Русская линия
Русская линия Ольга Куликовская-Романова24.10.2005 

Иного пути к возрождению России, как только через покаяние, у нас нет
Выступление на вечере в Российской государственной библиотеке 23 октября 2005 года

Дорогие друзья!
Рада приветствовать Вас сегодня и благодарю, что откликнулись на приглашение и пришли на нашу встречу.

Для любого писателя особая ответственность выступать в стенах главной библиотеки страны — этого крупнейшего хранилища книг в мире. Благодарю руководство Российской государственной библиотеки и лично ее генерального директора Виктора Васильевича Федорова и заведующую отделом организации выставочной работы Татьяну Ивановну Новокрещенову за предоставленную возможность собраться в этом прекрасном зале.

Нынешняя презентация моих книг «Царского рода» и «Живая душа» — это не первое их явление народу. Но это первый специально им посвященный разговор в именно в Москве. Летом-осенью этого года в обеих столицах с огромным успехом прошли подготовленные нашим Благотворительным фондом выставки художественных работ моей свекрови Великой Княгини Ольги Александровны. Их посетители могли приобрести книги «Царского рода» и «Живая душа». Они вызвали такой большой интерес, что я вынуждена была напечатать второе и даже третье издание. Одним словом, книги оказались востребованы православным читателем. Теперь хотелось бы понять, как они воспринимаются, как оцениваются простым читателем и критикой. Согласитесь, это важно для любого автора, чтобы двигаться дальше. А я не собираюсь останавливаться, сейчас у меня в работе новая книга. Надеюсь, она также попадет в эпицентр читательского внимания.

Книги «Царского рода» и «Живая душа» посвящены двум дорогим для меня людям — моему супругу Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову и приснопамятному митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну Снычеву, 10-летие праведной кончины которого отмечается в ноябре нынешнего года.

С Владыкой Иоанном у меня были особые, теплые отношения, и я и сейчас разговариваю с ним, как с живым. Владыка Иоанн, когда я у него бывала, а потом опять отправлялась в другие города и веси страны, всегда мне говорил: «Возвращайтесь и расскажите, как и что у Вас происходит, как было». То есть его интересовала моя деятельность, что я делаю. Мы обсуждали очень много вещей, разные темы. Его призыв всегда возвращаться к нему навсегда остался в моей душе. К сожалению, когда он скончался в 1995 году, для меня это был сильнейший шок, удар. Помню, что все, так называемые здесь «ноябрьские праздники», я отлеживалась после известия о кончине митрополита Иоанна. Кроме того: после скорбного известия о кончине Владыки, буквально через час мне позвонила из Канады дочь Татьяна и сообщила, что моя очень хорошая знакомая еще по учебе в Мариинском институте благородных девиц — Галина Борденгаген, у которой мы останавливались вместе с Тихоном Николаевичем, очень милый человек, познакомившая нас с родственниками о. Леонида Колчева — духовника Императрицы Марии Феодоровны, когда Ея Величество жила в изгнании в Дании, тоже скончалась в тот же день. Так что для меня это был двойной удар. Четыре дня «праздников» я просто отлеживалась, потому что мне было нехорошо с сердцем от переживаний.

Владыка Иоанн всегда оказывал мне большую моральную поддержку. Теперь, когда я посещаю Петербург, я всегда иду на могилку к Владыке и разговариваю с ним: жалуюсь, плачу, ябедничаю. Я с ним разговариваю, как с живым. Ответ, правда, не всегда слышу сразу, но чувствую и знаю, что мои слова услышаны. Неоднократно я уже повторяла фразу, когда отзывалась или писала о святителе Иоанне Шанхайском: «Когда прихожу к нему, разговариваю с ним, как с живым». Владыка Санкт-Петербургский второй Владыка, с которым я разговариваю, как с живым. Зная, что они ушли, чувствую, что у меня есть заступничество на небесах. А они все видят сверху.

В 2004 году, когда была на могиле Владыки Иоанна, попросила его помощи, так как у меня предстояла презентация второго издания книги о моем Супруге Тихоне Николаевиче «Царского рода», которое выпустило петербургское православное издательство «Сатис». Я немножко волновалась, как все пройдет: всегда можно ждать всяких неожиданностей, поэтому я попросила его заступничества. И слава Богу — все прошло гладко. Во всяком случае я опять чувствовала: по молитвам Владыки Иоанна Богородица меня берегла очень.

Как ни придешь в Владыке Иоанну, всегда полно цветов на его могиле. В тот раз оставила там копию иконы «Троеручица», которую я отвезла в Екатеринбург. Эта икона из дома Ипатьева, перед которой молились Царственные Мученики. После занятия города белыми один офицер знакомый нашей семьи привез ее в Данию Императрице Марии Феодоровне. После ее смерти икона хранилась в семье Великой Княгини Ольги Александровны. А уже Тихон Николаевич завещал мне передать икону в храм, который будет построен на месте голгофского подвига Царской Семьи, что я в точности исполнила. Теперь печатная копия этой иконы будет находиться на могилке Владыки.

Во время последней нашей встречи, когда митрополит вышел к нам без клобука, в простом монашеском облачении, мне показалась, что от него шел какой-то неземной свет, он прямо весь светился. В 1996 году я получила неожиданный подарок от Владыки: одна из его келейниц передала мне позже маленький молочник с монограммой святого Царя-Страстотерпца Николая Второго, она передала мне этот сливочник уже после кончины Владыки, а в скором времени эта келейница Валентина приняла схиму и отошла ко Господу и своему любимому Архипастырю, не пережив Владыку даже года.

По моему глубокому убеждению, Владыка Иоанн у престола Божьего молится и за меня, грешную, и за всех чад своих духовных, и за всю многострадальную Россию. Святитель Иоанне, моли Бога о нас!

В 2005-м году исполнилось двенадцать лет, как нет с нами моего Супруга Тихона Николаевича Куликовского-Романова — внука Императора Александра Третьего и племянника святого Государя Николая Второго. В один из последних визитов в Россию я начала воплощать в жизнь давнюю идею написать книгу о Тихоне Николаевиче: подготовила и разослала письма в разные уголки мира, чтобы люди, знавшие моего Супруга, поделились своими воспоминаниями, рассказали о нем как ярком представителе русского народа, который Промыслом Божиим был разбросан по многим странам и континентам, а ныне мистически собирается воедино. Также стала систематизировать и обобщать исторические материалы, скопившиеся в моем архиве за долгие годы. Эту работу продолжила дома, в Канаде, а мои сотрудники — в России.

Законченный труд, который сейчас представлен на читательский суд, имеет уникальный в своем роде характер, поскольку отдельной книги на русском языке об одном из ближайших прямых родственников святой Царской Семьи до сих пор не было. В Дании, правда, небольшим тиражом выходила книга, посвященная в основном годам службы Тихона Николаевича в Королевской Датской Гвардии. Но она недоступна русскому читателю, да и имеет скорее значение для сослуживцев моего Супруга и, может быть, для узкого круга датчан, проявляющих интерес к истории своей страны.

Особенностью же моей книги является её строго документальный характер. Здесь я выступаю не столько как субъективный писатель-мемуарист, сколько как бережный собиратель и хранитель свидетельств близких и дорогих мне людей, как один из их соавторов, чей голос вплетается в общее многоголосие. Работая над книгой, постоянно ощущала помощь и поддержку любимого Тихона: мы были вместе, как всегда, как в любом деле. Он мой главный соавтор, и читатель в этом сможет убедиться, прочтя в книге страницы, написанные рукой Тихона Николаевича.

