Русская линия
Русская линия Сергей Лебедев17.09.2005 

Четвертый раздел Речи Посполитой
Сегодня начался освободительный поход Красной Армии в западную Украину и западную Белоруссию

17 сентября 1939 года части Красной Армии перешли тогдашнюю западную границу СССР, начав освободительный поход на запад. Началась ликвидация последствий Брестского мира 1918 года и советско-польской войны 1920 года. Историческая Россия вновь собиралась в пределах одного государства. К 25 сентября все было закончено: советские войска вышли на линию разграничения с немецкими войсками, установленную ранее в результате договоренностей по советско-германскому пакту о ненападении, подписанному в Москве месяцем ранее. Вскоре, 28 сентября, был подписан советско-германский договор о дружбе и границах, установивший новую западную границу СССР, практически совпадавшую с этнографическими границами восточного славянства. 2 ноября 1939 года Верховный Совет СССР принял законы о включении в состав СССР территорий западной Украины и западной Белоруссии. Приобретения нашей страны составляли 203 тыс. кв. км, с населением 13 миллионов человек.

Рано или поздно подобное должно было произойти. Фактически вплоть до Второй мировой войны наш народ был разделен. После февральской революции (да-да, большевики просто довели до логического конца то, что началось при «февральских свободах»!) распалось русское государство. Большевики смогли собрать по кускам державу, но часть самых западных восточнославянских земель оказалась под властью новоявленных лимитрофных «государств». К тому же и Российская империя еще не объединяла всех русских, поскольку русины Галиции, Буковины и Карпатской Руси были под властью Австро-Венгрии. Присоединение этих краев было одной из главных целей России в Первой мировой войне. После распада Австро-Венгрии большая часть западноукраинских и западнобелорусских земель оказалась в составе Польши. Под властью «братьев-славян» русины пребывали под таким национальным и религиозным гнетом, что коммунистическая власть в СССР казалась им меньшим злом.

В самом деле, в Польше даже по данным тенденциозной польской переписи населения 1931 г. 14,3% всего населения страны составляли украинцы и 5,9% белорусы (это без учета евреев и немцев, проживавших на землях к востоку от Буга). Фактически же восточных славян в Польше проживало гораздо больше, поскольку власти всячески старались завысить численность «титульной», как модно сейчас говорить, нации. В результате в «поляков» записали всех католиков и лиц, владевших польским языком. Основной принцип властей в отношении всего непольского населения страны гласил: «русских в Польше нет!». Проводилась жесткая политика «полонизации» (ополячивания). Вообще трудно отделаться от мысли, что лидеров Польши 1918−1939 гг., которую называли Второй Речью Посполитой, ничему не научила судьба Первой. Такие же свирепые и бездарные гонения на православие и русскость, такое же пресмыкательство перед Западом, такая же патологическая русофобия и мечта о захватах русских земель. Конец у такой Речи Посполитой был неизбежен.

Поскольку многочисленные восточные славяне упорно не желали становиться поляками, то всех православных и униатов, независимо от их самосознания, объявили украинцами и белорусами. Польские лидеры, опираясь на свой опыт более чем векового выведения украинского национализма, продолжали упорно проводить украинизацию малороссов, резонно считая, что это — лучший путь к ликвидации русского самосознания среди «православного быдла». К тому же в Польше, где практически все политические партии выдвигали лозунги создания Польши «от моря и моря», с помощью самостийников рассчитывали расчленить Россию.

Впрочем, на Волыни, бывшей еще недавно оплотом Союза Русского Народа, украинизация не увенчалась успехом. Аналогичным образом, и в западной Белоруссии упрямые белорусы упорно отказывались считать себя отдельной от великороссов нацией.

Даже в Галиции, несмотря на 600-летний отрыв от основной России, долго сохранялось русское самосознание. Так, еще в 1931 году, в находящейся под польским господством Галиции, во время проведения уже упомянутой общепольской переписи, 1 196 855 галичан назвали себя «русскими», или «русинами», и 1 675 870 — украинцами, несмотря на всяческое покровительство «украинцам» со стороны официальных властей и униатской церкви. При этом многие галичане-католики предпочли назвать себя поляками.

Впрочем, уже очень скоро заботливо выращенный украинский национализм повернулся против своих создателей. В самом деле, мало внушить малороссам мысль об их «особости» по сравнению с москалями. Нужен враг, в борьбе с которым может сплотиться новая нация. Москали были далеко, а вот лях — это исконный и традиционный враг. Именно на антипольских лозунгах самостийники могли завоевать массовую базу. Вскоре самостийники даже перешли к террору против польских властей. В результате против вышедшего из-под контроля украинства начались карательные меры. Но самостийники уже нашли нового спонсора — Германию, на службу к которому и пошли.

Особую ярость польских панов вызывала Православная Церковь. И против нее были брошены все методы подрыва, которым бы могли позавидовать и большевики. Православную Церковь постарались расчленить, используя тяжелое положение православия в самой России. На западе Украины и Белоруссии создавали «автокефальные» церкви, пытались расколоть православные приходы между различными поместными Церквями, грубой силой навязывали униатство. Делались попытки заставить православных читать молитвы по-польски. Дикость этой ситуации усиливается тем, что сами поляки, как и положено католикам, молились по латыни. Во второй половине 30-х гг. польские власти начали варварское уничтожение православных церквей по всей стране. В одном 1937 году было уничтожение свыше 600 храмов, в том числе и собор Александра Невского в Варшаве.

Сама Польша, некогда самая промышленно развитая часть Российской империи, за все межвоенные годы так и не достигла уровня 1913 года. Экономические проблемы паны пытались решать за счет восточных «крейсов» (районов), нещадно эксплуатируя малороссов и белорусов. И результат был понятен: православные были готовы встретить русскую власть с востока, под какими бы знаменами она не пришла.

Между тем, охваченные экспансионистским зудом, польские лидеры вступили в соглашение с Гитлером, и вместе с ним приняли участие в разделе Чехословакии. Тем самым, был создан прецедент по изменению европейских границ (прежние территориальные переделы, такие, как поглощение Австрии, были внутренним немецким делом, ведь довоенная Австрия напоминала ГДР, будучи немецким государством). Но Гитлер не обратил внимание на готовность поляков принять вместе с Германией участие в походе на восток. Гитлер предпочел заключить соглашение со Сталиным, ведь СССР также стремился изменить версальские границы. В результате, польские лидеры, мечтавшие разделить с немцами русские земли, сами обрекли свою страну на очередной раздел.

1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая Мировая война. На 17-й день кампании польское правительство и командование трусливо бежали, бросив страну на произвол судьбы. Хотя поляки еще продолжали сражаться вплоть до конца сентября, это была уже агония. И вот именно теперь настал момент, когда можно будет положить конец угнетению восточных славян в Польше. Словно громадный вдох облегчения вырвался, когда Красная Армия двинулась на запад. Деморализованные поляки почти не оказывали сопротивления. Потери Красной Армии составили 1139 убитыми и 2383 ранеными. В плену оказалось свыше 450 тысяч польских солдат.

Красную Армию население встречало восторженно. К смущению политруков, православные священники во главе своих прихожан хлебом-солью встречали красноармейцев. При занятии советскими войсками одного еврейского местечка на Волыни местный еврейский оркестр, музыканты которого не знали советских песен, встретили освободителей мелодией «Боже, Царя, храни»! Польское население, хотя, вероятно, с меньшим энтузиазмом, но также встречало красноармейцев цветами.

Польское государство было ликвидировано. В четвертый раз Польша была разделена. Впрочем, в 1944—1945 гг., еще в ходе войны, Сталин дал Польше компенсацию в виде германских территорий, присоединенный по его воле к восстанавливаемой Польше.

Не будем лицемерить — пакт с Гитлером действительно вызывает смущения некоторых честных, но политически наивных людей. Но давайте не поддаваться на неуместные в политике морализаторские доводы. Польские лидеры сами положили начало территориальному переделу Европы. Сталин в таких условиях сделал все, что бы не только отодвинуть границы, но и вернуть восточнославянские земли. Это было не только правильно с политической точки зрения, но и исторически оправдано. Мы, потомки, должны быть ему благодарны.
Сергей Викторович Лебедев, доктор философских наук, профессор БГТУ (Военмех), Санкт-Петербург

http://rusk.ru/st.php?idar=103634

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

тротуарная плитка , дешево