Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина23.08.2005 

Четвертый удел Божией Матери и проблемы женского монашества

Четвертым уделом Божией Матери называют Дивеево, взращенное молитвами и трудами прп. Серафима Саровского, который говорил, что без повеления Царицы Небесной он ничего не делал в Ее обители. Однако, Свято-Троицкий Дивеевский монастырь был не единственным женским монастырем, который был опекаем «любимцем Божией Матери». По благословению прп. Серафима в Нижегородской епархии было основано и возобновлено десять женских обителей! Архивные изыскания по истории этих монастырей собраны и опубликованы Ольгой Буковой в 2003 году в Нижнем Новгороде (Букова О. Женские обители прп. Серафима Саровского. История десяти нижегородских женских монастырей). Так что всю эту землю можно назвать четвертым уделом Божий Матери.

Созданные и восстановленные прп. Серафимом женские монастыри вокруг Дивеево: Покровский Ардатовский монастырь, Спасский-Зеленогорский, Мало-Пицкий во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», Николаево-Георгиевский Абабковский, Серафимо-Понетаевский во имя иконы «Всех скорбящих радость», Дальне-Давыдовский во имя иконы «Утоли моя печали», Кутузовский во имя иконы «Утоли моя печали», Курихинская община во имя иконы Божией Матери «Знамение», Мелявская община во имя иконы Божией Матери «Умиление».

В уставах монастырей, основанных преподобным Серафимом, подчеркивалось глубокое почитание Царицы Небесной — перед местно чтимой иконой Божией Матери, от начала устроения обители горела неугасимая лампада и читалась неусыпаемая Псалтырь, в воскресные и праздничные дни перед Литургией или после нее читался параклис — канон молебный к Божией Матери.

Можно сказать, что «служка Божией Матери» воплотил любовь к Ней и почитание Ее во многих рукотворных памятниках и в душах людей. При этом он сам (или, вернее, по повелению Самой Владычицы) благословил настоятельниц во все, основанные им Богородичные обители. Всем им он дал духовные наставления в том же духе, что и те, которые были записаны в «Серафимо-Дивеевской Летописи». К этим наставлениям следует прислушаться и сейчас, когда обсуждению подверглось женское монашество в России (из последних материалов на эту тему см. статью иеромонаха Макария «Что в имени?.. О монашестве, с любовью» в православном обозрении «Радонеж».

Один из упреков, который приходится слышать в адрес настоятельниц женских монастырей, состоит в якобы неправомерном перевесе физического труда над духовным преуспеянием. Тут и помогает нам найти правильные ориентиры преподобный Серафим, которого можно назвать уникальным в истории Церкви «учителем женского монашества».

Все его обители были трудовыми общинами! Преподобный даже особый упор делал на том, чтобы сестры много физически трудились, при этом молитвенное правило по сравнению с уставами других монастырей, он для них ослабил. Так было в «мельничной общине» в Дивеево. Так он поучал, например и ардатовских сестер: «Ни власяницы, ни поста не надо, живи с сестрами, как они, так и ты. Только досыта ничего не вкушай, оставляй место Святому Духу. Место, на котором стоит обитель ваша, исполнено благодати, и потому можно спасти душу, следуя только предписаниям монастырского устава и не принимая на себя излишних подвигов, превышающих силы» (здесь и далее цитаты по изданию: Житие старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника. М, 1995, репринт с издания 1884 года).

При этом имелись в виду труды не только на мельнице, на огороде, в поле — по благословению Преподобного во многих монастырях были устроены богадельни, сиротские дома. Сестры занимались живописью (дивеевские сестры, например ездили обучаться живописному искусству в Санкт-Петербург), шитьем, вышивкой, много внимания уделялось клиросному пению (при этом, как мы узнаем из «Серафимо-Дивеевской Летописи» прп. Серафим благословил учиться правильному пению), — то есть наставлял ко всему, ко всякому послушанию в обители прикладывать труды.

Нужно отметить, что степень тяжести трудов, которые возложил прп. Серафим на своих первых послушниц была такой, какую сегодня, наверное никто и не смог бы понести. Вот как вспоминала о первом времени жизни в «мельничной общинке» в Дивеево послушница Ксения Потехина: «Тут жили мы до глубокой осени и спали на камнях мельничных, которых было два, и петь на них же учились, и читать, как бы на двух клиросах; только в конце октября благословил наш батюшка выстроить келейку». Был и такой случай в общинке: сестра Евдокия Аламасовская осталась одна на мельнице, она не успевала подсыпать зерно в жернова и отчаялась от тяжелого труда и задумала покончить с собой, бросившись под каменные жернова. Жернова немедленно остановились, а к ней тотчас явился батюшка Серафим, который сказал: «Что ты вопиешь, чадо? Спи на камушках зиму и лето, не думай, что они тебя задавят… Звал я многих высокого-то звания не пошли; в начале трудно жить, вот я и призвал вас; вы теперь послужите, а кто придет после, послужит и вам».

Труды, хоть и очень подчас тяжелые в современных женских обителях, все-таки не идут ни в какое сравнение с теми условиями жизни, в которых испытывал своих послушниц прп. Серафим. Но, после этих тяжких физических трудов они получали и великое духовное утешение… А для наших сестер-тружениц может быть утешением еще и сбывающееся, как мы видим из истории, предсказание Преподобного: «Вы теперь послужите, а кто придет после, послужит и вам». Тяжкие труды в юности сменяются молитвенной жизнью в старости, а о материальном благосостоянии обители заботятся новые молодые насельницы.

Опыт устроения и восстановления женских обителей прп. Серафимом актуален именно в наши дни — потому что большинство наших обителей устраивается на пустом месте. И тут особенно тяжелые физические труды неизбежны. Но вот что очень важно, и может послужить утешением, и вразумлением для критиков — Преподобный все труды, предпринимаемые для благоустройства обители называл службой Божией Матери, выражением любви и почитания Той, Кто была первой монахиней. Потому, в случае крайней физической усталости, благословил даже сократить молитвенной правило до чтения трижды тропаря «Богородице, Дево, радуйся», трижды молитву «Отче наш» и Символ веры.

Не обошел вниманием Преподобный и вопрос о пожертвованиях на обитель. Ему самому в молодости, после того, как он три года пролежал в монастырской больнице в Сарове, пришлось стать сборщиком на больничный храм. «Послушания ради, в благодарность за свое исцеление и по сочувствию к недугам, для облегчения которых строилось новое здание, Прохор с охотою понес трудный подвиг сборщика», — говорится в Житии святого. Так и сестер своих обителей, прежде всего настоятельниц, прп. Серафим благословлял «изыскивать средства к восстановлению общины», хотя предупреждал их о том, что жертвователи не должны вмешиваться в дела обители, а вносить свою лепту на святое дело бескорыстно.

Главное, в чем наставлял прп. Серафим сестер — в евангельской любви друг к другу. «Нрав твой, да будет кроток, уста молчаливы, сердце смиренно, дух умилен. Смущенного, унывающего старайся ободрять словом любви». И далее слова, направленные на уврачевание тех болезней, которые были отмечены на последнем Архиерейском соборе и названы «дедовщиной»: «Старшие сестры в обители должны жить не в свое угождение, а должны снисходить к слабостям немощных младших, нести их немощи с любовью, Болезни греховные врачуйте пластырем милосердия». И, наконец, повторяющееся поучение Преподобного, которое приложимо ко всем христианам, но он постоянно подчеркивал его врачующее душу значение именно для монашествующих: «Все старайтесь иметь радостный дух, а не печальный».

Непреходящее значение имеют и поучения прп. Серафима настоятельницам обители (которые он тоже неоднократно повторял): «Матушка, чтобы твои подчиненные были добры и послушны, ты сама наперед смири себя, и подавай собою добрый пример незлобия. Видя твою жизнь, и твои подчиненные охотно будут ей подражать. Читай чаще житие Саввы Освященного, и из него сама научишься терпению. Недостатки же ваши ущедрит Сам Бог».

Относительно настоятельниц прп. Серафим дал важное и для современных обителей правило (из «Серафимо-Дивеевской Летописи»): «Заповедовал он в вечное правило для обители своей, в начальницу и ни в какие должности никогда никого не ставить чужого или другого монастыря, а всегда из сестер обители своей».

Реалистическим ответом романтическим критикам современного женского монашества может послужить история различных женских обителей, основанных прп. Серафимом. Ни одна из них — несмотря на то, что у истоков ее стоял такой великий святой, и он, несомненно молитвенно предстательствовал за свое духовное детище и после кончины, — не обошлась без искушений в своей истории. Таким образом, очевидно, что «рай на земле» невозможен, и в монастырях люди спасаются путем искушений. И, если в наших обителях (и в мужских, и в женских) случаются какие-либо нестроения, искушения, то это не является исключительной особенностью нашего времени, а присуще земному бытию вообще и истории монашества в целом.

Один из ярких примеров — великие нестроения, которые происходили в Дивеевской обители, и привели к расколу в ней, известные нам из Дивеевской Летописи. Здесь важно отметить, что в вышеназванной книге О. Буковой, на основе найденных в нижегородских архивах документов, вносятся существенные уточнения, а вернее даже и исправления в понимание сути конфликта. И уточнения эти поучительны и для нашего времени, потому что они говорят не только о духовных причинах смущения в Дивеево, но и сугубо земных.

К сожалению, документы обличают не весьма благовидное поведение тех светских людей, которые при жизни были приближены к прп. Серафиму — Н. Мотовилова и М.Мантурова. Из этих документов мы узнаем, что они, некогда по благословению батюшки благодетельсвовавшие обители, после его кончины постарались и «свою выгоду соблюсти»: Мотовилов настаивал на том, чтобы получать прибыль от добычи руды на принадлежащих ему дивеевских землях, а Мантуров, нарушая благословение Старца, построил на дивеевской земле здания для личного пользования, а потом пытался продать их обители втридорога. Таким печальным последствием обернулось несоблюдение правила прп. Серафима, данного своим обителям: «Строго-престрого, грозя гневом Царицы Небесной, завещал навеки не ради чего и не ради кого-либо, ни под каким видом, как бы благовидны не казались предлоги и причины к тому, никого не допускать распоряжаться обителью, никому не дозволяя в нее вмешиваться. Не только из светских лиц, будь то мужского, либо женского пола, но даже и духовных не своей общины лиц» (Серафимо-Дивеевская Летопись).

Нижегородские документы имеют не только разоблачительный, но и утешительный характер, — показывают, как Бог может и зло обратить в добро. Как попущенные Им искушения, «выявляют искуснейших» и тогда то, что могло послужить к разрушению, служит к созиданию.

Утешение для современных насельников обителей (да и для всех верующих) состоит в том, что нам неизвестны пути Промысла, нам неизвестно для чего посылаются те или иные испытания, только время объяснит их смысл, покажет, как Бог может преобразить «злая во благая».

Так в книге О. Быковой рассказывается об истории основания Серафимо-Понетаевского женского монастыря во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Причиной основания этой обители стал …раскол Дивеевской общины. Основательницей Понетаевской общины была та инокиня, которой по жребию выпало быть настоятельницей Дивеевской обители (к выбору жребием приступили по благословению преосвященного Нижегородского и Арзамасского Нектария) — м. Гликерия Занятова.

С этим жребием не согласились дивеевские сестры, выдвигавшие на должность начальницы Елизавету (Ушакову) — с этого и началась смута в Дивеевской обители, которая продолжалась несколько месяцев.

Вышедшая из обители матушка Гликерия и еще три послушницы поселились в селе Понетаевка, где нашли добрый приют у местной помещицы. Сестры, любившие Гликерию, стали покидать Дивеевскую обитель и приходить на жительство в Понетаевку. За короткое время собралось более сорока сестер. Помещица — Елизавета Алексеевна Копьева подала прошение епископу Нижегородскому Нектарию (Надеждину) об учреждении в имении женской общины во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» с наименованием Серафимовская. Нижегородская духовная консистория ходатайствовала перед Святейшим Синодом об удовлетворении просьбы Е.А.Копьевой. Просьба была удовлетворена через два года — к тому времени в обители проживало уже шестьдесят шесть сестер. Государь Александр II, после официального утверждения Серафимо-Понетаевской обители, пожаловал ей 600 десятин земли. Помещица же Е.А.Копьева передала свои земли, усадьбу, церковь новому монастырю «в вечное владение». Благоловение Божие и Царицы Небесной обители было явлено еще при жизни ее основательницы — местночтимая икона Божией Матери «Знамение» явила чудотворения, которые стали известны по всей России. Списки с иконы и в наше время можно встретить в храмах по всей стране.

Серафимо-Понетаевский монастырь был до революции одной из самых процветающих женских обителей в России, прославленных своими подвижницами (одной из них была знаменитая схиигумения Фамарь — грузинская княжна Марджанова).
Так Господь преобразил зло во благо.

Этот пример (как и все вышеизложенное) не означает, что нужно и можно оправдывать нестроения в монастырях, нарушение устава или просто немирные отношения между насельниками и по отношению к начальствующим. Да не будет так.

Просто всякому, кто уже живет в монастыре или готовится к поступлению в обитель, необходимо знание истории монашества в целом, при чем знание, основанное не на романтически поданных идеализированных рассказах, а источниковедчески выверенное, реалистическое. Это знание народ выразил одним крылатым выражением: «В миру нужен терпения воз, а в монастыре обоз».

Это же знание истории обителей (и не только вековой давности, но десяти, даже трех, пятилетней давности современных обителей) одновременно рождает и утешение — так много мы находим свидетельств благодатного покрова Матери Божией над Ее святым уделом.

От людей, от собственных страстей, от трудных жизненных обстоятельств насельницы обителей несут немало скорбей, но и утешение получают такое, какое в миру, наверное, получить невозможно. Потому, вслед за верными ученицами преподобного Серафима, инокини разных обителей свидетельствуют: «Не было случая, чтобы Царица Небесная не помогла прибегающим с верою к Ее иконе, к Ее материнскому милосердию».

Потому мы, видя внешние проблемы, которые есть в обителях (а где их нет? в православных семьях их разве меньше?) будем помнить, что нам открыта только обстоятельства мимотекущего времени, и сокрыта от нас внутренняя сокровенная жизнь людей, одевших на себя черные одежды, и посвятивших свою жизнь Господу и Его Пречистой Матери.

http://rusk.ru/st.php?idar=103524

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru