Русская линия
Правая.Ru Егор Холмогоров02.03.2005 

Битва за Москву
Могут ли «Наши» противостоять «оранжевым»?

Появление движений, подобных «Нашим», представляющим собой, по сути, более агрессивный «римейк» «Идущих вместе», было встречено и либерал-большевистской оппозицией, и ее западными покровителями с какой-то нездоровой тревожностью.

Начались бесконечные наезды и провокации в прессе, совершенно нелепые акции, вроде совместного похода журналиста-провокатора Кашина и яблочника-провокатора Яшина на некое закрытое мероприятие «Наших», завершившееся окунанием кого-то из них в сугроб и горделивой фразой Кашина: «Движения НАШИ, видимо, больше просто не будет».

Тревожные нотки даже проникли (точнее, были проплачены) в западной, конкретнее — британской прессе, где уже пущена явно не приходящая на ум жителю туманного Альбиона рифма «нашизм» «фашизм»

При этом никаких формальных оснований беспокоиться у «оранжевых революционеров» вроде бы нет.

Пока все выглядит насквозь вторично — начиная от названия, утащенного у возглавлявшегося Александром Невзоровым в начале 1990-х брутально-патриотического движения, до лидера нового движения — Василия Якименко, возглавлявшего ничего, кроме трагической улыбки, не вызывающее движение «Идущие вместе».

Представить себе, что «нашисты», в случае, если развитие движения будет идти так, как обычно в этой среде развиваются подобные «общественные движения», смогут реально противостоять «оранжевым», — решительно невозможно.

Либо разбегутся, либо вольются в ряды и пойдут вместе пиво пить.

И можно было бы скорее предположить, что вся затейка ради того и сделана, чтобы благополучно провалиться и не допустить возникновения серьезных «контрреволюционных» движений снизу, чтобы сообщать возможным «партизанам порядка», что их место занято, и они могут вливаться, если захотят. А на нет, и суда нет.

В общем, «Наши» до обидного похожи на подставу.

Как на такую же подставу, только более малобюджетную и более радикальную (чем она хоть немного интересней), похожи грядущие «опричники», которых обещает взрастить на культе силы и во имя Евразии Александр Дугин.

Идея противопоставить Лимонову именно второго (и куда более талантливого) сооснователя НБП — Дугина — напрашивалась сама собой.

И даже удивительно, почему она так долго не воплощалась в жизнь.

Помимо самоуспокоенности кремлевских чиновников можно предположить, что дело было в том, что сам Дугин не хотел становиться в позу радикала, мечтая о позиции в некоем мифическом «радикальном центре».

И лишь сейчас, когда грань между радикализмом и центризмом практически стерта, появилось пространство для раскрытия подлинных талантов Дугина.

Но и его проект более похож на попытку второй раз повторить трюк с НБП, а история, как известно, второй раз повторяется как фарс.

«Россия-3», «НБП-2», «Опричнина-2», «Наши-2» на базе «Идущих вместе-2» — вся эта дикая, чуждая хотя бы малейшего (прошу прощения за почти нецензурное слово) креатива, гавайская смесь никакой надежды на появление серьезного отпора будущей «оранжевой революции» не дает.

«Штурмовики» и «чернорубашечники», даже если это «штурмовики Путина», взращиваются совсем не так — не халявной жратвой, тусовками в пансионатах, и лекциями в монастырях.

Они выпаиваются бесплатным пивом и вскармливаются на реальной крови.

«Штурмовик», как мелкобуржуазный контрреволюционер, применим лишь для двух целей — уличных боев втроем на одного и массовых попоек.

Чтобы он сгодился на большее — хотя бы на факельное шествие — нужна уже тонкая режиссура и отряды «СС», которые за штурмовиками приглядят.

«Штурмовиков» в российских условиях можно набирать из тех, кто в 1980-е подался бы в «любера», но никак не из тепличных городских мальчиков и девочек, зашибающих «бабки».

Тем более что печальным фактом является то, что в случае оранжевой революции революционеры почему-то всегда платят больше, чем государство.

Революционер, «партизан» может быть сознателен, готов на десятки разных подвигов и применим для множества задач.

Штурмовик может и должен лишь пить и драться.

И попытаться организовать «штурмовые отряды» для разгона оранжевых мальчиков по образцу организации самих оранжевых мальчиков — значит загубить дело, и оно будет загублено.

Но откуда же такая тревога у самих оранжевых?

Появление самых слабых и неорганизованных попыток противодействия «московскому майдану» может привести к тому, что сам этот майдан попросту не состоится.

Сценариям «бархатной революции в России» он совсем не требуется или требуется в очень ограниченных масштабах.

И даже самые вялые телодвижения власти в направлении противодействия уличной революции могут привести к тому, что уличный сценарий полностью будет свернут как ненадежный и рискованный.

В Москве не собрать, даже за деньги, такой толпы, которую можно было бы использовать как оружие по киевскому образцу.

Наличие же «контртолпы», пусть и столь же слабой, и вовсе блокирует большинство возможностей использования революционной массовки.

Поэтому даже такие «Наши», какие были заявлены, могут реально угрожать финансированию всей цепочки (от организаторов через посредников и исполнителей до уличной братвы), которая ответственна за «уличную революцию».

Отсюда и уделяемое «Нашим» (и идущее их раскрутке на пользу) преувеличенное и даже истеричное внимание.

Людям «заказ обламывают», тут уж не до сантиментов.

Но серьезного политического значения все эти игры либерал-большевиков и либерал-патриотов вокруг возможного московского «майдана» скорее всего не будут иметь никакого принципиального политического значения.

Если России и суждено пережить трагедию очередной «революции» и тотального краха государственности, то «революция» эта будет производится в тиши кабинетов, и народ узнает о ней, скорее всего, лишь тогда, когда ему сообщат, что власть сменилась.

Западная пресса сравнивает сегодня Путина не с Кумой, Милошевичем или хотя бы Николаем II и Карлом «перво-вторым» (как это делает запутавшаяся в нумерации британских монархов Юлия Латынина).

Путина сравнивают с Ричардом Никсоном — одним из самых сильных и интересных президентов США, отстраненным в результате политической провокации.

После отстранения Никсона в Белый Дом на два года въехал человек, никогда не избиравшийся народом, и это, кстати, показало, какие возможности для манипуляции властью дает американская демократия.

О тех ресурсах переворота, которые предоставляет действующая политическая система России, мы в скором времени узнаем.

Политобзор Егора Холмогорова

01.03.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru