Русская линия
Русская линия Лиляна Булатович05.09.2005 

Сребреница — мертвая тайна
Лиляна Булатович в интервью сербской газете «Огледало»

РЛ уже публиковала интервью с биографом Ратко Младича и Радована Караджича Лиляной Булатович. В этот раз Лиляна Булатович рассказывает в интервью сербской газете «Огледало» о своей новой книге «Истинная Сребреница» и о том, почему Караджич и Младич не смеют оказаться в Гааге.

«Огледало»: Госпожа Булатович, как и чем Вы хотите уверить нас, что мы прочитаем правду о Сребренице?

Л.Булатович: Эта книга правдива, потому что является итогом, резюме всех моих исследований о трагедии в Сребренице. Книга — результат исследования документов Республики Сербской (РС), Боснии и Герцеговины (БиГ), международной документации, данных из Гаагских обвинительных актов.

И нигде я не встретила фактов доказывающих, что Ратко Младич и Радован Караджич устроили геноцид, что в районе Сребреницы был соверен акт геноцида. Я прочитала почти 50 кг документов и утверждаю, что моя книга это действительно истина о Сребренице. В книге каждый факт от, А до Я основывается на документах, заявлениях и все проверено мной лично.

«Истинную Сребреницу» я представила общественности второго января этого года. Пока большинство праздновали Новый год, я и мой муж отправились в Сребреницу. Мне был необходим личный контакт с этим городом и людьми из этого города. И тогда я там увидела все, что мне было нужно.

В центре Сребреницы располагался огромный плакат «ИДЕМ ДАЛЬШЕ — АБДУРАХМАН МАЛКИЧ». Малкич это городской глава Сребреницы. Он обвиняется за военные преступления в том регионе. Это один из самых жестоких борцов джихада того времени. И вот сегодня его лозунг: «Идем дальше!» На последних местных выборах за Малкича в знак благодарности отдали голоса, переселившиеся из Сребреницы мусульмане.

Малкич был председателем Совета по организации церемонии десятилетия событий в пригороде Сребреницы. Был, как бы это сказать, гостеприимным хозяином всех тех господ, прибывших склонить перед ним голову, а формально «поклониться жертвам».

Памятник на кладбище меня просто «добил». Заполненное зелеными ленточками пространство, а из середины раздается голос Реис-ул-улема Мустафы Церича: ОТМЩЕНИЕ — ЭТО НАША СПРАВЕДЛИВОСТЬ. На другом месте этого мемориального комплекса написаны слова благодарности тем, кто участвовал в джихаде. Я отметила чудную смесь традиционного и современного.

Я уверена, что за всем этим стоят не только мусульмане, но и Пэдди Эшдаун [верховный представитель ООН в БиГ — РЛ], но они прежде него. Все они продолжают войну, они бередят наши раны — и мусульманские, и сербские. Им особо пришлось по сердцу, что примирения не будет, потому что, когда нет мира, они тогда действуют успешнее всего, завершают незавершенные дела. Когда я говорю о традиционном, хочу подчеркнуть, что я не верю, что желание родственников погребенных было, что бы в ближайшей фабрике по производству аккумуляторов сделали музей! Я думаю, что они это делают по примеру Яд-Вашем в Израиле.

«Огледало»: Читая Вашу книгу, я поняла, что путь «Истинной Сребреници» до Трибуны (Конференции) на Юридическом факультете в Белграде был неминуем.

Л.Булатович: Я совершенно случайно познакомилась с группой студентов Юридического факультета. Они постоянно напоминали мне о себе. Были полны здорового молодого любопытства. Сами студенты хотели организовать «Трибуну о Сребренице», хотели правды о Сребренице (речь идет о конференции, организованной сербскими студентами-юристами накануне 10-летия событий в Сребренице — РЛ).

Я согласилась и предложила пригласить компетентных гостей. Договор состоялся, и конференция должна была пройти. Но первая конференция была запрещена. Шум подняли Соня Бисерко, Наташа Кандич и радио Б92 (люди, представляющие хорошо оплачиваемое проамериканское и одновременно промусульманское лобби в Белграде. Б92 полностью содержится на деньги Сороса — РЛ).

И все же конференция состоялась. Это было представительное собрание, где столкнулись высвободившиеся эмоции людей, мыслящих по-разному. Я не ожидала столкновений, а ждала подлостей.

Увидела, как с балкона мне показывают два пальца и свистят. Эти два поднятых пальца я уже видела в Косово. Там я видела ненависть в глазах, а пальцы показывали мне, как они меня зарежут. Другая и тоже тяжелая ассоциация. В 1991 году я возила 1500 родителей в военные казармы на севере Югославии, где были заблокированы солдаты ЮНА. То, что происходило с нашими солдатами, такого нигде не было. Мы ехали через Хорватию в 36 автобусах и всю дорогу на обочинах нам показывали этот знак — два поднятых пальца.

Когда на юрфаке Белградского университета я увидела эти жесты, я спросила: «Что с вами?» И в этот момент увидела разницу между теми, кто поднимает два пальца и теми, кто кричит: «СЕРБИЯ!» Первые отрабатывали деньги, а вторые выражали здоровые молодые эмоции. Позже узнала, что те, кто поднимали два пальца, получили по 50 евро. Оплачивал Гражданский союз Сербии.

На той Трибуне я сказала, что Ратко Младич не военный преступник, как и Радован Караджич. Я сказала, что знаю, за что их преследуют. Их пытаются захватить за то, что им удалось создать Республику Сербскую.

Сказка о геноциде предназначена для ликвидации РС. Сказала я и почему Сребреница была освобождена. 11 июля 1995 года генерал Младич прошел через всю Сребреницу и освободил сербов от страха. А мусульман от боязни Насера Орича.

Народ хотел раньше уйти из этого города, но этого не позволил сделать Изетбегович. Он хотел, чтобы дети, женщины и старики были щитом для худших преступников. Очевидцы говорили мне, что мусульманские женщины из Сребреницы были не меньшими злодеями, чем мужчины. Издевались и над мертвыми сербами. Однако изнасилованные ордами Насера Орича мусульманки бежали к сербам.
Сребреница — мертвая тайна.

«Огледало»: Вы когда-то сказали, что поняли душу Ратко Младича и Радована Караджича. Вот Рамушу Харадинаю разрешено из Гааги отправиться на похороны своего брата. А у Краишника умерла мать — ему нельзя… Был похищен Саша Караджич… Объясните нам…

Л.Булатович: И мать Младича умерла, а он не мог ее проводить. У него и брат умер.

Их двоих, Радована и Ратко, я лучше всего узнала через их матерей. Мать Радована умерла, а мне ее не хватает как своей. Когда мы в последний раз виделись, она была в больнице и спросила меня: «Ну, что нового?» Я ей говорю: «Ничего, все по-старому. Не смогут нашим ничего сделать». А она: «Ей Богу, и мы им».

Младича я знала лучше, я думаю, они похожи. У меня нет никакой информации, чего бы такого, чтобы заставило меня уважать его меньше сегодняшнего абсолютного уважения. Младич — военный самого высокого ранга и формата. У него способность преодолевать все преграды. Его уважают и американские военные, и русские, и греческие…

Младич невероятно образованный человек. Благороден бесконечно. Я не знаю человека, который бы не носил в сердце любовь к Ратко Младичу. Все что я знаю о Ратко и Радоване делает меня бесконечно преданным их другом. Я готова сделать для них абсолютно все без всякого страха.

Сербы из Республики Сербской очень хорошо знают, почему Ратко и Радован не имеют права попасть в Гаагу. Судебный приговор им — это конец Республики Сербской. Не дай Ты, Всемилостивый Боже, чтобы с ними что-то случилось!
Беседовала Анна Андрич, «Огледало» N54, 2005 год
Перевод Михаила Ямбаева

http://rusk.ru/st.php?idar=103579

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru