Русская линия
Русская линия Андрей Иванов31.10.2005 

«В своих предсказаниях правые оказались пророками»: правомонархисты о перспективах российского либерализма в преддверии и во время Первой мировой войны
Доклад на конференции «Право-консервативные проекты выхода из социально-политического кризиса в начале ХХ века и современность. К 100-летию Союза Русского Народа». Москва, 28 октября 2005 года

Выступает А.А.Иванов«В своих предсказаниях правые оказались пророками», — такую фразу напишет уже в эмиграции член Государственной Думы, видный либеральный деятель, кадет В.А.Маклаков. «Они предсказали, что либералы у власти будут лишь предтечами революции, сдадут ей свои позиции, — признавал правоту своих политических противников масон Маклаков. — Это был главный аргумент, почему они так упорно боролись против либерализма <…> Правые не ошиблись и в том, что революционеры у власти не будут похожи на тех идеалистов, которыми их по традиции изображали русские либералы…"[1, C. 27].

Действительно, глядя в ретроспективе на постигшую Россию революционную катастрофу, нельзя не признать, что, несмотря на свое политическое поражение, фракция правых, в отличие от своих оппонентов по Думе — либералов, смотрела на грядущее Отечества куда более трезво и дальновидно.

Еще до начала Первой мировой войны правые депутаты Государственной Думы предупреждали своих коллег о том, чем грозит России столкновение с кайзеровской Германией. С думской кафедры один из лидеров правых Н.Е.Марков 2-й пророчески восклицал: «…В результате [войны — А.И.] пострадают все, государства все могут развалиться, а на месте их явятся Аттилы, имя которым социал-демократы…» [2, С. 199]. Поэтому думская фракция правых (впрочем, как и весь правый лагерь в целом) чувствуя возможность скорой войны с Германией, всячески советовала не ссориться с ней, а искать пути мирного разрешения растущих противоречий.

Во-первых, из-за недостаточной подготовленности России к войне (правые отдавали себе отчет в том, что «Большая программа» по перевооружению и усилению армии и флота требовала нескольких лет спокойствия для полного ее воплощения), относительной слабости ее вооруженных сил и оборонительных укреплений. Во-вторых, предвидя ужасные последствия, к которым привела война. В-третьих, видя в Германии единственное близкое по духу царской России полноценное монархическое государство. Поэтому-то правые и цеплялись за шаткие надежды предотвращения войны и возможность мирного сосуществования с кайзеровской Германией, в отличие от либералов, настойчиво советовавших правительству ориентироваться на либерально-демократические страны Антанты. «Лучше вместо большой дружбы с Англией иметь маленький союз с Германией», — незадолго перед войной озвучил правый депутат Марков позицию близкую очень многим в правом лагере [2, С. 199].

Сложившийся в Думе в ходе Первой мировой войны единый фронт либеральной оппозиции, получившей название Прогрессивного блока, вызвал во фракции правых монархистов бурю негодования. И дело тут было не только в том, что политические взгляды черносотенцев и либералов принципиально расходились. Правые в отличие от своих политических соперников прекрасно отдавали себе отчет в том, к чему может привести расшатывание авторитета власти в годы тяжелейшей для страны войны, и не минуты не сомневались в том, что либералы добившись власти, не смогут удержать ее в своих руках, тем самым, ввергнув страну в революционную смуту и анархию.

В этой связи очень показательно открытое письмо члена фракции правых IV Государственной Думы, видного тамбовского черносотенца В.Н.Снежкова, взывающие либералов одуматься и отказаться от своих планов реформ хотя бы на время войны, во имя сохранения российской государственности.

В своем обращении Снежков напоминал либералам, что еще в мае — июле 1915 г. такие видные депутаты-либералы как А.И.Шингарев и В.А.Маклаков призывали своих единомышленников не бороться за власть и не вносить вопросов, могущих вызвать обострение среди думских фракций. Царило настроение, — подчеркивал автор послания, — совершенно непохожее на то, что началось в августе: «вслед за взрывом единодушия, сперва отдельные деятели, а затем и целые партии, выдвинули на первый план различные политические требования, прямого отношения к войне не имеющие, к тому же часто весьма спорные с точки зрения блага России, а частью, по мнению широких слоев населения совершенно неприемлемые и, во всяком случае, не вызывающие необходимости в безотлагательном их решении» [3, Л.1].

Осудив неуместность появления в условиях военного времени оппозиционного блока, Снежков, тем не менее, отмечал, что некоторые пункты программы блока были бы в иных условиях приемлемы даже для него. Однако он выступал решительно против проведения реформ, которые непременно оттянут на себя значительные финансовые средства, исчисляемые десятками миллионов рублей, в то время когда даже десятки тысяч не всегда удается выделить на более насущные нужды — на дело государственной обороны [3, Л. 1 об.]. Снежков предупреждал либеральную оппозицию, что стремление вырвать у власти радикальные преобразования в период военных неудач, грозит стране необратимыми последствиями. «Внутренняя междоусобица, забастовки, баррикады и прочие прелести, и несомненный результат всего этого — принятие самых позорных условий мира, сдача России торжествующему врагу <…>, бесплодные жертвы — потоки крови, миллионы убитых и раненых людей…», — таков непременный результат борьбы за власть в военное время, пророчески предсказывал правый депутат.

Поэтому, увещевал Снежков, нельзя в период тяжелейшей для всего русского народа войны пересматривать опорные вопросы, по которым единомыслие не может быть обеспечено. «Я нахожу возможным лишь один выход, — заключал Снежков, — представители «блока» должны заявить с трибуны Г. Думы: «мы стремились провести ряд либеральных законопроектов, но около трети членов Г. Думы и около половины членов Г. Совета отказались к нам присоединиться; оставаясь верными нашей программе, мы проведем ее по окончании войны, ныне же, не желая нарушать создавшееся единение всех фракций, обсуждение программы приостанавливаем <…> политические идеалы должны поблекнуть по сравнению с другим идеалом — независимой и целой великой Российской Империей» [3, Л. 2об.]. Однако предостережения правого депутата думское большинство не встревожили.

Представители правой фракции также неоднократно подчеркивали, что либералы не имеют поддержки в широких слоях российского общества, которое, как не без оснований предполагали депутаты-черносотенцы, могут захватить либо правые, либо левые идеи, но к программам либералов-западников народ, в подавляющей своей массе, останется равнодушен.

Еще до войны один из лидеров правых Государственного Совета П.Н.Дурново в своей пророческой «Записке» очень точно предсказал судьбу российского либерализма в том случае, если представители либеральных партий дорвутся в России до власти: «Лишенные действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентские партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые» [4. С. 458].

А Н.Е.Марков предупреждая об этом же октябристско-кадетские круги, еще в 1912 г., отмечал, что народ пойдет или с правыми, или с левыми, но не с либералами, ничего общего с народом не имеющими [5, Стлб. 527]. В годы войны, обращаясь к членам либерального Прогрессивного блока, он развил эту мысль дальше: «Вы говорите: общественное доверие, страна верит вам, вам, представителям шести объединившихся фракций. А я этого не вижу. <…> Верят вам представители шести еврейских газет» [6, Стлб. 1453]. Пророчества эти сбылись, как известно, в полной мере.

Провозглашение лозунга борьбы с властью в военное время правые депутаты расценивали как прямой призыв к революции, а революция во время войны будет означать разгром России, не сомневались монархисты-черносотенцы. Правые пытались втолковать Прогрессивному блоку, что «народ и рабочие — они люди дела, они люди мозолистых рук» и если страдающий от войны народ методично убеждать в том, что беды происходят от бездарности правительства, если говорить народу о том, что нужно бороться с этой властью во время войны, то, предупреждали правые: «знайте, что ваши слова ведут к восстанию, ведут к бунту, к народному возмущению, к ослаблению государства…» [7, Стлб., 97].

Так что нельзя не признать, что, к сожалению, подавляющее большинство пророчеств правых сбылось. Они точно предсказали развитие сценария, по которому двинется Россия, если власть в стране перейдет в руки либералов. Отличаясь более дальновидным взглядом на будущее, предвидели правые и собственное поражение в этой борьбе. Один из лидеров фракции В.М.Пуришкевич в 1916 г. отмечал, что после войны прогрессивная мысль непременно возьмет верх над консервативной. Ошибался он только в сроках, полагая, что либеральное течение будет главенствовать в России, по крайней мере, 5−10 лет [8, С. 136−137]. На деле российские либералы, добившиеся долгожданной власти и обещавшие стране самые радужные перспективы, смогли продержаться лишь несколько месяцев, как и предполагал Марков, вскоре выпустив эту власть из своих рук и бесславно сгинув в водовороте революционных событий и гражданской войны.

Причина такой дальновидности правых, прежде всего, заключалась в том, что правые депутаты, в большинстве своем помещики, священники и крестьяне, знали русский народ значительно лучше, в отличие от высокообразованных, по-европейски мыслящих, но крайне далеких и оторванных от своего народа либералов. Другое дело, что справедливо и метко критикуя своих политических противников, находя слабые места в их программах и пророчески предвидя пагубные последствия для России от проводимой ими политики, правые так и не смогли со своей стороны предложить Отечеству реально осуществимых и действенных в этих сложных условиях мер для умиротворения общества, спасения самодержавной монархии от краха, а страны от погружения в революционную братоубийственную смуту.



СНОСКИ:
1. Двуглавый орел. (Париж). 1929. N 34. 30 ноября (13 декабря).
2. Богоявленский Д.Д. Н.Е.Марков и Совет министров: Союз русского народа и самодержавная власть // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сб. научных трудов. Вып. 1 / Под ред. А.Ю.Минакова. Воронеж, 2001.
3. Российский Государственный Исторический Архив (РГИА). Ф. 1090. Оп. 1. Д. 162.
4. Цит. по: Степанов С.А. Черная сотня. М., 2005.
5. Государственная Дума. Созыв IV. Сессия I. СПб., 1912.
6. Там же. Сессия IV. Пг., 1916.
7. Там же. Сессия V. Пг., 1916.
8. Пуришкевич В.М. Чего хочет Вильгельм II от России и Англии в великой битве народов. Пг., 1916.

Андрей Александрович Иванов, кандидат исторических наук, редактор ИА «Русская линия«

http://rusk.ru/st.php?idar=103803

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

работа в Киеве Автомойщик, США