Мне кажется промыслительным, что Тихон Николаевич вернулся на родину, если не телом, то духом: делами созданного им Благотворительного Фонда имени Его Матери — Великой Княгини Ольги Александровны, оказанным влиянием на развитие русского монархического движения, страницами нашей общей книги. Вот уже пятнадцать лет я посещаю Россию по воле Тихона Николаевича и передаю русским людям его наследие и заветы. При этом личность Тихона Николаевича в духовном отношении раскрывается все больше, становится в некотором смысле даже легендарной…

О моем дорогом Супруге Тихоне Николаевиче в России узнали давно, когда он вступил в личную переписку со многими здешними молодыми православными людьми, ставшими на волне происходивших в стране свободолюбивых перемен интересоваться личностью святого Царя-Мученика Николая, Его Семьей, родственниками, династическими вопросами и принципами монархической государственности. Родной племянник последнего Российского Императора Тихон Николаевич Куликовский-Романов, пожалуй, первым из живших на тот момент и живущих поныне за границей Романовых после десятилетий искусственной изоляции от родины установил непосредственный контакт с широкими кругами российской православной общественности. В этом его значение для России трудно переоценить. О нем много говорили здесь, когда он был жив, о нем продолжают говорить и помнить вот уже двенадцать лет после его праведной кончины. Он стал своеобразным мостом из прошлой России в будущую.

Одна из глав книги посвящена семье Дедушки и Бабушки Тихона Николаевича — Государя Александра Третьего и Императрицы Марии Феодоровны. То, что так называемая «царская тема» чрезвычайно актуальна в российском общественном сознании говорят многие знаковые события последнего десятилетия. То бренные кости безвестных екатеринбургских мучеников перезахоранивают в собор Петропавловской крепости под видом царских останков. И когда подлог с лже-останками не удается, устраивают целую «эпидемию» перезахоронений из-за границы в Россию подлинных останков белых беженцев-эмигрантов. Как сказал один священник здесь, в России, «февралисты хоронят февралистов». То есть потомки красных республиканцев разрешают перенести в русскую землю прах идеологических противников своих дедов — белых республиканцев. Хочу напомнить, что генерал Антон Иванович Деникин, недавно перезахороненный в Донском монастыре, отказался в 1919 году в Ростове-на-Дону встретиться с Великой Княгиней Ольгой Александровной, с риском для жизни оставшейся в России, и принять ее мужа полковника Николая Александровича Куликовского добровольцем в Белую Армию. Точно так же генерал-февралист отказал в праве сражаться за Отечество в рядах Белой армии и старшим сыновьям Великого Князя Александра Михайловича — Андрею, Федору, Никите. Генерал ответил, что «по соображениям политического характера присутствие членов и родных семьи Романовых в рядах Белой армии нежелательно».

Бог с ними, с перезахоронениями беженцев-эмигрантов. В конце концов это дело их родственников и нынешних российских властей. Но когда собираются перевозить прах Императрицы Марии Феодоровны — бабушки моего супруга — это дело касается уже лично меня как ближайшей родственницы с русской стороны. Небезразлично, оно, думаю и всей православной России — все-таки речь идет о Государыне Императрице Всероссийской. Однако ни меня, ни Православную Церковь, ни правнука Императрицы князя Михаила Федоровича, ни русский народ не спросили, когда несколько лет назад затеяли перезахоронить прах Императрицы. Сначала говорили о каком-то «завещании Императрицы», о ее якобы последнем желании лежать в родной земле, потом пристегнули к этому делу живущего в Дании князя Димитрия Романовича и его брата князя Николая Романовича, которые «седьмая вода на киселе» для Императрицы, и уж ни мою, ни волю всех Романовых выражать не могут. Я выступила с несколькими заявлениями и потребовала предоставить мне так называемое «завещание Императрицы», а также дезавуировала заявления князя Николая Романовича. И что же? Сейчас придумали совсем уж смехотворный повод, что якобы рядом с гробницей Императора Александра Третьего есть место, значит туда надо положить Императрицу Марию Феодоровну. При жизни февралисты-октябристы ее мучили и унижали, продолжают и ныне, все никак не дают Ей покоя.

В моем распоряжении имеются документы, которые однозначно свидетельствуют, что за проектом перезахоронения праха Императрицы Марии Феодоровны стоят те же самые люди, которые осуществляли подлог с захоронением лже-царских останков в Петропавловской крепости. Это чиновник санкт-петербургской мэрии И. Арцишевский, который величает себя представителем князей Николая и Димитрия Романовичей, заместитель директора Эрмитажа Г. Вилинбахов, директор музея Петропавловской крепости Б. Аракчеев и другие музейные работники. У них не получилось выдать екатеринбургские останки за царские — Русская Православная Церковь их не признала. Теперь эти «господа» хотят свой подлог прикрыть настоящими останками настоящей Императрицы и превратить их в музейный экспонат, к которому откроют доступ за деньги. В Дании я свободно могла служить панихиды на могиле бабушки моего супруга, они вообще там служатся регулярно и за вход денег не берут. Но вряд ли это будет возможно после перезахоронения в Петропавловском соборе. Он остается до сих пор музеем, где служить разрешают только раз в году — в престольный праздник первоапостолов Петра и Павла. В этом году мы все-таки настояли на своем и служили там молебен 17 июля — в день памяти Царственных Страстотерпцев. Так директор Петропавловки Аракчеев намеренно лично привел группу туристов. Стал отпирать обычно закрытый Екатерининский придел, где покоятся лже-царские останки, и устроил скандал во время чтения Евангелия. Позор, господа! Как при таком отношении переносить прах Императрицы в Петропавловку, как стоять рядом с этими людьми, у которых нет ни чести, ни совести. И это — примирение? И это — новая страница истории? По-моему, это старое большевицкое хамство.

Если все-таки перезахоронение осуществится, этих господ на пушечный выстрел нельзя подпускать к святому делу. Они и им подобные, мечтающие заработать и прославиться на переносе чужих костей, как средостение разрастаются между Императрицей и православным русским народом.

Исторически перенесение праха Императрицы Марии Феодоровны не только втягивается в ситуацию с подлогом царских останков в Петропавловской крепости, но послужит забвению тяжелых страниц отечественной истории. Все в Петропавловке будут лежать рядом, как будто ничего и не было. Не было екатеринбурского злодейского убийства одних, изгнания и смерти на чужбине других. И почти 100 лет, целая эпоха, четыре поколения, униженных и оскорбленных, плененных и казненных, уйдут в небытие, в забвение. Пока нет рядом с лже-останками Царской Семьи настоящего праха Императрицы Марии Феодоровны, будут оставаться вопросы: почему рядом с Сыном и Внуками нет Венценосной Матери и Бабушки? Почему Она похоронена в Дании? Почему ближайшие родственники протестуют против Ее перезахоронения? — до тех пор люди будут помнит революционный кошмар, до тех пор «страница не перевернута» и «никто не забыт и ничто не забыто».

Моя книга «Царского рода» и стремится будить в русском человеке историческую память, призывает к искреннему покаянию в грехе Бого и — цареотступничества. Иного пути к возрождению России, как только через покаяние, у нас нет. Так считали духоносные православные старцы, так считал приснопамятный митрополит Иоанн, так считал родной внук Государя Александра Третьего и Императрицы Марии Федоровны Тихон Николаевич. Их созидательный победительный дух я стремлюсь сохранять в своих книгах.

Благодарю за помощь в подготовке и издании книг «Царского рода» и «Живая душа» работников издательства «Сатис» во главе с директором Андреем Блинским и всех, внесших посильную лепту в осуществление этого поистине соборного труда.

Моим дочери Татьяне и внучке Александре оставляю его в назидание. Богу и русскому человеку отдаем себя и наши книги на праведный суд.
Благодарю за внимание.

http://rusk.ru/st.php?idar=103775

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru