Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина31.08.2005 

Монастырь в честь прп. Иоанна Рыльского и св. прав. Иоанна Кронштадтского
Из путеводителя по святым местам Санкт-Петербурга

В народе Свято-Иоанновский монастырь называют «Карповкой» или «монастырем дорогого батюшки Иоанна». И, всякий, кто приезжает в город на Неве, стремится попасть на Петроградскую сторону, на набережную небольшой речки Карповки, чтобы ощутить не проходящую благодать этого места. Такое отношение к монастырю было у народа с самого момента его основания. Вот как говорится об этом в обширном труде по истории монастыря: «Как Ноев ковчег среди моря городского соблазна стоит Свято-Иоанновский монастырь, Сюда приходят те, кто хочет отдохнуть душою, хотя бы на несколько минут забыть тяготы земные, облегчить скорбь, укрепить веру и надежду. Душа человеческая влечется непреодолимой силой к великому добру, живущему в святых людях. Веяние святыни составляет главную притягательную силу: здесь действительно присутствует благодать Божия — стихает горе, смиряется тревога души… Монастырь несет весть о вечной Истине для всех людей во все времена… Ведь это одно из тех мест, которое не только делает действительно святым городом Санкт-Петербург, но и освящает всю русскую землю» (Свято-Иоанновский Ставропигиальный женский монастырь. История обители. СПБ, 2001. С. 12, 11).

В наше время монастырь находится в центре города, добраться до него можно от станции метро «Петроградская», а во времена св. прав. Иоанна эта часть города только застраивалась и сейчас именно здесь находятся самые характерные дома стиля «модерн». И сама архитектура монастыря на фоне «модерновых» построек выражает то противостояние мирского и церковного обществ, которое особенно обострилось в начале ХХ столетия. Когда идешь по Каменноостровскому проспекту, разглядывая особняки и доходные дома с изощренными архитектурными украшениями, а потом выходишь на берег тихой речки Карповки и уже издалека видишь строгую византийскую базилику Иоанновского монастыря, — вспоминается история непонимания (это мягко сказано, на самом деле травли) св. прав. Иоанна творцами эпохи модерн. Только за то, что он назвал антицерковные писания Л. Толстого ересью и «новое религиозное движение» ересью, все «передовые» издания стали клеймить его прозвищами «мракобеса», «черносотенца», сопровождая свои злобные фельетоны отвратительными карикатурами. И вот… вспомним конец блестящих творцов «стиля модерн», и светлую кончину праведника Божия. Вспоминается и пророчество отца Иоанна о созданном им монастыре: «Просветится место это, просветится и из неустроенного будет благоустроенным, из малоизвестного — многоизвестным». Сказаны эти слова были при закладке обители, которая состоялась в 1900 году. Всего за два года был воздвинут величественный собор 12 апостолов. И, задуманный первоначально как СПБ подворье Сурского Архангельского монастыря, стал самостоятельным монастырем, вторым по величине в СПБ епархии, славной своими многочисленными обителями. К 1917 году Иоанновский монастырь стал важнейшим центром духовной жизни, монастырских ремесел, благотрительной, издательской, просветительской деятельности. Плодоносило то дело «воцерковления Петербурга», начало которому положил отец Иоанн и смысл которого образно-ярко определил сщмч. Иоанн Вострогов: «Что-то невиданное прежде наблюдается в столице. Побывайте на могиле батюшки и вы увидите, как с утра до глубокой ночи беспрерывною волною идут богомольцы. Сразу создалась здесь привычная обстановка „святых мест“, каких немало в России и каких не было до селе в нашей столице (добавим от себя — за исключением часовни блаж. Ксении, часовни Матронушки-басоножки, усыпальницы Матфея Затворника). Многолюден этот город, богат, красив, в нем бьет ключом жизнь государства… Столица России была как бы невоцеркволена в глазах народа. Нужен был праведник. Живой носитель веры. Казалось, невозможно было ему явиться в шумной столице с ее соблазнами и суетой, чтобы мог воссиять подвижник веры с духом аскетизма, без которого православный человек не может себе приставить святости. Нужно ли говорить, что такой именно подвиг и совершил отец Иоанн, что на нем именно положена печать народной веры в его праведность и святость, народное признание его заживо угодником Божиим? Было в этом что-то таинственное и непостижимое, как таинственно и непостижимо все великое в мире. И было что-то величаво-простое в отце Иоанне, в его служении — как просто все великое в мире… И вот теперь мы видим загробное служение отца Иоанна русскому народу. Его могила, память о нем, вера в его молитвенное дерзновение привлекает верующих русских людей к столице, которая отныне как бы „воцерковляется“ в народном сознании, приближается к русскому народному сердцу» (Там же. С. 30−31).

Процитированные слова звучат как свидетельство о преемственности веры народной; о том, что годы гонений и безбожия не уничтожилось в народе русском стремление к святыне — описанная сщмч. Иоанном картина, справедлива и для наших дней. И ныне, как и сто лет назад, не иссякает поток паломников к святыням Иоанновского монастыря.

Прежде, чем мы войдем под величественные своды обители, хочется постоять на мостике через Карповку и вспомнить ту недавнюю историю, свидетелями и участниками которой были мы сами еще так недавно. Живо вспоминается, как в 1990 году стояли мы — православные верующие Санкт-Петербурга на том же самом месте — 14 июня состоялось торжественное прославление св. прав. Иоанна Кронштадтского. За неделю до этого состоялось еще одно историческое событие — избрание нового Патриарха. Им стал Алексий II.

В «Слове на закрытии Поместного Собора новоизбранного Патриарха Московского и всея Руси» от 8 июня 1990 года говорилось: «Нахожу подкрепление в предстоящем мне служении в том, что вступление мое на Престол Московских святителей соединилось во времени с великим церковным торжеством — прославлением Святого Праведного Иоанна, Кронштадтского чудотворца, чтимого всем православным миром, всей святой Русью, место погребения которого находится в городе, который до сего времени был моим кафедральным градом. Хочу выразить соборную надежду на то, что канонизация Святого Праведного Иоанна Кронштадтского послужит единению всероссийской православной паствы, рассеянной по лицу земли, и в том числе в той ее части, которая пребывает в разделении с нами».

14 июня, через несколько дней после интронизации, Святейший Патрирах Алексий II прибыл в северную столицу, чтобы совершить прославление праведного Иоанна в городе на Неве. Большой собор Святых 12 апостолов еще только начал реставрироваться, а малый храм не мог вместить и мизерной части пришедших на торжества. Чин прославления проходил под открытым небом. У стены, куда прежде втайне приходили верующие, был устроен широкий деревянный помост, устланный коврами. На аналое были положены две большие иконы: древний образ Спасителя и новопрославленного праведного Иоанна.

Святейший Патриарх огласил Деяние Поместного Собора о причислении к лику святых праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского чудотворца. После этого был совершен первый торжественный молебен и Патриарх обратился к собравшимся с первосвятительским словом, в котором сказал: «Сегодня мы впервые за много лет собрались перед стенами Иоанновского монастыря, куда с момента погребения св. пр. Иоанна шли люди поклониться месту его упокоения, попросить его молитвенного предстательства на свой жизненный путь. Эта обитель пережила разорение, запустение, но тропа народная не зарастала к святому месту погребения великого праведника: приходили люди Божии, приносили цветы, ставили свечи, испрашивали благословения.
По милости Божией прошли тяжелые времена для Церкви Христовой. Вновь открываются святые обители и храмы Божии. Вновь зажглась лампада в усыпальнице, Возобновляется в обители монашеская жизнь, совершаются службы Божии. Нами уже освящен храм во имя преподобного Иоанна Рыльского. Постепенно будет восстанавливаться и верхний храм во имя Собора Двенадцати Апостолов. А сегодня впервые будет открыт доступ к усыпальнице в крипте Иоанновского монастыря. Много еще трудов нужно понести, чтобы возродить, восстановить обитель во всем ее благолепии.
… Мы должны помогать друг другу, чтобы милосердие и благотворительность вернулись в нашу жизнь. Мы должны помнить и не забывать тех, которые больны, одиноки, немощны и стары, нуждаются в человеческой заботе, попечении, проявлении сострадания и милосердия. Эти добродетели явил в своей жизни, в своем пастырском служении Святой Праведный Иоанн Кронштадтский, молитвенное прославление которого мы сегодня с вами торжественно совершаем.
Да благословит всех нас Господь по его святым молитвам умножать добро, правду, духовно совершенствоваться и возрастать о Господе
».

Эти слова Святейшего заставляют вспомнить то время, когда мы еще и надеяться не могли на официальное прославление «всероссийского батюшки».

Опыт живой веры, изложенный праведником в его «Жизни во Христе» уникален. Помнится, как 20, 30 лет назад мы, тогда еще совсем юные христиане, впервые прочитывали краткие строчки из дневника св. прав. Иоанна. Это было великое потрясение: как можно человеческим языком выразить тончайшие духовные переживания, как можно о глубочайшем и таинственном богословии говорить так просто и конкретно! Потом были паломничества на Карповку и стояние у гранитного фундамента с вырезанным на нем крестом. Когда в Питер приезжали москвичи, обязательно прямо с поезда шли «к батюшке» — так просто тогда называли великого праведного Иоанна. На всю жизнь запомнилось такое паломничество с ныне покойным архимандритом Иннокентием (Просвирниным).

Нас тогда пустили в подвал, где был склад и мы долго стояли у кирпичной стены, которой был заложен проход в усыпальницу. А потом вдруг нам принесли найденную в одной из бывших келий старинную икону Божией Матери. Было ощущение вести, поданной нам молитвенником за землю русскую. Но тогда даже и представить было невозможно, что в скором времени на Карповке будет монастырь… И богодухновенные слова батюшки мы будем читать не переписанными в тетрадки, а изданными в прекрасном оформлении. И акафист мы будем читать не келейно, а соборно, в храме, да и вообще не поминальные записочки начинать именем протоиерея Иоанна Сергиева, а к нему обращаться словами церковной молитвы. Низкий поклон нашим бабушкам, что они пронесли через все годы гонений любовь и почитание св. прав. Иоанна. Низкий поклон им за то, что они сохраняли молитвенную связь с великим праведником, сохраняли его портреты, книги, даже личные вещи в то время, когда это грозило «тюрьмой и следствием», — ведь у отца Иоанна в советское время был статус «черносотенца, мракобеса и монархиста». А для наших бабушек его имя было воплощением Святой Руси, той страны, «которую мы потеряли» и память о которой убивали в народе многие десятилетия.

Незабываем и день прославления св. прав. Иоанна. Сколько народу собралось тогда на Карповке! И какое духовное торжество переживали все мы, когда в первый раз был пропет тропарь и прочитана молитва св. пр. Иоанну со вставленными в нее вдохновенными словами из дневника: «Имя Тебе — Любовь: не отвергни меня, заблуждающегося. Имя Тебе — Сила: укрепи меня, изнемогающего и падающего. Имя Тебе — Свет: просвети душу мою, омраченную житейскими страстями. Имя Тебе — Мир: умири мятущуюся душу мою. Имя Тебе — Милость: не переставая миловать меня».

И вот во время чтения этой молитвы произошло то, о чем знают лишь немногие: помост, на котором стояло духовенство, стал проседать и было опасение, что он может рухнуть, но несколько накренившись, он остановился в своем падении. Что значило сие знамение — толковать можно по-разному. Одно несомненно: св. прав. Иоанн засвидетельствовал свое присутствие среди нас в тот день.

Запомнилось и начало ремонта на Карповке. Теперь уже понимаешь, что это было великой привилегией — придти на святое место и очищать его от «мерзости запустения». Работа была тяжелая и очень грязная: разбивали кирпичную кладку и потом этот мусор на носилках и в ведрах выносили на улицу. Но какая была радость от общего труда и от того, что наконец открывается доступ в усыпальницу! С особым подъемом участвовали мы в первых крестных ходах вокруг здания. Ведь тогда произошло чудо — в бывшем монастырском здании на Карповке располагалось более десятка различных организаций, и всех их надо было выселить, всем найти новое пристанище, — и совершилось это в очень короткий срок. А потом нас ждали новые и новые радостные обретения: восстановление храмов и усыпальницы, обновление иконы Покрова Божией Матери, появление новых благодатных икон, и святынь со Святой земли, праздничные торжества с посещением монастыря Святейшим Патриархом Алексием.

Но до сих пор «сокровенный сердца человек» стремится к тому, чтобы придти на Карповку в простой немноголюдный день и тихонечко постоять у гробницы «нашего батюшки» и поцеловать крестик на гранитной стене на улице. До сих пор, хотя монастырь и расположен в центре Петербурга, каждая поездка туда воспринимается, как паломничество, как не рядовое духовное событие.

В нашем городе теперь появилось еще одно место, где особо почитают св. прав. Иоанна — Леушинское Подворье на ул. Некрасова д. 31. Отец Иоанн очень любил Леушинский монастырь, с игуменьей которого его связывала многолетняя духовная дружба. Игуменье Таисии принадлежат одни из самых проникновенных воспоминаний о ее великом духовном отце. На Леушино царит «ангельская простота», здесь еще до конца не произведен ремонт, здесь еще нет внешнего благолепия. Но тут и вспоминает речение: «Где просто, там ангелов со сто».

В Кронштадте теперь есть место, где тоже можно почтить память св. прав. Иоанна. Воссоздана его квартира, та в которой он прожил не один десяток лет и где он скончался. Квартира-храм, здесь когда-то совершалась Божественная Литургия, и надеемся в скором будущем будет совершаться опять.

Итак, вспомнив «в общих чертах» недавнюю историю святого места, войдем в обитель и теперь уже поведем рассказ не в лирически-личностном тоне, а в исторической последовательности.

Архитектурный проект монастыря принадлежал Н.Н.Никонову, чертежи были сделаны уже 1899 году, а в мае 1900 года отец Иоанн благословил начать работы. Делопроизводителем при строительстве стала духовная дочь отца Иоанна — послушница Анна Семеновна Сергеева — будущая игуменья Ангелина. Уже в ходе строительства стало ясно, что грандиозная постройка должна стать не просто подворьем далекого Сурского монастыря, а самостоятельной обителью. 9 декабря 1902 года митрополит Антоний поддержал прошение отца Иоанна и обратился в Синод, предлагая назвать новый монастырь в честь прп. Иоанна Рыльского — небесного покровителя отца Иоанна. Просьба была удовлетворена. И уже 17 декабря был освящен главный престол соборного храма во имя Святых 12 апостолов. После освящения св. прав. Иоанн сказал проповедь, которая до сих пор звучит как гимн Торжеству православия и храмам православным: «…Сколь вожделены жилища Твои, Господи сил! Псалмопевевец называет многие жилища, многие храмы Божии, а в старом завете был только один храм; а у нас, — в новом — бесчисленное множество. И так наши христианские храмы особенно вожделенны, спасительны для верующих. Почему? Потому что в храме душа верующая обручается с Богом, причащается Его жизни, святости и правды, мира и радости во Св. Духе; в храме научается православной вере и истинному богопознанию и самопознанию, истинной любви к Богу и друг ко другу, искренней молитве, покаянию, славословию и благодарению Господа; научается всякой христианской добродетели от Слова Божия, ежедневно возглашаемого в храме и от примеров разных святых, коих житие и подвиги ежедневно возвещаются и прославляются в церковных службах; в храме верующая душа принимает залог блаженного бессмертия в Таинстве Причащения и преискренне сообщается с Богом; в храме мы сами делаемся, по благодати Божией и нашему усердию, — одушевленными храмами Божиими. В храме мы — болящие лютою проказою греха — врачуемся в таинстве покаяния; растленные всякими страстями — дивно обновляемся в тайне причащения, голодные духовно — питаемся обильно Словом Божиим, особенно же нетленным и животворящим брашном Тела и Крови и Христовой.
В храме мы получаем утешение в скорбях и врачевство в страстях. — В храме совершаются все таинства спасительные; - в храме подается всякая благодатная помощь верующему. Храм или церковь есть сокровище всех благ духовных, на учит, просвещает, питает, врачует, ходатайствует о нас и примиряет нас с Богом, избавляет от тления, подает нетление и руководит к бессмертной жизни и к получению невыразимо великих благ, коих никакое око не видело, ничье ухо не слышало и что никому на сердце не приходило.
Кто из верующих по вере и благодати не испытал в храме во время богослужения неземного сладкого мира Божия и радости сердечной? Кто не чувствовал здесь особенной близости к себе Божией благодати, трогающей и умиляющей сердце, незаглушенное суетою мира и открытое верою для благодати Божией?
О, поистине, вожделенны жилища Твои, Господи сил

В Иоанновском монастыре все делалось по благословению отца Иоанна, утвержденного митрополитом Санкт-Петербургским Антонием (Вадковским). Если батюшка находился вдали от Петербурга, в своих обычных разъездах по России, он посылал матушке-настоятельнице телеграммы с таким, например, содержанием: «Именем Господа Иисуса Христа благословляю на строительство нового корпуса». Строительные работы продолжались в монастыре постоянно. Развивалось и монастырское хозяйство, благо, что по тем временам это была окраина города и можно было развести сад и огород прямо под стенами обители.

В 1903 году были освящены два придела большого двухсветного храма. Правый — во имя Казанской Божией Матери, левый — во имя прп. Андрея Критского и прп. Марии Египетской. Убранство собора было строгим и роскошным одновременно: иконостасы были дубовые, резные, престолы и жертвенники выполнены из белого мрамора, на восточной стене алтаря в окнах помещались многоцветные витражи. На аналоях в серебряных позолоченных киотах пребывали частицы мощей Святых угодников. Сейчас эта обстановка почти полностью восстановлена.

В храме были собраны иконы и кресты, пожертвованные св. прав. Иоанну и его личные пожертвования обители. Среди них самыми ценными были — серебряный ковчег с мощами прп. Сергия Радонежского и прп. Александра Свирского.

В наше время к этим святыням прибавился киот с дарами со Святой Земли — первой настоятельницей Свято-Иоанновской обители в начале ее восстановления была игуменья Георгия, нынешняя настоятельница монастыря в Горнем.

В этот киот вставлены частички мамврийского дуба, камешки с горы Фавор и Голгофы, частица животворящего Креста Господня, святой елей и вода реки Иордан в сосудах, свечи, опаленные благодатным огнем у Гроба Господня.

Среди «новых святынь» обители особо нужно отметить икону св. прав. Иоанна с вложенной в ее киот епитрахилью великого совершителя Таинств, а так же чудесным образом обновившуюся икону Покрова Божией Матери.

Икона эта была пожертвована монастырю храмом свт. Николая на Большеохтинском кладбище. Вернее, она была выбрана настоятельницей игуменьей Софией — к изумлению служителей сего храм, потому что икона была такая темная, что на ней с трудом удавалось различить фигуру Божией Матери, держащей омофор.

В монастыре икону поместили в алтаре храма 12 апостолов. Вскоре после Пасхи 1992 года сестры стали замечать, что лик Пречистой Девы светлеет, а потом икона стала постепенно обновляться — сверху вниз. К празднику Святой Троицы почти все изображение обновилось и из грязно-серого стало небесно-голубым. Было получено благословение перенести икону в храм для всенародного поклонения и еженедельно петь акафист Покрову (что и сейчас совершается каждую пятницу после вечернего богослужения).

В то время, когда весть о чуде уже облетела весь город на Неве и верующие стали приезжать на Карповку не только к гробнице св. прав. Иоанна, но и для того, чтобы поклониться чудесно обновившейся иконе, открылось еще одно обстоятельство. На оборотной стороне иконы стала видна надпись: «Писал сию икону священник Иоанн Смирнов. 1901 г. Лесна». Леснинский монастырь, расположенный на территории современной Польши был одним из любимых и духовно опекаемых монастырей св. прав. Иоанном Кронштадтским. Праведник, прозревая будущие трагические события в России, при строительстве Иоанновской обители на Карповке велел сделать отдельный корпус «для леснинских монашенок». Уже после праведной кончины батюшки, во время Первой Мировой войны Леснинский монастырь при эвакуации западной края частично был переведен в Петербург и именно на Карповку.

Можно сказать, что вернувшаяся на Карповку икона Покрова Божией Матери (а вполне можно предполагать, что ее привезли в Петербург сестры Леснинского монастыря), была послана св. прав. Иоанном, как благословение возрождающейся обители.

Мы с вами побывали в главном храме обители. С него мы начали рассказ, как исторически первом по значимости. А теперь будем спускаться вниз. После первого лестничного марша нас встречает широкая площадка, от нее ведут две двери, направо и налево. Сюда паломники могут попасть только по особому приглашению — это покои настоятельницы монастыря и исторические покои св. прав. Иоанна Кронштадского, где ныне располагают покои Святейшего Патриарха — ведь монастырь на Карповке ставропигиальный. Сохранилось историческое описание этих покоев, благодаря которому их удалось воссоздать: «В среднем этаже под алтарями помещаются покои о. Иоанна: его моленная комната с угольником, полным икон, с иконами рядом на стенах и с постелью для отдохновения; над постелью Казанская икона Божией Матери и икона Святителя Николая, искусно вышитая. Рядом с моленной кабинет с письменным столом; в углу большая икона Спасителя, призывающего всех труждающихся и обремененных; на стене в рамке телеграмма Государя Императора, приглашающая о. Иоанна на крещение Наследника Цесаревича Алексея Николаевича… В этих комнатах о. Иоанн останавливался во время постоянных приездов в столицу. Рядом находился большой зал, украшенный иконами, священными картинами и портретами членов императорской семьи. В этом зале батюшка принимал гостей после богослужений».

Иоанновский монастырь имел щедрых жертвователей, потому мог помогать многим обездоленным — в год отпускалось 15−22 тысячи бесплатных обедов для богомольцев. У главного же входа со стороны реки Карповки вереницами стояли нищие и убогие, каждый день не менее сотни человек. И теперь, когда мы подходим к главным большим дверям, ведущим в монастырь, нас уже на мосту через Карповку встречают, просящие подаяние.

Вспоминаются строки из дневника батюшки Иоанна — всюду его сопровождали толпы просителей. И он, иногда, превозмогая себя, старался помочь каждому, кто действительно нуждался. И ныне у гробницы дорогого батюшки мы все стоим как просители. Все приходят сюда с какими-то просьбами: кто вымаливает здоровье, кто успехи в учебе и на работе, кто просит помочь в борьбе со страстями, направить ближних к вере и спасению.

* * *


Вот мы стоим на площадке первого этажа монастырского здания — и направляем наш путь в маленький храм — первый по времени возведения при жизни св. прав. Иоанна и восстановления уже в наше время — прп. Иоанна Рыльского. Вспоминаются первые богослужения в этом храме — такой же аскетически-строгой была обстановка, как и сейчас. И мы тогда испытали «первую любовь» (как сказано в Откровении Св. Иоанна богослова) к монашеству — ведь это был первый открывшийся в городе монастырь. Впервые в городе зазвучало монашеское чистое пение, начали проводится долгие исповеди, многих молодых девушек собрала тогда обитель в своих стенах, и они связали с ней свою жизнь навсегда.

Привлекало, конечно то, что можно было не только молиться, но принимать личное участие в восстановлении дорогой обители. И, прежде всего, храма-усыпальницы.

Маленький храм-крипта, где ныне покоятся мощи св. прав. Иоанна был создан еще при его жизни и освящен по его желанию в честь небесных покровителей его родителей — св. пророка Ильи и св. царицы Феодоры. Обратимся к историческому описанию: «Здесь в подземелье под могучими сводами, поддерживающими все колоссальное здание, построен чудный по красоте храм. Все стены, столбы, колонны и потолки покрыты полированными плитами белого мрамора или сделаны под мрамор… Иконостас весь высечен из белого мрамора, с чудной отделкой, выдержанной в русско-византийском стиле…

Этот храм, как и весь монастырь, построен по плану и указаниям архитектора Н.Н.Никонова…

В этом чудном, белом и светлом храме, соответствующем светлой личности дорогого батюшки, он теперь и почивает мирным сном. Стены и пол могилы состоят из сплошных плит белого мрамора. За плитами мрамора сплошной каркас из толстого котельного железа. Стены могилы возвышаются над полом храма на пол-аршина и тоже обложены мрамором. На дно могилы посыпано на два аршина мелкого песку, и на песок поставлен гроб. Гроб не зарыт в землю, а покрыт только массивной мраморной плитой».

В настоящее время вся эта обстановка воссоздана, только еще по стенам висят замечательные большие фотографические портреты батюшки. На гробницу положена икона св. прав. Иоанна. А в левой стороне храма создан «мемориал» игуменьи Ангелины. В 2000 году мощи матушки были перенесены с Никольского кладбища Александро-Невской Лавры в ее родную обитель. Рядом с ее мраморной гробницей в витринах разложены нетленные части облачения, обретенные при поднятии мощей. Здесь уместен краткий рассказ о матушке Ангелине.

Она была однофамилицей «всероссийского батюшки». Родилась в 1867 году в петербургской купеческой семье. Окончила с правами учительницы Литейную женскую гимназию, затем вышла замуж за владельца мастерской Михаила Артемьевича Сергеева. В 1898 году супруги удочерили новорожденную сироту, назвав ее Надеждой. Всю жизнь матушка Ангелина заботилась о своей приемной дочери. В 1900 году один за другим скончались отец, мать и муж будущей игуменьи. Овдовев, она стала просить отца Иоанна благословить ее на постриг. 27 октября 1901 года она была пострижена в монашество на Леушинском подворье, особо любимом св. прав. Иоанном.

В это время началось строительство подворья Сурского монастыря, которое ее стараниями было воздвигнуто в предельно короткий срок — всего лишь за два года — и стало самостоятельным Иоанновским монастырем. Игуменья Ангелина управляла монастырем до самого его закрытия. Да и после закрытия (которое произошло в 1923 году) матушка, уже живя в городе на квартире, как и другие сестры продолжала духовно руководить сестрами. Незадолго до кончины матушка приняла схиму с сохранением монашеского имени. 8 февраля 1927 года схиигуменья Ангелина отошла ко Господу, услышаны были ее слезные молитвы — в это время она находилась под следствием, готовился ее арест она просила Господа, чтобы ей умереть до ареста. Агенты ОГПУ пришли с ордером на арест, когда матушка была уже в горних обителях. По свидетельству келейницы старца Серафима Вырицкого — монахини Вероники (Врасской-Котляревской) старец рассказал ей, что видел сон «к нему пришли три игуменьи: основательница Дивеева мать Александра, Шамординская настоятельница и недавно скончавшаяся игуменья Иоанновского монастыря мать Ангелина. Они беседовали с ним и сказали, что им хорошо, что они вместе утешаются в горних обителях, благословили, передали благословение его духовным детям и исчезли». Дело в том, что некоторых сестер Иоанновского монастыря приютила Александро-Невская Лавра и старец Серафим стал их духовником, потому и явилась ему матушка Ангелина, чтобы «передать из полы в полу своих духовных чад». Но мы забежали далеко вперед в нашем историко-хронологическом повествовании об Иоанновском монастыре, рассказывая об игуменье Ангелине.

Вернемся в усыпальницу и первые годы ее существования. С первого же дня после погребения батюшки к его гробнице началось массовое паломничество. Непрерывно — с раннего утра до позднего вечера совершались панихиды и молебны у гробницы. Происходили чудные исцеления, только в 1909 году их было зафиксировано 12. До самого закрытия монастыря (а под страхом ареста и после этого) на Карповку стекались паломники со всего света. Его считали святым уже при жизни, после кончины люди стали получать различные уверения в том, что он предстоит Престолу Божию вместе с великими святыми угодниками.

О полученном им откровении рассказывал старец Варсонофий Оптинский (которому отец Иоанн предсказал его священнический путь еще в то время, когда он был военным). Прп. Варсонофий видел во сне «батюшку о. Иоанна, он берет меня за руку и ведет по лестнице, которая поднимается за облака, так что не видать и конца ее. Было несколько площадок на этой лестнице, и вот довел он меня до одной площадки и говорит: „А мне надо выше, я там живу“, — при этом стал быстро подниматься кверху».

И ныне в храме-усыпальнице на ежедневных молитвах постоянно собираются паломники с разных концов мира. Автору этих строк вспоминается, как пришлось сопровождать на Карповку группу греческих паломников с их пастырями. Как благоговейно они прикладывались к гробнице, как вдохновенного рассказывал им старец Иосиф (их сопровождавший) о том, что людям с чистым сердцем не раз Господь открывал духовное зрение и они видели самого отца Иоанна, присутствовавшего здесь, у своей гробницы, и внимательно выслушивающего все просьбы богомольцев. Потом, когда я беседовала с греческими паломниками, они рассказали, что у них в стране очень почитают «всероссийского батюшку», его знаменитая книга «Моя жизнь во Христе» переведена на греческий язык и давно уже стала любимым чтением для православных.

В монастыре ведется Летопись чудесных событий, исцелений, помощи в житейских нуждах. Мы процитируем несколько историй, которые вошли не только в изданные монастырем книги, но даже в церковный календарь на 1996 год.

«В 1992 году в семью военного музыканта Григория Андреевича Василевского пришла беда. У его девятилетнего сына Сережи была обнаружена опухоль головного мозга. Врачи не давали никакой надежды, даже при хирургическом вмешательстве. Семья была практически неверующая. Жили они в далеком северном поселке Печенга в 160 км от Мурманска. И вот, приехав в Мурманск в храме от местного батюшки они услышали, что нужно ехать в Иоанновский монастырь в Петербург и просить помощи у св. прав. Иоанна Кронштадтского. И вот они в монастыре на Карповке. Сколько покаянных слез было пролито у гробницы чудотворца Иоанна Кронштадтского. Позже мама Сережи рассказывала: „Однажды ночью мне приснился очень старый седой Старец. Я стояла с Сережей и плакала, просила его, чтобы он исцелил моего сына. Он долго слушал меня, и я очень боялась, что он откажет мне. Но он встал, подошел к Сереже и стал что-то говорить и гладить его по головке. Что он говорил, я не слышала. Но проснулась я впервые за 2 месяца очень счастливой и радостной, и почему-то я в душе уже точно знала, что Сережа будет здоров!“ Через 2 месяца ребенка направили на повторную томографию мозга — опухоли не было!»

В путеводителе мы не можем пересказать все случаи исцелений по молитвам «всероссийскому батюшке» — вы сами можете прочесть о них в уже названных книгах, продающихся в книжной лавке в монастыре.

Отметим только, что помогают не только молитвы непосредственно у гробницы на Карповке, но и великой исцеляющей силой по вере просящих обладает маслице из лампадки. Вот рассказ об одном из чудес такого рода: «Умирал от сильных ожогов в сентябре 1993 года отрок Виктор. Ребенку сделали четыре пересадки кожи, но приживление шло очень плохо, раны не затягивались. Витю стали смазывать освященным маслом от гробницы св. прав. Иоанна Кронштадтского, и произошло чудо — кожа стала интенсивно приживаться, а через неделю после помазания раны полностью зажили». В том же издании приводятся случаи исцелений от бронхиальной астмы, экземы, болезни суставов, болезни носоглотки, пареза. Есть свидетельство даже о случае возвращения жизни уже переставшей дышать на операционном столе больной. Дивны дела Твои, Господи!

Отец Иоанн как при жизни был неиссякаемым источником чудес и исцелений, так и после успения своего, продолжает помогать людям и совершать те же чудеса по молитве к нему, какие Господь даровал творить ему при земной жизни.

Здесь уместно привести слова автора замечательной монографии «Отец Иоанн Кронштадтский» (Париж, 1990) — епископа Александра (Семенова-Тян-Шанского): «Чудеса исцелений — это свидетельства божественной любви, и кто верует еще недостаточно, иногда только через них укрепляет свою веру в милосердие Божие., но тот, в ком вера в Божественное милосердие стала непоколебимой уверенностью, для того сама Любовь Божия есть свидетельство о том, что Бог творит чудеса.

В следующих словах о. Иоанна раскрывается, что ему легко и естественно было стать орудием Божьего чудотворения: «Бог есть Любовь, прещедрое, премудрое и всемогущее существо. Поэтому молящийся да верует, что все благопотребное Владыка подает; как Любовь и как Щедрый — щедро, как Премудрый — мудро, как величайший подает там и тогда, где и когда ожидали"….

Выдающийся человек архиепископ Херсонский и Одесский Наканор писал про о. Иоанна: «Да, чудотворец он уже потому самому, что возбудил крепкую веру в чудотворную Силу Божию, содеевающуюся в человеческой немощи и в наши неверные дни». Слова эти сказанные почти столетие назад как нельзя более злободневны.

Св. прав. Иоанн по-прежнему стоит на страже блага России и заботится об укреплении веры своих сограждан. Наше дело — только принять эту заботу и ответить благодарностью на его молитвенное предстательство.

* * *

Рассказывая о почитании св. прав. Иоанна на Карповке, мы не может не упомянуть о редкостном по красоте и глубине мыслей Акафисте и Каноне, написанных к прославлению батюшки.

«…Различен милования образ и широка заповедь сия — рече златословесный Иоанн. Ты же, пастырю милостивый, в сих добродетелях многоразлично подвизавыйся, и нас быти чуждыми праздности научи"…

Когда этот акафист звучит в усыпальнице перед надгробием св. прав. Иоанна всякая православная душа чувствует благодатное веяние любящего духа батюшки. Но, все-таки мы обязаны рассказать о тех сомнениях, которые посещали некоторых исследователей — а находятся ли мощи св. прав. Иоанна до сих на своем месте? Проведенные архивные изыскания убеждают в том, что батюшка до сих пор покоится в им самим выбранном месте погребения. Найденный в архиве документ свидетельствовал, что 26 февраля 1926 года Малый Президиум Ленсовета принял секретное решение: «Помещение гробницы Иоанна Кронштадтского замуровать и спустя два- три месяца гроб опустить ниже на один-два аршина, а пол над могилой забетонировать». Это решение было принято после того, как властям не удалось осуществить свой план по перезахоронению св. прав. Иоанна на одно из городских кладбищ. 1 марта 1926 года в присутствии родственников о. Иоанна представители Петроградского райисполкома замуровали арку, ведущую в усыпальницу. В монастыре на долгие годы разместился Государственный научно-мелиоративный институт, а потом и другие учреждения.

Отец Иоанна был страшен безбожным властям и после смерти, мощи его они не смогли тронуть, а вот его «черниц» — монахинь, рожденного им в духе и во плоти монастыря, постигла славная и трагическая участь исповедниц и новомучениц Христовых.

Многие из них после закрытия монастыря продолжали жить неподалеку — в соседнем доме на Песочной улице (д.33). В квартире, где жили матушки, устраивались тайные богослужения, совершались постриги, только в 1930 г. было пострижено в мантию 34 инокини и послушницы Иоанновского монастыря. Необходимо было зарабатывать на жизнь, большая часть матушек пошла на работу — в основном санитарками в больницы и швеями-одеяльщицами. В печально знаменитую ночь 18 февраля 1932 года (когда были арестованы все монашествующие города на Неве) были уничтожены и монашеские общины бывшего Иоанновского монастыря. Как свидетельствуют документы, арестованные сестры вели себя на допросах с несгибаемым мужеством и даже обличали своих мучителей. В это время они читали молитву, которую составили в первые годы лихолетья: «Дорогой наш, отец Иоанн-отец, Божий праведник и молитвенник, будь ходатаем перед Господом за народ, за Русь православную. Умири врагов православия, просвети их ум светом истины». По приговору ОГПУ почти все сестры отправились в ссылку в Казахстан — в страшные лагеря Карлага. Те, кто вернулись из лагерей и ссылок, потом еще не раз арестовывались. В монастыре на основе архивных документов составлен синодик, по которому молятся за непрославленных пока Церковью исповедников Христовых.

Сестры Иоанновского монастыря пережили то, что предсказывал св. прав. Иоанн Кронштадтский задолго до революции, наблюдая все разрастающееся безбожие (ведь он был свидетелм революции 1905 года и в личном архиве батюшки до сих пор хранится большое количество «жалоб с мест» с описанием бесчинств, которые творились по отношению к монастырям и храмам уже в годы «первой русской революции), батюшка писал, что народ не хочет Царя, Царя, кроткого, благочестивого верующего и за это ему будут даны жестокие правители, которые зальют всю страну кровью. Многие из пострадавших матушек слышали эти слова из уста самого праведника, а вот современные сестры Иоанновского монастыря на себе испытали осуществление другого пророчества св. прав. Иоанна — о том, что место сие (монастырь) процветет в веках и приумножится.

Приумножение состоит в том, что в наше время у монастыря появилось новое подворье — в поселке Вартемяки с храмом св. мц. Софии. В Вартемяках находится хозяйственная усадьба, келейные корпуса, само место наделено редкостной природной красотой.

Приумножение состоит в том, что монастырь стал ставропигиальным — находится непосредственно в подчинении у Патриарха. И для Святейшего Алексея II обитель на Карповке — место его неофициальной резиденции в Петербурге.

Приумножение состоит в том, что с каждым годом все больше и больше не только русских, но и иностранных паломников приезжают на Карповку поклониться св. прав. Иоанну.

Так и по смерти праведник продолжает приносить плоды своей молитвы Богу, как писал в своем дневнике «Моя жизнь во Христе»: «Каждый из нас с тем и посажен на земле, чтобы приносить духовные плоды».

Адрес Иоанновского ставропигиального женского монастыря: 197 137 Санкт-Петербург, наб. реки Карповки, д.45; настоятельница игуменья Серафима (Волшина) тел. 234−24−27
Богослужения ежедневно в будни в 8.30. и в праздники в 9 утра и в 17 часов вечера.

http://rusk.ru/st.php?idar=103562

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru