В самой общей форме их идеологию можно выразить так: православие (что не отрицало и принципов веротерпимости), самодержавие («ограниченное», с признанием законодательных прав Гос. Думы и «неограниченное», с признанием законосовещательных прав Гос. Думы или с отрицанием «конституционного» законодательства 1905−1906 гг.) первенство русского народа (под которым понимались, в том числе украинцы и белорусы) на коренной территории страны, остальные же инородцы делились на лояльных к империи и нелояльных. К нелояльным подданным относились, в том числе неправославные русские, нередко правые отказывали в «русскости» и противникам монархии. Само возникновение правых партий в начале XX в. было реакцией консервативных общественно-политических сил на развитие революционного и либерального движений.

К правым относят как крайне правые партии, — Союз русского народа (СРН), Русский народный союз имени Михаила Архангела (СМА), Всероссийский Дубровинский СРН (ВДСРН), Русское собрание (РС) (занимавшее особое место в партийной системе правых партий как элитарная организация, идеологический и организационный центр), Русскую монархическую партию и др., так и умеренно правые партии — Партия правового порядка (ППП), Всероссийский национальный союз (ВНС) и Союза 17 октября в 1905—1907 гг., а с 1908 г. правые октябристы (представлявшие праволиберальное крыло умеренных правых). Заметим также, что СРН, СМА, по ряду вопросов занимали более «левую» позицию, чем ВДСРН. К реакционным (напоминавшим ультароялистов времен Реставрации во Франции) следует отнести — Самодержавно-монархическую партию и др., которые были немногочисленными и примыкали к крайнему правому флангу Дубровинского СРН. Главное отличие между тремя основными направлениями правого движения заключалось в отношении к Манифесту 17 октября и другим «конституционным» актам. Умеренные правые всецело поддерживали законодательный характер Гос. Думы, некоторые из них даже предлагали расширить ее права. В то время как крайние правые предлагали ограничить права Гос. Думы, или сохранить за ней исключительно совещательные функции. Позиция реакционеров заключалась в возвращении к ситуации до 1905 г., либо к порядкам сословно-представительной монархии XVI—XVII вв., другими словами позиция реакционеров находилась правее императора.

Свои партии правые называли «союзами», стремясь тем самым подчеркнуть, что они не являются частью общества (в дословном переводе партия означает «часть»), а объединяют всех верноподданных империи. Однако, в сущности, правые союзы являлись партиями в полном смысле слова. Они имели свои уставы программы, выступали с открытыми заявлениями, занимались партийной работой, проводили съезды, совещания, собрания, обладали широкой сетью местных филиалов организаций, а также собственной атрибутикой и набором национально-религиозных символов.

Для обозначения правых партий применяется термин «правомонахические» партии, который возник в 70-х — 80-х гг. ХХ в. и являлся в значительной степени искусственным. Исследователей, вероятно, смущали термины «правые консерваторы», «черносотенцы». Поэтому для обозначения крайних правых использовалось вышеприведенное определение. Нужно отметить, что данный термин применялся и применяется современными исследователями для обозначения так называемых правых «чистой воды», «истинных монархистов». В тоже время умеренных правых — сторонников «полусамодержавия» или «самодержавия ограниченного» называют «конституционными» монархистами, а не «левомонархистами». Следует также отметить, что в определении принадлежности различных политических сил к черносотенному лагерю до сих пор не утихают споры. Камнем преткновения, находящимся в «пограничной зоне», является Всероссийский национальный союз. Нередко националистов относят к черносотенцам и крайним правым. Данную точку зрения разделяли целый ряд дореволюционных, советских и современных исследователей и публицистов. В то же время, некоторые исследователи причисляют ВНС к консервативному крылу либерального движения. Нельзя не отметить, что националисты, т. е. сторонники Всероссийского национального союза, к черносотенцам себя не относили, но самые главные отличия крылись между ними и крайними правыми по вопросам о государственном устройстве страны. К числу подобных умеренных правых партий можно отнести Союз 17 октября, Партию мирного обновления и Партию правового порядка, позиция которой была правее вышеупомянутых. Эти партии выступали не только за сохранение прав дарованных Манифестом 17 октября и другими актами, но и предлагали их расширить. Позиции этих партий разделяло отношение к отдельным аспектам национальной, религиозной политики и т. д. Таким образом, умеренные правые не только «допускали», как утверждают некоторые исследователи, сохранение «конституционной» монархии. Однако в доктринальных установках умеренных нередко говорилось о том, что самодержавие является «краеугольным камнем нашего государственного строя», о «единении монарха с народом» и о «единении» самодержавного государя при осуществлении государственной власти с Гос. думой. Смысл народного представительства виделся умеренными правыми (да и правыми в целом) не только и не столько в ограничении прав монарха, сколько в ограждении царя от решения мелких, второстепенных вопросов государственного управления, оставив за ним решение основных, главных. Утверждение о том, что сохранение монархии именно «допускалось» лишь в конституционном виде относится к кадетам, которые нередко ставятся в одном ряду с умеренными правыми. Следует отметить, что вопрос о сохранении монархии для кадетской партии вообще, был второстепенным. Для них главным было добиться власти для реализации своих политических установок в условиях ли монархии или без оной. Однако и они понимали, что уничтожение такого института как монархия ни к чему хорошему привести не может, в то время как октябристы сохраняли монархические позиции, не говоря об остальных умеренных правых. Даже в то время, когда фактически большая часть октябристов перешла в оппозицию в III Гос. Думе, в официальных установках партии речь не шла об оппозиционности.

Данная статья является одной из первых попыток сущностного рассмотрения дефиниций правого движения в России. В статье не рассмотрены и другие определения, термины, а также бранные клички, использовавшиеся (и используемые) для определений правого движения. Мы не претендуем на полноту изложения вопросов дефиниций по причинам неутихающих споров о типологии правого движения. На наш взгляд, до сих пор исследователям недостаточно эмпирического материала, поскольку серьезное изучение правого движения в России только началось.
Владимир Юрьевич Рылов, кандидат исторических наук (Воронеж)

http://rusk.ru/st.php?idar=103809

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru