Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский29.09.2005 

Глобальная нефтяная пирамида близка к обрушению
России, надеясь на Бога, необходимо готовиться к худшему

На волне тревожных ожиданий и слухов в воскресенье, 25 сентября, завершила свою работу осенняя сессия МВФ. В американскую столицу слетелись министры финансов и руководители центробанков, чтобы в узком кругу обсудить экстренные меры по преодолению топливного дефицита и спровоцированного им кризиса развития. В материале под названием «Проблемы с глобальной финансовой системой дадут о себе знать уже в ближайшие недели» РЛ предлагала читателям неутешительный прогноз будущего нефтяного и финансового рынков. Заседание «большой восьмерки» в Вашингтоне подтвердило, что ситуация в мировой экономике «зашкаливает» за допустимые рамки и в действительности чревата скорым и резким падением.

Преднамеренно обрушить доллар и фондовые рынки и свалить всю ответственность на нефтедобывающие страны — такая стратегия обсуждается теперь Западом и в перспективе позволит ему аннулировать долги и переломить в свою пользу условия международного обмена. Периферийным экономикам по существу окажется предъявлен ультиматум: торговля ресурсами за бесценок или же полный коллапс и масштабные общественные потрясения.

Приметы надвигающегося кризиса ясно прослеживались в обстановке прошедшего форума. Первые проблемы обозначились еще до его открытия. От «финансовой восьмерки» по сути осталась «пятерка» — накануне, в среду стало известно о том, что в отставку подал глава итальянской делегации министр экономики Доменико Синискалько. Причиной этого явились разногласия относительно программы стабилизации ситуации. Откровенно проамериканскую линию занял глава Банка Италии Антонио Фацио, ушедший же в отставку Синискалько ранее предлагал провести ряд мер, направленных на обеспечение большей самостоятельности Евросоюза и сокращение бюджетного дефицита Италии.

Не явился на встречу и министр финансов Германии Ганс Айхель. Согласно официальным объяснениям, это случилось в связи с приближающейся сменой немецкого правительства. Однако, наблюдатели отмечают другое: таким образом социал-демократы отказываются отождествлять себя с авантюристической линией, возобладавшей в последнее время за океаном. Германия в результате на встрече была представлена финансистом второго эшелона, Кайо Кох-Везером.

Но самой большой интригой саммита стало исключение России из рамок «большой восьмерки» с лишением ее права голоса в собрании крупнейших государств. Российской делегации без всяких предварительных согласований было предложено перейти в разряд наблюдателей в группе развивающихся стран: Китая, Индии, Бразилии и ЮАР. Права на полноценное участие России в G8 и до сих пор оставались не подтверждены, однако никто не ожидал, что выдворение ее из элитного клуба окажется таким бесцеремонным и скорым.

Чтобы подчеркнуть ограничение возможностей России на участие в финансовых решениях, страны-члены G7 даже изменили расписание встреч. Вместо двух встреч в Вашингтоне в рамках осенней и весенней сессий МВФ и Всемирного банка и двух — в стране-председателе встреч «восьмерки», решено было отменить проведение зимней встречи, которая должна была пройти в России.

Для министра финансов А. Кудрина, отвечающего в Правительстве за связи с институтами глобальной экономики, подобный поворот по-видимому явился полнейшей неожиданностью. По крайней мере, еще за несколько дней до отлета в Вашингтон Кудрин источал оптимизм и довольство, намереваясь ни много, ни мало — принять председательство в «большой финансовой восьмерке». 19 сентября на встрече президента РФ с членами правительства он, в частности, сообщал: «По сути мы принимаем эстафету на проведение мероприятий G8, в том числе финансовых. Это ответственное заседание для России». Однако, «восьмерка», в одночасье ужавшись до семи членов, предпочла обсуждать проблемы энергетической безопасности и мирового развития кулуарно, без представителей Москвы.

Замять очевидную неловкость дипломатическими фразами попытался директор-распорядитель МВФ Родриго де Рато, который на сей раз непривычно много хвалил Россию за, цитирую, «снижение уязвимости собственной экономики» (выделено мною — А.Р.), укрепление бюджетной политики, сдерживание показателей инфляции и улучшение инвестиционного климата. Он пожелал также успеха России в будущем председательстве в «политической восьмерке» и пообещал, что это «станет хорошим шансом показать способности к лидерству и решению целого ряда вопросов в интересах страны».

В официальное итоговое коммюнике, составленное от лица США, Англии, Франции, ФРГ, Японии, Италии и Канады, оказались занесены дежурные фразы насчет «содействия мировому развитию», «борьбы с бедностью» и «выполнения целей тысячелетия». И, тем не менее, резкое изменение формата встреч стало весьма красноречивым жестом. Запад замыкается от остального мира, готовясь решать нарастающие проблемы за чужой счет. Как прозрачно намекнул на это перед началом работы сессии министр финансов Великобритании Гордон Браун: «Это глобальный вызов, который требует глобальных решений. Мы будем продолжать ставить вопрос о согласованной стратегии действий в условиях высоких цен на нефть с тем, чтобы „семерка“ согласилась с принятием общей стратегии».

Информация о дискуссиях, прошедших в субботу и воскресенье под председательством министра финансов США Джона Сноу, закрыта и крайне скупа. Известно, что ключевыми вопросами в ходе их стали беспрецедентный рост мировых цен на энергоресурсы и ситуация на мировом валютном рынке. Особенный акцент представители «большой семерки» сделали на вовлечении Китая в мировую финансовую систему. Юань до сего дня остается неконвертируемой денежной единицей, а потому любые катаклизмы долларовой системы не могут в решающей степени повлиять на стабильность китайской экономики. «Меры по достижению полной конвертируемости юаня», предложенные МВФ, по этой причине следует рассматривать как решительную попытку мировой олигархии воспрепятствовать усилению КНР на фоне охватившего мир долларового дефолта.

В данных условиях все старания Кудрина свелись к убеждению недавних партнеров по «восьмерке» в нужности России для них как энергетического донора и посредника во взаимоотношениях с нефтедобывающими странами. Главный российский финансист из кожи вон лез, чтобы уверить: с исключением нас из «финансовой восьмерки» ничего экстраординарного не произошло; Россия для Запада все равно остается «своей» и на будущее рассчитывает в составе привилегированного круга принять участие в грядущем «большом переделе». Так, Кудрин на будущий год пообещал увеличить производство и экспорт нефти из России на 3%, или на 30 млн. тонн, что вообще-то явилось его собственной творческой новацией: по существующим в Минпромэнерго оценкам рост не превысит 2,4%, а общая добыча составит 470 млн. тонн. Но Кудрин знает, что говорит. Если бы возможно, он бы пообещал Западу все 30% увеличения — только бы отодвинуть время расправы: заговорить зубы и отвлечь аппетит волка, приготовившегося ринуться на свою жертву.

Кроме того, российский министр финансов официально выступил с предложением об организации международного контроля за добычей энергоносителей. По его мнению, если рассекретить данные о запасах нефти в странах-производителях и привести процесс в соответствие с нормами мировой отчетности, это приведет к успокоению рынка. «Скрытость резервов, недостаточная прозрачность компаний в некоторых нефтедобывающих странах влияет на спекулятивное увеличение спроса», — считает чиновник и напоминает: «Россия уже перешла на международные стандарты финансовой отчетности. Либерализация нефтегазового сектора России, в том числе реформа Газпрома, допуск иностранных компаний к российским месторождениям приведет к рассекречиванию баз данных о нефти и в заметной степени повлияет на стабилизацию мирового рынка энергоносителей».

Смысл данного «мессиджа» совершенно понятен: в мировом кризисе виноваты «некоторые непоименованные нефтедобывающие страны» (читай, арабы и Венесуэла), Россия же всегда остается к услугам Запада и готова выполнять роль штрейкбрехера, выражая его требования и содействуя установлению выгодных ему правил игры. Прилагая последние силы, Кудрин рассчитывает успеть погрузиться на борт отходящего «ковчега спасения», но со стороны Запада ему однозначно сигналят: вы не наши и нам не нужны, место России — в числе стран третьего мира, которым предстоит понести на себе полную тяжесть последствий распада и перетряски глобальной финансовой системы.

Сомнительным выглядит и сам метод убеждения, избираемый Кудриным, ибо такое переваливание с больной головы на здоровую лишает нас всякой надежды на дальнейшее взаимопонимание с товарищами по несчастью. В действительности, рассекречивать информацию нужно, но информацию не о месторождениях, а о нефтяных кубышках западных стран. Нефтедобыча в мире неуклонно растет, но ее все равно не хватает. Энергоносители, несмотря ни на что, широким потоком утекают как бы в некую бездну, и никто толком не знает, куда именно. Если бы раскрылись адресаты поставок, на поверхность бы вышли и истинные зачинщики кризиса. Пока же все в ожидании бедствия запасаются «черным золотом» впрок: правительства и крупные собственники. Каждый надеется пережить трудные времена, черпая от сделанных прежде запасов. В результате, спрос на нефть получает ажиотажный характер, а многочисленные спекулянты в поисках сверхприбыли перемещаются с фондовых рынков на нефтяные.

В мире сейчас не существует другого, более выгодного пути сделать большие и быстрые деньги, чем этот. Еще бы, ведь в последней из глобальных пирамид — нефтяной — вложения средств приносят фантастический рост: до 80−100% годовых! Баррель сырой нефти, купленный по цене в 65 долл. сегодня, к Рождеству, как обещают, будет стоить уже 80 «зеленых». Однако, игра с нефтью, которую иначе еще называют кровью современной экономики, не может продолжаться долго. Прогнозы на повышение, которыми постоянно подстегивается рост цен, лукавы и делаются явно в расчете на конечное обрушение рынка. Ибо, в отличие от спекулятивных игр с ценными бумажками, речь идет о физической невозможности для существующих производства и сервиса нормально функционировать в изменившихся условиях.

Послушаем еще раз того же А. Кудрина и за обычными витиеватостями речи высокопоставленного чиновника попробуем различить очертания реальной угрозы, вставшей над нами: «Стабильный мировой рынок нефти позволит избежать главной опасности для российской финансовой системы, а именно резких колебаний цен на „черное золото“». О каких же резких колебаниях цен на нефть упоминает министр финансов? Очевидно, что не о колебаниях в сторону дальнейшего увеличения, которые в отношении России только благоприятны, а о тотальном падении цен на нефть. Если же речь идет о падении, то никакое плавное падение, связанное с обычными рыночными корректировками, к примеру, до уровня 40 долл. за баррель, не может представлять серьезной опасности — еще недавно мы торговали нефтью по 25, 20 и даже 18 долл. за баррель, в расчетах же федерального бюджета на 2006 г. фигурирует цифра в 38 долл. Итак, когда Кудрин говорит об опасности для российской финансовой системы, речь идет ни о чем ином, как о том, что, если цены на нефть в ближайшее время не стабилизируются, высока вероятность массированного обрушения мировых рынков и долларового дефолта.

Пока ситуация неуклонно движется к этому. И, если никаких чрезвычайных и неожиданных поворотов, ломающих планы транснациональной верхушки, не произойдет, нам остается только молить Бога о том, чтобы череда потрясений, готовая захлестнуть мир уже в ближайшие недели, по возможности пощадила Россию и нас, ее многострадальных и грешных людей.

http://rusk.ru/st.php?idar=103687

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru