Русская линия
Русская линия Владимир Цыганков01.11.2005 

Апостол трезвости
В память о священнике Александре Рождественском

В 2005 году исполнилось 100 лет со дня кончины неутомимого труженика на ниве народной трезвости священника Александра Васильевича Рождественского (11.10.1872−05.07.1905). Его без всякого преувеличения можно назвать знаменем русского православного дореволюционного трезвенного движения. Именно он в помощь гибнущим от алкоголя людям основал знаменитое Александро-Невское общество трезвости, которое располагалось при Воскресенском храме у Варшавского вокзала в Санкт-Петербурге. В год смерти батюшки Александра число членов этого общества превышало 70 тысяч.

Священник Александр Васильевич Рождественский
Священник Александр Васильевич Рождественский
Отец Александр… Достаточно назвать это имя и многим православным петербуржцам становится ясно, о ком идет речь. Когда велики дела человека, имя его сокращается. Так было и с замечательным пастырем, апостолом трезвости Александром Васильевичем Рождественским.

В 1897 году он, выпускник Санкт-Петербургской Духовной академии, назначается священником в небольшой деревянный храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Окрестные жители называли ту местность у Обводного канала Варшавкой. Именно здесь, в огромном фабрично-заводском районе северной столицы стремился служить Божьему делу молодой батюшка.

— Туда, туда, где много дымящихся фабричных труб, — торопится отец Александр. — Там грохот колес и лязг металла глушат духовную сущность человека, стирают у него образ Божий. Там нужны работники, живые люди. Там много горя народного. Там люди — камни…

Примечательно, что батюшка никогда в жизни не пил спиртное и даже товарищи по Духовной академии не могли уговорить выпить ни одного глотка вина:
— Кровью пахнет, — говорил он, отстраняя предлагаемую рюмку.
— Как кровью?! — изумлялись сокурсники.
— Так… Много из-за алкоголя пролито крови, много драк, убийств. Вот и пахнет. Не могу пить…

30 августа 1898 года в приходе Воскресенского храма у Варшавки закипает новая жизнь: отец Александр создает Александро-Невское общество трезвости. Создает не в одиночку, а со ста пятьюдесятью единомышленниками-прихожанами.

«Необходимость устройства кружка трезвенников при Воскресенской церкви чувствовалось уже давно, — пишет батюшка Александр в изданном им сборнике статей под названием „Памятная книжка трезвенника“. — Вот кается на исповеди человек, нередко запивающий и чувствующий себя бессильным в борьбе с пороком; просит он совета и поддержки. Как это удобнее всего сделать пастырю? Вот приходит женщина, нередко в слезах, жалуясь на мужа, пропивающего семью — как помочь ей пастырю церкви? Вот жалуется человек на дурную компанию, от которой ему не отстать, с которой погибнет он в пьянстве и разврате — кого ему дать в товарищи для поддержки? Вот, наконец, отстал иной от пьянства, поддерживая немощных, поднимая падших, — как им полезнее всего приложить к делу свои силы? Конечно, всего этого легче и лучше достичь через общество или кружок трезвенников: получая исцеление сами, недугующие пьянством часто незаменимы для возвращения на добрый путь уклонившихся от него».

Горячий призыв о. Александра Рождественского «За Христа, за трезвость!», часто звучавший с церковного амвона, получил широкий отклик в Санкт-Петербурге и губернии. Александро-Невское общество трезвости за несколько лет разрослось до масштабов общегородского, и его отделения охватили не только всю столицу, но и пригороды, и уездные города. Уже через год численность членов Александро-Невского общества трезвости превысила три тысячи человек. К храму у Варшавки хлынул трудовой люд, жаждущий отрезвления.

— Брат! Пойдем к отцу Александру, — говорили друг другу петербургские рабочие, — пусть он нас вытащит из болота пьянства и распутства…
— Ваня! — умоляла мужа убитая горем жена. — Пойди к отцу Александру! Он поможет тебе остепениться…
— Отца Александра нам Бог дал, — с душевным облегчением говорили о батюшке как гибнущие от алкоголя несчастные люди, так и их матери, жены, дети.

Да, не человеческое хотение, но Божие изволение преобразило неутомимого пастыря в огромную общественную силу, в символ русской православной трезвости.
— Так считает отец Александр! — слышится в разговорах петербургских рабочих, как мощный подтверждающий аргумент.

Святое слово «отец», приложенное петербуржцами к имени батюшки не было ни обозначением его общественного положения (своего рода «титулом»), ни привычным наименованием пастыря. Священник Александр Рождественский стал тем, кто рождает людей к нормальной, естественной, трезвой жизни.

Известный православный писатель Е. Поселянин с душевной теплотой вспоминал о церкви трезвенников у Варшавки: «Что-то особенное было в этом деревянном храме с чрезвычайно простой отделкой. Мне приходилось бывать там лишь к концу вечерних богослужений, и всякий раз я чувствовал биение религиозной жизни. Многие молитвы пелись всем народом. Стоя в глубине полуосвещенной церкви, я приглядывался к фигурам тружеников… и невольно возникал в мыслях вопрос: чем могло стать возвращение домой молящегося здесь отца семейства, если б он провел этот вечер в кабаке?».

За каждой службой звучал призыв отца Александра к трезвости. Ежедневно после Литургии десятки, а то и сотни людей давали обет трезвости. Чаще — на три месяца или полгода. Но на какой бы срок пьющие люди ни вступали в трезвую жизнь батюшка Александр считал необходимым убедится, что у всех кандидатов в трезвенники есть твердое намерение измениться к лучшему.

— Ответьте пред Богом, — неизменно обращался к ним о. Александр, — твердо ли ваше желание исправиться, обновиться, начать новую, трезвую жизнь?
— Твердо… - хором отвечали те, кто готов был дать обет трезвости.
— Тогда повторяйте за мной, — и батюшка возглашал текст обета:
«Господи, я раб Твой, сознав всю скверну пьянства и множество грехов от него происходящих, даю обет пред честным Твоим крестом, Евангелием и пред иконою святого благоверного князя Александра Невского не пить ни вина, ни водки, ни пива, никаких охмеляющих напитков. Господи, помоги мне выполнить это мое обещание для спасения моей души и для благого примера другим».

Каждому, кто давал обет трезвости и вступал в Александро-Невское общество трезвости, выдавалась обетная грамота (или иначе — священный лист трезвости), а о. Александр напоминал:
— Трезвитесь! Бодрствуйте! Не нарушайте данного вами обета! Смотрите: близко диавол, хитры его западни. Одна ваша оплошность и вы снова покатитесь в пропасть, снова погибнете для Царствия Божия. Вы добровольно дали обет трезвости, добровольно и держите его. Пусть он будет для вас игом благим… Боже, сохрани преступить обет — это страшный грех, тяжелое преступление.

Сподвижники о. Александра свидетельствовали: «Поднимался народный дух. Пробуждались народные силы, придавленные беспросыпным пьянством. Воскресали, обновлялись люди, исцелялись от слабости и безволия, спасались святые человеческие души».

На городских улицах стали слышны разговоры о новых, трезвых веяниях:
— Он бросил пить: записался…
— Где записался?
— В обществе трезвости у отца Александра. Батюшка в храме записывает.
— Так неужели не будет пить?
— Как же он будет пить, коли записался на целых три месяца? — слышится ответ, не допускающий сомнения.

Следует отметить, что в Александро-Невском обществе трезвости изначально обращалось внимание не только на воздержание от употребления спиртного как добродетель. Гораздо большее значение придавалось целостному развитию личности. Для этого члены общества учились здоровому образу жизни и бесконфликтному общению, приобщались к русской культуре, и, конечно же, воцерковлялись.

Отец Александр ставил для своего общества задачу гораздо выше, чем только борьба за трезвость своих членов. Он устремлял их к духовному трезвению, к преображению всей жизни бодрствованием во Христе. Он учил этому с помощью внебогослужебных бесед, издаваемых им книг, журналов, газет; с помощью чтений, литературных вечеров, приобщения к церковному пению, умело организованных паломничеств, торжественных крестных ходов в Александро-Невскую лавру и Свято-Троицкую Сергиеву пустынь.

Более же всего батюшка Александр верил в отрезвляющую силу церковных таинств, молитв, а также произнесенного и печатного слова. Во время простых и кратких бесед с народом о. Александр излагал свои мысли преимущественно в конкретных образах и примерах.

Его пастырские беседы производили впечатление на тысячи людей, очищали их сознание от ложных убеждений, от мелочных интересов и порочных устремлений, пробуждали потребность высшей, духовной жизни. Редактируемые батюшкой многочисленные книги и четыре религиозно-нравственных журнала («Отдых Христианина», «Трезвая Жизнь», «Воскресный Благовест», «Известия по Санкт-Петербургской Епархии») содержали в себе не скучную риторику или бесцветные рассуждения на религиозные темы, а были наполнены живыми словами, которые стали реальной отрезвляющей силой. А еще о. Александр ежегодно издавал до трехсот тысяч экземпляров общедоступных народных книжек, в том числе написанных самим батюшкой. Их названия красноречиво отражают трезвенную направленность: «Жертвы пьянства», «За трезвость», «Беседа старого и юного трезвенника», «Остерегайтесь первой рюмки», «Пора опомниться».

Священника Александра Рождественского называли народным печальником, светлым Божиим Ангелом. О нем говорили: «Душа отца Александра, что маячок. Светлая она. Не ему только светит одному, а и другим дорожку к небу показывает. Ведь у отца Александра нет собственного горя, личной радости. Он живет в народе и для народа, радуется одной с ним радостью, горюет одной печалью».

Не имея ни минуты покоя, времени для себя, он, тем не менее, находил силы для забот о погибающих, для утешения страждущих. Не только фабричные и заводские рабочие записались в трезвенники к батюшке Александру. Среди них встречались господа и прислуги, князья и крестьяне, придворные чины и простые дворники, ученые мужи и неграмотные простецы.

В нелегкий для России 1905 год отец Александр умер в возрасте тридцати двух лет. Внешние обстоятельства смерти хорошо известны. 12 июня батюшка провел громадный крестный ход православных трезвенников от Воскресенской церкви в Сергиеву пустынь. Изнемогая от усталости, весь в пыли, дошел он до пустыни и здесь имел неосторожность выпить два стакана холодного кваса. Открылся брюшной тиф и 5 июля 1905 года батюшка умер.

Случайное стечение обстоятельств? Нет. Православный человек знает, что ничего случайного в мире не происходит.

Раскрыть тайну смерти может только Господь. Впрочем, надгробие на могиле о. Александра Рождественского в форме колокола с водруженным на нем крестом приоткрывает эту тайну внимательному и благочестивому человеку. Разглядывая потемневшие от времени позолоченные буквы в нижней части мраморного надгробия-колокола, можно прочесть восьмой, девятый и тринадцатый стихи из четвертой главы книги «Премудрость Соломона»: «Ибо не в долговечности честная старость, и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь — возраст старости. Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета».

Действительно, батюшка Александр достигнул совершенства в короткое время и за восемь лет своего пастырства осуществил то, что многим не под силу и за многие десятилетия. Вместе с его духовным наставником священномучеником Философом Орнатским мы можем об отце Александре сказать: «Мало пожил он, но исполнил лета долга. Угодна Богови душа его».
Владимир Анатольевич Цыганков, руководитель Школы трезвения в Свято-Троицкой Александро-Невской лавре, академик Русской Академии

http://rusk.ru/st.php?idar=103805

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Дина    09.02.2009 01:35
Слава Милосердному Господу о таком пастыре добром!
Упокой Господи душу священника Александра во Царствии Твоем!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

подробно на сайте sadrin.ru стоимость утилизации отходов